Новости    Библиотека    Исторический обзор    Карта США    Карта проектов    О нас   

Пользовательского поиска





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Переезд в Каилуа

Если на карте Полинезия напоминает огромный треугольник, то Большой остров, крупнейшее звено гавайской цепи, похож на другую геометрическую фигуру - Ромб. Городок Хило расположен на восточной оконечности ромба. Я же собрался в Каилуа (она станет базой для моих дальнейших поездок по Гавайям), в западный угол этого ромба. Мне предстояло перебраться С восточной на западную окраину острова. Я мог добраться тремя путями: "Дорогой седловин" (по ней я дошел до вулканов), "Южной дорогой" (она идет через земли Пуна и Кау, по которой я ездил в "гавайские Помпеи", а также на Южный мыс, самый нижний угол, ромба) и, наконец, дорогой № 19 - путем, которым я еще ни разу не пользовался. Шоссе проходит по северному побережью Большого острова, через одну из шести земель - Хамакуу. Именно по ней я решил отправиться в Каилуе. В своем выборе я не раскаялся: с самого начала пути меня окружал живописный ландшафт. Вдоль шоссе, словно жемчужины на нитке, "нанизаны" разные достопримечательности.

Первая из них расположена примерно в тридцати километрах северо-западнее Хило. Это Анака - водопады высотой сто сорок метров, самые красивые низвергающиеся реки на архипелаге. С мелодией водопадов сливается пение красных птиц, населяющих окрестные леса.

Вдоволь налюбовавшись "Радужными водопадами" - они особенно красивы, когда сквозь кроны деревьев пробиваются солнечные лучи,- я снова свернул на старую дорогу. Она шла вдоль берега океана. По обочинам возвышались пальмы и другие экзотические деревья, виднелись обширные плантации сахарного тростника. Дорога вела к городку Лаупахоэхоэ, который буквально "плывет" в волнах океана.

Однажды взмахом руки богиня Пеле создала в голубых водах океана крошечный полуостров, на котором расположился городок Лаупахоэхоэ. Здесь можно увидеть последствия не только вулканической деятельности, но и разрушительной работы волн смерти, которые часто угрожают прибрежным строениям Большого острова. Уже после второй мировой войны одна из волн цунами неожиданно обрушилась на Лаупахоэхоэ и унесла с собой в океан часть здания небольшой местной школы вместе с учениками, преподавателями и школьным сторожем. Все они погибли. Жители Лаупахоэхоэ не стали отстраивать школу заново. Оставшиеся руины - безмолвное напоминание о страшной угрозе цунами.

Покинув сонный, тихий Лаупахоэхоэ, я отправился во второй по величине городок Большого острова - Хонокаа. Здесь перерабатывают сахарный тростник и макадамовые орехи (Macadamia ternifolia).

Магазинчик, где продается этот дар гавайской природы, зазывает к себе туристов. Я тоже купил несколько пакетиков, как мне объяснили, "самых вкусных в мире орешков". Затем я продолжил свой путь вдоль берега океана по узенькой проселочной дороге - единственному пути, ведущему в изолированный мир фантастической долины Ваипио, где еще несколько десятилетий назад проживало более семи тысяч чистокровных гавайцев.

Я петлял вдоль длинных оврагов, а порой и пересекал их. Остались позади деревеньки Капулейа и Кукухаэле. Наконец дорога привела в глубокую долину Ваипио. Длина этого каньона - около десяти километров. В наши дни всю пригодную для обработки землю занимают поля таро. Раньше полинезийцы выращивали здесь также бананы, а в прудах разводили пресноводную рыбу.

Гавайцы застроили долину Ваипио многочисленными (сейчас уже почти полностью разрушенными) святилищами. В одном из святилищ гавайский властитель принес в жертву богу, который был его "хранителем", восемьдесят своих подданных.

Покинув мертвые святилища долины Ваипио, я снова возвратился в Хонокаа и через городок Камуэла направился к западному побережью Большого острова. Обширная земля Кона когда-то гордилась лучшими гавайскими святилищами, в которых "жили" полинезийские боги. Поэтому в своих заметках я назвал эту область "Страной богов" в отличие от следующей, шестой земли Большого острова - Кохалу, которую отметил про себя как "Страну вождей".

Прежде чем побывать в "Стране вождей", я решил посетить "Страну богов". Сердцем этой обширной территории, ограниченной с запада стокилометровым отрезком океанского побережья, а с востока отрогами вулкана Мауна-Лоа, является Каилуа. Как и во многих подобных поселениях Коны, здесь когда-то было большое святилище Ауэна.

Мне удалось обнаружить руины хеиау Ауэны, расположенного на черных скалах залива Камакахону.

Жрецов я здесь уже не увидел. Вместо них сюда приходят гавайцы, чтобы потанцевать у развалин храма. На этом когда-то священном месте они демонстрируют туристам, осматривающим руины, отнюдь не священные танцы. Туристов здесь много. Пожалуй, эта часть Коны привлекает к себе путешественников больше любой другой области Большого острова. Они живут в отелях, построенных на единственной здешней улице Алии Драйв, которая тянется все дальше к югу - к заливам Кахулуи, Холуалоа, а теперь подбирается и к далекому Кеахоу.

Все отели на Алии Драйв - "Шератон Кона", "Кеахоу Серф Рисот" и особенно "Кинг Камеамеа" - действительно великолепны. Один из них построен прямо над заливом, из окон другого можно подолгу созерцать просторы океана. Я же любил смотреть на океан, не затрачивая на это своих скудных средств, с того места, где полинезийцы молились своим богам,- с северной оконечности набережной Каилуа, повисшей над заливом Камакахону.

Этот залив - царство истинных хозяев здешних мест - рыбаков, ежедневно собирающих дань в водах самого щедрого участка океана. И хотя океан весьма милостив к рыбакам, они заботятся о том, чтобы море не оскудело ни завтра, ни послезавтра, и поэтому привязывают к мачтам своих суденышек яркие листья растения ти.

По утрам я видел листья на мачтах, вечерами убеждался в том, что традиционные украшения действительно дают желаемый результат. Хороший улов всегда вызывает законную гордость у тех, кто его привозит. Стоящие на берегу узнают о нем задолго до того, как нос суденышка коснется 'земли: об улове сообщают флажки, которыми расцвечены возвращающиеся рыбацкие лодки.

Флажки гавайских рыболовов многоцветны. Вскоре и я научился понимать, какой улов па этот раз везут с собой рыбаки. Ярко-желтые флажки означали, что в сети попались махамахи, красные оповещали об улове рыб оно, белые - о белых тунцах, а синие - о королевском улове, голубом марлине.

Голубые марлины попадались мне здесь довольно часто. Рыбаки прямо на берегу взвешивали стокилограммовые туши и цепляли их на крючки своеобразной "рыбьей виселицы". Рыбаки-спортсмены, съезжающиеся сюда из всех уголков земного шара на охоту за голубым марлином, фотографируются рядом со своей добычей - гигантскими рыбинами. Ежегодно в Каилуа, в августе, проводится первенство мира по ловле голубых марлинов.

Гигантские рыбины - лишь один из мировых уникумов небольшой Каилуа, сердца гавайской земли Кона. Как ни странно, в "Стране богов" растет, как утверждают местные жители, лучший в мире кофе. Рядом с обеими дорогами - той, что привела меня с севера, и той, которая уводит из Каилуа на юг земли Копа,- лежат кофейные плантации. Местные жители занялись выращиванием кофейных деревьев сравнительно недавно - с 30-х годов нашего столетия. Несмотря на это, уже сейчас здесь собирают самые высокие в мире урожаи кофе, выше, чем в Бразилии, Колумбии или Коста-Рике.

Принято считать, что местный кофе хотя и самый вкусный в мире, однако и очень дорогой, поэтому его смешивают с другими, более дешевыми сортами, после чего гавайский кофе приобретает неповторимый аромат. Урожай в окрестностях Каилуа собирают осенью, когда плоды кофейных деревьев становятся темно-красными. Из-за цвета эти плоды иногда называют черешнями. Кофе высушивают, обрабатывают и размалывают на одном из местных предприятий (например, на "Сансет кофи коопирейтив мил"), после чего ои поступает в продажу.

Не успел я появиться на улице Алии Драйв в Каилуа, как ко мне бросились уличные лоточники, предлагая пакетик настоящего гавайского кофе. Пакетик стоил очень дорого, но удивляться тут было нечему: ведь в нем находился лучший в мире кофе.

Кофе я так и не купил, но утверждение местных жителей, что голубые марлины здесь самые крупные, а кофе самый вкусный в мире, запомнил. Они упорно убеждали меня и в том, что в Каилуа самый лучший микроклимат на всем Гавайском архипелаге и самая лучшая в мире погода, ведь температура никогда не падает ниже пятнадцати градусов по Цельсию и не поднимается выше двадцати семи. Температура морской воды постоянна. В Каилуа можно купаться круглый год.

Поездки на склоны вулкана Мауна-Лоа позволяют в зимние месяцы насладиться катанием на горных лыжах - уникальная возможность в тропическом и субтропическом поясах. В один и тот же день здесь можно размяться на горнолыжных трассах, а потом искупаться в водах океана. Кроме самого лучшего в мире кофе, самого приятного климата и самых больших голубых марлинов, Каилуа, да и вся земля Кона, ничем не славится. Правда, если не считать развалин многочисленных гавайских святилищ хеиау, в которых "жили" полинезийские боги. Ведь до того как земля Кона стала страной великолепной природы, лучшего кофе и рыб-великанов, она была страной полинезийских богов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://usa-history.ru/ "USA-History.ru: История США"