НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Рено, штат Невада, 5 июня 1987 г

Уважаемый Генеральный секретарь Горбачев,

Я американский писатель и философ. С 1981 года я, во многом подобно Вам, размышляю и пишу о возможности окончательного решения проблемы ядерных вооружений. Я сталкиваюсь с большим сопротивлением и получаю незначительную поддержку. Пишу Вам потому, что Вы единственный известный мне человек, верящий, что мы можем решить эту проблему в течение приблизительно десяти лет. Как руководитель Советского Союза Вы располагаете огромными возможностями и можете действовать. Как руководитель большого государства Вы имеете в своем распоряжении значительные ресурсы. У Вас есть люди, которые могут перевести это письмо и прилагаемые материалы и уделить им должное внимание. Сожалею, что мое письмо такое длинное и что к нему приложено много страниц текста, но мне нужно сказать важные вещи, которые невозможно уложить в несколько строк.

Прилагаю к письму экземпляры трех моих напечатанных статей по разоружению. Кроме того, посылаю рукопись статьи из пяти частей "Решить проблему номер один". Напечатанные статьи целесообразно просто просмотреть, а рукопись, которая была расширена и дополнена, стоит прочитать. Во всех этих статьях кратко излагаются идеи, высказанные мною в книге, в которой содержится мой план разоружения, - "50 000 или 28: всеобъемлющий план ядерного и обычного разоружения и оздоровления мировой экономики за счет сэкономленных 32 триллионов долларов".

Совсем недавно я завершил работу над третьим, обновленным, вариантом книги. Сам план занимает 34 страницы из 153 страниц рукописи, снабженных примечаниями. Вслед за планом излагаются соображения относительно того, как мы можем использовать все имеющиеся у нас средства и ресурсы в процессе разоружения; как террористы могут уничтожить большую часть нашего мира, если мы не начнем действовать, и как мы можем использовать для решения наших насущных проблем те 32 триллиона долларов, которые будут высвобождены в результате всеобъемлющего разоружения. И все же эта книга - лишь основа моей концепции. В дополнение к этой книге и статьям я скоро подготовлю 20-минутную речь и несколько записей на магнитофонных кассетах. Это новое средство, вероятно, будет наилучшим образом способствовать распространению моих идей.

Моя концепция разоружения по существу сводится к трем основным идеям:

Во-первых, лучшее использование средств массовой информации. Необходимо использовать весь их потенциал, а решить эту проблему можно путем трех не имеющих аналогов подходов. Мы можем с помощью средств массовой информации привлечь внимание общественности к проблеме гонки вооружений, внести ясность в ряд основных вопросов и достичь ряда основополагающих договоренностей с помощью трехдневного телемоста, который свяжет Вас, Рейгана и де Куэльяра. Мы можем использовать средства массовой информации также для того, чтобы "демократизировать" процесс разоружения, подключив к нему усилия миллионов жителей нашей планеты. Тогда нам не придется полагаться исключительно на усилия горстки американцев и русских в Женеве.

Ставя правильные вопросы в средствах массовой информации, мы можем в короткое время буквально повернуть вспять гонку вооружений. В моих статьях говорится о том, как мы можем этого добиться. В том, что мы делаем сейчас, нет никакого смысла, этому нет никакого оправдания. Совершенно очевидно, что Вы это понимаете, но задумывались ли Вы об этом в концептуальном плане, с выдвижением конкретных предложений? Мы многого добьемся, поставив вопрос о гонке ядерных вооружений в мировых средствах массовой информации, ибо никто не может доказать целесообразность такой гонки вооружений или то, что она позволяет нам сэкономить какие-то средства. В своих статьях я ставлю этот вопрос позитивным образом: в чем заключается наша основная проблема? С чем мы придем к 2000 году? С небольшим количеством ядерных вооружений, одной четвертью современных обычных вооружений и экономией в триллионы долларов или с 65 ООО единиц ядерного оружия, большими запасами обычных вооружений и огромным долгом?

Вне всякого сомнения, основным вопросом является гонка ядерных вооружений. Если же у кого-нибудь остаются на этот счет сомнения, то мы можем быстро опросить ученых, начиная с наших лауреатов Нобелевской премии. Второй вопрос позволяет подойти к существующему положению дел с позитивных позиций: чего мы хотим добиться? Каковы наши подлинные цели, наши реальные задачи? Таким образом, мы заставим реакционеров во всем мире перейти к обороне. Все их разнообразные аргументы будут сводиться к следующему: "Да, мы хотели бы разоружиться, но не можем этого сделать".

Предположим, что я прав. Ставя правильные вопросы в средствах массовой информации, мы постепенно заставим мировых лидеров признать, что разоружение является основной проблемой и что мы все стремимся решить ее. Возникает консенсус; даже Иран, Ливия и Южная Африка соглашаются с тем, что мы хотим ликвидировать ядерную угрозу. Затем с помощью средств массовой информации можно установить мост между Вами и Рейганом, вашими кабинетами и штабами, поскольку вы захотите мгновенно проверить те или иные моменты; посредником при этом может выступить генеральный секретарь ООН де Куэльяр. Я полагаю, что, используя современный вариант сократовского диалога, мы за три дня сможем установить следующее:

а) официальное признание того, что разоружение является нашей основной проблемой и главной задачей;

б) точные цифры по каждой категории ядерного оружия в арсеналах обеих сверхдержав;

в) до тех пор, пока не будут получены новые сведения, наши усилия в области безопасного разоружения должны определяться тремя основными моментами: отсутствием доверия ко всем договорам в области ядерной науки, проверкой на местах и паритетом;

г) возможное соглашение по срокам достижения паритета в области основных систем вооружений (например, 50 евроракет для обоих государств к 1 декабря 1987 г., 6500 боеголовок межконтинентальных баллистических ракет подводного и наземного базирования для каждого государства к 1 мая 1988 г., 8000 танков с каждой стороны к 1 января 1992 г.).

Определив с помощью средств массовой информации первоочередной характер проблемы гонки ядерных вооружений, мы все должны приступить к ее решению. При этом мы все преследуем двойной интерес: спасти свои жизни и сэкономить триллионы долларов. Мы станем свидетелями широкого и активного движения за разоружение. Я не хочу сказать, что все попытаются или смогут внести свой вклад в это движение. Давайте откровенно признаем, что основную работу возьмут на себя профессионалы. Но в нашем мире много профессионалов. Всеобъемлющее разоружение позволит разрешить множество социальных и политических проблем, и мы сможем использовать наши университеты, мозговые центры, военно-промышленные комплексы, различные организации, профессионалов и заинтересованных людей (подобных мне) во всем мире. Проблема стоит перед всеми нами, и тот, кто желает внести свой вклад в ее решение, сможет это сделать.

Вторая идея заключается в необходимости разработать всесторонние планы, которые учитывали бы все аспекты проблемы разоружения. Вряд ли стоит рассчитывать на то, что Бог начертает десять заповедей ядерного и обычного разоружения на здании штаб-квартиры ООН. Для того чтобы разоружиться, мы должны составить план разоружения. Мой план состоит из пяти этапов. На первом этапе последует аме-риканская инициатива, исходящая из концепции двустороннего двойного сокращения. Американцы поставят двадцать устаревших боеголовок на военно-воздушной базе Эндрюс под совместный контроль Комитета ООН по разоружению и ВВС США. Мы попросим, чтобы Советский Союз незамедлительно отреагировал на эту инициативу, поставив двадцать своих устаревших боеголовок под контроль того же комитета и своих вооруженных сил на базе под Москвой. Разумеется, вы можете выступить первыми, пока мы, американцы, обсуждаем этот вопрос; в таком случае мы отреагируем на вашу инициативу. Как только обе сверхдержавы проделают этот шаг, они в двустороннем порядке демонтируют по сорок современных боеголовок. Затем по 80 и так далее, в семь этапов: 20, 40, 80, 160, 320, 640 и 1280.

У двустороннего двойного сокращения имеются два больших плюса. Во-первых, это будут конкретные действия после сорока лет бесконечных разговоров. Во-вторых, это позволит избавиться от части боеголовок и обеспечить лучший паритет. Если на первом этапе ликвидируются устаревшие боеголовки, то на втором можно будет избавиться от евроракет. Пока демонтируются эти ракеты, можно провести переговоры по вооружениям, которые будут ликвидированы на третьем этапе. Вы и Рейган могли бы использовать этот механизм для ликвидации евроракет, которые вы уже договорились ликвидировать, а на последующих этапах вы могли бы ликвидировать некоторые стратегические и тактические боеголовки с тем, чтобы добиться большего паритета. В своем материале по американской инициативе я в основном коснулся ликвидации евроракет. В дополненном варианте статьи "Решить проблему номер один" я предлагаю достичь приблизительного паритета в сфере боеголовок МБР на уровне 6564 единиц по завершении семи этапов. Я предлагаю семь этапов, что позволит сократить наши арсеналы в течение нескольких месяцев на 5080 боеголовок, или около 10% мировых накопленных запасов. К этому моменту процесс разоружения наберет темпы, поддерживаемый нашей убежденностью в возможности разоружения, и затем мы сможем приступить к использованию более сложных методов.

Моя третья идея касается, проще говоря, долларов и рублей. Необходимо составить прогноз экономии за счет разоружения и показать, как сэкономленные средства могут использоваться для решения наших насущных проблем. Я прогнозирую в своей книге экономию в 32 триллиона долларов по всему миру к 2000 году (в статьях приводится цифра в 34 триллиона долларов), по 7,8 триллиона долларов в каждой сверхдержаве. Г-н Горбачев, я думаю, что Вы могли бы преодолеть оппозицию внутри страны и подозрительность за рубежом, если бы продемонстрировали, что Советский Союз стремится к паритетному разоружению, потому что это спасет человеческие жизни и сэкономит столько-то триллионов рублей (какую сумму вы прогнозируете) в течение следующих 14 лет, и что эти деньги можно будет использовать для полной перестройки технологической базы Советского Союза. В пятом разделе своей статьи я излагаю возможности использования сэкономленных семи триллионов долларов в нашей стране.

Я разрабатывал свою концепцию на протяже-нии шести лет, но она созрела уже в 1983 году, когда я закончил работу над первым вариантом своей книги. Сумел ли я распространить свои идеи через средства массовой информации? Конечно, нет. В 1984 году я проехал около 50 тыс. километров по Европе, пытаясь продать свою книгу. Получил 600-700 отказов от выдающихся деятелей, политиков, соответствующих учреждений и организаций и от множества представителей средств массовой информации в США и Европе. У меня уже набралось 300 писем с отказом опубликовать мои работы, в остальных случаях я просто не получал ответа. Прилагаю к этому письму копии некоторых отказов, нескольких писем со словами поощрения и другие соответствующие материалы.

Люди, в чьих руках находятся рычаги власти, отвергли мои идеи по двум соображениям: отсутствие у меня каких-либо полномочий и чрезмерный идеализм. Первое не совсем верно. Я занимаюсь разоружением, а не вооружениями или ядерными проектами. И хотя мои идеи, вероятно, были слишком идеалистичными в мрачные времена 1983 и 1984 гг., когда Рейган находился на вершине популярности, они стали намного более реалистичными в настоящее время, когда руководитель Советского Союза неоднократно выдвигал всеобъемлющие предложения для решения проблемы разоружения в течение 10 лет. Если бы конгрессмены ознакомились с моими идеями сейчас, то они показались бы им более реалистичными, учитывая то, что им приходится решать проблему долгов, оставленных Рейганом.

Есть и еще одна, более важная причина, по которой мои идеи были отвергнуты. Проблема разоружения вызывает у современного человека разочарование и депрессию. Неудивительно, что эти чувства по большей части подавляются; они действуют на уровне подсознания, поскольку большинство людей не хотят задумываться над этой проблемой. Но проблема все-таки существует. За четыре десятилетия она лишь усложнилась. Все наши усилия остановить гонку вооружений заканчивались неудачей, поэтому предполагается, что неудачи будут преследовать нас и в будущем. Естественно, что, когда я утверждаю, что проблему можно решить в течение 10 лет, людям это кажется абсурдом. В лучшем случае меня считают глупым идеалистом; некоторые - даже безумцем, потому что я верю в возможность решения этой проблемы.

Я завершил третий вариант своей книги и рассылаю ее в различные издательства с новой надеждой. Я буду и впредь предлагать новые проекты, но, вероятно, и впредь буду получать отказы. В некоторых отношениях свободная американская пресса отличается здоровьем, но в других она очень больна. И наша страна в целом не очень здорова. Я, разумеется, не считаю, что во всем виноват один Рейган, но его администрация ускорила течение болезни. У нас много серьезных проблем, в частности рекордная задолженность и рекордный торговый дефицит. Поэтому я полагаю, что американский народ с готовностью воспримет мои идеи, так же как и весь мир. Наш народ на 80 процентов поддержит паритетное разоружение. Но вполне вероятно, что у меня никогда не появится возможность изложить свои идеи в основных средствах массовой информации. Может быть, меня и дальше будут считать наивным идеалистом.

Вот почему я прошу Вас изучить мои предложения. У Вас есть возможности для того, чтобы действовать, продвигать вперед решение проблемы разоружения, и я прошу Вас это сделать. Я предлагаю Вам приехать в Нью-Йорк и выступить в ООН, положить на стол переговоров двадцать ядерных мечей. Тем самым Вы превратите американскую инициативу в советскую инициативу. Вы заявите, что в течение 24 часов Советский Союз поставит двадцать ядерных боеголовок на одной из подмосковных баз под совместный контроль представителей Комитета ООН по разоружению и советских военно- воздушных сил. Группа ООН может состоять из представителей других пяти ядерных держав. Они проверят, является ли это оружие ядерным, и совместно с вашими ВВС будут следить за тем, чтобы оно не было вновь поставлено на вооружение. Вы попросите США незамедлительно отреагировать на вашу инициативу и предложите другим четырем ядерным державам поставить под контроль Комитета по разоружению одну или две единицы ядерного оружия на их территории.

Вы могли бы подчеркнуть несколько моментов, для того чтобы инициатива была воспринята всерьез. Данная инициатива представляет собой соединение американской идеи и советских действий. Вы прибываете в Нью-Йорк, центр сообщества государств и крупнейший город Америки, для того чтобы продемонстрировать дух сотрудничества и добрую волю, необходимые для решения важнейшей мировой проблемы. Не следует путать добрую волю и сотрудничество с доверием. Вы можете подчеркнуть, что многие в Америке относятся к Советскому Союзу с недоверием, и наоборот, как это всегда бывает между противостоящими силами. Именно поэтому мы должны разрабатывать договоры, основанные не на слепом доверии, именно поэтому необходима проверка на местах, необходимо добиваться паритета и сохранять его в процессе сокращения вооружений. Поэтому Вы и включили в Вашу инициативу проверку на месте третьей стороной.

Поймите меня правильно: я не хочу показаться догматиком или навязывать свою волю. Вы, несомненно, пожелаете внести что-то свое в эту инициативу. Вы можете начать с 10, 15 или 25 боеголовок или проводить сокращение более чем в семь этапов. Вы можете предложить ликвидировать евроракеты или же боеголовки, ликвидация которых обеспечит больший стратегический паритет. Если Вы примете последнее решение, то соглашение по евроракетам может разрабатываться отдельно в ходе переговоров за закрытыми дверями в Женеве. И если бы Вы также предложили сокращение обычных вооружений для достижения паритета в Европе и других районах мира, то с этой программой каждый американец был бы вынужден согласиться.

Не следует забывать об исторических последствиях. Руководитель, возможно, крупнейшей военной силы в мире предлагает поставить под контроль двадцать единиц ядерного оружия как залог подлинного разоружения. Этот шаг найдет положительный отклик во всем мире. Это может произойти только один раз. Вы загоняете нас в космос, а мы загоняем вас на Луну. Предложив в качестве залога мира двадцать мощных мечей, вы займете ведущие позиции в решении самой настоятельной проблемы человечества. И это гораздо важнее, чем исследования космоса и все другие проекты.

Я отнюдь не предполагаю, что мы должны действовать поспешно. Я выдвигаю ряд новых концепций. Вы, вероятно, пожелаете получить какие-то разъяснения прежде, чем примете решение. Пожалуйста, пишите мне (на английском, т. к. переводчиков найти трудно и перевод стоит дорого), или, может быть, кто-нибудь из советского посольства пожелает со мной встретиться. В прошлом году я жил в Вашингтоне и, когда посетил ваше посольство, имел короткую беседу с Борисом Малаховым. Я также знаком с Олегом Поляковским из ТАССа, и, кажется, он написал обо мне небольшую заметку в конце 1986 года. Если Вы захотите ознакомиться с моей книгой прежде, чем примете решение, я ее быстро пришлю. Книга лучше, чем статьи; приводимые в ней аргументы более доказательны, и рассуждения развиваются более естественно. Сам план составлен мною более подробно, в нем я рассматриваю структуру разоружения, основные наказания за нарушения договоренностей, затраты, невыполнение договоренностей и т. д. Я думаю, что наибольшее значение имеет последний раздел книги, в котором предлагаются способы использования высвобождающихся средств для создания более человечного, более пригодного для жизни мира.

Г-н Генеральный секретарь, позвольте мне высказать несколько заключительных замечаний. Предположим, что то, что я предлагаю, свершится, хотя бы приблизительно. Вы ликвидируете несколько боеголовок, мы последуем вашему примеру, и весь мир начнет ликвидировать как ядерные, так и обычные вооружения. Возникает вопрос: что необходимо для того, чтобы этот процесс развивался? Я полагаю, что обмен визитами двух руководителей не только позволит сохранить набранный темп, но и ускорит этот процесс. Перефразируя метафору, это во многом ослабит холод в отношениях между нашими двумя странами.

Вы, ваш кабинет министров, все Политбюро, высшее военное руководство могли бы в течение трех недель совершить поездку по Соединенным Штатам. Посмотрите наши города, наши магазины, ломящиеся от продовольственных товаров, Большой каньон и многие другие красоты природы, хлебную житницу в прериях, которая кормит вас и нас. Приезжайте встретиться с народом нашей страны, и вы никогда не пустите в ход свое оружие. Затем в течение трех недель Рейган, его кабинет, ведущие члены конгресса, некоторые руководители военного ведомства посетили бы Урал, увидели, как могут смеяться москвичи (я это видел), совершили бы поездку по Оби, Лене, по Транссибирской магистрали. Познакомьте Рейгана и его сторонников с вашей страной и народом, и страх и подозрительность американских консерваторов начнут исчезать. Может быть, тогда оба государства проявят такое же стремление к разоружению, которое они проявили к вооружению.

Моя самая важная идея касается не разоружения, а средств массовой информации, того, что я называю "электронным миром". Для того, чтобы позитивно решить многочисленные серьезные проблемы, с которыми мы сталкиваемся на нашем едином космическом корабле, мы должны гораздо лучше использовать электронный мир для общения друг с другом. Прославленная свободная пресса Америки во многих отношениях здорова и чувствует себя хорошо, но в других отношениях она неразвита и даже больна. Насколько коварна эта болезнь, Вы можете узнать из замечательной статьи шотландского автора в журнале "Ньюсуик". У нашего политического руководства и нации в целом есть тенденция не замечать неприятной реальности. Мы в чем-то уподобились героям книг Оруэлла.

Мои аргументы преследуют цель вернуть нас к реальности и признать, что мы способны что-то предпринять.

Я не считаю, что у меня есть ответы на все вопросы. Решение проблемы разоружения потребует напряженных усилий миллионов людей в оставшиеся годы текущего столетия. Лишь сообща мы можем найти ответы на стоящие перед нами вопросы. Но я все же считаю, что моя философия и аргументы достаточно зрелы, чтобы вызвать международную дискуссию по паритетному разоружению. Я с удовольствием обсудил бы их открыто в средствах массовой информации.

Наконец, г-н Горбачев, может быть, я слишком многого от Вас прошу. Может быть, Вы опасаетесь, что, взбивая крем двустороннего двойного сокращения, пока европейский пирог стоит в духовке, Вы будете выглядеть как человек, занимающийся самовозвеличиванием. Или что осуществление в широких масштабах неопробованной идеи совершенно неизвестного человека будет выглядеть неубедительно в глазах как Ваших соотечественников, так и граждан других стран? Действительно, мои идеи никогда не проверялись на практике, но чьи идеи прошли такую проверку? Если Вы решите не приступать к двустороннему двойному сокращению вооружений, то, может быть, Вы по крайней мере опубликуете мою статью "Решить проблему номер один" в "Правде", дополнив ее интервью и короткой заметкой о совершенно пренебрежительном отношении ко мне со стороны американских и европейских средств массовой информации. И тогда европейские средства массовой информации, а впоследствии средства массовой информации "третьего мира" и Америки, возможно, обратят внимание на мою статью. Мои идеи можно будет обсудить и некоторые из них проверить на практике.


Если Вы пожелаете обсудить со мной все эти вопросы прежде, чем принимать решение, я с удовольствием прилечу в любой город Европы, куда Вы в следующий раз отправитесь с визитом. (Москва не подходит, т. к. в сегодняшней Америке меня сразу же сочтут "красным дураком" или даже советским агентом.) Если бы Вы смогли уделить мне один или два часа, думаю, что я бы смог убедить Вас (или любого другого человека) в том, что мы способны провести сократовский диалог, который за несколько дней обратил бы вспять гонку вооружений. Понимаю, что кажусь высокомерным и навязчивым, но это - твердость любящей матери, осознающей необходимость заставить своего ребенка проглотить горькое лекарство. Настало время мягко, но настойчиво встряхнуть каждого и заставить понять, что мы хотим покончить с существующим положением вещей. Тогда мы начнем двигаться вперед.

Поскольку материалы, посылаемые автором самостоятельно, могут легко затеряться, я посылаю это письмо по двум каналам - через ваше посольство в Вашингтоне и международной почтой.

Искренне благодарю Вас за то, что Вы нашли время ознакомиться с моим письмом, и с нетерпением ожидаю Вашего ответа.


Искренне Ваш Эд Коуэн

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru