НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Если окинуть мысленным взором весь период президентства Джона Фитцджеральда Кеннеди, то ясно видно, что его политика в течение длительного времени содействовала продолжению «холодной войны». Каких-либо серьезных признаков изменений в этой политике долгое время не наблюдалось. Вместе с тем, как отмечал генеральный секретарь Коммунистической партии США Гэс Холл, уже в 1962 году правительство Кеннеди, «проводя опасную политику «холодной войны», не соглашается последовать самоубийственному совету и развязать ядерную войну уже сейчас. Проявляя колебания и маневрируя, оно все же не следует «совету» прекратить всякие переговоры с Советским Союзом». Подобного рода требования перед Кеннеди постоянно ставили ультраправые группировки США. Это давление сковывало действия президента, затрудняя, а чаще делая вообще невозможным развитие американской политики в реалистическом направлении.

Президент Кеннеди в своей деятельности был прежде всего исполнителем воли господствующей в США монополистической буржуазии. Он являлся важной, но все же лишь частью государственного механизма США. Со стороны могло показаться, что, будучи лидером самого мощного в мире капиталистического государства, президент Кеннеди был способен направлять политику США по своему усмотрению. На самом деле все обстояло иначе. Кеннеди мог это делать лишь в крайне ограниченных рамках и только тогда, когда соразмерял свои действия с волей и желанием американского капитала. Ведь именно последний является, как уже отмечалось, основной движущей силой американской внешней политики.

Когда же в деятельности Джона Кеннеди намечались тенденции, которые приходились не по вкусу подавляющей части американской монополистической буржуазии, особенно военно-промышленному комплексу, то сразу же выявлялось, насколько президент зависит от этих сил и контролируется ими. Из союзников президента они становились его противниками. Так что для осуществления действительно смелого маневра во внешней политике США Кеннеди обладал сравнительно небольшим полем. Но даже и это поле еще больше сужалось, если принять во внимание, что сам он оставался в плену американской буржуазной идеологии, отмеченной, как известно, печатью агрессивности.

История президента Кеннеди не совсем обычна. И дело здесь, конечно, не в том, что еще совсем молодым человеком он стремительно взлетел на политическом небосклоне США как звезда первой величины, а затем погиб от руки убийц. Примерно такие же истории в США случались и раньше.

Президентство Кеннеди примечательно главным образом другим. К концу дней своих он начал понимать значение уроков лучшего учителя - повседневной жизни и стал более трезво анализировать и свои действия и действия других. Джон Кеннеди был незаурядным буржуазным политическим деятелем. Пожалуй, после президента Франклина Рузвельта это наиболее интересная политическая фигура буржуазных США.

Деятельность Кеннеди уже стала достоянием истории, однако в ней много поучительного.

Кеннеди был последовательным буржуа, когда дело касалось защиты интересов американского капитализма. Нельзя быть прогрессивным деятелем, пытаясь сохранить эксплуататорские порядки в обществе. Сегодня капитализм и общественный прогресс несовместимы. И хотя люди, подобные Кеннеди, и пытаются представить свои социальные воззрения демократичными, но на деле это не так. Миллионер и капиталист не может быть по-настоящему демократичным, так как он присваивает результаты труда многих тысяч людей и считает это положение нормальным и, более того, единственно правильным.

Президентство Кеннеди говорит также о следующем: американский президент, приступая к своим обязанностям, сразу же подпадает под непосредственное влияние буржуазного государственного аппарата. Ему приходится, если он хочет быть в курсе внутренних и внешних событий, почти ежедневно изучать десятки докладных, подготовленных в недрах различных министерств и ведомств. Новый президент регулярно беседует с сотней высокопоставленных правительственных чиновников. Его «информируют» и «просвещают», ему «подсказывают». В значительной степени результатом подобного рода активного натаскивания вновь избранного президента и являлась довольно наглядная скованность его взглядов, особенно в международных делах.

После нескольких месяцев своего пребывания на посту президента Кеннеди становился все меньше похож на политика, высказывавшего порой в ходе борьбы с Никсоном в 1960 году довольно реалистические мысли. И надо сказать, что тень Д. Ф. Даллеса еще долгое время витала над внешней политикой Кеннеди, заглушая полезные ростки на ниве международной жизни. От нее Кеннеди так и не удалось целиком освободиться, хотя на третьем году своего президентства он попытался сделать это.

США - страна острейших контрастов. США - страна повышенных эмоций, где нервы людей и общества натянуты до предела. Наконец, США - это страна, где за последние годы происходит особенно резкая поляризация политических сил. Обильно вскармливаемый монополиями, укрепляет свои позиции лагерь правой реакции. Так называемые либералы в демократической и республиканской партиях все более сдают свои позиции, их все более вытесняют с важнейших государственных постов. Их положение на политической арене в подавляющем большинстве случаев дает им право критиковать, но не решать. Одним словом, расисты, «бешеные», или, как их еще называют в США, «ястребы», пока заклевали «голубей».

Такое опасное смещение баланса сил в политической жизни США в первую очередь объясняется тем, что в стране пока нет сильного левого крыла, политические деятели которого могли бы уравновешивать влияние правых. «Центр» же политических сил, если его можно так назвать, не способен противостоять постоянному крену американской внешней и внутренней политики вправо. Если временами отдельным реалистически мыслящим американским политикам и удается его несколько выправить, то обычно это происходит ненадолго, и крен вскоре опять возобновляется.

Картина американской политической жизни пестра и многообразна. Ее мозаика нередко режет глаз. Порой нелегко разглядеть реальное положение вещей в хаотическом нагромождении фактов. Тем более что некоторые из этих фактов в силу ряда причин оказываются как бы выхваченными из темноты лучом сильного прожектора. Другие, наоборот, как бы затянуты густой пеленой тумана.

В этих условиях разглядеть положительные сдвиги во внешней политике США нелегко. Но когда они имеют место, то в Советском Союзе воздают им должное. В телеграмме Советского правительства новому президенту США Линдону Джонсону от 23 ноября 1963 года не случайно отмечалось, что убийство президента Кеннеди произошло в период, когда наметились признаки смягчения международной напряженности.

Можно было опасаться, что политические силы в США, не согласные с разумными тенденциями в американской внешней политике, начнут с новым рвением действовать совсем в другом направлении - нагнетать международную напряженность. Так оно и случилось. Сказав немало прочувствованных слов в адрес убитого президента, американская политическая верхушка взяла курс на то, чтобы вызвать новое обострение международных отношений. Расчет на голую военную силу стал пронизывать всю американскую внешнюю политику, особенно во Вьетнаме.

Один из основных советников убитого президента, Роджер Хилсман, недавно признал, что если Кеннеди, как он неоднократно заявлял, не хотел превращения войны во Вьетнаме в американскую войну, то президент Джонсон «инстинктивно» склоняется в пользу военного решения проблемы Вьетнама.

Открыто милитаристский подход к международным отношениям нового хозяина Белого дома, подкрепленный глобально-полицейскими доктринами госдепартамента США, сделал свое дело. Вашингтоном была вовсю раздута так называемая локальная «горячая война». По замыслу ее вдохновителей она должна была продемонстрировать всему миру силу и могущество США. Случилось же обратное. Американская политическая верхушка выставила на всеобщее обозрение свое бессилие и крайнюю недальновидность. Она задалась целью ценой жизни десятков тысяч людей, в том числе и американцев, доказать, что Вашингтон в состоянии навязать свободолюбивому народу, проживающему за многие тысячи километров от США, техасские порядки. Вместо этого американские империалисты по уши увязли в болоте преступной и совершенно бесперспективной вьетнамской авантюры.

Американскому империализму уже не под силу роль некоего распорядителя международных отношений. Ему противостоит могучий союз сил социализма и других миролюбивых государств. В пагубности нынешнего курса вашингтонских крестоносцев «горячей войны» все больше убеждаются трезвомыслящие представители западноевропейской буржуазии. Официальный Вашингтон во все большей степени оказывается в глухой изоляции.

Логика истории послевоенных лет говорит о том, что если улучшение отношений между СССР и США все еще является вопросом будущего, если эта возможность пока не стала реальностью, то повинны в этом те американские руководители, которые, на словах высказываясь за укрепление мира, в действительности изо всех сил расшатывают устои этого международного мира, делая все, чтобы его подорвать.

Традиционный черный цилиндр, символизирующий деятельность дипломатии, в настоящее время отброшен политической верхушкой США в сторону. На самодовольное чело американской внешней политики надета тяжелая стальная солдатская каска. Американские дипломаты произносят воинственные речи. Генералы стали чуть ли не основными политическими советниками Белого дома. Влияние военно-промышленного комплекса достигло невиданного масштаба.

Такова внешняя политика США в наши дни. Чтобы она изменилась в лучшую сторону, потребуется, конечно, не только отход старых ее авторов от агрессивных настроений, что крайне сомнительно, и появление новых, трезвомыслящих авторов, но и, главное, дальнейшее укрепление сил и единства социализма и прогресса на международной арене.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru