Новости    Библиотека    Исторический обзор    Карта США    Карта проектов    О нас   

Пользовательского поиска





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Средство старое, но не устаревшее (Васильев В. Н.)

Глобальная техническая разведка с применением последних достижений науки и техники, широкий по масштабам "открытый" шпионаж, разведка под прикрытием дипломатических и других официальных представительств - важные рычаги разведывательного механизма империалистических государств. Но эти рычаги не заменяют, а лишь существенно дополняют главную пружину разведывательной машины - агентурную деятельность.

Метод подрывной деятельности с использованием нелегальных возможностей применяется не одну сотню лет. В современных условиях он претерпел изменения, но существо осталось прежним. На Западе этот метод получил название "инфильтрация". Как видно из высказываний буржуазных теоретиков разведки, "инфильтрация" преследует далеко идущие цели: от внедрения отдельных агентов до создания агентурной сети, могущей влиять на внутриполитическое положение страны. ""Инфильтрация" - это преднамеренное или запланированное проникновение агентов страны, совершающей интервенцию, в политические и социальные группы страны-объекта с целью усиления влияния и контроля над своей жертвой", - пишет Блэкшток, американский специалист по разведке, в своей книге "Стратегия ниспровержения". По его мнению, одной из главных целей "инфильтрации" является "насильственное разъединение общества или разрушение политической и социальной структуры страны-объекта до такого состояния, когда уровень национального сознания разлагается настолько, что государство оказывается неспособным к сопротивлению".

Западные специалисты разведки считают, что в ряде случаев агенты просто незаменимы. Агенты способны действовать там, куда нет доступа иностранным дипломатам и туристам, где бессильна совершенная техника.

Агентурные позиции создаются как путем привлечения к сотрудничеству с иностранной разведкой отдельных неустойчивых советских граждан, так и путем нелегальной заброски в нашу страну специально подготовленных агентов.

Особенно опасны шпионы, завербованные иностранными разведками из числа граждан нашей страны. И хотя социальной базы для этого в СССР нет, тем не менее в отдельных случаях американской разведке удается находить себе пособников из числа антисоветски настроенных, морально неустойчивых лиц, карьеристов, болтунов, любителей легкой жизни. Такие людишки, не дорожа интересами своей родины и не желая честно трудиться, идут в услужение к вражеским разведкам. Характерным в этом отношении является дело "слуги двух господ" - шпиона английской и американской разведок Пеньковского. СИС и ЦРУ хорошо изучили Пеньковского и знали, что это карьерист, лжец и взяточник. Эти черты его натуры были подтверждены во время следствия и на судебном процессе. Отвечая на вопрос следствия о причинах, толкнувших его к предательству, Пеньковский показал: "Я страдал серьезными пороками; был завистлив, тщеславен, любил легкую жизнь, имел связи со многими женщинами, часто употреблял спиртные напитки..." Этот человек не любил никого и ничего, кроме себя, опускался морально все ниже и ниже и все больше созревал для предательства. Осталось лишь подобрать его, что и было сделано иностранными разведками.

За время сотрудничества с американской и английской разведками Пеньковскому удалось передать ряд секретных сведений об оборонной мощи, экономике и внешней политике СССР. За шпионаж он был приговорен к высшей мере наказания.

Несколько лет назад за измену был арестован другой американский шпион, бывший военнослужащий Советской Армии П., который встречался со своими многочисленными знакомыми, получал от них информацию, а затем различными способами передавал ее американским разведчикам.

Недавно был привлечен к уголовной ответственности бывший сотрудник одного из научно-исследовательских институтов Аганянц, пьяница, морально разложившийся человек. Он был задержан в Москве при попытке передать секретные материалы о содержании работ НИИ представителю американской разведки.

Одной из главных задач, стоящих перед империалистическими разведками, является сбор сведений о военно-экономическом потенциале стран социалистического лагеря, и в первую очередь Советского Союза, их обороноспособности, политической и моральной готовности народов СССР выдержать испытания термоядерной войны, возможности партийного и государственного аппарата мобилизовать все силы для решительного удара по агрессору.

Разведки прежде всего пытаются собрать сведения о ядерном оружии Советского Союза и средствах его доставки. Их интересует: количество и качество термоядерных зарядов, межконтинентальных баллистических ракет, ракет тактического назначения, стратегической авиации, способной поражать противника на дальних расстояниях; места дислокации и боеготовность войск, обслуживающих это грозное оружие.

Для выявления этих вопросов американская разведка использует любые возможности, но прежде всего агентуру. Характерно, что задача по сбору сведений о ядерном и ракетном вооружении СССР ставится почти перед каждым шпионом, независимо от того, имеет ли он специальные и технические познания по этому вопросу. Однако разведорганы, в частности ЦРУ, подходят к выдаче подобных заданий дифференцированно. Вот как выглядела инструкция по сбору шпионских сведений, направленная американской разведкой своему шпиону, не обладающему специальными познаниями:

"Некоторые вопросы, изложенные в инструкции вне вашей профессиональной подготовки, но мы все же посылаем их вам, так как они представляют для нас особый интерес. Для того чтобы собрать эти сведения, мы направляем вам перечень демаскирующих признаков, с помощью которого вы сможете выяснить интересующие нас сведения.

  1. Строительство предприятий, которые сильно охраняются.
  2. Строительство железнодорожных путей и шоссейных дорог, назначение которых не понятно для окружающих.
  3. Промышленные предприятия, продукция которых транспортируется в спаренных контейнерах с отсутствием маркировочных знаков.
  4. Места, куда поступают железнодорожные цистерны, у клапанов которых образуется иней..."

Другому шпиону, имевшему доступ к секретной информации и обладавшему определенными техническими знаниями, американская разведка направила инструкцию другого содержания. Вот отдельные выдержки из этой инструкции:

"Сообщите следующее о каждом типе межконтинентального баллистического снаряда:

  1. Название и класс снаряда.
  2. Завод или заводы-изготовители.
  3. Количество ступеней.
  4. Тип топлива, применяемого в снаряде.
  5. Оперативная готовность снаряда к пуску.
  6. Сколько в общей сложности имеется таких снарядов.
  7. Дальность действия и скорость снаряда.
  8. Размеры: длина, диаметр, вес.
  9. Может ли снаряд нести атомный или водородный заряд".

Наряду со сбором сведений о ядерном вооружении СССР и средствах его доставки, разведки империалистических государств предпринимают активные попытки к получению информации о состоянии противоракетной и противовоздушной обороны нашей страны.

Кроме того, большой интерес проявляется к состоянию железных дорог, их пропускной способности, морскому, речному и воздушному транспорту, мобильности средств связи и ко многим другим проблемам, связанным с экономическим потенциалом СССР.

Серьезное внимание американская разведка уделяет сбору информации о производственных возможностях промышленных предприятий, в первую очередь связанных с выпуском оборонной продукции. В век научно-технической революции особый интерес разведок противника вызывают вопросы развития советской науки и техники. Это обусловлено тем, что успехи советской науки в таких областях, как ядерная физика, космические исследования и многие другие, общепризнаны.

"Достижения смежных научных дисциплин, связанных с пуском спутников и снарядов, таких, как астрофизика, магнитогидродинамика, техника вычислительных машин, нас также интересуют", - писала американская разведка своему шпиону, находившемуся в СССР.

Исходя из анализа роли науки и техники в современных условиях, Академия наук США в 50-х годах обосновала исключительную важность научно-технической разведки. В одном из докладов Академии наук США правительству говорилось, что важнейшие научные идеи и открытия, где бы они ни появлялись, "должны безотлагательно становиться неотъемлемой частью американской научной мысли... мы не должны быть захвачены врасплох вследствие того, что не узнали, не признали или недооценили ту или иную идею или научное открытие". Эти же мысли более откровенно изложил американский обозреватель Силк в книге "Научная революция". "На протяжении многих лет, - пишет он, - нам придется полагаться на системы информации и разведки в деле предвосхищения неожиданных открытий врага в методах применения техники и технических средств. Эта конкуренция в области техники превращает лаборатории и опытные полигоны в важнейший театр действия разведок".

Ныне эта доктрина из теоретических обоснований перешла в область практической деятельности разведывательных органов капиталистических государств, и прежде всего США.

Для финансовых и промышленных кругов империалистических государств особый интерес представляют данные о наших внешнеторговых планах, точные сведения о размещении и производственных мощностях основных экономических центров, о состоянии финансовой системы и золотого запаса Советского Союза. Эти данные можно получить только агентурным путем. Выполняя волю тех, кто диктует политику империалистических государств, специальные службы пытаются найти среди советских граждан таких лиц, которые согласились бы на выдачу им подобной информации. К сожалению, иногда им удается это.

Компетентные советские органы арестовали и привлекли к уголовной ответственности инженера Министерства внешней торговли СССР Аксенова, поддерживавшего преступные связи с представителями иностранных фирм. Этому человеку удалось обманным путем прописаться в Москве и устроиться в одно из внешнеторговых объединений. Пользуясь бесконтрольностью и ротозейством сослуживцев, он злоупотреблял служебным положением и, преследуя корыстные цели, сообщал коммерсантам секретные сведения о позиции Советского государства на торговых переговорах, подсказывал иностранцам линию поведения при заключении торговых сделок с СССР. За эти "услуги" Аксенов получал от иностранцев советские деньги, иностранную валюту, а также киноаппараты, магнитофоны и радиоприемники, которые реализовывал в комиссионных магазинах. За предательство Аксенов приговорен к длительному сроку заключения.

В иностранном отделе одного из министерств работал гражданин Юргенс. Он неоднократно участвовал в переговорах с представителями капиталистических фирм. Как-то после одной из таких официальных встреч иностранец подарил Юргенсу транзисторный приемник, безошибочно разглядев в этом человеке мелкую душонку стяжателя. Несколько позже иностранец попросил Юргенса встретиться, чтобы "уточнить кое-какие незначительные детали". На этот раз состоялось полуофициальное свидание, на котором иностранец получил подробное объяснение по непонятным ему "пустякам", за что Юргенс был "вознагражден" зажигалкой и авторучкой. В следующий раз крохобор получил часы с браслетом, а взамен передал иностранцу информацию, в которой нуждались его шефы. Узнав о слабостях Юргенса, к нему потянулись другие иностранцы. За магнитофоны, костюмы и радиоприемники Юргенс распродавал сведения, сначала предназначенные "для служебного пользования", а затем и с грифом "Секретно". Но долго продавать интересы родины этому человеку не пришлось. Не ушел и он от суровой кары.

Для того чтобы втянуть в свои шпионские сети людей, представляющих интерес для разведки, американские специальные службы не считаются ни с чем. Они провоцируют советских людей на совершение недозволенных действий, создают компрометирующие ситуации, обрушивают "ливень" пропаганды, играют на самолюбии, отыскивая слабости у своих жертв; затем, нередко путем прямого шантажа, пытаются склонить их к сотрудничеству. Но советские люди дают должный отпор проискам разведок. Так, например, американские разведчики некоторое время назад пытались спровоцировать советского научного работника Переверзева, находившегося на стажировке в одном из научных центров США. Переверзев вначале попался на провокацию, но, разгадав замысел разведки, вышел из трудного положения.

Испытывая значительные трудности в приобретении ценной агентуры из числа советских граждан, американские разведывательные органы ищут обходные пути, в частности пытаются использовать для шпионажа против СССР отдельных отщепенцев из числа граждан других социалистических стран. Спецслужбы делают расчет на то, что Советский Союз широко делится с друзьями своими достижениями в области науки и техники, что советские люди испытывают глубокие чувства уважения к друзьям из стран социалистического содружества.

Представителем Народной Республики Болгарии в Организации Объединенных Наций работал Иван Асен Георгиев, который в то же время являлся агентом американской разведки. Передаваемая им информация о позиции в том или ином вопросе, которую намерены были занять СССР и другие социалистические страны в ООН, создавала для противника условия для заблаговременной подготовки ответных мер и создания выгодных политических ситуаций на этом крупнейшем международном форуме.

В дальнейшем, по возвращении в НРБ, Асен Георгиев передавал американской разведке информацию о намечаемых СССР и НРБ внешнеполитических мероприятиях*.

* (А. Георгиев был разоблачен органами МВД НРБ как агент американской разведки и осужден Верховным судом НРБ.)

В Москве в течение ряда лет работала переводчицей в Совете Экономической Взаимопомощи гражданка ГДР Кети Корб. Присутствуя на всех заседаниях Совета, она стенографировала выступления докладчиков, затем при перепечатывании стенограмм оставляла для себя один лишний экземпляр, который хранила в тайнике дамской сумки, а затем собранные материалы передавала в американскую разведку, агентом которой она являлась. Ряд переданных Корб материалов был использован западной пропагандой для создания фальшивок о якобы имевшей место экономической неустойчивости СССР и других стран социалистического содружества. Органами КГБ при участии органов госбезопасности ГДР американская шпионка была арестована. Суд Германской Демократической Республики приговорил ее к длительному тюремному заключению.

В области политической борьбы разведки противника не ограничиваются только сбором информации. Они все больше берут на себя инициативу в осуществлении важных политических акций, нередко подменяя собой военные, дипломатические, пропагандистские и другие органы, активно воздействуют на внешнюю политику других государств.

Однако на территории СССР противнику, в частности ЦРУ США, трудно планировать и осуществлять крупные политические диверсии. Высокая бдительность советского народа, достойный отпор даже мельчайшим политическим провокациям, отсутствие социальной базы, на которую хотел бы опереться противник в своей подрывной деятельности, тщательное и постоянное наблюдение за происками врага, своевременное их предупреждение и пресечение компетентными органами - все это не создает спецслужбам империалистических государств условий для развертывания в нашей стране провокационной деятельности. Но это не исключает возможности проведения отдельных акций разведками противника на территории СССР.

Несмотря на активные попытки разведок империалистических государств создать на территории СССР агентурную сеть из числа советских граждан, их усилия в этом направлении не имеют успеха.

* * *

Отсутствие социальной базы, патриотизм советских людей, их бдительность - все это является надежной гарантией от проникновения империалистических разведок к нашим секретам агентурным путем. В тех же случаях, когда им удается привлечь к сотрудничеству отдельных политически и морально неустойчивых советских граждан, деятельность последних вовремя разоблачается органами государственной безопасности при активной помощи трудящихся. Эти обстоятельства заставляют разведки империалистических государств засылать нелегально в нашу страну своих агентов с целью сбора интересующей их информации. Как правило, подобного рода агентура перед заброской в Советский Союз проходит тщательную разведывательно-диверсионную подготовку. По показаниям арестованных шпионов, основные центры подготовки агентурных кадров для американских спецслужб находились на территории Западной Германии, в частности в городах Мюнхене и Франкфурте-на-Майне, а также непосредственно на территории США. Обучение в разведшколах ведется как индивидуально, так и в составе небольших групп. Агенты изучают основы разведывательного дела, приобретают практические навыки по визуальному наблюдению и выведыванию интересующих разведку данных, получают физическую подготовку и подвергаются идеологической обработке.

Часть подготовленной агентуры предназначается для заброски и проведения шпионской работы в СССР в условиях мирного времени. Другая часть ее готовится для использования в военное время. Действия этой категории вражеской агентуры планируется направить на дезорганизацию нашего тыла, расстройство коммуникаций и вывод из строя стратегически важных объектов. Агенты еще в период обучения ориентируются на нелегальный переход государственной границы социалистических стран и, естественно, на нелегальную деятельность в том или ином районе страны.

Немалое внимание уделяется средствам заброски агентуры по воздуху, земле и под водой. Даже в открытой иностранной печати рекламируются такие средства, как воздушные шары, сверхмалые подводные лодки, портативные вертолеты, ракетные летательные аппараты и другие приспособления для скрытного преодоления препятствий и водных рубежей.

Агенты, переходящие границу по суше, идут на всяческие ухищрения. Одни из них обрабатывают свои следы специальными химическими препаратами, чтобы исключить возможность их преследования с помощью служебных собак, другие заметают следы, оставленные на вспаханной контрольно-следовой полосе, третьи переходят ее на ходулях или используют приспособления, имитирующие следы животных.

Как осуществляется переход границы, видно из показаний американского шпиона Левитина.

"Для перехода границы у меня имелись километровая карта, три аэрофотоснимка для уточнения участка, где я должен был переправляться в надувном прорезиненном мешке. Реку я переплыл без труда. Контрольно-следовую полосу, как мне и рекомендовали, переходил ночью, повернувшись спиной к советской территории".

Проникнув на территорию нашей страны, агенты стремятся как можно скорее устроиться на жительство, поступить работать, как правило, на предприятия с упрощенной системой найма рабочей силы. В дальнейшем, получив необходимые документы, шпион приступает к выполнению разведывательного задания.

В ряде разработанных разведкой инструкций даются конкретные указания агентам о том, как собирать шпионскую информацию.

В одной из инструкций говорится: "Хвастовство - это слабость, свойственная в большей или меньшей степени каждому человеку. Упражняйте в себе способность часами выслушивать разглагольствования какого-нибудь болтуна. Он всегда попадет в подготовленную вами ловушку и, не сознавая того, выдаст строго охраняемые тайны. Изучайте людей, заставляйте их говорить. Напоите человека. Вино - ваш союзник".

В другой инструкции указывается: "Используйте все средства: подкуп, взятки и прочее, не останавливайтесь перед препятствиями, но будьте осторожны, если надо убить, чтобы завладеть документами, убейте и возьмите их".

Но ни технические средства, облегчающие переход границы, ни фальшивые документы, ни тщательная разработка легенд не спасают агентов иностранных разведок от провала. Большинство из них попадают в руки пограничников, остальные разоблачаются с помощью советских людей органами госбезопасности.

На одной из застав Закавказского пограничного округа, расположенной на высоте более 2 тыс. метров, раздался сигнал о нарушении границы. Обследование показало, что нарушителей двое. Почувствовав погоню, нарушители пытались уйти в сторону границы, но, оказавшись в безвыходном положении, сдались. При допросе один из них назвался Байрамовым, а другой - Сабриевым. На местности, на которой происходило преследование, пограничники обнаружили принадлежащие шпионам оружие, фотоаппараты, компас, деньги. Под тяжестью неопровержимых доказательств преступники признались, что перешли границу по заданию разведки с целью сбора шпионских сведений. Назвали свои имена и фамилии, а также клички американских разведчиков, участвовавших в их вербовке.

Из Франкфурта-на-Майне американским самолетом был доставлен в Западный Берлин и затем нелегально направлен через территорию Германской Демократической Республики в Литовскую ССР для выполнения шпионского задания американский шпион Гуига Б. Б., уроженец Литовской ССР. Свободно владея немецким, польским и литовским языками Гуига во время пребывания на территории ГДР и Польши выдавал себя за гражданина этих государств. Он был снабжен поддельными документами различных учреждений этих стран, в том числе фальшивыми национальными паспортами. У шпиона были компас, бинокль, фотоаппарат и портфель с тайником, в котором он хранил заметки, относящиеся к шпионскому заданию.

На случай преодоления находящихся под током проволочных заграждений, которые могли встретиться на границах, Гуига имел при себе куски резины. Одежда шпиона и имеющиеся при нем предметы были подобраны с таким расчетом, чтобы не вызывать излишнего внимания окружающих. Так, фотоаппарат, часы, бумажник, автоматическая ручка были советского производства. Но шпион все-таки был пойман.

На следствии Гуига показал, что в период оккупации Литовской ССР он служил в охранных войсках генерала Гюста и в других фашистских воинских формированиях. После окончания войны жил в лагерях для беженцев на территории Западной Германии. В начале 50-х годов он пробовал обосноваться в Бразилии, а затем снова возвратился в Западную Германию. Здесь, в городе Кайзерслаутерн, поступил на службу в роту № 2040 "Лейбор сервис", обслуживающую части американской армии. В 1958 г. был завербован представителем разведывательных органов США, известным Гуиге по фамилии Весловас. Гуига переехал в квартиру, занимаемую Весловасом во Франкфурте-на-Майне (Фельдбергштрассе, 14).

В течение месяца будущий шпион под руководством Весловаса и других представителей американской разведки прошел ускоренную подготовку по изучению методов выполнения шпионских заданий и специальную тренировку по преодолению пограничной полосы на советско-польской границе, имитация которой имелась на полигоне американских войск близ Мюнхена.

По заданию американской разведки Гуига, находясь на территории Советского Союза, должен был разведать удобные места перехода западной границы Советского Союза, собрать шпионские сведения о некоторых оборонных объектах и затем возвратиться в Западный Берлин. Но вернуться ему не пришлось.

В органы государственной безопасности СССР явился с повинной агент американской разведки Никитин Н. И.

На следствии Никитин показал, что, проживая на оккупированной немецко-фашистскими войсками территории Белорусской ССР, он осенью 1942 г. 17-летним юношей был вывезен фашистами в Германию, где в течение первых трех лет выполнял тяжелые работы на ферме богатого крестьянина. В 1945 г. Никитин оказался в Западной Германии, проживал в различных городах, главным образом в Мюнхене, работал на американской продовольственной базе "Индиана" и на аэродроме "Мюнхен - Рим". В 1947 г., оказавшись без работы, он выехал в Марокко, где был завербован агентами американской разведки Околовичем и Байдалаковым. Сначала он проходил обучение и идеологическую обработку в "Институте по изучению СССР", затем его перевели в разведывательную школу повышенного типа, дислоцирующуюся в местечке Бад-Висзее (вилла "Амалиенбург"). После завершения подготовки Никитин был сброшен на парашюте с американского военного самолета на территорию Белорусской ССР с заданием по сбору разведывательной информации о Советском Союзе. Он был снабжен радиостанцией для поддержания связи с разведцентром. Никитин рассказал:

"Американские разведчики многое предусмотрели в подготовке нас как своих агентов. Сотрудник американской разведки капитан Холлидей перед заброской в Советский Союз строго предупредил меня, что в случае задержания советскими органами безопасности я должен отравиться выданным мне ядом. Если же это не удастся сделать и я буду захвачен, то в этом случае, как сказал Холлидей, я должен категорически отрицать свою связь с американцами, а дать показания о своей связи с французской разведкой которой я якобы подготовлен на территории Западной Германии и ею заброшен в СССР".

Советскими органами госбезопасности был захвачен с поличным на территории Эстонской ССР агент американской разведки Эндель Мумм в момент, когда он пытался с помощью портативной радиостанции установить связь с разведывательным центром, находящимся в Стокгольме. Захват и разоблачение Мумма дало возможность получить дополнительные сведения о подрывной деятельности американской разведки против советских прибалтийских республик. При ликвидации шпионских групп, с которыми был связан Мумм, было захвачено 13 агентов иностранных разведок, в том числе Харри Вимм, Иоган Мальтис, Эвальд Халлиск, Лембит Устель, Аксель Поре.

Эти шпионы по указанию американских разведывательных органов должны были организовывать на территории Эстонской ССР бандитские группы, заниматься сбором шпионских сведений, создавать на Балтийском побережье опорные пункты, в которых могли бы укрываться забрасываемые в СССР другие шпионы. Шпион Иоган Мальтис (кличка Ионас) имел задание установить связь с ранее заброшенным в Эстонскую ССР агентом Рихардом Саалисте, которому некоторое время удавалось скрываться. Именно этот Саалисте, как было установлено следствием, помимо сбора и передачи в разведывательный центр шпионских сведений создал вооруженную банду, которая занималась разбоем, грабежом колхозного имущества и совершала террористические акты.

У захваченных шпионов было изъято 12 радиостанций, шифры, коды, средства тайнописи, большое количество автоматов, пистолетов и боевых патронов, фотоаппараты, бинокли, топографические карты, фальшивые советские паспорта и военные билеты, а также другое шпионское снаряжение.

Пограничниками одного из прибрежных районов Сахалина был задержан Голубев Е. Г. Он прошел тщательную индивидуальную подготовку в одном из центров американской разведки. Начальник разведцентра так называемого "тихоокеанского оборонительного района" полковник американской разведки Филл лично инструктировал шпиона, как выполнить задание.

Для подрывной работы в СССР Голубев был снабжен всеми необходимыми средствами, и в частности двумя портативными приемо-передающими радиостанциями, фотоаппаратом, фиктивными документами, наркотиками и ядом. Голубев получил огнестрельное и холодное оружие для того, чтобы убивать тех советских граждан и представителей органов власти, которые могли помешать осуществить возложенную на него задачу.

Известны и другие случаи засылки на территорию СССР вражеских шпионов.

Кто эти лица, как они стали на путь профессионального шпионажа? Их биографии часто очень схожи. Как правило, это в прошлом граждане СССР, оказавшиеся по тем или иным причинам за границей, враждебно настроенные к СССР и разложившиеся морально. Именно таких людей подбирает американская разведка на "социальной свалке" капиталистических стран. Вот примеры: Лахно в период второй мировой войны сотрудничал с немецко-фашистскими оккупантами, был агентом немецкой разведки. Маков в период войны служил в фашистском карательном легионе "Черное море".

Саранцев сдался фашистам в плен и добровольно вступил в так называемую "власовскую армию". После окончания войны, боясь ответственности за измену и поддавшись влиянию антисоветской пропаганды, остался жить в ФРГ. В лагере для перемещенных лиц в Ингольштадте он был завербован представителем американской разведки.

Курочкин в 1942-1944 гг. четыре раза арестовывался органами советской милиции за кражи и два раза был судим. До 1950 г. он проживал по фальшивым документам на имя Захарова Р. П. ив конце 1950 г. под этой фамилией был призван в Советскую Армию. Находясь на службе в Австрии, Курочкин в сентябре 1951 г. бежал к американцам и был доставлен ими самолетом в Мюнхен (ФРГ). Там его завербовали для шпионской работы против СССР.

Кукк служил в армии немецко-фашистских оккупантов. После войны он проживал в различных странах, скитаясь в поисках работы. В Касабланке с ним под предлогом оказания помощи познакомился некий Алекс, назвавший себя "эстонским консулом". Этот предатель эстонского народа оказался вербовщиком американской разведки. Он предложил Кукку "выгодную" работу. По рекомендации Алекса Кукк был завербован американской разведкой и вывезен в США.

Шпион Филистович служил в 13-м батальоне войск СД, в составе которого принимал участие в карательных операциях против советских и итальянских партизан, в арестах советских граждан и массовых расстрелах евреев. После окончания войны в Париже он развернул активную антисоветскую деятельность. В Бельгии он был завербован американским разведчиком, назвавшим себя Гофманом.

Волошановский в 1947 г. уклонился от службы в Советской Армии путем подлога документов. В том же году познакомился с вором-рецидивистом Кошелевым и вместе с ним убежал в Иран. Проживая в Тегеране, эти уголовники через сына русского эмигранта Перуанского, работавшего переводчиком в посольстве США, познакомились с американцем по кличке Стив, который привлек Волошановского и Кошелева к шпионской работе против Советского Союза и на самолете переправил их в разведывательную школу в городе Бад-Верисхофен (ФРГ).

Бромбергс в период войны находился на службе в гитлеровской армии, а в мае 1945 г. бежал из Прибалтики в Швецию, где в 1951 г. был завербован разведывательными органами США. Некоторое время он работал преподавателем в американской разведывательной школе в городе Кемптен (ФРГ), которая размещалась на улице Анхохенвег, 3. Школа находилась в ведении бюро американской разведки, являвшемся центром всех разведшкол в Западной Германии. В школе Бромбергс числился под фамилией Андерсонс и имел кличку Энди.

Многие из предателей были поставлены американской разведке различными антисоветскими эмигрантскими и националистическими организациями, такими, как "Народно-трудовой союз" (НТС), "Организация украинских националистов" (ОУН), литовских националистов (БАЛФ), латышских эмигрантов ("Двинские соколы"), и др. Все они пытаются претендовать на роль самостоятельных политических организаций, ведущих борьбу с Советской властью. Однако дальше прислужничества американской и другим разведкам империалистических государств эти защитники "свободы" не ушли.

Вот, например, документ об антисоветской организации НТС, получившей у американской и английской разведок кодовое наименование "Шрапнель".

Главный резидент английской разведки СИС в ФРГ (псевдоним BIG-51) своему коллеге (псевдоним BND-59), действующему во Франкфурте-на-Майне, в отношении НТС писал:

"Мы не поддерживаем, повторяю, не поддерживаем "Шрапнель" в качестве политической организации. Наш интерес к "Шрапнели" чисто профессиональный - использовать разведывательные, контрразведывательные и потенциальные возможности и получить невозвращенцев. За последние шесть месяцев мы и отдельно американцы вкладывали в "Шрапнель" ежемесячно в среднем по 13 тыс. немецких марок. За все эти деньги мы фактически совершенно не имеем разведывательных данных... Деньги мы должны платить только за разведывательные сведения, и ни за что больше".

Мы упомянули о существовании антисоветских организаций и их роли для того, чтобы предостеречь отдельных советских граждан, которые, выезжая за границу, идут на контакт с различным эмигрантским отребьем, не сознавая подчас, на какие провокации они могут пойти.

В подавляющем большинстве случаев советские люди своевременно распознают провокации и провокаторов, не позволяют втянуть себя в шпионские сети.

Характерно в этом отношении заявление комсомольца П. Русанова, сделанное им членам НТС в городе Антверпене, когда последние путем шантажа и угроз пытались заставить его не возвращаться на Родину. Русанов им с гневом заявил: "Что вы пугаете меня? Вас здесь пятеро предателей, а за мной Родина, двести сорок миллионов моих соотечественников! Что же вы можете сделать с нами?"

Пример, достойный гражданина Советского Союза. Так себя должен вести каждый советский человек. Даже если кто-то ошибся и допустил какие-либо отклонения от норм поведения, советский закон дает возможность исправить ошибку. Действующий в настоящее время Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1960 г. гласит: "Не подлежит уголовной ответственности гражданин СССР, завербованный иностранной разведкой для проведения враждебной деятельности против СССР, если он во исполнение полученного преступного задания никаких действий не совершил и добровольно заявил органам власти о своей связи с иностранной разведкой".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://usa-history.ru/ "USA-History.ru: История США"