НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

F. Некоторые замечания относительно сего края

За недостатком верных исторических описаний всякое сведение относительно малоизвестных стран должно заслуживать любопытства. И потому отколь можно заимствованы разные сведения, из коих со временем какая-нибудь черта может войти в состав описания, которое о тех местах иметь нужно.

1. Известие об алеутах, скрывшихся с Уналашки

На Атхе носятся слухи, что алеуты Лисьей гряды, давно скрывающиеся от русских, по временам посещают Андреяновские острова. Два вероятных примера правитель Сизов представлял тому доказательством.

Посланные с Атхи 1827 года байдарою на Сегуам стрельцы пристали в известном месте и нашли, что там еще недавно жили люди, следы коих оставались свежими. [Нашли] также разбросанные черепа морских животных, коими тут питались. И, между прочим, найден плетенный из китовых жил сну рок (маут) работы уналашкинских алеутов, который и доставлен г. Сизову. Ему было известно, что из андреяновских алеутов никто на Сегуам перед тем временем не ездил.

Второе доказательство состояло в следующем происшествии. Здешним алеутам было известно, что жители острова Аматыгнака более 25 лет тому назад переехали с оного на Андреяновские острова, оставив там одно семейство. В 1825 году тоен Измайлов, будучи с партией алеутов на острове Иллахе, послал оттоль на Аматыгнак несколько байдарок, чтобы сыскать сие семейство. Посланные нашли там старуху лет 80, взрослого ее сына лет 30 и мальчика лет 10, а прочие померли. Они всех вывезли, и Измайлов принял их в свое семейство. Сей вывезенный полудикий не помнит никого из своих земляков и не знал никого, кроме своего семейства. Он рассказывал после тоену, что некогда, бродя по острову со своею матерью для сыскания себе пропитания, приметили приставшую к берегу байдару с людьми, кои были одеты в нерпичьи парки, торбаса и такие же шапки, которые, проживая несколько времени на острове, нашли бедное жилище сего семейства и сожгли оное. А сии несчастные, боясь показаться, скрывались в расщелинах камней, претерпевая холод и голод. Только в ночное время подходили к берегу, где остановилась байдара, примечая за оной, поколь [те не] оставили остров.

Здешние островитяне, зная, что из андреяновских и крысьих обитателей вовсе некому разъезжать и никто не носил такого платья, какое на "их примечено, и потому, наверное, единогласно полагают, что это беглецы Лисьих островов.

Прежде от бывшего в Уналашке правителя Крюкова я слышал, что ему алеуты неоднократно сказывали о скрывающихся по Уналашке и другим островам беглых алеутах. И он также в том не сомневался.

Сличив сии известия с прежде бывшими происшествиями, можно полагать, что когда известный передовщик Соловьев вынужден был за убийство экипажа трех купеческих судов отмстить островитянам и как месть свою производил без разбора, то могло статься, что многие, боясь попасться в его руки, скрылись в вершины гор с семействами. И, блуждая с тех времен, потомки их заблуждаются и ныне в мыслях, что русские oеще будут мстить им за преступление их предковн.

н(На отдельном листе списка ЛОИИ-344/2, л. 137: Ныне вполне уверены, что на островах Атхинского отдела беглых алеутов нет.)

2. Предание алеутов о жителях

Из жителей острова Атту тоен Голодов, наслышавшийся от старожилов о деяниях праотцов, уведомил, что Ближние острова и Семичи до прихода русских были довольно многолюдно населены. Но алеуты Андреяновской гряды часто приезжали байдарами в большом числе, нападали врасплох, убивали всех без изъятия и взятых в плен жестоко и бесчеловечно мучили. И сими поступками навели такой страх, что оставшиеся] жители, опасаясь попасться к ним в руки, убивали сами себя. Осталось предание, что на Атту одна женщина избегла смерти и скрывалась несколько лет неизвестно каким образом. Впоследствии вновь приехавшие неприятели нашли ее убежище и вместо смерти даровали ей жизнь и оставили другое семейство на острове, от коих и расплодились настоящие жители.

Нынешние обитатели Атту хотя и крещены, но еще прилеплены к обычаям предков. Шаманство между ними остается в уважении, и старухи втайне занимаются сим ремеслом: лечат болезни и гадают о будущем.

3. Известия из старых документов на острове Атту

Будучи на острове Атту, я видел у тоена Голодова архив, переходящий от тоенов к наследникам их власти. Любопытных документов в нем нет, но видно обращение [с алеутами] промышленников и сборщиков податей. Видно число людей, платящих ясак, и некоторое сношение [отношение] начальства. И потому сделана выписка в хронологическом порядке.

1769 июня 15. Квитанция судна Владимира, От морехода Алексея Сапожникова о сборе ясака по 2 и 4 бобра с человека. Судно принадлежало тульскому купцу Семену Красильникову.

1769 июня 17. От сборщика [ясака] и морехода Алексея Сапожникова свидетельство, что вместо умершего тоена Степана Рубцова избран тоеном на островах Атту и Агатту Чинтауч Комоятах.

1773 июля 20. Компаниона Панова судно Петра и Павла. Мореход Иван Коровин по указу Нижнекамчатской приказной избы взял двух человек алеутов для морского вояжа. Тоену острова Атту дано 10 сеток для промысла в казну ясака, с тем, чтоб пришедшим сюда судам того сеточного промысла не отдавать.

1774. Компаниона Орехова судна Владимира мореход Потап Зайков и передовщик Шошин собирали в казну ясаку по 3 бобра с человека за 3 года.

1775 марта 20. Им же Зайковым собрано по одному бобру.

1781 августа 20. Указ канцелярии Охотского порта за подписью коллежского асессора Бенсинга тоену Александру Тютрину, что [из] вывезенных им на судне купцов Баженовых с товарищами Зосиме и Савватии принято в казну в ясак первой и второй доброты 18 бобров по охотской цене на 975 р. И для поощрения впредь к лучшему взносу дано ему из казначейства подарков: 1 кортик; 356 корольков разных цветов - 122 белых, 158 голубых, 76 светлых; бисера 1 фунт красного, 1/2 фунта голубого, 1 фунт желтого и l/2 фунта зеленого; тарелок оловянных - 5; игол - 57; табака - 20 фунтов. "Приказали принять тебе показанные вещи и велеть, чтоб ты такую к себе милость всегда чувствовал и со сродниками твоими обходился добропорядочно и никаких бы им обид не оказывал и пр.".

В конце указа сказано, что он, Тютрин, имеет отправиться на судне Орехова Евпле на прежнее жилище.

1782 августа 20 дня из канцелярии Охотского порта указ ему же Тютрину, что его превосходительство г. генерал-майор иркутский губернатор и кавалер Ф. Н. Кличка прислал ему, тоену, за посланного от него [в] 1781 году бобра кафтан красного сукна с выкладкою золотого гасина. Сей указ послан на судне Зосиме и Савватии с передовщиком Луканиным. Судно принадлежало купцу Протасову.

1783 июня 9. Г[-на] Шелихова судна Иоанн Рыльский мореход,, штурманский ученик Федор Мельников собрал с 24 человек 24 бобра.

1784 июля 28. Тот же Мельников собрал 20 бобров.

1786 июля 6. Господ Пановых судна Евпла ясачный сборщик Максим Лазарев от тоена Александра Зайкова принял за 1784-88-е годы с 21 человека 67 бобров.

1792 сентября. Г [-на] Шелихова судна Александр Невский мореход Евстрат Деларов собрал за 1788, 89, 91 и 92-е годы с 15 человек по 5 [бобров, а] всего 75 бобров.

1794 сентября. Судна г[оспод] Шелихова и Полевого Симеон Богоприимеи передовщиком Меркульевым оставлен на Атту байдарщик Евстрат Прошев для промысла бобров, где и находился до 14 сентября 1801 года. Сею запискою он свидетельствует, что от жителей обид не видел.

4. О главном тоене, выборе и утверждении оного

На Андреяновских островах, вероятно, с начала занятия их русскими установлено, чтоб алеуты избирали из среды своей одного главного тоена и, утвердив сей выбор письменным актом, представляли охотскому начальству, а от оного в Иркутское губернское правление, из коего и посылали указ на имя тоена для управления.

Извлечение из сих документов я делаю для того, чтобы иметь понятие, какой безусловной ответственности алеуты подвергали себя пред тоеном, и заметить, что губернское правительство вмешивалось в распоряжения, предоставленные уже привилегиями компании.

"Всех Андреяновских островов на Атхе мы, тоены и старейшины, всегда избирали между собою быть над нами одному главному алеутскому тоену, коему имели должное повиновение во всех распоряжениях.

Как будучи ныне у нас сего не имеется, то дабы не могло воспоследовать между нами в общежитии разногласия и могущих быть беспорядков, то для сего лучшего установления и порядка мы рассудили на Атхе составить общий между нами совет на избрание главного тоена, на котором мы при всем собрании признали все единогласно сего объявителя достойным мужем Николая Васильевича Дедюхина, которого имеем мы именовать от сего числа главным над нами тоеном.

Представляем вам полное право действовать во всей силе главного тоена приказаниями как словесно, так и письменно по Андреяновским, равно и по прочим островам; имеете вы принять нас всех под свое ведомство и полное распоряжение, в чем вам ни малейшего ослушания и противоречия не чинить под строгим взысканием, кто на сие отважится, кроме как должного к вам почтения и во всем повиновения.

Всякие донесенные вам от нас неудовольствия иногда случаются и могут быть между нами; имеете вы по всей справедливости разбирать и с виновного взыскивать, на что предоставлено вам полное право такового по мере вины при собрании наказать; не менее и тот будет осужден вами, который окажется к оному устройству нерадивым и о своем семействе не пекущемся. Мы о том на вас в полной мере полагаемся, что вы между нами установите лучший порядок, как-то в устройстве селений наших и во всех домашних заведениях, также и о том печись будете, о сохранении жизни, чтоб все заблаговременно продовольствие заготовляли и пр.". Сей акт подписан тоенами разных мест в марте 1824 года.

Из указа губернского правления ясно видно, что оное на сей случай не имело познания о состоянии и произведении сих островов и не приняло в соображение отношение алеутов к компании. Может быть, сия инструкция есть список с тех, кои даются ясачным Иркутской губернии, несмотря на противоположные образы их жизни и упражнений.

Указ дан 12 сентября 1812 года "вновь избранному Охотской округи в острове Атхе алеутов главному тоену Федору Гилеву".

"К непременному исполнению предписывается тебе следующее: 1-е. В алеутском Атхинском острове быть главным тоеном и вести себя добропорядочно и трезво, как прилично доброму и верному начальнику*. 3-е. По приносимым просьбам от русских на ясачных, а от них друг на друга во взаимных ссорах, в воровстве скота, в побоях и во всем прочем, по силе инструкции Савы Владиславича, судить своими начальниками и посредством их разбирать ссоры и пр. 4-е. Тебе же, главному тоену, родников своих алеутов принуждать, чтобы они неленостно упражнялись в своих промыслах, дабы могли положенный ясак в казну платить в совершенной исправности без недоимка. 5-е. Для собственного своего и прочих подчиненных твоих спокойствия стараться тебе самому обзавестись по обыкновению русских крестьян домовым строением, которое послужит лучшим убежищем зимою от стужи, а летом от воздушных перемен, каковыми вы в юртах своих беззащитно подвергаетесь. А для лучшего пропитания сверх обыкновенного звериного промысла стараться особенно о заведении и распространении пашен, на посев всякого рода хлеба, и разведении скотоводства. 6-е. Кто из подчиненных тебе родовичей явятся нерачительны, таковых, ленивых, наказывать без упущения, дабы в платеже ясака исправны были и не могло б оного оставаться в недоимке. 7-е. Имеющиеся в вверенном тебе роду данные указы и другие письменные дела, принадлежащие до твоего исполнения, принять тебе в свое смотрение и стараться все предписанное оными исполнить. Равным образом на будущее время по всем посылаемым к тебе из главных мест и начальств, по возложенной на тебя должности, указам и повелениям во всем том, что повелевают законы, делать непременное, точное и неотлагательное исполнение, состоя в точном послушании земского суда и земского исправника, и пр.".

*(Так в оригинале. 2-е отсутствует.)

Сей указ был, однако ж, последний, но, как известно, произвел в островитянах толки и был последствием некоторых неприятностей для управляющихД.

Д (В сноске списка АГО-112, л. 300: Платеж ясака не производили алеуты еще до соединения компаний, но нередко представляли бобров в виде пожертвования в казну. В 1809 году от тоена Панькова было представлено 50 бобров, и за сии иркутский губернатор Трескин препроводил ему всемилостивейше пожалованную саблю, которую начальник Охотского порта капитан Миницкий уже препроводил Панькову посредством камчатского коменданта в 1818 году.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru