Новости    Библиотека    Исторический обзор    Карта США    Карта проектов    О нас   

Пользовательского поиска





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Из истории одного городка

Из Калалау другой дороги назад нет, кроме той, по которой я сюда добрался. Значит, мне снова придется идти по западному берегу каньона Ваимеа. Однако, прежде чем отправиться в обратный путь, мне очень хотелось задержаться там, где кончается каньон Ваимеа, где река Ваимеа впадает в море, где с давних времен стоит важный, хотя небольшой по кауаийским масштабам городок Ваимеа. У него богатая история, и в ней есть страницы, которым могут позавидовать другие селения Кауаи. Дело в том, что именно здесь еще до своей высадки в заливе Кеалакекуа в 1778 году капитан Дж. Кук впервые ступил на землю Гавайев; высадились прибывшие на этот остров миссионеры; тут, как правило, жили гавайские правители Кауаи, сохранившие свою независимость от Камеамеа.

Великому Камеамеа не суждено было побывать на Кауаи, что явилось следствием умной, прозорливой политики правителя острова Кауаи легендарного Каумуалин. Более того, в то время как Камеамеа, а позже и его преемник, король Лиолио, попадали во все большую зависимость от Великобритании, правитель острова Кауаи установил тесные связи с Россией.

Гуляя по городу, я обратил внимание на небольшое изображение гавайского воина на одном из фасадов. Этим знаком по всему архипелагу отмечены исторические или ландшафтные достопримечательности. Под фигуркой воина было написано: "Russian fort" - "Русская крепость".

Следуя указателю, я поднялся по лестнице и увидел развалины крепости, построенной на мысе у реки Ваимеа в 1817 году. От самой крепости остались, конечно, только руины. Однако я заметил, что в плане она представляла геометрическую фигуру - щит Давида, как многие фортификационные сооружения тогдашней Европы. Эта крепость, над которой когда-то развевался русский флаг,- свидетельство отношений, сложившихся у Каумуалии с Россией. Меня заинтересовало, когда и каким образом русские оказались на Гавайях.

История появления первых славян на полинезийском архипелаге не проста. Еще в начале XIX века Российско-Американская компания создавала фактории на Аляске с целью налаживания пушной торговли. Такие же базы она пыталась организовать в Калифорнии и здесь, на Гавайях. В 1804 году, всего через шесть лет после высадки Дж. Кука, на Гавайские острова пришли два первых русских корабля: "Надежда" под командованием знаменитого Ивана (Адама) Крузенштерна и "Нева" во главе с капитаном Юрием Лисянским.

В 1809 году "Нева" под командованием капитана Гагемейстера вновь подошла к Гавайям, пробыв в водах архипелага целых три месяца. Судьбу русско-гавайских связей в значительной степени определило одно событие, происшедшее в Калифорнии. В 1812 году по приказу правителя владений Российско-Американской компании А. А. Баранова здесь был основан поселок "Форт Росс" ("Колония Росс", что также означало "русская крепость"). Два года спустя А. А. Баранов отправил на Гавайи русский парусник "Беринг". Парусник потерпел крушение у берегов Кауаи. Тогда А. А. Баранов послал на этот остров служащего компании, врача Шеффера, чтобы тот разузнал, что произошло с грузом потерпевшего аварию судна.

Оказавшись на Кауаи, Шеффер благодаря своему искусству врачевания быстро снискал расположение короля Каумуалии, единственного из правителей Гавайских островов, не подчинившегося воле Камеамеа и надеявшегося, что Россия поддержит его независимую политику. Считая Шеффера посланцем самого царя, Каумуалии установил с ним тесный контакт, дал разрешение на строительство здесь, в Ваимеа, "Русской крепости" и даже позволил поднять над ней русский флаг.

Позднее властный Камеамеа принудил Каумуалии выслать представителя русской компании с острова. Здание "Русской крепости" в Ваимеа вплоть до 1853 года перешло в пользование гавайской королевской армии. Несмотря на это, русские корабли продолжали бывать в Ваимеа на Кауаи, на других островах архипелага.

Пожалуй, следует упомянуть о плавании русского путешественника О. Е. Коцебу на судне "Рюрик". Художнику, оказавшемуся на его борту, мы обязаны многими портретами гавайцев тех времен.

В 1824 году Коцебу вновь оказался на Гавайях. На этот раз он бросил якорь в Гонолулу. Ему удалось расположить гавайцев не только к себе, но и к своей родине. Самой знаменитой из полинезийских "русофилов" была одна из вдов Камеамеа - Номаана. Она благосклонно отнеслась к рассказам о России первого гавайца, посетившего славянские страны,- полинезийца Лаули. На шлюпе "Камчатка" под командованием капитана В. М. Головнина (русского мореплавателя, уже ранее бывавшего на Гавайских островах) Лаули отправлен в Петербург и пробыл в России довольно долгое время. Подробные рассказы Лаули о жизни в России черезвычайно заинтересовали королеву.

Встретившись с русским мореплавателем О. Коцебу лично, Номаана сказала ему:

- Лаули действительно был прав: в России живут очень умные люди.

Однако теперь королева симпатизировала не только далекой России и русскому народу, но и самому каштану, которого она принимала в своем доме. Поскольку гавайки не привыкли скрывать своих чувств, а Номаана мела к тому же читать и писать, влюбленная полинеийская королева написала русскому мореходу любовное письмо, сохранившееся благодаря другому мореплавателю - Дюмон-Дюрвилю.

Это первое признание в любви полинезийки славянину полно очарования, и мне хочется его процитировать: "Приветствую тебя, русский. Люблю тебя всем сердцем. Когда я увидела тебя на своей родине, я почувствовала такую радость, что даже не могу ее описать... Прошу тебя от моего имени приветствовать своего царя. Передай ему, пожалуйста, что я сделала бы это сама, но нас разделяет Великий океан. Не забудь от моего имени поприветствовать и весь русский народ... Голод вынуждает меня закончить это письмо. Желаю тебе, чтобы и ты съел поросячью голову с аппетитом и Удовольствием. Остаюсь верной тебе любящая королева Номаана".

Таким образом, русские оставили о себе долгую память в Ваимеа и на всем архипелаге, в сердце влюбленной королевы и стенах крепости на острове Кауаи. Как мы уже говорили, крепость в конце концов оказалась в Руках правителя всего архипелага: кауаийскии король Каумуалии, столь расположенный к России и к русским, все-таки утратил свою независимость. К тому времени великий Камеамеа уже умер, и Каумуалии лишился своей власти весьма оригинальным образом стараниями сына Камеамеа и его преемника Лиолио. Произошло это именно здесь, в Ваимеа, где была написана не одна страница гавайской истории.

Итак, в 1821 году Лиолио посетил Ваимеа. Каумуалии, будучи опытным политиком, вновь публично признал сына Камеамеа правителем Гавайских островов, присягнув на верность и послушание. Однако в глубине души Каумуалии волновало только одно: как бы и в дальнейшем сохранить как можно большую независимость Кауаи от Лиолио. Но тот уже не верил Каумуалии. Он пригласил правителя Кауаи на свой корабль якобы для небольшой прогулки по заливу Ваимеа. Однако стоило Каумуалии ступить на палубу парусника Лиолио, как королевский корабль поднял якоря и покинул Ваимеа. Каумуалии сошел на берег уже на острове Оаху и никогда более не возвращался в Ваимеа, это было запрещено ему до конца жизни. С тех пор Камеамеа II (Лиолио) стал единоличным владыкой всего архипелага. И хотя он великодушно оставил за Каумуалии титул правителя Кауаи, признав все его привилегии и предоставив ему возможность предаваться безделью, жизнь Каумуалии была ограничена пределами двора Лиолио, Правитель Кауаи превратился в настоящего пленника, пусть утопающего в роскоши, но все-таки пленника короля Гавайского архипелага.

Нелегко пришлось Каумуалии при королевском дворе: статный владыка Кауаи пришелся по сердцу бывшей первой жене умершего Камеамеа I, всесильной регентше гавайского государства королеве Каауману. Она решила женить на себе пленного Каумуалии. Таким образом, Каумуалии в Гонолулу еще и женили, причем не по собственной воле. Однако через некоторое время властной Каауману приглянулся другой член семьи Каумуалии, родной сын ее нынешнего мужа - Кеалпиаонуи. Будучи дамой чрезвычайно энергичной, она решила взять в мужья и этого кауаийского принца, то есть в очередные мужья: ведь ее нынешним мужем был не кто иной, как отец Кеалпиаонуи, король-пленник Каумуалии.

Если гавайские короли могли иметь по нескольку жен, почему бы и гавайским королевам не поступать подобным образом? Таким образом, она приходилась принцу Кеалпиаонуи одновременно и супругой и мачехой. Каауману рьяно пропагандировала в своем государстве христианство. Именно она заставила короля Лиолио отменить все табу, приказала сжечь полинезийских богов, опустошить гавайские хеиау. Теперь эта "образцовая христианка" регулярно ездила вместе с обоими мужьями на церковные мессы в карете, запряженной двенадцатью гавайцами.

Каауману, подобно другим полинезийкам, была склонна к полноте и весила около двух центнеров, поэтому в карету вмещалась только она сама. Первый ее муж, Каумуалии, сидел на козлах, а второй, Кеалииаонуи, ехал на запятках. Так эта оригинальная супружеская троица прибывала в пуританские храмы первых миссионеров из Новой Англии.

Интересно, что же делала законная супруга Каумуалии, Капуле, мужа которой король Лиолио пленил по причинам политическим, а регентша Каауману - по причинам, прямо скажем, личным. Оказывается и Капуле (между прочим, она тоже весила добрых двести килограммов) встала на путь христианства. Она стала строить в Ваимеа просторный храм, который был завершен в 1846 году. Я имел возможность посетить его. В местном хеиау, дабы доказать, что и она покончила с языческими обычаями своих полинезийских предков, Капуле устроила хлев.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://usa-history.ru/ "USA-History.ru: История США"