Новости    Библиотека    Исторический обзор    Карта США    Карта проектов    О нас   

Пользовательского поиска





28.12.2011

Как Антон Чехов помог создать великую стратегию холодной войны

Кто бы мог подумать, что российские классические произведения Чехова могут стать источником великого стратегического мышления? Подробное изучение пьес и коротких рассказов Чехова было одним из многих увлечений эрудита времен холодной войны Джорджа Кеннана (George Kennan), чья жизнь и достижения обсуждались на недавней лекции в Историческом обществе Нью-Йорка, пишет The New York Sun.

Подробное изучение пьес и коротких рассказов Чехова было одним из многих увлечений эрудита времен холодной войны Джорджа Кеннана (George Kennan), чья жизнь и достижения обсуждались на недавней лекции в Историческом обществе Нью-Йорка
Подробное изучение пьес и коротких рассказов Чехова было одним из многих увлечений эрудита времен холодной войны Джорджа Кеннана (George Kennan), чья жизнь и достижения обсуждались на недавней лекции в Историческом обществе Нью-Йорка

На лекции присутствовали сын Кеннана, Кристофер (Christopher), и старшая дочь Грэйс Кеннан Уарнэке (Grace Kennan Warnecke).

Пол Кеннеди (Paul Kennedy) вышел к трибуне, чтобы представить своего профессора из Йельского университета Джона Льюиса Гэддиса (John Lewis Gaddis), автора книги «Джордж Кеннан: американская жизнь» (George F. Kennan: An American Life). Кеннеди сказал, что будет краток в своей вступительной речи в связи с тем, что в прошлый раз после представления коллеги перед аудиторией в Йельском университете Гэддис начал свою речь со слов «в доступное мне ограниченное время…».

Гэддис представил вереницу противоречивой информации о Кеннане: например, после того, как Кеннан убедил администрацию Трумэна принять политику «сдерживания», он сам стал «самым ярым критиком политики сдерживания». Он был «инсайдером, который всегда чувствовал, что был в стороне», «патриотом, любившим свою страну, но понимавшим другую – Россию, гораздо лучше своей», «любителем секретных операций, пожелавшим их вовсе отменить» и «пророком, погрузившимся в глубокую депрессию от того, что его собственные предсказания сбылись».

Вдобавок ко всему, как считает Гэддис, являясь «самым известным стратегом своего времени... Кеннан предпочел бы стать биографом Антона Чехова».

Гэддис отметил многие и разнообразные стороны Кеннана, о которых он не собирался говорить в подробностях в тот день: о дипломатической службе Кеннана, Кеннане - после, историке, защитнике окружающей среды, поэте, христианине. Список продолжался.

Гэддис сообщил, что является биографом Кеннана уже три десятилетия. «Я был Босуэллом Кеннана дольше, чем Босуэлл был Босуэллом Джонсона», - заявил Гэддис под смех аудитории.

Главной темой лекции Гэддиса была попытка показать, насколько мало изученной оказалась способность Кеннана находить стратегические идеи в великих классических литературных произведениях.

Гэддис говорил об известной антикоммунистической статье Кеннана для журнала Foreign Affairs под названием «Основы советского мировоззрения» (The Sources of Soviet Conduct), в котором оправдывалась политика «сдерживания» в адрес Советского Союза. Несмотря на то, что статья была подписана анонимно буквой Х, авторство Кеннана стало известно уже через неделю, так как он был единственным в дипломатических кругах, который упоминал Эдварда Гиббонса (Edward Gibbons) и Томаса Манна (Thomas Mann).

Гэддис заявил, что подобная литература помогла создать основу для известного предсказания Кеннана о том, что «Советский Союз в свое время сам себя уничтожит», так как «за внушительным фасадом скрывается внутреннее ослабление».

Гэддис заявил, что у него была возможность читать великие литературные произведения в течение долгих трансатлантических перелетов во время Второй мировой войны, так как в самолетах было слишком шумно для разговоров.

Гэддис сообщил, что Кеннан взял три положения у военного авторарла фон Клаузевица (von Clausewitz). Первое заключается в том, что война – это продвижение политики другими средствами (Кеннан отметил, что СССР не видел разницы между войной и политикой). Второе: военные операции должны быть пропорциональны поставленной цели. Третье: оборона имеет смысл, так как «любое нападение рано или поздно себя истощит».

Из работ историка Эдварда Гиббона (Edward Gibbon) он вынес понимание того, что Советский Союз, как Рим, раскинулся слишком широко, и что империя не может бесконечно владеть территориями против воли разнообразного местного населения.

У Кеннана была сильнейшая любовь к Чехову. Гэддис рассказал о том, как Кеннан цитировал Чехова на лекции студентам в Йельском университете в 1946 году, рассказывая «о благонамеренной владелице поместья, которая пыталась стать другом крестьян, чтобы изменить их жизни, но в итоге ничего не добилась». Угнетенной барыне говорят, что для того, чтобы переманить людей на свою сторону, требуется время, как и на посев зерна в каменистой почве, которая должна быть сначала очищена, пропахана, и за которой потом необходимо постоянно следить. «То же самое с людьми, - зачитывает Гэддис, - и нужно за ними присматривать, и присматривать, и тогда ты сможешь их расположить к себе».

Гэддис сказал, что Кеннан пытался доказать, что «люди могут изменить самые сильные диктаторские правительства, но на это требуется время», отметив, что «обстоятельства, а не сентиментальность, будут формировать людей». Гэддис утверждал, что это является ключевым аспектом понятия «сдерживания» Кеннана в отношении Советского Союза: «Создание на протяжение времени таких условий, которые бы не оставили советским лидерам другого выбора, кроме как изменить страну... не оставлять их, пока мы не склоним их на свою сторону».

К концу лекции Гэддис начал обсуждать садоводство и фермерство, в прямом и переносном смыслах. Он процитировал точку зрения Кеннана: «Мы должны быть садовниками, а не механиками в нашем подходе к международным делам».

Гэддис продолжил раговором о том, что Кеннан «больше, чем кто-либо другой в середине 1940-х годов, показал, что не нужно кидаться в крайности, будь-то война или политика умиротворения, в отношении проблемы, которую представляет собой Советский Союз». «С терпением» может появиться «третий способ», считал Кеннан.

Гэддис говорил о том, как любитель сельского хозяйства Кеннан купил ферму недалеко от городка с невероятным названием Восточный Берлин в штате Пенсильвания, которая напоминала Кеннану русские поместья.

Гэддис затем контрапунктически обратился к примеру Чехова на его ялтинской даче, в конце жизни, когда он уже умирал от туберкулеза. Чехов, скончавшийся в том же году, в котором родился Кеннан, посадил сад, зная, что никогда не увидит, как этот сад зацветет.

Гэддис утверждал, что Кеннан «дожил до того, чтобы увидеть, как семена, посеянные им в 40-х годах… подтвердили его правоту в 80-х и 90-х годах».

«Конечно, Чехову не так повезло. Он не дожил до того, чтобы увидеть, как семена, посаженные им сто лет назад, выросли в прекраснейший сад на его даче».

«Но мне хочется думать, - сказал Гэддис, достигая острого момента в своей речи, - что одно или парочка семян, посаженных Чеховым так давно, проросли в голове неудавшегося биографа Чехова, Джорджа Кеннана, приведя к тому, что они сотрудничали с удивительным, на мой взгляд, успехом в спасении западной цивилизации».

Гарри Шапиро (GARY SHAPIRO)


Источники:

  1. ИноСМИ.Ru




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://usa-history.ru/ "USA-History.ru: История США"