Новости    Библиотека    Исторический обзор    Карта США    Карта проектов    О нас   

Пользовательского поиска





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Взгляд в "Чертову глотку"

Я снова в пути. По лавовым полям идти трудно но только вверх, но и вниз, тем более что надо преодолеть восемь километров от Пуу Улаула к кратеру Килауэа. Я собирался провести несколько дней возле пристанища могущественной Пеле, пожить на построенном много десятилетий назад "постоялом дворе", который в наши дни переоборудован в современный пансионат для туристов - "Волкейно Хауз".

"Волкейно Хауз" в буквальном смысле слова существует на вулкане и за счет вулкана. Тридцать семь его номеров обогреваются теплом Килауэа. Горячую воду для ванн "поставляет" Пеле. Удивительный пансионат! Никогда раньше мне не приходилось и скорее всего не придется жить на вулкане. В "Волкейно Хаузе" сердце сжимается от страха: стоит выглянуть из окна, как прямо перед тобой открывается вид на кратер Килауэа и его огненное сердце - Халемаумау.

Уникальная гостиница, в которой я провел несколько дней, стала отправной точкой моих походов по вулкану. Хотя Килауэа находится рядом с импозантным Мауна-Лоа, тем не менее это "самостоятельный" вулкан. Несмотря на высоту "всего" тысячу двести сорок семь метров, карликом его не назовешь. Если его высоту измерять со дна океана, то она достигает шести километров.

Килауэа - вулкан, о котором можно сказать: "...самый... самый... самый". В справочнике я прочел: "Самый активный из действующих вулканов в мире... самые высокие лавовые фонтаны..." Больше всего мне хотелось понаблюдать в течение нескольких дней с близкого расстояния за "будничной жизнью" вулкана. Во время моей последней поездки по Гавайским островам Килауэа отблагодарил меня за постоянный к нему интерес. Я увидел великолепное зрелище - пробуждение от спячки самого активного вулкана Тихого океана и все картины адской пьесы, именуемой "вулканическое извержение".

Первый день я посвятил осмотру главного кратера. Я обошел вокруг него. Длина этой трассы - около восемнадцати километров, по ней можно проехать даже на машине. Для удобства ленивых американских туристов, которых, естественно, здесь больше всего, проложили дорогу, и теперь они могут смотреть в "Чертову глотку" Килауэа, не покидая свои "бьюики", оборудованные кондиционерами. Поэтому Килауэа в последнее время иногда называют "Драйв ин волкейно", подобно названиям автокинотеатров, где фильм смотрят, сидя в машине.

Я не любитель чрезмерного комфорта, поэтому меня раздражали автотуристы, наблюдавшие из-за Стекол современных машин грандиозное зрелище, как бы перенесенное в наши дни из времен Адама и Евы.

Вдоль шоссе тянется тропинка для пешеходов. Она привела меня к "Серным струям", месту, где в воздухе плыли легкие, с резким запахом облака пара. На прилегающих склонах серные струи оставили золотисто-коричневые абстрактные рисунки.

Чуть подальше "Стимнн блаф" - так это место назвали вулканологи. И здесь из-под земли выбиваются струи пара, который, уменьшая видимость, заставляет раздосадованных автотуристов снижать скорость.

Я медленно брел пешком. Над обрывистыми стенами кратера - "килауэа оуверлук" ("смотровая площадка"). Отсюда большой кратер и его огненное сердце видны как на ладони.

По соседству с "килауэа оуверлук" профессор Томас Ягер, самый известный исследователь этого вулкана, основал в 1912 году Гавайскую вулканологическую станцию, принадлежавшую первоначально Массачусетскому технологическому институту. В наши дни руководит и финансирует деятельность обсерватории Геологическая служба США.

Вход в эту обсерваторию, которая днем и ночью пристально следит за деятельностью вулканов, посторонним запрещен, но заглянуть в ее окна можно. Внутри обсерватории бросаются в глаза прежде всего ряды сейсмографов. Одна из лабораторий постоянно следит за колебаниями почвы, вызываемыми деятельностью гавайских вулканов. До трех тысяч колебаний ежедневно регистрируют здесь ученые! Если сила их увеличивается, значит, скоро начнется извержение.

Вулканы словно колышутся, вдыхая и выдыхая го-"рячий воздух, при этом они "трясут" Гавайские острова. Мне, дилетанту, цифра три тысячи толчков ежедневно кажется невероятной, ужасающей! Однако подавляющее большинство толчков регистрируется лишь чувствительными приборами.

К вулканической станции я пришел еще раз: мне захотелось посмотреть, как выглядит "красное сердце" Халемаумау ночью. Это было удивительное зрелище. Словно тысячи небольших красных звездочек сверкали во тьме тропической ночи, хотя я понимаю, что сравнения всегда приблизительны. Одним из первых писателей, заглянувших в кратер Килауэа, был Марк Твен, тридцатилетний корреспондент калифорнийской газеты "Сакраменто Юнион". Сверкающий котел Халемаумау напоминал ему огромную светящуюся карту железных дорог американского штата Массачусетс. Мне трудно что-либо по этому поводу сказать: я не видел светящейся железнодорожной карты этого штата.

Марка Твена поразил не только огненный котел Халемаумау, но и огромная кальдера Килауэа. Отсюда я отправился к другому кратеру - Малому Килауэа, по-гавайски Килауэа-Ики. После его извержений в 1959 и 1960 годах осталась "Дорога развалин" - нечто вроде памятника разрушительной деятельности гавайских вулканов. Вдоль всей этой мрачной дороги стоят голые стволы деревьев, мимо которых бредешь молча, словно среди руин храма. Путь ведет к пику Пуу Пуаи, совсем юной вершине из туфа, возникшей в результате последних извержений Килауэа-Ики.

Тропинка, огибающая Большой и Малый Килауэа, а также шоссе, названное "Кратер рим драйв", заканчиваются у пещеры, напоминающей тоннель. Называется она "Терстон лава тьюб".

Эта труба в лаве, подобно другим таким же тоннелям на Большом острове,- результат вулканической деятельности. В то время как верхние слои разлившейся лавы постепенно застывают, нижние, еще раскаленные, продолжают течь, вытягивая за собой пустоты, похожие на трубы нефтепроводов. Увитый хвощом тоннель Терстона - самая знаменитая из всех пещер Большого острова. Несколько дней назад я уже побывал в другой "подземной трубе", образовавшейся в лаве рядом с Хило. Называлась она пещера Каумана, точнее, одна из пещер Каумана, потому что подземных тоннелей в окрестностях Хило два. В первый можно углубиться метров на сто, если у вас есть фонарь. Второй намного опаснее. По сравнению с ними пещера Терстона значительно "комфортабельнее": в ней проведено даже электрическое освещение.

От "Терстон лава тьюб", восточной оконечности пешеходной тропинки, огибающей кратеры Большого и Малого Килауэа, я возвращался к "Волкейно Хауз", чтобы на следующий день предпринять вылазку прямо в "ад" - сойти в кратер по тропинке, прогулку по которой даже в научных трудах местной вулканологической обсерватории называют "опаснейшей" и "удивительнейшей" в мире.

Она заканчивается на дне кратера. Примерно на том же уровне над морем, на котором находится административное здание национального парка Хавайи-Волкейнос, начинается сожженное лавой ребристое дно кальдеры. И уже по дну площадью две с половиной тысячи акров тропинка ведет к краю "Чертовой глотки" - огненной ямы Халемаумау, где живет божественная Пеле.

Диаметр Халемаумау, расположенного в юго-западной части кальдеры, равен примерно тысяче метров. С незапамятных времен Халемаумау был самой горячей вулканической точкой этой "огненной страны" и в течение десятилетий единственным настоящим лавовым озером на земле. Его кратер почти до краев заполнялся раскаленной лавой. Однако в 1924 году "утроба" Килауэа неожиданно всосала назад всю "жидкость" из этого "горшка". Время от времени красная "живая" лава выплескивается из Халемаумау, хотя в 1924 году гавайское "огненное озеро", одно из чудес света, вернулось туда, откуда появилось,- под тонкую скорлупу нашей планеты. Ежегодно Килауэа выливает на Большой остров пятьдесят миллионов кубических метров лавы. Этого количества достаточно, чтобы опоясать землю каменной- стеной с сечением один квадратный метр.

Извержение вулкана, излияние божественного гнева Пеле - одно из самых впечатляющих зрелищ, какие мне приходилось видеть. Во время извержения Малого Килауэа (1959 год) поднялся столб раскаленной лавы высотой сначала двести, затем триста, четыреста и, наконец, шестьсот метров! Размер огненной махины вдвое превышал высоту Эйфелевой башни! Две такие башни, стоящие одна на другой!

Мне посчастливилось наблюдать завораживающее, грозное зрелище, однако, чтобы увидеть подобное, пришлось отправиться вдоль так называемого "Восточного излома". Километров через пятнадцать я оказался в области кратера Мауна-Улу ("Растущей горы").

Насколько мне известно, Мауна-Улу - самая высокая из недавно образовавшихся гор во всей Океании. Это не просто гора. В течение примерно трех лет в ней бурно шли активные вулканические процессы. Заглянув в кратер, я увидел то, ради чего стоило преодолеть долгий путь из сердца Европы в сердце Тихого океана.

Именно здесь "Чертова глотка" открылась передо мной во всей своей красе. У меня па глазах Килауэа выплевывал из кратера Мауна-Улу раскаленную лаву. Тяжелая багровая жидкость - завтрашние скалы - взлетала вверх, словно воздушная пена, а не кубометры и тонны скальной породы. Бурлящая лава била вверх узкими алыми струями, на мгновения создавала огненные здания, пурпурные купола, напоминающие архитектуру барокко. Я хорошо знаю карловарский гейзер. Фонтаны Мауна-Улу напоминали кипящий источник всемирно известного курорта. Только вместо воды в воздух взлетала пенящаяся, расплавленная лава - будущий камень.

Я простоял здесь много часов, молча, затаив дыхание. Передо мной разворачивалась картина "сотворения" мира.

Я словно перенесся в древнейшую эпоху нашей планеты. Спасибо тебе, Пеле, спасибо тебе, земля, за этот огонь - огонь созидания!

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://usa-history.ru/ "USA-History.ru: История США"