НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

ЛАОССКАЯ ПРОБЛЕМА

С политикой США во вьетнамском вопросе мы уже знакомились. Она представляет собой яркий пример открытого колониального разбоя империализма на азиатской земле. Политика США во Вьетнаме имеет конечной целью подчинить американскому монополистическому капиталу всю Юго-Восточную Азию. Добиться этого, однако, США не удается.

Почему? Чтобы лучше понять это, необходимо обратиться также к «лаосской проблеме». Эта проблема была одним из первых острых международных вопросов, с которыми уже в самом начале президентства пришлось столкнуться Кеннеди. Надо сказать, что в этой проблеме президент разобрался лучше, чем во многих других. Здесь Кеннеди проявил тот минимум здравого смысла, который способствовал тому, чтобы эта проблема не обострилась настолько, чтобы угрожать международному миру. В отношении Лаоса Кеннеди стал на путь более реалистических действий, которые, впрочем, после его смерти сведены на нет.

Кеннеди имел довольно значительный опыт в азиатских делах. Он не понаслышке судил о том, что происходит во многих странах Азии. Еще в 1951 году Кеннеди посетил Лаос, Камбоджу и Вьетнам, входившие в состав «французского» Индокитая. Он лично убедился в том, что французским колонизаторам не удержаться на азиатской земле.

На одном из совещаний в американской миссии в Сайгоне Кеннеди напрямик спросил присутствовавших американских дипломатов: «Почему вы считаете, что вьетнамцы будут сражаться за то, чтобы их страна оставалась частью Франции?»

Эта критика в адрес миссии США в Южном Вьетнаме вывела из себя американского посланника. Стремясь насолить Кеннеди, он побеспокоился о том, чтобы о его взглядах стало известно главнокомандующему французским экспедиционным корпусом. С согласия американского дипломата французский генерал направил в миссию США официальный протест в связи с критическими заявлениями Кеннеди. Об этом, конечно, незамедлительно было доложено в Вашингтоне, где посчитали, что конгрессмен «впутывается не в свое дело». Однако Кеннеди продолжал отстаивать свою точку зрения. По возвращении в США он считал, что Западу следует сделать свою политику в Азии более гибкой, делать ставку в первую очередь не на военную силу, а на политические методы борьбы с национально-освободительным движением. «Без поддержки местного населения,- заявил однажды Кеннеди представителям печати,- нет надежды на успех в любой из стран Юго-Восточной Азии».

В этой оценке Кеннеди оказался дальновиднее многих американских дипломатов. Вместе, с тем предлагавшиеся им «гибкие методы» преследовали прежнюю цель - ослабить, а затем и ликвидировать национально-освободительную борьбу народов Юго-Восточной Азии. Кеннеди склонялся в сторону использования не только в Азии, но и в Африке и в Латинской Америке неоколониалистских методов, отдавая им предпочтение перед старым классическим методом колонизаторов - голой военной силы.

Какое наследство досталось Кеннеди в Лаосе? Как известно, еще в ноябре 1957 года представители национальных сил «граны заключили Вьентьянские соглашения, предусматривавшие создание нейтрального Лаоса, где у власти стояло бы коалиционное правительство. Однако Вашингтон, грубо вмешиваясь во внутренние дела Лаоса, настаивал, чтобы в Лаосе был создан прозападный антикоммунистический режим. ЦРУ срочно подыскивало кандидатуру человека из числа лаотянцев, который согласился бы работать на. правительство США. Наконец американская разведка разыскала его, правда не в Лаосе, а в Париже. Этим человеком оказался честолюбивый офицер Фуми Носаван. Вскоре этот «патриот» появился в Лаосе с американскими деньгами и оружием. Глава коалиционного правительства Суванна Фума был вынужден покинуть страну. Многие руководители Патет-Лао были схвачены и посажены в тюрьмы. В стране с новой силой вспыхнула гражданская война.

США стремились превратить Лаос в свою военную базу. Американские генералы подчеркивали военно-стратегическое значение Лаоса как бастиона антикоммунизма в Юго-Восточной Азии. По предложению Д. Ф. Даллеса в Лаосе под предлогом «защиты свободы» начала создаваться на американские деньги большая армия наемников. На нее к 1960 году было истрачено почти 300 млн. долл. США, таким образом, открыто попирали дух Женевских соглашений, призывавших к нейтрализации бывших французских колоний.

Народ Лаоса бедствовал, экономика находилась в плачевном состоянии, а наемники прожигали американские подачки. Когда же прогрессивные силы Лаоса в целях самозащиты взялись за оружие, то подкармливаемый американцами военный сброд разбежался. Правительство США, «спасая положение», направило в соседний с Лаосом Таиланд 5 тыс. солдат американской морской пехоты.

На следующий же день после инаугурации группа военных советников обрушила на голову нового президента целую лавину «фактов» о том, что Лаос вот-вот станет коммунистическим и, таким образом, «пойдут прахом» сотни миллионов долларов, затраченные США на то, чтобы превратить Лаос в своего сателлита. «Я боролся в течение полутора лет,- в припадке гнева заявил американский посол в Лаосе Г. Пэрсонс,- чтобы не допустить создания там коалиции».

Не проходило дня без того, чтобы на рабочий стол Кеннеди не ложилось очередное донесение об «опасном» развитии событий в Лаосе. Ставленники США терпели поражение.

Советники президента твердили, что Лаос можно спасти «силой», и только «силой», предлагая резко расширить рамки вмешательства США в лаосские дела. Так, на одном из заседаний Национального совета безопасности генерал Лемнитцер заявил: «Если нам дадут право использовать ядерное оружие, то мы можем гарантировать победу». Президент только молча посмотрел на генерала.

В американской печати появляется инспирированная военщиной критика нового президента. «Куда делась решимость Соединенных Штатов?», «Где же мужество Кеннеди?», «США подрывают веру в свои силы в Азии, они отталкивают от себя своих союзников в Таиланде и Вьетнаме». Таковы были лишь некоторые отравленные стрелы, выпущенные против политики умеренности в лаосских делах.

Не все, однако, придерживались точки зрения Лемнитцера. Даже ряд крупных военных не был уверен в том, что США следует открыто вмешиваться в конфликт в Лаосе. Для этого, как они считали, у них не имелось тогда достаточного количества наземных сил. Кеннеди срочно вызывает в Вашингтон командующего силами США в районе Лаоса адмирала Г. Фелта. 9 марта 1961 года адмирал в полной парадной форме предстал перед президентом, который устраивает ему обстоятельный допрос. В течение двух часов Фелт рассказывает президенту о том, что вооруженная Пентагоном «лаотянская армия» «не дерется совсем» или дерется «не так, как надо». А «лучшие ее офицеры» заняты не на военных действиях, а состоят в личной охране генерала Фуми Носавана. Кеннеди направляет Носавану разносное послание, в котором призывает генерала активизировать военные действия против патриотических сил Лаоса. Никакого результата. Наемников продолжают бить.

Кеннеди кипит негодованием. В его представлении «борцы за свободу», к которым он причислял продажную клику Носавана, должны были уже давно преподнести ему крупный успех на международной арене, разгромив силы Патет-Лао. И все тщетно. «Будут ли лаотянцы бороться за свою страну?» - растерянно восклицает Кеннеди при ознакомлении с сообщением об очередном разгроме правых наемников. А однажды, упав духом, он вдруг заметил: «Ну и кашу заварило для меня правительство Эйзенхауэра»...

Кеннеди колебался в выборе двух возможных курсов действий в Лаосе. В первом случае предусматривалась посылка туда дополнительных американских военных частей. Во втором - признание целесообразности превращения Лаоса в нейтральное государство. В течение ряда последующих месяцев в американской внешней политике шла борьба этих взаимоисключающих друг друга тенденций.

23 марта 1961 года Кеннеди, например, выступил с телеинтервью, в котором отдал дань как «нейтралитету Лаоса», так и «решимости» США защищать «безопасность свободного мира». Одновременно он встречается с министром иностранных дел СССР, высказываясь в пользу «независимого и нейтрального Лаоса».

Летом 1961 года, после длительных переговоров в Женеве, было наконец достигнуто соглашение по урегулированию лаосской проблемы. Похоже, что, если бы не апрельское фиаско на Плайя-Хирон, еще не известно, пошло ли бы правительство США на подписание Женевских соглашений по Лаосу. Во всяком случае, 3 мая 1961 года Кеннеди заявил одному из своих помощников: «Если бы не Куба, мы могли бы стоять накануне вторжения в Лаос».

Правительство Кеннеди настойчиво добивалось от своих союзников безоговорочной поддержки любого курса американской политики в Лаосе. В первую очередь Кеннеди обратился за такой поддержкой к английскому премьер-министру Макмиллану. Последний вначале обещает лишь «моральную» поддержку действий американцев. Но правительство США такой ответ не удовлетворяет. Оно требует большего.

Кеннеди срочно вылетает во Флориду на встречу с английским премьер-министром. Находившийся с визитом на Бермудских островах Макмиллан также направляется туда. Встреча глав правительств США и Англии состоялась на американской военной базе Ки-Уэст. Главной целью Кеннеди было добиться от Мак-миллана военной поддержки в случае, если бы Вашингтон решил осуществить в Лаосе военную интервенцию. Макмиллан отнюдь не был обрадован этим требованием Кеннеди. Тем не менее он согласился на участие английских сил в военной интервенции в Лаосе, если она будет признана «необходимой».

Не все, однако, поддались уговорам Кеннеди. Не успел самолет президента приземлиться в вашингтонском аэропорту, как французский посол в США Альфан вручил Кеннеди личное послание де Голля. Смысл послания не оставлял никаких сомнений - ни при каких обстоятельствах Франция не будет участвовать в военной интервенции в Лаосе. Кеннеди давали хороший совет - не идти на военную авантюру. Однако он все еще продолжал колебаться, хотя все больше склонялся к тому, что при сложившихся обстоятельствах США лучше не ввязываться в новый военный конфликт в Азии.

Дальнейшее развитие событий хорошо известно. На встрече в Вене американское правительство было вынуждено согласиться с идеей нейтрализации Лаоса. Большую роль в этом сыграла твердая позиция Советского Союза, неоднократно заявлявшего, что патриотические силы Лаоса не одиноки, что на их стороне поддержка социалистических стран.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru