Новости    Библиотека    Исторический обзор    Карта США    Карта проектов    О нас   

Пользовательского поиска





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Дипломатическая подготовка плана "Барбаросса"

Готовясь к войне с СССР, Гитлер стремился создать для Германии благоприятную международную обстановку. С этой целью германская дипломатия расширяла коалицию фашистских государств. Была разработана специальная директива германского командования вооруженных сил "Об участии иностранных государств в плане "Барбаросса"".

В свою очередь милитаристская Япония, Италия, обеспокоенные быстрыми военными успехами фашистской Германии и боясь остаться обделенными при разделе добычи, стремились к усилению политического и военного сотрудничества с Гитлером. Поэтому 27 сентября 1940 г. в Берлине был подписан Тройственный пакт агрессоров - Германии, Италии и Японии, имевший целью координацию действий этих государств, направленных на завоевание мирового господства державами "оси". Оценивая договор, Риббентроп отмечал: "Эта палка будет иметь два конца - против России и против Америки" (Цит. по: Кутаков Л. Н. История советско-японских дипломатических отношений. М., 1962, с. 274).

Пакт оформил в виде военного договора сотрудничество фашистских агрессоров, ослабив на некоторое время их взаимные противоречия, империалистическое соперничество ради осуществления захватнических планов.

Вопреки воле народов к Берлинскому пакту вскоре присоединились хортистская Венгрия, боярская Румыния и Словакия. Гитлер завершил сколачивание агрессивного блока фашистских и полуфашистских государств для похода против СССР.

Для наступления на СССР Гитлер усиленно готовил румынский и финский плацдармы, привлекал Румынию и Финляндию к военному походу. Особенно старался Ион Антонеску - он готов был предоставить Гитлеру румынских солдат, закабалить страну экономически, поставляя сырье, особенно нефть, фашистской Германии. Возвращение Советским Союзом незаконно отторгнутой Бессарабии и Северной Буковины еще более разожгло воинственный пыл Антонеску.

А тут еще подоспел венский арбитраж: Гитлер умело применял тактику "разделяй и властвуй", в силу которой от Румынии 30 августа 1940 г. была отторгнута Северная Трансильвания и передана Венгрии. Арбитраж дал Гитлеру мощное оружие давления на румынских и венгерских вассалов, обеспечивая их участие в агрессивной войне против СССР. Гитлер обещал Антонеску пересмотреть венский арбитраж в пользу Румынии, если она будет активно участвовать в войне с Советским Союзом. В свою очередь он угрожал венгерским руководителям возвратить Румынии Северную Трансильванию, если Венгрия не будет воевать против СССР.

За первой встречей Гитлера с Антонеску, в январе 1941 г., состоялась вторая - в Берхтесгадене. На ней присутствовали Риббентроп, германский посол в Бухаресте Киллингер, фельдмаршал Кейтель и генерал Йодль. Гитлер договорился о вводе немецких войск в Румынию, в частности сосредоточенных на территории Венгрии германских войск, находившихся там под видом оказания помощи итальянской армии в войне с Грецией.

В беседе Гитлер подчеркнул, что Советский Союз не намерен воевать против Германии или Румынии (См.: Нюрнбергский процесс, т. 1, с. 264, 382).

Третья, решающая встреча Гитлера и Антонеску произошла в мае 1941 г. в Мюнхене. "На этой встрече, - признавал на допросе в Нюрнберге военный преступник И. Антонеску, - где кроме нас присутствовали Риббентроп и личный переводчик Гитлера Шмидт, мы уже окончательно договорились о совместном нападении на Советский Союз" (Там же, с. 383).

Здесь Гитлер доверительно сообщил Антонеску о своем решении напасть на Советский Союз. "Подготовив это нападение, - говорил Антонеску, - мы должны были осуществить его неожиданно на всем протяжении границ Советского Союза, от Черного до Балтийского моря".

Поскольку Антонеску импонировали агрессивные планы Гитлера, он "заявил о своем согласии напасть на Советский Союз и обязался подготовить необходимое количество румынских войск и одновременно увеличить поставки нефти и продуктов сельского хозяйства для нужд германской армии" (Там же).

Под руководством немецких офицеров к началу войны вся румынская армия и военно-воздушный флот были реорганизованы и подготовлены на немецко-фашистский лад. К границам Советского Союза с февраля 1941 г. направляются отмобилизованные и готовые к боевым действиям дивизии. Всего здесь было сосредоточено 10 германских и 12 румынских дивизий численностью 600 тыс. человек (См.: там же, с. 387).

Наиболее надежным союзником в предстоящей войне с Советским Союзом Гитлер и его генералы считали Финляндию, правительство которой продолжало проводить враждебную, антисоветскую политику и после подписания Московского договора 1940 г. Все соглашения между командованием вермахта и генеральным штабом Финляндии преследовали одну основную цель - участие финляндской армии и германских войск в агрессивной войне против СССР с территории Финляндии. Формирование и развертывание финских войск имели наступательный, а не оборонительный характер.

В декабре 1940 г. в Берлине велись переговоры между начальником финского генерального штаба генерал-лейтенантом Гейнрихсом и Гальдером. В итоге поездки была достигнута договоренность об участии Финляндии в войне против Советского Союза (См.: там же, с. 384).

Для разработки конкретного плана участия Финляндии в войне против СССР в феврале 1941 г. в Хельсинки был направлен начальник штаба немецких войск в Норвегии полковник Бушенгаген. Вместе с генералом Гейнрихсом и его представителями - генералом Айре и полковником Топола он уточнял детали военных операций против СССР из Средней и Северной Финляндии, в особенности из района Петсамо, на Мурманск (См. там же, с. 385). Окончательно разработанный оперативный план, явившийся дополнением к плану "Барбаросса", впоследствии был назван "Голубой песец" (См. там же).

На помощь германским военным в Финляндию посылаются дипломаты. 22 мая 1941 г. в Хельсинки прибыл посланник Шнурре. В переговорах с президентом Рюти он по поручению Гитлера предложил послать финских военных экспертов в Германию для обсуждения проблем, связанных с возможностью войны Германии против СССР.

На совещании 25 мая 1941 г. в Зальцбурге, в штаб-квартире Гитлера, с участием фельдмаршала Кейтеля и Йодля со стороны Германии и представителей финского командования Гейнрихса и полковника Топола были согласованы и уточнены планы сотрудничества финских и германских войск в войне против Советского Союза (См. там же). Финнам сообщили германский оперативный план, предусматривавший захват Прибалтийских государств и Ленинграда, операции германских ВВС с финских баз, наступление из Северной Финляндии на Мурманск (IMT, vol. X, р. 947, 949). В официальном документе германского генерального штаба говорилось: "Фюрер решил стереть город Петербург с лица земли. После поражения Советской России нет никакого интереса для дальнейшего существования этого большого населенного пункта" (См. Правда, 1946, 14 января ). В следующий раз Бушенгаген встретился с представителями финского генерального штаба в начале июня 1941 г., когда были установлены сроки мобилизации финских войск. Командование основными финскими силами возлагалось на фельдмаршала Маннергейма; на юге, в районе Ленинграда и Ладоги, должна была наступать германская группа (См. Нюрнбергский процесс, т. 1, с. 386). Об этом сообщалось в приказе Маннергейма 15 июня 1941 г. В то же время Гитлер уточнил сроки начала войны с СССР (См. История дипломатии, т. IV, с. 107). В связи с этим к мобилизации корпусов в Центральной Финляндии было решено приступить 15 июня, а всей финской армии - 18 июня.

В дипломатической игре фашистской Германии значительную роль играла и хортистская Венгрия.

Получив из рук Германии Закарпатскую Украину, Южную Словакию, а затем Северную Трансильванию, венгерские правящие круги тем самым тесно связали себя с ней. Гитлер даже обещал регенту Хорти передать Венгрии Банат. Германия направляла Венгрию в фарватер своей агрессивной политики.

В ноябре 1940 г., как сообщал генерал-майор Усайси, бывший начальник разведки и контрразведки Венгрии, на аудиенцию к начальнику венгерского генерального штаба генерал-полковнику Верту прибыл германский военный атташе в Будапеште Краппе с секретным письмом от Гальдера. В нем Гальдер предупреждал Верта, что Венгрия должна быть готова к "войне, возможной против Югославии и, несомненно, против СССР" (Нюрнбергский процесс, т. 1, с. 389). Верт согласился с мнением Гальдера относительно недостаточной вооруженности венгерской армии для войны с СССР.

Во время переговоров Гитлера с главой венгерского правительства Телеки и министром иностранных дел Венгрии Чаки в Вене 20 ноября 1940 г. Венгрия присоединилась к Тройственному пакту.

В декабре 1940 г. в Берлине специальной группой венгерского министерства обороны, с одной стороны, и Кейтелем - с другой, был разработан план военно-политического "сотрудничества" Германии и Венгрии (См. там же, с. 390), по которому Венгрия должна была предоставить в распоряжение Германии 15 дивизий, а также содействовать продвижению германских войск в районах, прилегающих к венгеро-югославской и венгеро-советской границам.

За участие в войне против Югославии и СССР венгерские хортисты получали старое княжество Галич и предгорье Карпат до Днестра (См.: там же). 27 марта 1941г. Гитлер передал венгерскому министру иностранных дел "рекомендации" о совместном с Германией нападении на Югославию (DGFP, Series "D", vol. ХП, р. 369). На следующий же день венгерский диктатор сообщил в Берлин: "Я целиком и полностью с Германией" (Ibid., p. 400-401). Он был верен своему слову. 6 апреля 1941 г. фашистская Германия напала на Югославию, а через пять дней удар в спину ей нанесли хортисты.

Гитлер не сомневался, что Хорти будет его "соратником" в нападении на СССР. Действительно, в начале мая начальник венгерского генерального штаба Верт в докладной записке правительству предлагал, предвидя нападение Германии на СССР, немедленно заключить с ней военно-политический союз (См.: Пушкаш А. И. Венгрия во второй мировой войне. М., 1963, с. 140). Между генеральными штабами Германии и Венгрии начались переговоры, уточнявшие венгерские планы в совместной войне. В конце мая 1941 г на заседании Совета министров Венгрии по докладам премьер-министра Бардоши и министра обороны Барта было принято решение об объявлении войны СССР, позднее утвержденное коронным советом (См.: Нюрнбергский процесс, т. 1, с. 392).

Буквально за три дня до нападения Германии на СССР в Будапешт прибыл генерал Гальдер, сообщивший, что война с Советским Союзом - вопрос ближайшего будущего. Гальдер дал понять, насколько желательно участие венгерской армии в военном походе против СССР. За день до нападения на СССР, 21 июня, Гитлер направил регенту Хорти письмо, сообщавшее о начале войны против СССР. Политические руководители Венгрии втянули страну в позорную, антинациональную авантюру.

Немаловажное значение в дипломатической подготовке войны Германии против СССР играла позиция Турции. Она определялась, как и позиции других стран, соотношением сил на международной арене.

До разгрома и капитуляции Франции Турция следовала в фарватере англо-французской политики, подписав с ними в октябре 1939 г. договор о взаимной помощи.

Поражение Англии и Франции на Западе, изменение положения на Балканах, когда Англия была изгнана из Греции, захват гитлеровцами Югославии резко изменили курс турецкой внешней политики. От англофильской ориентации Турция переходит к германофильской. Она заключает выгодные экономические соглашения с Германией, поставляет ей важное стратегическое сырье. И наоборот, союзной Англии Турция запретила транзит вооружения через свою территорию.

Следуя германофильской линии, в середине мая 1941 г. Турция через матерого немецкого разведчика фон Папена, германского посла в Анкаре, начала переговоры о заключении германо-турецкого договора о дружбе и ненападении. Турция надеялась тем самым создать единый антисоветский фронт капиталистических государств, а также воспользоваться войной фашистской Германии против СССР для осуществления своих захватнических планов.

18 июня 1941 г. между Турцией и фашистской Германией был подписан договор о дружбе. Это было важное звено в цепи дипломатической подготовки Германии к войне с Советским Союзом. Идя на такой шаг, Гитлер обеспечивал себе надежный южный фланг. Характеризуя подписание договора, английская либеральная газета "Манчестер гардиан" писала: "Одно несомненно - от Финляндии до Черного моря Гитлер сконцентрировал силы, значительнее тех, которые необходимы для любых оборонительных нужд".

Советский Союз стремился сохранить с Турцией отношения дружбы и добрососедства. Когда в марте 1941 г. в иностранной печати стали распространяться слухи о том, что в случае войны между фашистской Германией и Турцией СССР поддержит Германию, Советское правительство заявило: подобные слухи совершенно не соответствуют позиции Советского Союза; Турция, исходя из существующего между ней и СССР пакта о ненападении, может рассчитывать на полное понимание и нейтралитет СССР (См.: Известия, 1941, 25 марта).

Термин "полное понимание" выходил за рамки обычной трактовки нейтралитета. Однако правящие круги Турции, следуя в фарватере политики фашистской Германии, мечтали лишь о территориальных захватах.

Участие Муссолини в предстоящей войне с СССР не вызывало у Гитлера никаких сомнений. И не только солидарность фашистских лидеров, но и поражения Италии в Греции и Африке все более способствовали втягиванию фашистской Италии в русло агрессивной политики Германии. Из союзника Германии, а это был всегда союз всадника и лошади, Италия все более превращалась в ее сателлита.

Гитлер был настолько уверен в преданности Муссолини, что даже не счел нужным обещать Италии какие-либо территориальные компенсации за счет Советского Союза.

Не вызывало у него сомнений и участие в войне против СССР марионеточного правительства Словакии, всецело зависимого от фашистской Германии.

В антисоветский поход Гитлер надеялся вовлечь также франкистскую Испанию. После Компьенского перемирия 1940 г. правительство Франко перешло от политики "нейтралитета" в войне на позицию "невоюющей стороны". Испания готова была вступить в войну на стороне стран "оси" при двух условиях: она должна получить Гибралтар, Французское Марокко, Оран в Алжире; державы "оси" должны помочь Испании вооружением и продовольствием. Гитлер счел эти условия чрезмерными.

В ноябре 1940 г. испанский министр иностранных дел Суньер был приглашен в резиденцию Гитлера с целью подписать документ о присоединении Испании к Тройственному пакту. Но перед его отъездом на совещании у Франко было решено, что Испания не может вступить в войну: Франко боялся, как бы английский флот не захватил принадлежавшие Испании острова в Атлантическом океане и другие испанские колонии. Франко убеждал Гитлера, что Испания не выдержит затяжной войны (Churchill W. Op. cit., vol. И, р. 461, 468).

Тогда в феврале 1941 г. Гитлер направил Франко письмо, требуя от него обязательства вступить в войну. Франко заверил Гитлера в своей преданности и подготовке к захвату Гибралтара (См.: История дипломатии, т. IV, с. 108). В войне против СССР он обязался выставить 60 тыс. солдат (См.: там же, с. 108-109).

В годы второй мировой войны франкистская Испания играла роль посредника в снабжении Германии рудами, нефтью, вольфрамом, марганцем, каучуком, которые она закупала в США, Турции и других странах. Испания была полем деятельности для секретных переговоров гитлеровцев с правящими кругами Англии и США.

Гитлеровская Германия надеялась втянуть в войну против СССР французское правительство Виши.

В конце октября 1940 г. этот вопрос обсуждался Гитлером и Петэном в Монтуаре, близ Тура, и закончился обязательством "военного сотрудничества с державами "оси"". Позднее, в мае 1941 г., в Берхтесгаден был вызван министр иностранных дел правительства Петэна адмирал Дарлан. Во время этих переговоров Гитлеру без особого труда удалось добиться согласия французских марионеток оказать Германии помощь в войне против СССР "добровольцами", сырьем, продовольствием и рабочей силой. Правительство Петэна обязалось послать на советско-германский фронт "легион французских добровольцев". Когда фашистская Германия совершила вероломное нападение на СССР, вишистские власти создали так называемый "антибольшевистский легион" во главе с Лавалем, Дорио, Деа из деклассированных лиц, неспособных "к какой бы то ни было нормальной социальной жизни" (См.: Борисов Ю. В. Советско-французские отношения (1924-1945 гг.). М., 1964, с. 467).

Правительство Петэна отказалось вернуть принадлежавшее Советскому Союзу золото, находившееся в "Банк де Франс", не хотело отменить аресты на счета и ценности торгпредства и советских хозяйственных организаций во Франции (См.: там же).

Советская дипломатия активно противодействовала Берлину. Агрессивные замыслы германских фашистов не были тайной для Советского правительства. Сложившаяся на континенте Европы международная обстановка, особенно после разгрома и капитуляции Франции, не оставляля сомнений, что рано или поздно гитлеровская Германия нападет на Советский Союз.

Перед советской внешней политикой стояла задача использовать это время для подготовки к отражению нападения фашистских агрессоров. "Когда почти весь мир охвачен такой войной, - заявил 6 ноября 1940 г. М. И. Калинин в своем докладе -на торжественном заседании в Большом театре, - быть вне ее это великое счастье" (Правда, 1940, 7 ноября). Советская страна прилагала огромные усилия для укрепления своей боевой мощи, создания наиболее благоприятной международной обстановки. Важно было иметь предпосылки для создания антифашистской коалиции на случай столкновения с Германией, предотвратить единый антисоветский фронт капиталистических государств.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://usa-history.ru/ "USA-History.ru: История США"