НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

В. Извлечение из записок штурмана [И.Ф.] Васильева

(См.: Дух журналов, СПб., 1816, ч. 14, № 41; ч. 15, № 42, 43. Подробнее об И. Ф. Васильеве см.: Федорова С. Г. Штурманы Иваны Васильевы и их роль в изучении Аляски. — Летопись Севера, М., 1979, т. IX.)

Штурман Васильев, отправленный Охотской конторой командиром брига Финляндия на Андреяновские острова для доставления туда товаров и вывоза оттоль промысловых шкур, вышел из Петропавловской гавани 12 октября [1811 г.] и по 18-дневном плавании прибыл на остров Атху. Впоследствии он утонул в Охотском порту; жена его выехала в Иркутск. От которой записки покойного перешли в руки одного чиновника и впоследствии напечатаны в "Духе журналов" 1817 года*. Из сих записок следующие примечательные известия.

*(В оригинале ошибка, следует 1816 г.)

1. Примечание о жилищах, жителях и промыслах

"За неимением на Атхе правителя четыре года управлял тамошними жителями промышленный Салтанов. Хотя Алеутские острова давно уже найдены, однако ж и доныне нет здесь в гавани ни одного строения или избы, а только малое количество земляных юрт, холодных и темных.

Здесь нашел я 7 человек русских и при них 15 каюров и столько же девок. Все они занимаются звериными промыслами, т. е. ловлею бобров и песцов.

Из команды моей знающие плотничную работу выстроили избу в две oнедели, и я мог перейти в нее жить из юрты к великой радости.

В прошедшие четыре года со всей Андреяновской гряды могли собрать не более 500 бобров и 70 песцов. По договору Деларова с алеутами сии последние должны получать за одного бобра 3 р. или конец китайки, который стоил тогда не более сей цены. Ныне мы привезли к ним товары гораздо дороже, и за один конец китайки они должны были заплатить три бобра и один хвост бобровый".

2. Положение острова Атхи, климат и произведения

(В оглавлении к части четвертой: Описание острова Атхи, климат и произведения.)

"Селение острова Атхи лежит 52° 17' N широты и 185° О долготы от Гринвича. Склонение компаса 17° О. Климат умеренный, всю зиму не было стужи более 5°, а ртуть большею частию стояла выше точки замерзания. Осенью беспрестанно дули ветры NW, W и N, а весною О и W. Ветры самые жестокие, не раз судно срывало с якоря, несмотря на то что было привязано толстыми канатами.

Остров Атха горист и в приморских местах утесист. На северной его стороне находится превысокая огнедышащая сопка, которая в бытность мою здесь горела. Здесь бывают частые землетрясения, и весьма сильные, так что люди выбегают из юрт, боясь быть задавленными в оных. Верхний слой земли есть чистый чернозем, в низменных местах растет превысокая густая трава, употребляемая здесь на крыши для юрт. Леса здесь почти нигде нет, кроме мелкого тальника. Иногда выкидывает море лес, который тщательно собирают и употребляют для варения пищи.

На острове есть много заливов и гаваней. Только та гавань, близ которой расположено селение, совсем неудобна. Вход в нее узок, и нагруженное судно с трудом войти может, не подвергаясь опасности стать на мель, а особливо с начала входа, где не более 5 аршин глубины, грунт - камень. От прилива и отлива - быстрое течение, а с моря большая зыбь.

В прежние времена остров Атха, по свидетельству жителей, был многолюднейшим из Алеутских островов. Сие подтверждается местами, где раньше селения находились. Но частые войны и заразительные болезни чрезвычайно уменьшили число жителей. Особливо гнилая горячка, завезенная на одном судне, много погубила людей. Ныне на всем острове осталось природных жителей обоего пола с небольшим сто душ. Мужчин между ними гораздо меньше, нежели женщин; все они крайне развратны.

Животных четвероногих, кроме песцов, нет никаких; песцы завезены сюда частными компаниями лет 20 назад с Командорских островов и теперь расплодились. Алеуты жалуются на размножение их, ибо они отогнали с острова птиц, коих прежде было здесь великое множество и которыми жители кормились.

Здешняя гавань открыта передовщиком Коровиным, почему и названа Коровинскою, а находящаяся к N в 70 верстах отсюда гавань Бечевинская названа по имени открывателя оной, компаниона Бечевина.

Снарядивши судно, мы пустились в море 29 апреля 1812 года".

3. Замечание о жителях острова Амчитки и гавани оного

"Лет 6 или 7 тому назад вывезены были с острова Амчитки промышленным Лазаревым все жители на Атху. Их набралось тогда около 85 душ. Настоящая причина, зачем они вывезены, неизвестна; вероятно, однако, для того, чтоб дать время расплодиться бобрам. На острове Атхе жили сии люди праздно. По просьбе их я решился взять их с собою всех, до 38 человек обоего пола с детьми. Они плыли за нами на одной шестивесельной байдаре и на 13 однолючных байдарках. По десятидневном плавании имел я удовольствие высадить их всех на остров Амчитку в показанную ими гавань, названную нами гаванью Новой Финляндии. Она лежит 51°26' N широты и 179°32' О долготы от Гринвича, склонение компаса 15 1/2°".

4. Описание острова Амчитки и других [островов] той гряды

"Остров Амчитка есть, без сомнения, один из лучших островов Алеутской гряды. Поверхность его ровная, длиною около ста верст, положение имеет почти NWW и ZOO. В юго-восточной части самая большая его широта около 9 верст, а в северо-западной он гораздо уже. Есть много озер и болот, и на них множество диких гусей. Берега отлогие, на оных много выкидного леса. Посередине берега, в северной стороне, есть утес, с которого алеуты привезли мне превосходного каменного уголья. Около берегов ловят много рыбы: судаков, морских окуней, треску, рямжу и др.

В 16 верстах от Амчитки, к западу, есть высокий остров, который я сам видел. На оном водится множество крыс, почему вся сия гряда названа Крысьими островами. За оным есть остров Кыска, довольно большой, простирающийся от N к Z. На юго-восточном его берегу есть хорошая и пространная гавань".

5. Описание бедственного положения русских на Медном острове

"10 майя [ 1812 г.] вышел я в море и, подошед к ZO оконечности острова Медного, чтоб сыскать высаженных в 1805 году штурманом Потаповым русских; идучи в параллель берега и прошедши более половины острова, уже под вечер к величайшей радости увидели в заливе строение и потом идущую к судну байдару. На оной находились промышленный Шипицын и шестеро русских. Невозможно описать их восторга, когда они увидели своих знакомых: обнимались, целовались, плакали, крестились. Потом стали упрекать, что их бросили на острове и целые 7 лет про них забыли.

Промышленный Шипицын говорил мне: "Много вытерпел я на сем острове от непослушания, буйства и несогласия моих подчиненных, а особливо в последние годы, когда бывало посылал кого на промысел, то никто идти не хотел, а требовал от меня платья и пищи. Когда ж последний наш провиант вышел и другие нужные вещи все издержались, то ропот умножился.

Платье и обувь наша все износились, и мы ходили оборваны и босы. Суровость климата и глубокие снега принудили нас помышлять об одежде. Все приступили ко мне, и я принужден был дозволить им употребить из промыслов, сколько нужно на платье и обувь, и скоро увидел их одетыми с ног до головы в меха морских котов и песцов. Не проходило дня, в который бы, собравшись за стол, не говорили о присылке к нам судна и о нашей участи. Иногда приходило нам на мысль пуститься на волю божию в Камчатку, но, не имея карты, не отважились.

Каждое воскресенье и каждый праздник собирались мы на молитву; двое из нас, знающие грамоту, читали "часы" и другие молитвы".

У них были скрипки, и я слышал музыку их, песни и пляски. Если когда-либо музыка прогоняла грусть и скуку и вселяла бодрость в унылые сердца, то, верно, у сих бедных людей. Впрочем, я нашел всех сих людей здоровыми и веселыми, кроме одного больного.

Они сказывали мне, что на здешнем острове зверя стало очень мало. В 7 лет промыслили только 18 ООО морских котов, до 2500 песцов голубых и 15 бобров. Три года тому назад они были на острове Беринговом и там добыли 600 песцов, коих там и оставили, а при оных для караула одного из своих товарищей, обещая на другой год за ним приехать, но не бывали.

Я простился с сими добрыми людьми, оставил им 5 сум муки и уговаривал, чтоб они жили согласно и не унывали бы. 2 июня вышел в море, чтобы обойти около N оконечности Берингова острова с востока".

6. Описание Медного острова

а(Помета рукой Ф. П. Врангеля карандашом на полях списка ЛОИИ-344Ц, л. 59: Отсюда.)

"Остров Медный есть не что иное, как хребет высоких гор, а особливо в NW его части берега утесисты. Гавань находится, по наблюдению моему, 54°46'56" N широты; о долготе наблюдения не было. Положение острова NWtW и ZOtO, NW и ZW. Склонение компаса 1O 1/2° О; возвышение воды около 5 футов.

Лесу на острове, кроме наносного, никакого не растет, травы много. Здесь промышляют морских котов и голубых песцов; последних гораздо меньше, чем на Беринговом острове; бобров также мало. В северо-западной оконечности острова, верстах в 10 от гавани, находится медная руда. На высоте утесов множество птиц и птичьих яиц, а особливо ар, уток, чаек, куликов, топорков, а местами и куропаток. В море подле берегов ловят палтусов, треску и много другой рыбы*".

*(Помета рукой Ф. П. Врангеля карандашом на полях списка ЛОИИ-344Ц, л. 59: До эт[ого места].)

7. Описание бедствий одного русского, жившего на Беринговом острове

"Я должен был сыскать здесь оставленного с промыслом Якова Манькова. 5-го числа посылал байдарку на берег, но там нашли одну пустую юрту. 6-го числа ввечеру увидели человека на NO берегу острова Берингова, и [я] послал за ним байдарку. Через час посланные привезли его на судно. Надобно быть свидетелем сего удивления, восторга и благодарности, чтоб описать это. Долго не мог он промолвить ни слова и только проливал слезы, стоя на коленях и подняв руки к небу.

Первые слова его были: "Слава богу, что ты до меня милостив!". Он горько жаловался на свою судьбу. "Надобно было, - говорит он, - доставать себе пищу и одежду. Несколько дней я совсем ничего не ел. В реке рыбы много, но чем ее ловить? Нужда научила меня сделать из гвоздя уду, и наловил себе рыбы. На том месте, где меня высадили, мало было способов для пропитания, и для того я перешел на другую сторону острова и расположился жить при реке, в которой было много рыбы. На зиму опять возвратился на прежнее место, где нашел весь промысел песцов, оставленный мною в юрте, испортившимся. Я уже об этом не жалел, а думал о своем спасении. Настала зима, юрту занесло снегом, платье и обувь все износились. Всего нужнее был для меня огонь, и я с трудом мог добыть его. Тут-то я горько плакался о своей участи, оставлен всем светом на пустом острове без всякой помощи! Что было бы со мною, если бы я заболел? Пришлось бы умереть бедственною смертью. Тщетно я ждал своих товарищей, которые обещали за мной приехать. Я боялся, не потонули ли они, переезжая через пролив. Одно мое утешение было - молитва к господу богу и к милосердной матери пресвятой богородице. Это меня успокаивало и ободряло в моем беспомощном положении".

На нем было платье и обувь из звериных шкур, так же как на товарищах его на Медном острове. Промысел его состоял из 180 песцов, которых он добыл на здешнем острове.

Я оставил его здесь, на острове, и к нему дал одного человека, велел заниматься промыслом и ожидать своих товарищей с Медного острова. Я оставил им одну байдарку, провианту и другие нужные вещи и простился с ними".

8. Описание Берингова острова

в(Помета рукой Ф. П. Врангеля карандашом на полях списка ЛОИИ-344Ц, л. 60: Отсюда.)

"По наблюдению моему, г-Васильева, широта того места, где судно стояло на якоре, 55°12'17", долгота от Гринвича 166°9' О. Склонение компаса 9°40' О. По Реомюрову термометру теплота была 10°.

г-г(В тексте списка АОИИ-344/1, л. 69.)

Остров Берингов положение имеет от NW к ZO. В юго-восточной его части находится много гор, коих вершины покрыты были снегом. Северозападная часть острова низменна. Северная его оконечность на карте г. Сарычева по широте и долготе определена весьма верно.

Леса нет никакого, кроме тальника, и весьма мало рябины, зато выкидного по берегам леса весьма довольно.

Главный промысел на острове Беринговом суть песцы, которых везде на острове видно великое множество. Они смешались между собою так, что многие из них ни белые, ни голубые. Они лают, как собаки, и столько прожорливы, что часто проникают в юрту и все пожирают, что найдут. Они отогнали водяных птиц с острова, и сии боятся выходить из воды на берег. Их промышляют осенью, и в это время шерсть на них бывает самая лучшая. Кроме песцов, нет на острове никаких других четвероногих животных.

Море выкидывает иногда на берег китов. Из морских животных водятся бобры, нерпы, морские коты, сивучи и морские коровы.

На соседственных малых островах, Топорковом и Яичном, песцов почти вовсе нет. Зато есть много птиц: куропаток, чаек, уток, топорков; из коих последние отличны от прочих сего рода - с двумя длинными хохолками. Яйца их белые, величиною с гусиные, только с красным желткомд.

д(Помета рукой Ф. П. Врангеля карандашом на полях списка ЛОИИ-344Ц, л. 60 об.: До эт[ого места]. )

Июня 16 прошли мы мимо 4-го Курильского острова, а 23 прибыли в Охотск".

9. Примечание [К. Т. Хлебникова] о записках г. [И. Ф.] Васильева

Сей чиновник находился прежде в Ситхе при г. Баранове и составил вернейшие частные карты Ситхинского залива и на Кадьяке Павловской гавани, которые и доныне остаются лучшими. Все определения мест, им положенных, также имеют особенную точность, и потому записки его сколько в отношении наблюдений, так и замечания о положении, произведениях и прочем заслуживают доверенности и похвалы. Некоторые только мнения его ошибочны или не совсем достоверны, а потому излагаю о них примечание.

1) Что по договору Деларова платили алеутам за бобра 3 р. или конец китайки, должно заметить, что договоров с алеутами никогда никто не делал. Деларов был на Андреяновских островах еще от частных компаний мореходом и передовщиком в 1792 году и, может быть, платил в свое время показанную цену за бобра, но после него несколько раз посещали разных компанионов суда, и никто ни в чем не обязан был следовать Деларову, а каждый располагал, как мог. В то же время, когда сии острова подлежали распоряжениям нынешней компании, платеж производился за бобра, как известно, от 10 до 12 р.

2) Место в 52° N широты нельзя назвать умеренным климатом. Если в ту зиму не было стужи более 5° по Реомюрову делению, то это не относится на все годы и зависит непосредственно от ветров. Северные и западные ветры во время зимы бывают холодные, восточные и южные - с дождем, снегом и градом. В зиму на 1827 год было необыкновенно холодно, и хотя не определена степень стужи по термометру, но, полагают, не менее как от 15 до 16°.

3) Г [-н] Васильев был от глубокой осени всю зиму в Атхе и потому приметил в устье залива с моря сильную зыбь, но в сие время года коммуникации уже не бывает и нет надобности вводить суда в гавань. Напротив, летом бывает тихо и нет опасности для входа и выхода в гавань.

4) Он говорит, что остров Атха прежде был многолюднейшим из всех Андреяновских островов. Но доставивший первую опись о числе жителей той гряды в 1764 году, вскоре после открытия, мореход Андреян Толстых нашел на Атхе только 60 душ. А самый многолюднейший был тогда Адах. По переписи же 1805 года, состояло на острове Атхе алеутов 24 мужеска и 36 женска пола. И на других островах Андреяновской гряды - мужеска пола 143, женска 128. А всего считалась тогда 331 душа.

5) О завезенной на одном судне гнилой горячке он сообщает известия алеутов - темные, недостоверные. А при описании исторических происшествий подобные известия неуместны. И нельзя сказать, кем то и на каком судне привезено.

6) Причиною вывоза алеутов с Амчитки он полагает, чтоб дать время расплодиться бобрам, но в самом деле причина была другая, основательнейшая. Крысьи острова всегда имели мало бобров, и потому на них заходить мало имели нужды. Обитатели же оных, привыкнувшие от времени к употреблению табака, ружей, а также иметь рубашки и другое русское платье, не могли получить оных и терпели всегдашний недостаток, во уважение чего и были перевезены на Атху, всего около 80 человек.

7) На острове Медном, кроме медной руды, находили прежде и находят ныне самородную медь, и первый, привезший оной в Камчатку в 1746 году, сержант Басов доставил повод дать название острову Медный.

8) По словам г. Васильева, водились там и морские коровы. Я видел одного промышленного, бывшего там в то время в числе оставленных г. Потаповым людей, который уверил, что они вовсе не видали, а слыхали, будто водились прежде.

9) На островах Топорковом и Яичном песцов не было и ныне вовсе нет. Если бы они водились, тогда не могли бы там быть птицы в таком изобилии.

Остается разъяснить еще мысль г. Васильева в рассуждении промышленности на Медном острове. Он упоминает, что в 7 лет упромышлено 18 ООО котов и 2^00 песцов. Но здесь нужно означить разделение и считать, что промыслы они производили на Медном 1805, 1806, 1807, 1809, 1810 и 1811. Следовательно, 6 лет. В 1808 году они были на Беринговом, а 1812 года еще не пришло время для промыслов.

Еще должно заметить невероятность показания промышленного, проживавшего на Беринговом острове, что он один убил 180 песцов в две зимы. Невероятно не потому, что это невозможно, но потому, что тот промышленный сначала сказал, что не жалел о тех 600 шкурах, кои оставлены ему для хранения, а думал только о своем спасении; следовательно, и не было причины снова помышлять о промысле. Легко могло статься, что из числа 600 показанных испортившимися он выбрал 180 добрых и присвоил к своему труду, за который надеялся получить участие. Впрочем, сей страдалец заслуживал награды, и ему простительно употребить маленькое разногласие.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru