НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

КЕННЕДИ И РАЗОРУЖЕНИЕ

Одной из самых острых и злободневных международных проблем, ожидавших своего решения, была проблема разоружения. От нее госдепартаменту отмахиваться становилось все труднее. А когда в сентябре 1959 года Советский Союз внес на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН программу всеобщего и полного разоружения, американской пропаганде и правительству Эйзенхауэра пришлось совсем худо. В условиях, когда существовал конкретный и ясный советский план разоружения, продолжать заниматься лишь пустыми разговорами о разоружении, как это много лет делала американская дипломатия, было по крайней мере смешно.

Положение для США еще более осложнялось тем, что все государства - члены ООН единодушно одобрили резолюцию, которая поддерживала идею всеобщего и полного разоружения. Пришлось голосовать за эту резолюцию и американскому делегату.

Учитывая восторженный отклик народов земного шара на советские предложения о всеобщем и полном разоружении, правительство Эйзенхауэра решило не идти «против течения». Оно уподобилось пловцу, который, чтобы не утонуть, решает плыть по течению, лишь бы держаться на плаву, хотя то место, к которому он стремится, находится на противоположном берегу. Так и с американской политикой в вопросе разоружения. Выступать против разоружения означало для правительства США окончательно подорвать свой престиж в глазах сотен миллионов людей. В результате Эйзенхауэр принимает решение на словах одобрить идею всеобщего и полного разоружения, а на деле продолжать тактику затяжки переговоров по этой проблеме.

Тактика бесплодных переговоров досталась в наследство Кеннеди от правительства Эйзенхауэра. Однако Кеннеди вынужден был уделять проблеме разоружения больше внимания.

В начале 1961 года большая группа американских руководящих политических деятелей, в том числе министр обороны Макнамара, приступила к разработке позиции США по военным проблемам. Вырабатывались установки, которым на долгое время суждено было стать руководящими в американской внешней политике. Сводились они в основном к следующему: «рассматривать всеобщее и полное разоружение как очень отдаленную цель, которая к тому же может усилить (!) опасность войны». Сделать стержнем американской политики в данном вопросе «контроль над вооружениями».

Кеннеди считал разоружение «недостижимой целью». Он не строил никаких иллюзий об отношении к проблеме разоружения со стороны военно-промышленного комплекса. Кеннеди, однако, понимал, что этот вопрос волнует всю мировую общественность, и чувствовал, что заняться им придется.

Так возникло Агентство по контролю над вооружениями и разоружению. На пост его руководителя был назначен видный республиканец, длительное время состоявший на руководящих должностях в Пентагоне и тесно связанный с нью-йоркскими банкирами, Джон Макклой. Тот самый Макклой, который, как уже отмечалось, считал, что США должны полагаться на силу, и только силу, и не обращать внимания на общественное мнение. Распространена точка зрения, что Кеннеди сделал этот выбор, стремясь обезопасить себя от обвинений со стороны правых в «идеализме» и «мягкости».

Двусмысленное название нового государственного ведомства США само по себе отвечало на вопрос о том, чем оно будет заниматься.

Новому агентству и его руководителю предстояло сделать какие-то шаги, которые оправдали бы их деятельность перед общественностью. Первый шаг вскоре был сделан. Правительство Кеннеди решило провести переговоры по проблеме разоружения с советскими представителями.

При этом администрация Кеннеди преследовала двоякую цель. Во-первых, она стремилась ослабить критику в свой адрес со стороны мировой общественности за развернутую беспрецедентную гонку вооружений. Во-вторых, хотела увести обсуждение проблемы разоружения с прямой и ясной дороги, намеченной советскими предложениями 1959 и 1960 годов.

Можно вполне определенно считать, что согласие американской стороны пойти на обсуждение проблемы разоружения с Советским Союзом было вынужденным. Американская дипломатия волей обстоятельств оказалась буквально насильно втянутой в переговоры. Но объективно это дало впоследствии .кое-какие положительные результаты.

В июне 1961 года начались советско-американские переговоры по разоружению. Советская сторона, представленная заместителем министра иностранных дел В. А. Зориным, приступила к ним с самыми серьезными намерениями. Американская сторона в лице Макклоя, как вскоре стало очевидно, не имела желания по-деловому обсудить вопрос и, главное, наметить практический путь к разоружению. Эта позиция отражала подлинные настроения правящей верхушки США. Тем не менее сам факт двусторонних советско-американских переговоров по разоружению был знаменательным. Вступив на путь переговоров по разоружению, правительство Кеннеди уже не смогло с него сойти. Но и продвигаться по этому пути оно старалось как можно медленнее.

Тактику Макклоя на переговорах, пожалуй, можно охарактеризовать как тактику «минимальных усилий». Так, несмотря на то что Советское правительство представило американской стороне план всеобщего и полного разоружения, Макклой заявил, что он готов обсудить лишь «общие принципы» разоружения.

19 июня 1961 года посланцы Кеннеди извлекли из своих портфелей «заявление о принципах». В нем декларировалась идея «тотального универсального разоружения», и только. Действительного разоружения, по существу, и не предусматривалось. Зато предлагался контроль за запуском ракет в космос, без запрещения применения ядерного оружия.

В дополнение ко всему Макклой стал добиваться согласия СССР на создание «международных вооруженных сил», обладающих всеми видами вооружений, в том числе и ядерным. При их использовании, как настаивали американцы, не применялось бы правило единогласия постоянных членов Совета Безопасности, т. е. такие вооруженные силы могли быть брошены «в дело» без согласия Советского правительства. На это советская сторона, естественно, пойти не могла.

Стремясь не допустить провала переговоров и сдвинуть с мертвой точки проблему разоружения, Советское правительство 27 июля 1961 года представило США проект «совместного советско-американского заявления об основных принципах договора о всеобщем и полном разоружении».

Надо сказать, что летом 1961 года народы и правительства следили за ходом советско-американских переговоров по разоружению с удвоенным вниманием. Атмосфера в международных отношениях была напряженной. Учитывая эту обстановку, Кеннеди дает указание подготовить новый американский вариант «заявления о принципах».

К сентябрю проект нового заявления правительства США был готов и 14 сентября представлен советской стороне. В основном в нем повторялись старые американские позиции, но с одним заметным изменением. Правительство Кеннеди признавало, что конечной целью должно быть всеобщее и полное разоружение. При этом оно, однако, обставляло это положение целым рядом неприемлемых оговорок. Особенно нереальным было требование правительства США, чтобы международный контроль осуществлялся не только за разоружением, но и за вооруженными силами социалистических государств. Такая постановка вопроса была весьма опасна для дела мира. США явно искали возможность тщательно изучить оборонительный «потенциал противника». Тем, кто замышлял бы агрессию, это было бы лишь на руку. Миролюбивым же государствам знание обороны своих противников мало что могло дать. Ведь нападать социалистические страны ни на кого не собирались. Словом, американское требование о контроле над вооружениями могло быть использовано только потенциальным агрессором. Оно не способствовало укреплению безопасности. Более того, могло вызвать новый тур гонки вооружений. Об этом и было недвусмысленно заявлено американским представителям.

Тем временем начала свою работу XVI сессия ООН. Правительству Кеннеди приходилось выходить на открытие сессии ООН, волоча за собой длинный шлейф самых неблаговидных дел в международных отношениях, как, например, агрессия против Кубы, гонка вооружений, раздувание военной истерии, отказ подписать германский мирный договор. В этих условиях правительству США был необходим какой-то миролюбивый жест. Оно идет на то, чтобы поступиться некоторыми своими неприемлемыми условиями.

В результате 20 сентября 1961 года только что открывшейся сессии Генеральной Ассамблеи ООН было представлено совместное заявление СССР и США о согласованных принципах для переговоров по разоружению. Правительство Кеннеди пошло на то, чтобы исключить из заявления положение о контроле над вооружениями, не подлежащими сокращению или уничтожению. Это, однако, не означало, что правительство США отказывалось от своей старой позиции в данном вопросе. Об этом почти одновременно с опубликованием совместного заявления оповестил глава американской делегации на переговорах по разоружению. Такая позиция свидетельствовала о том, что по проблеме разоружения США скорее занимались политическим лавированием, чем серьезными переговорами.

Все же положительное значение этого документа состояло в том, что правительство США официально заявляло о своем согласии с принципом всеобщего и полного разоружения и необходимостью заключения соответствующего договора. Была также достигнута договоренность, что «все мероприятия по всеобщему и полному разоружению должны быть сбалансированы таким образом, чтобы ни на одном этапе осуществления договора ни одно государство или группа государств не смогли бы получить военного преимущества и для всех была бы в равной мере обеспечена безопасность». Совместное советско-американское заявление подводило реальную основу под проект договора о всеобщем и полном разоружении. Казалось, что проблема разоружения сдвигалась с мертвой точки. Однако это только казалось.

Все основные цели и принципы, провозглашенные в совместном советско-американском заявлении, находились в прямом противоречии с интересами фабрикантов оружия США. Они, естественно, о разоружении и не помышляли. Американская военная промышленность продолжала набирать темпы роста. Кеннеди и не пытался остановить этот процесс, ибо знал, что это ему не под силу. Все это и обусловило появление документа, который в 1962 году США внесли на рассмотрение Комитета 18-ти в Женеве под названием «Схема основных положений договора о всеобщем и полном разоружении в условиях мира во всем мире». Это были туманные предложения, которые отодвигали на неопределенные сроки решение проблемы разоружения. Контроль над разоружением вновь подменялся контролем над вооружениями. Так общими усилиями госдепартамента, Пентагона и ЦРУ были сведены на нет наметившиеся положительные сдвиги в связи с подписанием совместного советско-американского заявления.

Против каких-либо мер в области разоружения особенно рьяно выступала американская военщина. В своих мемуарах бывший советник Кеннеди Шлезингер прямо признает, что «объединенная группа начальников штабов... выступала против всеобщего и полного разоружения». Военные объявили планы разоружения «утопией». Они встречали в штыки всякое проявление реализма в американской внешней политике, особенно в вопросах разоружения и запрещения ядерных испытаний.

Гонка вооружений в США продолжалась. Правительство Кеннеди убеждало страну, что американцам необходимо усовершенствовать средства доставки ядерного оружия, увеличить производство ракет различных видов, перевести стартовые площадки многих из них под землю, форсировать создание атомного подводного флота, вооруженного ракетами «Поларис». Делались призывы «усовершенствовать» систему постоянного воздушного патрулирования самолетов с атомными бомбами на борту.

Игра американской военщины со смертью становилась все более опасной. В США и за границей было уже более десяти крупных инцидентов, когда мог произойти ядерный взрыв. Так, например, бомбардировщик ВВС США В-52 «уронил» ядерную бомбу над штатом Северная Каролина. Упавшая бомба, к счастью, не взорвалась. А могла, несмотря на то что была снабжена несколькими взаимосвязанными предохранительными устройствами. Когда к месту происшествия прибыли специалисты американских ВВС, они ужаснулись. Оказывается, пять из шести предохранителей, установленных на бомбе, при ударе не сработали и только один помешал ей взорваться.

16 января 1962 года в Женеве возобновились переговоры между представителями Советского Союза, США и Англии по разоружению.

Как и ранее, американо-английские предложения выдвигали на первый план не вопрос о запрещении всех испытаний ядерного оружия, а совсем другой вопрос - установление под ширмой международного контроля развернутой разведывательной сети на территории Советского Союза. Представители США и Англии даже выдвинули условие, что если их предложения «по контролю» не будут приняты, то они прервут женевское совещание и выскажутся за передачу вопроса о прекращении ядерных испытаний обратно в Комитет 18 государств по разоружению. Становилось все более ясно, что правительство Кеннеди и не помышляет о действительном разоружении.

Как подтвердили дальнейшие события, ведя переговоры, США и Англия в то же время осуществляли интенсивную подготовку к возобновлению испытаний ядерного оружия в атмосфере. Президент Кеннеди открыто объявил об этом после встречи с премьер-министром Великобритании Макмилланом на Бермудских островах.

14 марта 1962 года в Женеве должен был начать свою работу Комитет 18 государств по разоружению. От результатов этой работы в значительной степени зависело улучшение атмосферы в международных отношениях. Однако правительства США и Англии отказались дать работе Комитета 18-ти эффективный старт. Ни Кеннеди, ни Макмиллан не изъявили желания лично участвовать в его заседаниях. Противодействие военно-промышленного комплекса США всякому шагу на пути к разоружению сказалось и в этом.

И все же полностью «утопить» проблему разоружения американской дипломатии не удалось. Большая работа, проделанная советской дипломатией в зтой области, начинала давать свои плоды.

Во всем мире народами широко признавалось, что разоружение должно быть всеобщим и полным и что нельзя быстро устранить угрозу новой мировой войны с помощью каких-либо частичных, разрозненных мер, осуществление которых сталкивается к тому же с трудными проблемами контроля и сохранения «равновесия сил» в условиях, когда в распоряжении государств остается мощное ракетно-ядерное оружие. 20 декабря 1961 года Генеральная Ассамблея единодушно приняла резолюцию, в которой потребовала как можно скорее обеспечить достижение соглашения о всеобщем и полном разоружении.

Стремясь к реальному решению этой проблемы, Советский Союз 15 марта 1962 года внес на рассмотрение Комитета 18-ти проект договора о всеобщем и полном разоружении под строгим международным контролем. Советское правительство предлагало в соответствии с согласованными принципами провести всеобщее и полное разоружение в три этапа. Оно считало возможным осуществить это в четырехлетний срок.

Что же предприняло в этот момент правительство США? В июне 1962 года оно объявило о том, что намерено осуществить ядерные взрывы на высоте нескольких сот километров, в том числе взрывы мегатонной мощности. Американские правящие круги сделали и другие шаги, усилившие международную напряженность. Так, например, заместитель министра оборокы США Гилпатрик заявил, что Пентагону для нанесения эффективного удара «необходимо уточнить систему вражеских целей». Американская военщина в открытую требовала легализации разведки на территории Советского Союза.

Президент Кеннеди также счел возможным выступить с весьма опасным заявлением. Президент заявил, что правительство США считает себя вправе «проявить ядерную инициативу» в случае конфликта с СССР.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru