НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Главные области и формы научно-технических связей

В 1978 - 1980 гг. была заложена договорно-правовая и организационная база американо-китайского сотрудничества в сфере науки и техники, что делает эти годы важным рубежом в развитии научно-технических связей между США и КНР.

Однако эта база строилась не на пустом месте. Стороны в значительной мере учитывали уже накопленный опыт подобных контактов в предшествующий период неполной нормализации отношений. Без краткого обзора научно-технических контактов в этот период трудно воссоздать полную картину американо-китайских отношений в рассматриваемой области.

Зарождение и развитие научно-технических связей США и КНР происходило как часть общего процесса становления политических взаимоотношений после подписания Шанхайского коммюнике. Если оценивать их удельный вес в создании общего каркаса американо-китайских отношений в 1971 - 1978 гг., то мы увидим, что их роль была весьма велика. Во-первых, они использовались в качестве инструмента, предназначенного ускорить окончательную нормализацию дипломатических отношений. Во-вторых, стороны на основе обоюдной заинтересованности стремились оказать нажим на Советский Союз. И, в-третьих, как КНР, так и США (правда, в разной степени) были непосредственно заинтересованы в получении информации о состоянии науки и техники у своего партнера.

Республиканская администрация Никсона - Форда, стремясь закрепить достигнутое политическое взаимопонимание с Пекином, предпринимала усилия к расширению именно научно-технической области американо-китайских связей. В известном смысле первые ознакомительные поездки ученых, налаживание обмена научно-технической литературой позволяли ей продемонстрировать свою готовность двигаться и в дальнейшем по пути нормализации дипломатических отношений. Об этом свидетельствует, в частности, такой факт, как снятие госдепартаментом уже в 1971 - 1973 гг. всех ограничений на посещение КНР американскими научными и техническими работниками1.

1 ("China Exchange Newsletter", January - August 1981.)

Правительственные органы США в этот период исподволь старались стимулировать интерес американской научной общественности к Китаю, хотя его и так незначительный научный потенциал был существенно подорван в ходе "культурной революции". Так, по данным, приведенным в подкомиссии палаты представителей, в 1972 - 1975 гг. в КНР побывало более тысячи представителей научного мира США. Примечательно, что значительный процент их составили американские ученые китайского происхождения (от 20 до 25%). Пекинские власти открывали для них все более и более широкий доступ к различным сторонам научной жизни китайского общества в надежде на дальнейшее плодотворное сотрудничество, основанное на национальной общности, а американцы видели в таком обмене важный дополнительный канал получения информации политического, экономического и научного характера. О значении, придаваемом Пекином работе с американскими учеными китайского происхождения, говорит тот факт, что высшие руководители КНР неоднократно принимали таких видных представителей научного мира США, как физики Янь Чженьнин, Ли Чженьлян и ряд других.

Непосредственные отношения с КНР установили также некоторые американские университеты. За 1973 - 1976 гг. поездки в КНР совершили делегации по крайней мере 12 различных университетов, в том числе Калифорнийского (Беркли), Нью-Йоркского и Гарвардского. В делегации включались, как правило, представители самых различных отраслей знаний, что свидетельствовало скорее о туристической направленности подобных поездок. С начала 70-х годов лишь двум американским ученым была предоставлена возможность провести совместные эксперименты с китайскими коллегами. Так, в 1973, 1975 и 1976 гг. (каждый раз в течение шести месяцев) в Пекинском институте зоологии работал специалист по генетике Темпельского университета М. Ныо; в 1973 г. провел четырехмесячные совместные исследования с учеными-метеорологами КНР специалист по физике атмосферных явлений, профессор Католического университета Ч. Чан. В 1976 г. американские ученые участвовали в работе американо-китайского симпозиума по ионовой имплантации.

Постепенно расширялись связи по линии национальных Академий наук. В октябре 1977 г. в США находилась делегация китайских специалистов по строительству тоннелей, а в КНР - несколько американских делегаций, в том числе специалисты в области астрономии, искусства, языкознания и др. Всего в течение 1977 г. Академии наук США и КНР обменялись 12 делегациями.

Несмотря на многочисленные приглашения, китайские ученые редко совершали ответные визиты. В Соединенных Штатах побывали делегации китайского метеорологического общества, а также три группы физиков, две из которых приняли участие в международных конференциях по автоматике и механике.

Для координации и контролирования научно-технических связей правительственные органы США ввели в действие уже подготовленный для этих целей механизм. Его основой стал Комитет по научным связям с КНР. Этот комитет, как уже отмечалось ранее (в главе первой), был создан еще в 1966 г. с одобрения и фактически по инициативе госдепартамента. Его формальными основателями были Академия наук, Американский совет познавательных обществ и Исследовательский совет социальных наук. Первым главой комитета стал известный китаевед Дж. Линдбек, в состав правления вошли ведущие представители научного мира США. Именно эта организация взяла на себя задачу налаживания официозных научно-технических связей с КНР.

После подписания Шанхайского коммюнике Комитет по научным связям с КНР получил широкое поле деятельности. Ему были выделены солидные финансовые ресурсы, которые были предоставлены организациями-учредителями, а также рядом благотворительных фондов (прежде всего Карнеги и Хейзена) и федеральными ведомствами (главным образом госдепартаментом). В мае 1973 г. представители комитета посетили Пекин для выработки соглашения о научных обменах между США и КНР. Было решено, что такие обмены должны согласовываться ежегодно путем взаимных консультаций и что они будут строиться на краткосрочной основе (от двух недель до полутора месяца) в форме групповых посещений (делегациями не более 25 человек). Начиная с 1973 г. комитет направил в КНР 20 делегаций специалистов по естественным и гуманитарным наукам. В этот же период он принял 27 китайских групп, из которых только две (библиотекарей и преподавателей английского языка) не были связаны с естественными науками. Большинство китайских ученых, посетивших США, были специалистами в области электронно-вычислительной техники, лазерной технологии, гидравлического машиностроения, телекоммуникационной связи.

Как отмечалось в бюллетене Комитета по научным связям с КНР, китайские ученые с первых же встреч проявили острый интерес к теоретическим и экспериментальным разработкам по плазменной физике и управляемой термоядерной реакции, физике высоких температур, аэродинамике (с особым упором на изменения аэродинамических характеристик летающих аппаратов в высоких слоях атмосферы и в космическом пространстве), а также к различным областям океанографии и освоения океана.

Китайские власти не только "прицельно" формировали свои делегации для визитов в США, но и стремились максимально использовать поездки американских ученых для получения информации по современной технологии. Как известно, большая часть научно-исследовательских разработок в Соединенных Штатах осуществляется частными корпорациями, и Комитет по научным связям с КНР неоднократно обращался к ним с просьбами о приеме китайских групп. Американские фирмы, как правило, охотно соглашались на такие предложения, рассматривая ознакомительные экскурсии в качестве своеобразного "задела" на перспективные китайские закупки в США и поставки американской технологии в Китай в будущем. Американские университетские центры и частные компании обычно предоставляли весьма широкие возможности своим китайским гостям в приобретении интересующей их информации. Так, делегации из КНР побывали в лабораторном комплексе космической и авиационной промышленности в Хьюстоне, в ведущем научно-исследовательском центре по изучению регуляции погодных условий в Принстоне и других научных учреждениях.

По мере роста числа китайских делегаций и уменьшения "новизны" и "сенсационности", связанных с подобными визитами, принимающие американские организации порой ставили вопрос об отсутствии "эквивалентности" в обмене информацией с китайской стороны, однако правительственные организации настаивали на продолжении таких несбалансированных связен.

Изменения в руководстве в обоих государствах и обострившийся антисоветизм как Вашингтона, так и Пекина дали во второй половине 70-х годов мощный толчок развитию научно-технических связей.

По-видимому, главную роль в формировании качественно более высоких связей сыграл исход противоборства "радикалов" и "прагматиков" в Пекине. Поражение "леваков", приход к власти группировки "прагматиков" во главе с Дэн Сяопином, основывавшим свою платформу на отрицании левацких постулатов Мао в руководстве экономикой, обострение внутриэкономического положения КНР - все это создавало необходимые предпосылки для принципиально иного характера научно-технических связей США и КНР.

Создание договорно-правовой и организационной базы американо-китайского научно-технического сотрудничества явилось важным итогом действий США и КНР в 1978 - 1981 гг. Однако был создан лишь каркас отношений, который еще предстояло наполнить реальным содержанием. Как показали последующие события, формы и направления сотрудничества, зафиксированные в американо-китайских официальных документах, оказались по своим резервам и значению далеко не равнозначными друг другу. Более того, практическая сторона дела, претворение в жизнь достигнутых договоренностей, оказалась куда более сложным и трудоемким процессом, чем ожидали обе стороны.

Прежде всего здесь сказывались относительно низкий уровень китайской науки и техники, скудость научных резервов и ограниченная платежеспособность КНР. Эти факторы предопределили несбалансированность двусторонних связей. В самом деле, не могло быть и речи об эквивалентном, даже о взаимовыгодном или же взаимообогащающем с точки зрения научных интересов обмене и сотрудничестве. КНР, в сущности, была не в состоянии участвовать в научно-техническом сотрудничестве с Соединенными Штатами Америки "на равных". Вследствие этого, характеризуя развитие научно-технических связей на рубеже 80-х годов, правомерно говорить скорее об американской помощи Китаю, хотя она и оказывалась далеко небезвозмездно1.

1 (United States - China Science Cooperation, c. 25.)

Важным фактором, определившим ход осуществления заключенных соглашений, явились экономические потребности КНР, прежде всего программ "четырех модернизаций", особенно острая заинтересованность Пекина в тех видах сотрудничества, которые прямо или косвенно содействовали усилению его военного потенциала.

Со своей стороны, США прилагают усилия к развертыванию связей в таких областях и осуществлению таких конкретных проектов в области передачи технологии Китаю, которые в наибольшей степени способствуют стратегическим целям их китайской политики.

Сотрудничество в области образования. Китай является одной из самых отсталых стран в области образования: он занимает 130-е место в мире по затратам на образование в расчете на душу населения. Расходы на образование составляют сейчас несколько больше 1% национального дохода, в то время как, например, в Японии - 39%.

Отсталость в области образования ярко проявляется в промышленности и сфере управления. До 70 - 80% занятых в промышленности не имеют даже законченного среднего образования, а каждый двадцатый из них - неграмотный. Лишь менее 4% занятых в промышленности имеют среднее техническое образование, около 3% - высшее. Почти половина представителей власти в деревнях неграмотна, из каждых пяти местных партийных руководителей и директоров фабрик и заводов в провинциях только один имеет среднее техническое образование.

После заключения соглашений о научно-техническом и культурном сотрудничестве между КНР и США наиболее эффективно развивались контакты в сфере образования. Проведение в жизнь программ по культурному соглашению обеспечивает Управление по международным связям США и министерство образования КНР, а по научно-техническому - Управление по научно-технической политике США и Государственный комитет по науке и технике КНР. Те темпы и объемы, которые были предусмотрены, не только выдерживались, но и в ряде случаев перекрывались. Более 90 учебных заведений США приняли на обучение китайских студентов и ученых. В числе этих учебных заведений оказались практически все научные центры и ведущие американские университеты, в частности Гарвардский, Стэнфордский, Калифорнийский и Нью-Йоркский. В соответствии с научно-техническим и культурным соглашениями уже к концу 1979 г. около 500 китайцев начали проходить обучение в США на средства, выделяемые китайской стороной1. Лишь небольшая часть студентов и исследователей проходила по безвалютному обмену. Кроме того, еще около 300 китайцев начали в 1979 г. стажироваться в учебных заведениях на индивидуальные пожертвования американцев, чаще всего китайского происхождения.

1 ("China Exchange Newsletter", October 1979.)

Из всех прибывших в США на обучение китайцев только 15% являются студентами и аспирантами, остальные - уже сформировавшиеся ученые и специалисты. Их пребывание в учебных центрах и университетах практически связано не с учебным процессом, а со знакомством с исследовательскими работами и получением научных данных. Об этом свидетельствуют приводимые ниже данные о профессиональной ориентации направленных в Соединенные Штаты китайских ученых по программам обмена в области образования в 1979/80 учебном году1:

1 (Составлено по: "China Business Review", November - December 1979" c. 26; "China Exchange Newsletter", February - December 1980.)


Как показывают приведенные данные, китайские приоритеты в сотрудничестве в области высшего образования фактически полностью сосредоточены на фундаментальных науках с явным уклоном на те направления, которые либо определяют общий научно-технический прогресс, либо имеют прямое или косвенное отношение к военным исследованиям и разработкам. Такая ориентация была сохранена и в 1980/81 учебном году.

Усиление антисоветской направленности политики администрации Картера отразилось и на программах сотрудничества с КНР в области образования и научного обмена. Белый дом предпринял целую серию шагов, с тем чтобы максимально расширить число обучающихся китайцев в американских университетах и научных центрах. Как неоднократно заявляли сотрудники Белого дома, решение президента Картера широко открыть двери американских университетов для китайских научных работников превратилось в весьма важный аспект двусторонних отношении. Эти действия (которые в известной степени напоминали целенаправленное давление) привели к резкому увеличению количества китайцев, обучающихся в США. К концу 1980 г. в США находилось около 5 тыс. студентов, аспирантов и стажеров из Китая. Приблизительно половина этих лиц проживает и получает образование в США благодаря частной поддержке американцев китайского происхождения1.

1 ("China Excange Newsletter", February 1980.)

Подавляющая часть вновь прибывших китайцев по-прежнему принадлежит по профессиональной ориентации к специалистам по естественным наукам (физика, математика, химия и т. д.). Как и ранее, число студентов оставалось ничтожным. Число ученых несколько уменьшилось, а аспирантов - возросло.

Американская сторона имеет в КНР около 100 студентов, главным образом специализирующихся в области общественных наук. "Нам пришлось вплотную столкнуться с тем фактом, - заявил Д. Маррэй, директор программы обучения китайцев в Стэнфордском университете, - что Китай не имеет ни возможностей, ни профессорско-преподавательского состава для приема большого числа американских студентов, и такое положение будет сохраняться еще в течение длительного времени"1. Вместе с тем с 1979 г. большую роль в американо-китайском сотрудничестве по вопросам образования начинает играть американский преподавательский и лекторский состав, который во все возрастающих масштабах направляется в Китай. В начале 1980 г. в КНР на более или менее постоянной основе работало более тысячи американцев.

1 ("Newsday", 18.II.1979.)

Политика обмена студентами и научными работниками представляет собой одно из наиболее тщательно разработанных направлений американской дипломатии, имеющее целью идеологическую обработку научных кадров Китая во время пребывания их в американских учебных заведениях. Поэтому США выражают готовность принять еще более крупный контингент китайцев в американские университеты в 1981/82 учебном году. По сведениям сотрудницы Американского совета по вопросам просвещения Б. Оуэне, в большинстве своем это будут не студенты, а более или менее подготовленные научные работники и аспиранты.

В то же время в процессе своего развития эти формы сотрудничества встретились со сложными практическими проблемами. Одна из них была связана с языковым барьером. Кроме того, "уровень знаний китайских студентов", по оценке уже упомянутого Д. Маррэя из Стэнфордского университета, по-прежнему является довольно низким. Как известно, во времена "культурной революции" экзамены были отменены, так что нет никаких оценок, "по которым, - добавляет он, - можно было бы судить о навыках и способностях китайских учащихся". По заявлениям преподавательского состава, работающего с китайцами, китайским студентам нужно семь лет для того, чтобы справиться с обычной четырехлетней программой1.

1 (Там же.)

Вместе с тем большое впечатление на работников американской системы просвещения произвела способность китайцев точно определить учебные заведения и преподавателей, с которыми им хотелось бы иметь дело. "В Стэнфорде они не получают всего, что им хотелось бы, но в принципе мы удовлетворяем их просьбы, - отмечает Д. Маррэй. - Они внимательно штудируют периодику, дабы выяснить, кто именно и чем занимается в той или иной конкретной сфере"1. Так, одной из причин интереса, проявляемого китайцами к университету в Стони-Брук, является то обстоятельство, что институт теоретической физики там возглавляет лауреат Нобелевской премии Яны Чжэньнин.

1 (Там же.)

В настоящее время, по свидетельству американцев, у них установились высокоэффективные отношения с их китайскими партнерами в области образования. Несмотря на это, трудности и проблемы продолжают сохраняться.

Во-первых, это связано с постоянным ростом числа китайских стажеров и большим разнообразием их программ и интересов, и американские организации просто не успевают справляться с возникающими организационными проблемами.

Во-вторых, все более остро встает проблема финансирования программ обучения китайцев в США, равно как и взаимных научных обменов. В условиях нехватки валютных средств Пекину приходится ставить известные пределы на пути официального увеличения числа китайских учащихся, стажеров и аспирантов, направляемых в США. Иногда партнеры могут договориться об осуществлении подобных контактов на безвалютной основе, но этому мешал и мешает разрыв в уровне научных и технических знаний, препятствующий быстрому росту числа американцев, направляемых в КНР в рамках обмена учеными.

В-третьих, возникли острые расхождения между сторонами вокруг вопроса об обоюдном допуске студентов, преподавателей и стажирующихся ученых к научной информации. Этот аспект находился, в частности, в центре обсуждения подкомиссии по образованию во время заседания смешанной Комиссии по научно-техническому сотрудничеству в январе 1980 г. В ходе-переговоров американская сторона настоятельно требовала более длительных сроков пребывания и более широкой свободы передвижения для американцев в Китае. Кроме того, американцы настаивали на установлении более симметричных обменов на междисциплинарном уровне. Они стремились получить разрешение на непосредственные контакты с китайскими учеными в частном порядке.

Однако положение в этой области не изменилось. Напротив, правила допуска американцев, в первую очередь социологов и обществоведов, к изучению китайской действительности были даже ужесточены Пекином. Как сообщала 8 сентября 1981 г. газета "Вашингтон пост", директор американского Управления по международным связям Ч. Уик поднимал эти проблемы в ходе бесед с Дэн Сяопином, но ему фактически было отказано. Газета подчеркивала, что во второй половине 1981 г. Пекин сократил срок пребывания в Китае и намеренно затруднил работу 36 американских ученых, разрабатывавших различные социологические и антропологические проблемы на местах в этой стране.

Практика выполнения программ обменов в области образования показывает, что стороны достигли значительного уровня развития этих связей. Однако многие резервы в этой сфере не были использованы. Так, прямые контакты между американскими и китайскими учебными учреждениями находятся пока еще на начальной стадии.

Вместе с тем научные связи между двумя странами уже сейчас приобретают характер шефства американцев над китайскими университетами и институтами. Американские ученые читают лекционные курсы, помогают с материалами, ведут (правда, на краткосрочной основе) занятия по основным дисциплинам. Но в целом они еще отстают от своих западноевропейских партнеров, которые берут под опеку целые учебные заведения на долгосрочной основе.

Контакты в области энергетики и физики высоких энергий. Анализ американских оценок перспектив научно-технического сотрудничества с Китаем позволяет предположить, что энергетика рассматривается в США как одна из наиболее важных областей контактов с Китаем с точки зрения возможности внедрения в китайскую экономику, науку и технику. Отсталость китайской энергетики, ее неспособность на сегодняшний день и в ближайшем обозримом будущем обеспечить экономические планы пекинского руководства заставят КНР, по расчетам американских специалистов, пойти на значительные уступки в политической и экономической областях в обмен на помощь США в развитии этой важнейшей отрасли экономики Китая.

Как указывает один из ведущих американских специалистов по китайской энергетике, В. Смил, 20 - 30% промышленных мощностей КНР постоянно простаивает, поэтому Китай проявляет особое внимание к энергетике как к области получения американской технологии, способной сыграть значительную роль в расширении и модернизации энергетической базы страны. Немалое значение имеют для Пекина и военно-технические аспекты получения американской технологии в этой области.

Сотрудничество между США и КНР в области энергетики, а точнее, научно-техническая помощь США Китаю развивается по двум главным направлениям гидроэнергетика; ядерная энергетика и физика высоких энергий. Особенно интенсивные обмены и сотрудничество намечаются в области гидроэнергетики. Она, по расчетам Пекина, должна превратиться в один из главных объектов перспективной массированной американской помощи Хотя КНР имеет богатейшие гидроресурсы, из них освоено менее 2%. Китай занимает одно из последних мест в мире по производству электроэнергии на душу населения. На начало 1980 г., по американским данным, производство электроэнергии в КНР лишь несколько превысило 160 млрд. кВт-ч. (Пекин, правда, приводит цифру вдвое большую.) В то же время амбиции Пекина по превращению КНР в "сверхдержаву" невозможно реализовать, не обеспечив опережающих темпов выработки энергии. Сейчас, если принять китайские данные, КНР занимает по абсолютным объемам 8-е место в мире по выработке электроэнергии.

Подписанный 28 августа 1979 г. в Пекине тогдашним вице-президентом США У. Мондейлом протокол по освоению электроэнергетических ресурсов формально открывает путь для массированного американского участия в разнообразных программах в этой области. США согласились оказать помощь в планировании, проектировании и управлении строительством крупных электростанций на реках Янцзы, Ялунцзян, Сицзян. Предусматривается широкое участие американских деловых кругов, а также правительственных организаций в крупномасштабных китайских гидроэнергетических проектах, причем конкретно было определено сочетание правительственных и частных усилий в этом процессе. Обусловлено, что американские деловые круги будут заключать контракты на развитие различных проектов в Китае либо с американским правительством, либо непосредственно с китайской стороной.

Китай будет обязан оплачивать все услуги, предоставляемые правительственными и частными организациями. В число этих услуг входит: обеспечение информацией; научно-исследовательская деятельность на местах будущего строительства; техническая подготовка китайских специалистов в США; планирование, разработка проектов, консультации и руководство строительством; другие формы "сотрудничества" (поставка оборудования и материалов американскими фирмами).

В то же время американская сторона выразила согласие предоставить настолько, насколько это возможно, бесплатные предварительные консультации, а также осуществить техническую подготовку специалистов. В сотрудничество с Китаем в сфере гидроэнергетики вступили следующие правительственные организации США: министерство энергетики (Управление электростанций р. Бонневиль), министерство внутренних дел, Корпус инженеров США, Администрация гидросооружений долины Теннеси и ряд других (представители всех перечисленных организаций входили в состав делегаций, которые участвовали в соответствующих переговорах).

Задачи этих организаций должны были заключаться не в осуществлении прямого контроля над строительством гидросооружений, а в том, чтобы после определения конкретных проектов оказать содействие китайской стороне в выходе на нужную американскую фирму, в выборе нужного оборудования и документации, в предоставлении различного рода рекомендации относительно каждого проекта. Так, Корпус инженеров США должен был сделать оценку технических проектов и общих планов освоения гидроресурсов на р. Сицзян и осуществить исследование условий для проектирования сооружений по регулированию наносов р. Янцзы и ее эстуария. Американское правительственное ведомство гидроэнергетических ресурсов взяло на себя обязательство изучить альтернативные проекты сооружения ГЭС на р. Ялунцзян.

Частные фирмы и компании, в свою очередь, самостоятельно связываются с китайскими партнерами. Так, была достигнута договоренность с одной из американских корпораций о многоцелевом использовании водных ресурсов Китая.

В настоящее время, по сообщениям американской прессы, идет уточнение деталей реализации целого ряда конкретных проектов. Пока еще полностью не ясно, какие именно сооружения положат начало сотрудничеству в данной области. Насколько известно, существуют два проекта, претендующие на эту роль. Во-первых, осуществление гигантского проекта по сооружению гидроэлектростанции на р. Янцзы (предполагается, что по своим размерам и мощности эта ГЭС в несколько раз превысит крупнейшие ГЭС мира). Практическая реализация такого проекта изменила бы всю карту Юго-Восточного Китая и дала бы мощнейший импульс экономическому развитию этой части страны. Другой проект предполагает параллельное строительство нескольких менее крупных электростанций выше по течению Янцзы, а также на Хуанхэ и их притоках. Пекин, учитывая существенное сокращение размаха капитального строительства в этом случае и нехватку финансовых ресурсов, склоняется ко второму проекту.

В ходе переговоров, имевших место в 1981 г., китайская сторона выразила желание получить самую широкую научно-техническую помощь в реализации рассматриваемых проектов. Правительство США в ответ предложило направить в КНР советников, которые бы на месте провели консультации по составлению геологических обзоров, изучили планы строительства, разработали чертежи, определили виды и количество необходимой техники и оборудования. Кроме того, министерство энергетики США рассматривало план приема и размещения 100 китайских специалистов в различных научных и учебных центрах Корпуса инженеров США. Однако к середине 1981 г. районы строительства будущих объектов посетили лишь две специализированные группы, чтобы на месте ознакомиться с природными условиями.

Уже эти первоначальные исследования американских специалистов показали, что осуществление грандиозных планов сотрудничества в области гидроэнергетики связано с большими трудностями, нежели ожидали обе стороны. Побывавшие в Китае гидроэнергетики из различных американских правительственных организаций на основе изучения экономической целесообразности подобных начинаний пришли к малоутешительному выводу, что природные условия и необходимые в этих условиях затраты вызывают сомнение в целесообразности большинства проектов. Глава группы экспертов X. Хэндсайд подчеркивал в своем докладе, что после изучения китайских предложений американская сторона рекомендует еще раз провести анализ выдвинутых Пекином планов, поскольку не было найдено удовлетворительное решение таких проблем, как необходимый контроль за уровнем воды, замена навигационных маршрутов, финансирование и т. д.

Кроме того, снижение в КНР в 1979 - 1981 гг. темпов перспективного промышленного развития, отказ от широкого капитального строительства и дальнейшая переориентация во внутренней экономической политике на создание объектов легкой промышленности, сулящей принести более быстрые дивиденды, подрывали объективную базу осуществления огромных по масштабу капиталоемкости гидроэнергетических проектов не только в среднесрочном (к концу 80-х годов), но и в долгосрочном плане. Ведь только разработка необходимой документации по освоению гидрологических ресурсов Янцзы, даже по предварительным оценкам, превышала сотни миллионов долларов. Все это вызвало скептицизм в отношении возможности осуществления намеченных проектов и обусловило некоторый спад активности в сотрудничестве обеих сторон в рассматриваемой области.

Выполнению достигнутых договоренностей мешают и другие факторы, в частности существование серьезных разногласий в китайском руководстве относительно целесообразности, очередности и других вопросов, связанных с сооружением гидроэлектростанций на базе американо-китайского сотрудничества. Имеют место также сомнения и расхождения во мнениях среди американских специалистов и правящих кругов. Активное участие федеральных ведомств в изучении проектов вызвало недовольство американских корпораций. По их мнению, правительство взяло на себя излишне широкие обязательства, приведшие к выполнению государственными ведомствами функций, на которые претендуют частные фирмы, что в определенной степени подорвало позиции делового мира на переговорах с китайцами. Как и среди китайского руководства, многие вообще сомневаются в экономической целесообразности подобных начинаний. Но в конечном итоге главным тормозом в осуществлении намеченных проектов все же является отсутствие у Пекина четко сформулированной и научно обоснованной национальной программы по освоению гидроресурсов.

Более активно развиваются американо-китайские связи в области физики высоких энергий. Одновременно с подписанием общего "зонтичного" научно-технического соглашения было заключено рабочее соглашение между министерством энергетики Соединенных Штатов Америки и Государственным комитетом по науке и технике Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области физики высоких энергий. В ст. 1 соглашения указывается, что "цель данного рабочего соглашения - содействовать развитию энергетических программ путем создания структуры для сотрудничества в области высоких энергий включая теоретические и экспериментальные исследования, конструирование ускорителей и методы строительства, а также взаимно согласованные области техники"1.

1 (United State - China Science Cooperation, c. 20 - 22.)

В соглашении предусмотрены следующие формы сотрудничества в области физики высоких энергий: обмен информацией о научных и технических разработках, деятельности и практике; совместное осуществление таких видов исследований и разработок, как эксперименты, испытания и другие технические мероприятия; обмен научными работниками, инженерно-техническим персоналом и другими специалистами, включая визиты групп или отдельных специалистов на предприятия другой стороны, а также обмен персоналом для обучения; обмен и предоставление образцов материалов, инструментов и компонентов для испытаний и оценок. В 1979 - 1980 гг. стороны обменялись по крайней мере четырьмя высококвалифицированными делегациями по данной проблематике.

Наиболее крупным объектом сотрудничества в рассматриваемой области обещает стать китайский проект строительства в Институте физики высоких энергий в Пекине четвертого в мире по мощности (50 гигаэлектронвольт) протонного ускорителя, предусматривающий "активную помощь" ряда ведущих американских лабораторий. Стоимость этого проекта оценивается по меньшей мере в 100 млн. долл., но, как ожидается, может достигнуть и 200 млн. долл. Значительная часть оборудования для осуществления этого проекта будет изготовлена в КНР. Одновременно пять ведущих центров США (Национальная лаборатория им. Ферми, Центр линейного ускорения Стэнфордского университета, Лаборатория им. Лоуренса в Беркли, Национальная лаборатория Аргон, Брукхейвенский центр) приступили к разработке наиболее сложных узлов этого сооружения. В этих центрах уже стажировалось свыше 70 китайских специалистов.

Китайцы прилагают усилия к тому, чтобы установить такие формы сотрудничества в области физики высоких энергий, которые охватывали бы не только экспериментальные исследования (конструирование ускорителей и методы строительства), но и сугубо теоретические разработки. Так, P. Рау, помощник директора Брукхейвенского центра, посетивший Китай в 1979 г., отмечал, что "ощущается настоящая заинтересованность в проведении теоретических исследований"1. Это стремление к проведению теоретических исследований подтверждается тем, что китайцы подписали контракт на поставку из США ускорителя ядерных частиц "Тандем ван де Грааф" стоимостью 5,2 млн. долл. Эта установка предназначается для исследований взаимодействия тяжелых ядер. Работы по ее монтажу должны были быть завершены в 1981 г.

1 ("Newsday", 31.VIII.1979.)

Обращает внимание стремление привлечь американских ученых китайской национальности для возрождения китайских фундаментальных исследований. Еще при жизни Мао Цзэдуна работа американских ученых китайской национальности вызывала открытое одобрение китайского руководства. Несколько позже, в самом начале ослабления напряженности в американо-китайских отношениях, заметную роль в установлении связей между американскими и китайскими учеными сыграл уже упоминавшийся физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии Янь Чженьнин. Два других выдающихся американских физика китайской национальности, Ц. Ли и С. Тинг (оба - лауреаты Нобелевской премии), регулярно посещают Китай, дают консультации по различным аспектам фундаментальных исследований. Есть основание предположить, что американские специалисты китайского происхождения привлекаются в качестве своего рода руководителей отдельных тем в научных разработках в КНР.

К уже отмеченным случаям контактов можно добавить непродолжительную работу директора лаборатории ядерной физики университета Раджерс проф. Дж. Тэммера в Шанхае в 1979 и 1980 гг.

Тем не менее, за исключением приведенных выше примеров, стороны не сумели пока начать осуществление сколько-нибудь серьезных совместных экспериментов или же совместных проектов. Как Пекин, так и Вашингтон в силу объективных условий еще не могут реализовать свою готовность к сотрудничеству в каких-либо практических формах кооперации на более или менее высоком уровне.

Весьма активно идет взаимный зондаж о перспективах совместной деятельности в области ядерной энергетики, в частности американской помощи в строительстве атомных электростанций (АЭС) в Китае. Один из ведущих китайских ученых, Ван Гэнчжеиь, выступая в Американском ядерном обществе в ноябре 1980 г., заявил о возможном строительстве в Китае АЭС мощностью 2000 - 4000 мВ к 1990 г. и 15000 мВ к концу века. Чтобы реализовать такие установки, Китаю потребовалось бы ввести в действие 2 - 4 реактора мощностью 1000 мВ каждый в течение ближайших девяти лет, а затем еще 11 - 13 реакторов аналогичной мощности в течение 90-х годов1. Такое заявление было расценено в США как попытка стимулировать интерес деловых кругов к сотрудничеству с КНР в данной области.

1 ("China Business Review", January - February 1981, c. 32 - 33.)

Высказывания американских специалистов относительно перспектив сотрудничества с Китаем в этом направлении весьма сдержанны. "По моей оценке, - отмечал О. Дютэмпл, исполнительный директор Американского ядерного общества, дважды посетивший КНР, - у них вряд ли будут иметься атомные электростанции вплоть до 1995 г... И даже в этом случае это будет громадный успех"1. По другим американским оценкам, к началу 90-х годов Пекин вряд ли сумеет построить собственными силами хотя бы одну станцию упомянутого типа без западных поставок полного комплекта оборудования "под ключ". Ряд специалистов из США указывают и на отсутствие сколько-нибудь единого подхода китайского руководства к вопросу о развитии атомной энергетики в стране2.

1 (Там же.)

2 ("China Business Review", May - June 1981, c. 48 - 51.)

Вместе с тем американские деловые круги готовы поставить КНР необходимую технологию. Примером этого является участие в борьбе за контракт на поставку оборудования для АЭС мощностью 900 мВ в пров. Гуанчжоу корпораций "Всстингауз электрик" и "Дженерал электрик". В 1980 г. "Вестингауз электрик" обратилась в госдепартамент с требованием о заключении соглашения между США и КНР о сотрудничестве в области" использования ядерной энергии в мирных целях, так как его-отсутствие препятствует коммерческой передаче ядерной технологии в КНР. Вашингтон передал Пекину свои предложения; по вопросу о заключении такого соглашения, однако, по состоянию на март 1981 г., переговоры начаты не были.

В американской печати высказывается мнение о том, что Вашингтон еще не принял решения о конкретных формах и пределах своего участия в строительстве атомных электростанций в Китае и в передаче ядерной технологии в целом. К этому приводит не только неясность государственной политики КНР в области ядерной энергетики. В Вашингтоне с неудовольствием восприняли отказ Пекина от инспекции ядерных объектов на местах представителями американских поставщиков техники и технологии или международных организаций. США указывают на активные работы в Китае по созданию малых и средних реакторов, которые должны использоваться в ВМФ и в разработке новых видов ядерного оружия.

Складывается впечатление, что американская администрация намерена "дорого запросить" с китайской стороны за помощь в рассматриваемой области. Этим, видимо, объясняется сдержанность Вашингтона в осуществлении соответствующих контактов. Официально же США последовательно напоминают китайской стороне о том, что положения американского законодательства в сфере экспорта ядерных реакторов требуют обеспечения строгих гарантии мирного использования поставляемой технологии. Конечно, такие ограничения можно обойти с учетом того фактора, что Пекин обладает ядерным оружием, но в любом случае необходимы соглашение и какие-то новые формы гарантий, хотя бы устных, о том, что КНР не будет использовать отходы работы реакторов для производства каких-либо видов оружия. В этой связи нынешней администрации еще предстоит выработать свою собственную политику в вопросах сотрудничества с Китаем в области ядерных исследований и практического применения их результатов.

Контакты в области освоения космоса. Известные результаты были достигнуты США и КНР и в этой области научно-технических связей. Так же как и в других аспектах таких связей, процесс сближения особенно отчетливо обозначился летом 1978 г., после визита З. Бжезинского в Пекин. Тем не менее и на более ранних стадиях проявились тенденции к установлению определенных контактов.

Первым примером американо-китайского сотрудничества в области освоения космоса, вероятно, можно считать сделку, заключенную практически сразу же после объявления в 1971 г. тогдашним президентом США Никсоном необходимости нового подхода к Пекину. Несмотря на официально утвержденное положение об одинаковых ограничениях для СССР и Китая на поставки технологии, товаров и информации, которые могли быть использованы в военных целях, тогдашняя администрация "одобрила заключение корпорацией "РКА глобал коммюникейшн" контракта с КНР о создании ретрансляционных станций для прямого телевещания из Пекина об американо-китайской встрече в верхах. В феврале 1972 г. первая станция была в кратчайшие сроки развернута недалеко от Шанхая. По соглашению, подписанному 22 января того же года между "РКА глобал коммюникейшн" и китайскими организациями на сумму 2,9 млн. долл., американская корпорация поставила наземную станцию, микроволновое терминальное оборудование и двадцать комплектов видеозаписывающих устройств. "Эта сделка, - отмечал вице-президент корпорации X. Хокинс, - была первой крупной экспортной поставкой в КНР"1.

1 ("China Business Review", January - February, 1981, c. 39.)

В августе 1972 г. в Пекине были подписаны еще два контракта на поставку дополнительного оборудования на общую сумму 7 млн. долл. Эти документы предусматривали создание еще одной, более сложной прямо передающей станции, которая начала функционировать в 1973 г. При помощи этих устройств Пекин оказался в состоянии осуществлять передачи па страны Азии, Африки и Европы. Приборы, которыми были оснащены станции, имели высокую степень научной и технологической новизны, что позволило китайским ученым ускорить темпы развития своих телекоммуникационных систем. У Пекина появились определенные возможности для эффективного продвижения в направлении создания собственных средств наблюдения за спутниками, хотя после 1972 г. такие контракты временно прервались, во всяком случае по открытым каналам.

За 1978 - 1980 гг. между сторонами состоялся обстоятельный обмен мнениями о возможных совместных начинаниях и закупках Китаем у США авиакосмических систем. В КНР в этот период побывали по крайней мере четыре специализированные делегации НАСА и частных фирм, участвующих в производстве космической техники и оборудования. В свою очередь, США приняли две официальные делегации руководителей космической программы КНР. В ходе этих встреч стороны довольно тщательно ознакомились с состоянием космических программ в обеих странах, с их ориентацией, спецификой и объективными возможностями к сотрудничеству. В частности, пекинские власти в мае 1979 г. впервые разрешили американцам посетить стартовый космический комплекс в пров. Ганьсу, который был до этого закрыт для иностранцев. В дальнейшем американским специалистам был показан практически весь космический комплекс КНР (всего 19 объектов), в том числе Шанхайский завод авиакосмической техники, где было осуществлено производство самой мощной по дальности полета ракеты китайского производства ( с радиусом действия 6800 миль); испытательный полигон под Пекином; центр управления космическими полетами1.

1 ("Aviation Week and Space Technology", 25.VI.1979.)

Несмотря на постоянное завышение в политических целях уровня космических программ КНР, американские эксперты не могли не отметить их серьезные недостатки. Наиболее узким местом космических исследований в КНР, по мнению американцев, является отсутствие некоторых узлов в электронно-вычислительном и радиотелевизионном оборудовании. Негативной стороной китайской космической программы американцы считают также ее сравнительную оторванность от практического применения в области народного хозяйства. Как полагают американцы, Пекин стоит на пороге запуска крупных спутников с человеком на борту1.

1 (Там же.)

В свою очередь, китайские представители побывали, на основных объектах НАСА и ведущих авиакосмических фирм США. Так, заместитель премьер-министра Китая по научно-техническим вопросам Фан и неоднократно посещал лаборатории и производственные комплексы таких корпораций, как "Локхид", "Макдональд-Дуглас" и т. д.

Кроме того, Вашингтон и Пекин определили формы сотрудничества, на которые они готовы пойти в ближайшем будущем. Эти формы можно подразделить на четыре категории: закупка "под ключ" комплектов космических систем связи; закупка отдельных блоков, аппаратуры и технологических процессов; подготовка китайских специалистов в американских центрах; развертывание в длительной перспективе совместных крупномасштабных космических систем, которые дали бы возможность Китаю ускорить практическое использование научно-технических достижений в космосе.

По заявлению Р. Фроша, одного из руководителей НАСА, китайская сторона проявляла заинтересованность к получению американской техники и технологии в самых широких рамках - от целых спутников и до технологии испытания космических систем. Американцев же интересовали в этой области главным образом политические и коммерческие соображения. Американская космическая программа, подчеркивал Р. Фрош на слушаниях в конгрессе, мало что получит нового и полезного из подобных контактов с КНР1.

1 (Technology Transfer to China, c. 97.)

Во что же реально воплощается и будет воплощаться в будущем американо-китайское сотрудничество в авиакосмической области?

Как уже отмечалось ранее, переговоры были сосредоточены на двух основных проектах: на поставке Соединенными Штатами КНР спутника связи, а также наземной станции по обработке данных, получаемых от спутника "Лэндсат-Д". По признанию члена палаты представителей от штата Калифорния Дж. Брауна, нет никаких сомнений на счет возможностей военного применения как спутника, так и станции "Лэндсат-Д", особенно в ее последней модификации. Аналогичным образом он расценил и систему спутниковой связи1.

1 (Там же, с. 108.)

Спутник связи, приобрести который стремился Пекин, представляет собой фактически комплексную телекоммуникационную систему, состоящую не только из самого спутника, но и многочисленных вспомогательных наземных станций и служб (до 2 тыс. станций). Такая система имеет многоцелевое применение, поскольку при ее помощи будут обеспечиваться радио и телевизионная ретрансляция, телеграфная и телефонная связь. Многоцелевой характер спутника является новым и для американской космической промышленности, которая ранее ориентировалась на производство высокоспециализированных спутников и ведет направленные работы по совмещению различных приборов на данном спутнике. НАСА предполагает, что весь цикл работ до запуска этого спутника в лучшем случае продлится не менее четырех лет, причем выполнение проекта потребует запуска дополнительного спутника. Как предполагают, китайцы готовят запуск своего спутника связи (без телекоммуникационного использования), который будет запущен на синхронную орбиту при помощи новой трехступенчатой ракеты-носителя на жидком водороде.

Запуск спутника в случае его приобретения Пекином составит один из основных компонентов общенациональной связи, которая до сих пор отсутствует в КНР. Стоимость самого спутника, его запуска, строительства первой очереди наземных станций, обучения персонала оценивается в 100 - 150 млн. долл.1. После начала эксплуатации спутника НАСА будет получать от китайских клиентов ежегодно за космические, фотографии около 200 тыс. долл.

1 ("Aviation Week and Space Technology", 25.I.1979, c. 77.)

Наземная станция "Лэндсат-Д" также весьма сложный научно-технический комплекс, с помощью которого предполагается получать и обрабатывать фотоинформацию, снятую из космоса, относительно наземных объектов. Согласно заявлениям китайских и американских представителей, предполагается использовать "Лэндсат-Д" прежде всего для геологических исследовании, наблюдении за урожаем сельскохозяйственных культур, а также для метеорологических исследований. Стоимость станции составит 50 млн. долл.1.

1 (Там же.)

Совершенно очевидно, что, хотя в обоих случаях в официальных заявлениях речь идет о "гражданских целях" приобретения таких систем, они могут быть использованы и в военных целях. Таким образом, как система телесвязи, так и наземная станция входят в разряд технологии "двойного назначения" и должны подпадать под действие всех ограничений, связанных с поставками военной и полувоенной технологии за границу. Несмотря на это, переговоры и принципиальные договоренности об этих поставках имели место задолго до так называемых "афганских событий" 1980 г., с которыми Белый дом позднее связал свое решение о поставках КНР "небоевой техники".

Однако практическое осуществление проектов столкнулось с серьезными трудностями. Прежде всего возникла необходимость в создании организационных рамок сотрудничества. С этой целью в КНР была учреждена специальная корпорация по телекоммуникационной связи, а в США под эгидой НАСА начала функционировать специальная межведомственная группа. В течение года стороны уточняли детали взаимных требований и условий сотрудничества по наземным станциям. Лишь в 1980 г., в ходе визита Ф. Пресса в Пекин, был подписан протокол о сотрудничестве по второму проекту1. Только после этого Пекин получил возможность непосредственно обсудить список необходимого оборудования с фирмами-поставщиками.

1 ("Department of State Bulletin", February 1981, c. 33 - 43.)

Что же касается системы телекоммуникационной связи, то здесь к августу 1981 г. переговоры не достигли и этого рубежа.

США заняли весьма жесткую позицию в отношении поставок подобной техники и технологии. Они дали понять Пекину, что информация, технология и оборудование, которые будут предоставлены КНР, остаются объектом экспортных ограничений, что подготовка и запуск спутника будут осуществлены без участия китайцев, которые получат возможность использовать эту систему лишь после того, как спутник окажется на орбите1. Таким образом, американцы отнюдь не собирались бесконтрольно делиться наиболее передовыми достижениями своей научно-технической мысли с Пекином. "Мы подходим к этим проблемам, - указывал Р. Фрош, - таким образом, чтобы передавать ту технологию, которую мы хотим передать, либо же обеспечить гарантии использования ее в гражданских целях"2. За этой фразой лежит твердое намерение США не допустить утечки важной технической информации в Китай. Более того, США отказались вести переговоры по другим возможным проектам, пока не будут достигнуты результаты в отношении спутника связи и наземной станции. Со своей стороны, китайские представители, стремясь к получению самых последних данных, настойчиво требуют от американцев большей гибкости в вопросах предоставления технологии, которая может быть использована в военных целях. Характерным примером служат расхождения по поводу оптического оборудования, которое в состоянии делать из космоса снимки мелких объектов. Китайская сторона убеждала, что подобное оборудование необходимо для регистрации урожаев на небольших полях, что, естественно, вызывает сомнение у американцев.

1 (Technology Transfer to China, c. 81, 233.)

2 (Там же, с. 108 - 109.)

Таким образом, различные объективные и субъективные причины серьезно тормозят развитие сотрудничества в области освоения космоса. Особенно это стало ясно, когда в начале 1981 г. Пекин, будучи явно недоволен предложенными условиями, а также все более отдавая себе отчет в своей финансовой и технической неподготовленности к подобным проектам, уведомил Вашингтон о том, что он в одностороннем порядке откладывает их реализацию. Одновременно китайские власти демонстративно направили запросы в ряд западноевропейских стран, Канаду и Японию относительно возможности получения наиболее сложных узлов оборудования спутника и станции. В частности, были начаты интенсивные переговоры с канадской фирмой "Макдональд Детуилер". Подобные действия побудили новую администрацию в Вашингтоне вернуться за стол переговоров и вести речь о более широком допуске китайцев к технологическим секретам обоих проектов1.

1 ("China Business Review". March - April 1981, c. 33.)

Однако, как бы ни были труднопреодолимы барьеры на пути развертывания эффективной кооперации в рассматриваемой области, Пекин и Вашингтон в ряде случаев находили общий язык в деле осуществления в кратчайшие сроки совместных начинаний. Естественно, что почвой для нахождения этого общего языка был антисоветизм обеих сторон, в особенности при решении в секретном порядке прикладных вопросов. Так, в июне 1981 г. американская пресса сообщила о том, что между США и КНР еще в середине 1979 г. было заключено секретное соглашение, в соответствии с которым США поставили Китаю современное оборудование для создания двух радиолокационных постов с целью слежения с территории Северо-Западного Китая за советскими космическими экспериментами и подготовили китайских специалистов для обслуживания этих постов.

Поскольку детали соглашения остаются засекреченными, невозможно дать оценку техническому состоянию переданной аппаратуры, а также ее стоимости. Можно лишь напомнить, что впервые подобная идея возникла в период, когда США лишились своих станций слежения на территории Ирана в результате-революции в этой стране. Эта идея была положительно встречена китайским руководством при условии, что на станциях будет работать китайский персонал и они будут находиться под полным китайским контролем. Стороны публично не обсуждали данной темы. Можно предположить, что поставки в КНР были осуществлены через третьи страны, вероятнее всего через Гонконг.

Итак, сотрудничество в авиакосмической области вышло из рамок переговоров. Вместе с тем претворение намеченных программ, даже по наиболее оптимистическим оценкам, отодвигается на довольно значительный срок. Поставки по наземной станции, если они состоятся, намечены на середину 80-х годов, а спутник связи с соответствующей аппаратурой предполагается ввести в действие по меньшей мере через десять лет1. Тем не менее определенные и весьма важные узлы аппаратуры и технология все же оказались в распоряжении Пекина.

1 (Technology Transfer to China, c. 192.)

Что касается длительной перспективы, то представители как КНР, так и США говорят о гигантских по своим потенциальным возможностям масштабах сотрудничества. В частности, существует план расширить в 90-х годах сеть станций космической связи в КНР до 50 - 60 тыс., т. е. покрыть ими всю территорию страны. Это позволило бы на практике реализовать план Пекина создать общенациональную систему связи в КНР, а также модернизировать систему слежения за космическими объектами. Помимо этого плана ведутся предварительные переговоры о совместном запуске спутников при помощи американских носителей, о совместных полетах, изучении космических явлений и т. д. Однако все эти начинания носят пока чисто гипотетический характер.

Другие сферы научно-технического сотрудничества. Усиленно развиваются различные формы научного сотрудничества между США и КНР в таких областях, как медицина (в особенности традиционная китайская медицина), биология и наука о земле (главным образом по линии предсказания землетрясений). В немалой степени это связано с тем, что в этом сотрудничестве довольно глубоко заинтересованы США. По мнению-Б. Губермана, ведавшего в администрации Картера научно-техническими связями с КНР, для США представляют научный интерес следующие области связей с Китаем: отдельные вопросы медицины (контроль за рождаемостью, иглоукалывание, использование лекарственных растений и т. п.); исследование географических зон Китая, ботаника, зоология и другие науки о Земле; океанография, астрономия, прогнозирование погоды, консервация энергии, переработка отходов; области, способствующие лучшему пониманию "традиционного и современного китайского общества: литература, история, социология и экономика"1. Пекинское руководство, со своей стороны, старается оказать всемерное содействие американцам в целях "восполнения" явной односторонности научно-технических связей между странами. Впрочем, обе стороны не склонны переоценивать научно-технический потенциал Китая. В журнале "Чайна бизнес ревью", например, отмечалось, что "как китайская, так и американская стороны согласны в том, что ожидать немедленного значительного китайского вклада в мировую науку и технику на данном этапе игры нереалистично... Сейчас основой китайско-американских научно-технических отношений является задача укрепить экономическую систему КНР и, таким образом, политику нынешнего режима как страхование против возможных будущих политических перемен, которые могли бы вновь закрыть китайскую дверь перед Западом"2.

1 (Там же, с. 67.)

2 ("China Business Review")

Этими соображениями определяется также склонность США содействовать облегчению продовольственного, а также энергосырьевого положения Китая, но под контролем Вашингтона, опасающегося как возможной конкуренции с Китаем на мировых рынках сырья, так и осложнения внутриполитической обстановки в КНР. Кроме того, Вашингтон не скрывает, что он заинтересован в превращении Китая в поставщика ряда дефицитных видов сырья.

Все это и послужило причиной того, что в качестве одного из главных объектов сотрудничества в Соглашение по научно-техническим связям между Китаем и США было включено сельское хозяйство. Общие намерения были разъяснены в прилагавшемся протоколе, в котором были выделены следующие области сотрудничества: генетика растений и биологическое противодействие распространению насекомых-вредителей; животноводство и ветеринарная наука; подготовка китайских сельскохозяйственных специалистов и обучение их новым методам управления отраслью. В целях выработки конкретных программ и их реализации в рамках совместной Комиссии по науке и технике была организована специальная подкомиссия1.

1 ("Department of State Bulletin", February 1981, c. 33 - 43.)

В дополнение к взаимным поездкам Соединенные Штаты выразили согласие оказать содействие КНР в ознакомлении с американским опытом в области пищевой промышленности и производства сельскохозяйственной техники. Между сторонами было начато обсуждение первоочередных программ с точки зрения интересов КНР. Министерство сельского хозяйства США в этой связи направило в Китай три целевые специализированные группы (Национальной ассоциации животноводства, Американской ассоциации торговли семенами, Ассоциации производителей пшеницы Западного побережья). Пекин направил три аналогичные группы в Соединенные Штаты.

Расширение контактов привело в 1980 г. к формированию рабочей группы по сотрудничеству с Китаем в рамках министерства сельского хозяйства США, выступившей с целым рядом новых рекомендаций, в частности таких, как расширение тематики по сотрудничеству в области генетики растений (пшеница, соевые бобы, кормовые, овощи, лекарственные растения), лесоводства, ирригации и управления водными ресурсами, морскими ресурсами, экономической информации о состоянии сельского хозяйства. Заинтересованность американцев в получении: томной информации о состоянии сельского хозяйства КНР выразилась и в том, что США предоставили при финансовой поддержке независимых университетов рабочие места китайским ученым для проведения ими в США ряда исследований. Одновременно ряд специалистов США выезжали в 1980 - 1981 гг. в КНР для чтения лекций по экономике сельского хозяйства и ознакомления с состоянием сельского хозяйства в Китае.

Таким образом, США и КНР за прошедшее время практически завершили ознакомительный период сотрудничества в области сельского хозяйства и выявили значительные возможности для такого сотрудничества по ряду проблем.

В области науки о Земле американо-китайские контакты концентрируются в основном вокруг вопросов сейсмологии. По мнению американских специалистов, китайские ученые сумели разработать теорию и развернуть эффективную систему предупреждения землетрясений. Подобно многим другим сферам, контакты здесь активизировались с 1978 г., хотя начало им было положено еще в 1974 г. Министерство внутренних дел США направило в Пекин осенью 1978 г. развернутые предложения по организации сотрудничества и обмену информацией в названной области. В 1979 г. был подписан протокол, предусматривавший взаимный обмен делегациями, проведение семинаров, а также ряд конкретных форм сотрудничества. В частности, в длительной перспективе предусматривается развертывание на территории КНР совместных сейсмологических станций с американским оборудованием, подготовка в США китайских специалистов, поставка оборудования научным центрам Китая и т. д.

В 1980 - 1981 гг. состоялся обмен делегациями, несколько ученых из каждой страны прошли стажировку в соответствующих научных центрах США и КНР.

В эти годы имели место также контакты в области метеорологии и океанографии.

В частности, Вашингтон и Пекин наладили постоянный обмен метеорологическими данными. С нюня 1979 г. проводятся совместные операции по забору образцов воздуха из верхних, слоев атмосферы. Китайские специалисты получили в этой связи постоянные места для стажировки (сроком до одного года) в американском Управлении по изучению океана и атмосферы, В 1981 г. произошел обмен делегациями по следующим проблемам: тропические циклоны, предсказания погодных явлений, регистрация и раннее оповещение о климатических изменениях.

Ощутимыми результатами отмечено и сотрудничество в океанографии. В этой сфере дело не ограничилось обычным обменом делегациями и научной информацией. Стороны не только договорились о совместных экспериментах, но и провели в 1980 - 1981 гг. исследования на паритетных началах. В ходе этих работ были изучены морское дно прибрежных китайских вод и эстуария р. Янцзы.

В области передачи американского управленческого опыта министерство торговли США организовало летом 1980 г. на побережье Китая, в 300 милях от Пекина, Национальный центр развития научного и технического управления, главной целью которого является обучение высшего эшелона китайских хозяйственных руководителей, с тем чтобы превратить их в "более успешных менеджеров сложной технологии". Количество учащихся, проходящих одновременное обучение, составляет 150 человек. Управление производительности, технологии и нововведений министерства торговли США направило в центр группу преподавателей и лекторов в составе 18 человек во главе с помощником министра торговли США по производительности, технологии и нововведениям Дж. Баручем.

Программа первого курса обучения включала семь основных вопросов: управление финансами и ведение отчетности; управление производством; организационные и кадровые проблемы; управленческая экономика, статистика и методы принятия решений; информационные системы и управление информацией; стратегическое планирование, анализ и формулирование политики; развитие предприятия и освоение рынка. Первый курс обучения, как сообщал 23 марта 1981 г. журнал "Форчун", длился 18 недель и закончился в декабре 1980 г. В нем приняли участие 120 представителей высшего эшелона управления китайской экономикой. В мае 1981 г. был начат второй курс обучения, длительность которого составила 28 недель, а число "студентов" возросло до 170 человек.

Перед группой американских специалистов, работающих в oцентре, поставлена также задача "оказания помощи высокопоставленным менеджерам китайских промышленных предприятий и исследовательских институтов, научно-преподавательскому составу технических университетов, официальным лицам из министерства, участвующим в процессе промышленного развития, в изучении современных теорий работы научно-технического предприятия"1.

1 (Science, Technology and American Diplomacy. Wach., 1981, c. 120, 126.)

В области медицины сотрудничество США и КНР было определено протоколом, подписанным 22 июня 1979 г. в Пекине. В соответствии с ним начала работу совместная комиссия по медицине и здравоохранению. К 1981 г. состоялись две сессии комиссии, в ходе которых были распределены приоритеты взаимных контактов по областям. Первостепенными были признаны следующие направления: инфекционные заболевания, фармакология, рак, сердечнососудистые заболевания, организация здравоохранения и медицинской науки, иммунология, генетика. Затем следовали трансплантация органов и тканей, микрохирургия, психиатрия, промышленная гигиена. За 1980 г. стороны обменялись ознакомительными делегациями практически по всем перечисленным отраслям медицинских знаний. Были проведены совместные симпозиумы по фармакологии и нейрофармакологии, традиционной китайской медицине. США направили значительное количество своих специалистов на различные сроки в медицинские учреждения КНР для чтения лекций и переподготовки специалистов. Известные американские ученые (такие, как профессор-педиатр С. Фокс, вирусолог Дж. Дзай и др.) прибыли в КНР для организации совместных экспериментов. В то же время значительное число китайских студентов-медиков было послано в Соединенные Штаты Америки.

В 1980 г. стороны выполнили заключенное годом ранее Соглашение о взаимном обмене национальными выставками. 17 - 28 ноября 1980 г. в Пекине состоялась Национальная торгово-экономическая выставка США, которую посетило 230 - 250 тыс. китайцев. На выставке 254 американские корпорации выставили машины и оборудование общей стоимостью 10 млн. долл.; для посетителей было проведено 134 технических семинара. За время проведения выставки были подписаны контракты на поставку в Китай машин и оборудования на сумму 11,6 млн. долл. Эта сумма явно была меньше, чем ожидали американские фирмы, однако структура закупок представляет определенный интерес, так как лишний раз подтвердила приоритеты Пекина в закупках технологии. Основная часть контрактов была заключена на поставку машин и оборудования для нефтедобывающей промышленности, транспорта, сельского хозяйства, легкой промышленности.

Выставка, организованная Китаем в США, демонстрировалась в трех городах: Сан-Франциско, Чикаго и Нью-Йорке. В первом из этих городов широкая предварительная реклама обеспечила высокую посещаемость (250 тыс. человек), однако в других двух городах выставка не имела особого успеха. В Чикаго ее посетило за тот же срок 150 тыс. человек, а в Нью-Йорке (где она работала на неделю дольше, чем в двух предшествующих городах) количество посетителей было столь ничтожно, что китайские устроители предпочли его не сообщать.

Оценивая в целом итоги американо-китайских межгосударственных контактов в области науки и техники, следует отметить определенную ограниченность их результатов. Главным итогом этих контактов является создание правовой базы и организационной структуры, выявление и согласование основных направлений связей двух стран в этой области. Учитывая американский подход к Китаю в целом и в данной области двусторонних отношений в частности, можно ожидать наполнения созданной формальной структуры конкретным содержанием - в основном американскими научно-техническими и управленческими знаниями, передаваемыми в Китай под контролем и в интересах Вашингтона.

Вместе с тем очевидно, что между американским и китайским подходом к вопросам научно-технического сотрудничества имеются значительные расхождения. Они в свою очередь предопределяют существующие и потенциальные противоречия в процессе развертывания подобного сотрудничества.

Во-первых, это несоответствие уровней научно-технического развития. В сущности США мало что могут почерпнуть из научного и технического опыта Китая. Это предполагает искусственное стимулирование интереса американской научной общественности к сотрудничеству с КНР.

Во-вторых, учитывая шовинизм и этноцентризм Пекина, вряд ли можно ожидать разрешения неограниченного допуска американцев к изучению китайской действительности на всех уровнях. Отказ удовлетворить те или иные требования США автоматически влечет за собой недовольство американской стороны.

В-третьих (что представляется особенно важным), в расчеты Пекина входит наиболее полное удовлетворение научно-технических потребностей Китая за счет Соединенных Штатов, которые в этом случае должны признать в лице КНР полноправного военно-политического союзника. Нынешняя же формула Вашингтона, определяющая Китай лишь как "дружественное развивающееся государство", все же ограничивает китайские возможности по получению информации и суммы научно-технических знаний, имеющих военное значение, равно как и безвозмездной помощи, т. е. именно того, к чему больше всего стремится Пекин.

Наконец, в-четвертых, американская готовность к сотрудничеству и предоставлению тех или иных видов научно-технической помощи и услуг основывается на предпосылке, что Китай не в состоянии превратиться в ближайшее время в сколько-нибудь серьезного соперника или даже конкурента США. По мере же того, как Китай будет развиваться, такая уверенность начнет ослабевать, а, следовательно, уменьшится и стремление США оказывать широкую научно-техническую помощь КНР.

В настоящее время, когда только отрабатывается сложная структура научно-технических двусторонних отношений, все эти моменты имеют лишь второстепенное значение по сравнению с обоюдной заинтересованностью. Тем не менее можно ожидать, что в ближайшей перспективе, когда контакты начнут углубляться, они выйдут на первый план. Пытаясь предупредить такого рода негативные явления, американские синологи предупреждают, что научно-техническое сотрудничество с КНР не может основываться на принципах абсолютного равенства и взаимности вследствие чрезвычайной неравномерности потребностей в таком сотрудничестве у США и КНР. Такой дисбаланс, вероятнее всего, останется и впредь характерной чертой этого вида американо-китайских отношений. Китаю будет присуще желание позаимствовать как можно больше информации в области естественных наук и техники, а США будут больше заинтересованы в гуманитарных исследованиях и анализе социального и политического положения КНР.

Рассмотрение круга проблем американо-китайского научного сотрудничества, несмотря на многочисленные трудности этого процесса, показывает, что в ближайшие годы стороны попытаются перейти от обмена информацией и других простых форм взаимодействия к более глубокой научно-технической кооперации, которая может в конечном итоге поставить ключевые области китайской науки в серьезную зависимость от Соединенных Штатов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru