НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Искалеченные души

Он плакаться, что был рожден,
Имел причины.

Э. Робинсон, "Минивер Чиви"

Сейчас мне трудно осознать, что уже прошло больше двух лет с того дня, когда я в первый раз увидел заокеанский континент. Кажется, это было вчера...

Предъявлены заграничные паспорта, ревут моторы, стреловидная тень "ТУ - 104" пересекает линию Рижского залива. Внизу Балтийское море, знакомые по карте очертания берегов. "Здесь шумят чужие города и чужая плещется вода". Амстердам. Вошедшие в легенды голландские тюльпаны, гирлянды из цветов на улицах, разнотонный звон колоколов по случаю пасхи. Взлет, красные огни Манчестера. Затем земля закуталась облаками, и мы остались наедине со своими переживаниями.

А когда внизу показались безлюдные снега Северной Канады, нам нанес визит четырехлетний американский карапуз. Он был такой рыжий, словно его раскрасили яичным желтком. Мы затеяли с ним "международную" игру - в прятки. Скоро он сидел у одного из нас на коленях, доверчиво трогал комсомольский значок и изредка старался ухватиться за чужой нос. Первая встреча с Америкой, как говорят опытные дипломаты, проходила "в дружеской обстановке".

Этот веселый мальчуган стал для нас символом маленького американца, вступающего в жизнь. Мы часто вспоминали о нем. Пройдет время, и он забудет про день, когда беззаботно смеялся на руках у "русских коммунистов", жизнь его потечет по своему руслу. Какие встречи, радости и огорчения заготовила ему судьба? Кем он станет? Знаменитым бейсболистом или мелким биржевым маклером, рабочим или репортером скандальной хроники?..

Нью-Йорк. Гигантский кристалл аэропорта Айдлуайлд, ослепительно сверкающий на солнце, словно ледяной торос. Первые американские улыбки, первые чужеземные слова, первая атака шумного журналистского племени. Мы были настроены в высшей степени торжественно и готовы ко всему. Все же первый вопрос репортеров нас изумил: "Что вы думаете о проблеме детской преступности в США?" Признаться, не думали мы об этой проблеме. И вообще, честно говоря, не она нас волновала, когда мы только что зашагали по заокеанскому континенту. Что мы ответили, сейчас не помню. Сильно подозреваю, что это были глубокомысленные житейские прописи: преступность - вещь плохая, а если ею занимается молодежь, то плохая вдвойне.

После этого было много пресс-конференций, обедов с разговорами, споров и дискуссий. К слову сказать, американские журналисты, с которыми нам приходилось сталкиваться, не всегда отличались умением слушать. Словно шли они по заранее заготовленной схеме, и всякие отклонения их не волновали. Порой хотелось подробней рассказать о нашей стране, о вещах, я уверен, интересных и новых именно для американских читателей. Но газетчика интересовало лишь то, о чем он уже составил собственное мнение.

Он начинал открыто скучать, откладывал блокнот и энергично вклинивался в первую же паузу: "С каких лет русские девушки выходят замуж?" Мы не обижались. У репортеров свои заботы. Надо дать сенсацию. Сразу в номер. Чтобы босс был доволен и читатель не мог оторваться. Чертовски трудная задача! Вот и появлялись пустопорожние статьи с визгливыми заголовками вроде "Красные женятся в 18 лет!". Было жалко журналистов, жалко бумагу.

Менялись города, но по-прежнему нас подстерегал вопрос о детской преступности. Он приобретал все большую остроту. Первая пресс-конференция и ввела нас в комплекс сложных и запутанных проблем современного молодого поколения, которые ныне волнуют общественность многих стран.

Пожалуй, уже со времен Адама дети стали огорчать родителей, и те редко упускали случай напомнить непутевым отпрыскам, что они пускают по ветру с трудом приобретенное семейное моральное наследство. Но если в прошлом недовольство растекалось, так сказать, по семейным каналам, то ныне речь идет о сетованиях по адресу целого поколения Америки. Тревожные голоса все чаще попадают в печать. Одна мысль повторяется в таких материалах: нынешняя молодежь пребывает в состоянии серьезного кризиса, ее поиски надежных моральных ценностей чаще всего оказываются безуспешными.

Интересную подборку высказываний зарубежных репортеров о молодежи различных стран дал американский журнал "Ньюсуик" (1960 год).

"Безумствующие в конце каждой недели, - пишет П. Уэбб из Англии, - сотнями собираются в танцевальном зале на Ил-Пай-Айлейд, на Темзе. Девушки обычно босые, в свитерах по икры, юноши в ночных рубашках и котелках... 15-летняя продавщица так пытается объяснить, кто они такие: "Мы не знаем, куда мы идем, мы просто отправляемся наугад и где-нибудь останавливаемся... беседуя, танцуя. Это чудесно!" "Другие, - продолжает автор, - выражают свой протест иначе. Они поражают общество иногда бессмысленной порочностью". И действительно, статистика показывает, что преступность среди английской молодежи угрожающе растет в последние годы.

"Два - три года назад, - говорится в журнале о молодежи Франции, - французы считали, что их молодежь стремительно мчится прямо в ад на грохочущих мотоциклах, ведомых молодыми преступниками с диким взором, в черных куртках. Это были чернорубашечники, которые сбивали мотоциклами простодушных зрителей и находили дьявольское удовольствие в погромах в кафе и схватках с полицией".

Журналист Дуайт Мартин считает, что характерной чертой современной западногерманской молодежи является ее пассивность, ее лозунг: "Без меня!" В беседе с ним молодой виноградарь Клаус В. сказал: "Говорят, что мы безбожное поколение, что мы не знаем, чего хотим от жизни. Действительно, мы - дети войны, выросшие без отцов, потому что они либо, были убиты, либо еще сражались где-то вдалеке. Следовательно, мы росли в условиях, где отсутствовали порядок и дисциплина, и в результате до сих пор пребываем в состоянии умственного и морального хаоса. Может быть, и очень хорошо, что экономическое чудо послевоенного возрождения Германии обеспечивает нас материально, но наш разум и наши души голодны". Такие настроения не исключение.

Кстати, в 1961 году западногерманский журнал "Твенти" подвел итоги анкете, которая проводилась среди юных немцев: "Мы искали новое поколение, нашли только голую статистику. У 50 процентов молодежи нет вообще никакой цели. Другие называют в качестве идеала своих родителей или кинозвезд, спортсменов и т. п. Только 50 процентов читают в месяц по одной книжке. А прочие? Никаких политических платформ, мало веры, никакого риска, лишь забота о сохранении и умножении своей собственности".

Говоря об итальянской молодежи, журнал "Ньюс-уик" приводит слова Марио Бертоля, студента Римского университета: "Многие из нас, скептики и агностики, не желают принимать участия в жизни общества. Это потому, что мы перестали верить нашим учителям и старшим, чьи поражения, предательство и даже коварство вызывают у нас чувство стыда".

Не будем множить число этих безрадостных сетований. К ним тоже следует отнестись осторожно. Профессиональные интересы западного журналиста или социолога требуют, чтобы его статья или исследование вызывали сенсацию. Поэтому во многих материалах, рассказывающих о современной молодежи, немало праздной шумихи. А главное - то, что в них совершенно не принимается во внимание лучшая, демократическая молодежь, которая имеет ясные перспективы жизни и борьбы.

Наш XX век - время невиданных по своей глубине и по масштабам революционных преобразований, которые охватили многие страны, проникли в самые отдаленные, самые глухие уголки земного шара. По всей планете развертывается борьба сил мира и демократии против реакции и угрозы войны, поднимаются к новой, суверенной жизни колониальные и слаборазвитые страны. И во всех этих процессах непременное участие принимает молодежь. Никогда до этого она не была столь активна, столь по-государственному мудра и политически зрела.

Тяжелый духовный недуг, поразивший часть молодежи, связан со специфическим влиянием современного империализма. Разговоры об этом недуге справедливы лишь в отношении отдельных слоев молодежи так называемых "цивилизованных стран". И наличие его - одно из ярких свидетельств исторической обреченности капитализма.

Разговоры о "потерянном поколении" справедливы прежде всего по адресу той части молодежи, которая находится под влиянием модных идей современной западной политики, философии, социологии, искусства: проповедь голого меркантилизма, иррациональности бытия, тоски и скептицизма, минутных чувственных удовольствий и ухода в глухой мир эгоистических устремлений.

Таково лицемерие буржуазного общества. С одной стороны, оно в массовых количествах поставляет для молодежи идеологическую отраву, а с другой - пытается всю вину за пагубные последствия взвалить на юное поколение. Бизнесмен подчиняет нее свои помыслы и страсти погоне за деньгами, но чувствует себя шокированным, когда слышит, что современная молодежь отвергает отработанные христианские ценности. Он тайком пробирается в публичный дом, но возмущается, если его сын соблазняет чужих жен. Он привык лицемерить и думает, что молодежь не разглядела его истинного лица в потоке громких и пустых слов.

Меня всегда удивляла привычка западных авторов бездумно бросать обвинения в адрес молодого поколения: "Молодежь-то какая пошла!" Так может рассуждать только безнадежный обыватель, ничего не смыслящий в законах формирования характеров и привыкший смотреть на мир как на источник своих мелких радостей, которые должны приходить к нему без всяких усилий, "сами по себе". Юноша не рождается ни наркоманом, ни бессердечным гангстером. Вся его духовная жизнь - результат восприятия и переработки тех впечатлений, которые он получает от общества. Его судьба - аккумуляция тех сторон социальной жизни, с которыми он сталкивается. Из него может выйти и бандит и подлинный герой. "Меня мучает, что в каждом из них, быть может, убит Моцарт", - говорил Экзюпери. И если вместо Моцарта из ребенка вырастает гангстер Аль-Капоне, если его идеалом становится не Линкольн, а бесноватый фюрер, общество несет за это безраздельную ответственность.

Весьма трезво говорит на этот счет герой романа американского писателя Ивена Хантера "Дело убеждения". Хэнк Белл - помощник районного прокурора. Ему поручено вести дело об убийстве, совершенном малолетними преступниками. "Парни совершили убийство. Это так, - говорит он. - Но разве следует анализировать только этот финальный акт? Слишком много других явлений вело к убийству. И если я обвиняю этих парней, то я также должен обвинить и их родителей, и город, и полицию - и где это кончится? Где я должен остановиться?"

Приходится согласиться, что молодежь США умеет различить фальшь и истину, действительные стимулы, которые руководят поведением окружающих ее людей, и дешевые лицемерные фразы, ими произносимые. Она всегда путника отличит от верстового столба. Брюзжание по адресу молодого поколения - это ярость обывателя, который не может простить молодежи, что она разглядела его истинную цену и не дала сбить себя с толку внешней красивостью официального лицемерия.

В буржуазном обществе процесс воспитания, если его понимать как воздействие всей жизни, в известной мере процесс не контролируемый. Частнособственнический принцип, превративший общество в толкучку своекорыстных интересов, не дает возможности осуществлять планомерное формирование нравственного облика молодежи. В этом смысле - если судить не по фразам и благим пожеланиям, а по реальному механизму воздействия на юные судьбы - буржуазному обществу, в сущности, безразлична судьба людей, вступающих в жизнь. Его не интересует их моральный облик как таковой, потому что человек рассматривается здесь лишь как выгодный объект для наживы. Но буржуазный строй ревностно заботится о соблюдении людьми норм поведения, которые он декретировал. И если они нарушаются, то такие факты сразу привлекают внимание. Если нарушения становятся слишком частыми, то становится актуальным и вопрос о мотивах, которые их вызвали. Иными словами, проблема морального облика молодого поколения в буржуазном обществе возникает лишь как проблема "отклоняющегося" поведения отдельных его представителей. Наиболее грубым и осязательным проявлением "отклоняющегося" поведения служат факты детской преступности, которая ныне растет во всех капиталистических странах и особенно в США.

По официальным данным министерства юстиции США, за 1958 год в стране было зарегистрировано 1 553 тысячи преступлений несовершеннолетних. Их число по сравнению с 1957 годом возросло на 9,7 процента. Директор федерального бюро расследований (ФБР) Гувер в одном из своих очередных докладов указывал, что число крупных преступлений за первые 9 месяцев 1960 года увеличилось на 11 процентов по сравнению с тем же периодом 1959 года. Число ограблений возросло на 16 процентов, краж со взломом - на 15 процентов, изнасилований - на 8 процентов, убийств - на 5 процентов. А между тем в свое время Эдгар Гувер отмечал, что в 1959 году преступность в США была рекордной: было совершено свыше полутора миллионов серьезных преступлений. Это число на 69 процентов больше, чем число преступлений в 1950 году, и на 128 процентов больше, чем в 1940 году.

Особенно растет преступность в больших городах. За 1961 год в городе Нью-Йорке было убито 483 человека - на 24 процента больше, чем в предыдущем году. Значительно увеличилось также число других преступлений, в том числе краж со взломом. Общее число серьезных преступлений, совершенных в городе в 1961 году, составило 113 340 по сравнению со 108 491 в 1960 году. Преступность настолько велика, что полиция многих городов рекомендует населению не показываться по вечерам в парках.

Такой рост преступности нельзя объяснить увеличением численности населения страны, так как первая растет почти в пять раз быстрее второго. Наибольшую тревогу вызывает значительный рост детской преступности. В 1961 году преступность подростков моложе 18 лет возросла по сравнению с 1960 годом на 4 процента. На их долю приходится 59 процентов всех краж автомобилей, 47 процентов краж со взломом, 48 процентов других краж, 22 процента вооруженных ограблений и т. д. Вот почему нас в США так настойчиво спрашивали о детской преступности!

Мы часто встречались с людьми, которые специально занимаются этой проблемой, - с юристами, психологами, криминалистами. И неизменно наглядным пособием для бесед служила карта города, где черным кружком был отмечен каждый случай преступления несовершеннолетних за минувший год. Она обычно выглядела словно мишень, по которой долго палил полк солдат.

Но, конечно, второй такой карты, какую мы видели в городе Чикаго, видимо, нигде нет. Этот город - Мекка преступного мира, главная резиденция американских гангстеров. Здесь мы долго беседовали с криминалистом и юристом Диком Буном, который руководит работой местной ИМКА среди малолетних преступников. Из всех людей, которых мы встречали в США, он показался нам наиболее компетентным в данном вопросе.

"В чикагской ИМКА, - рассказывал Дик Буи, - ведется серьезная работа с шайками юных преступников. В предстоящие 5 лет на эту работу будет израсходовано 750 тысяч долларов. В эту сумму входят и расходы на научные исследования. Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, аналогичны проблемам Нью-Йорка, Сан-Франциско, Нью-Орлеана и других крупных городов. Считают, что сейчас в Чикаго 6,5 миллиона человек; предполагают, что в 1970 году это число возрастет до 8,3 миллиона. Но уже в 1965 году молодежь составит 3,6 миллиона человек. Сейчас негры составляют значительный процент населения города. Ожидают, что в 1970 году он повысится до 70. Большинство преступников происходят из низкооплачиваемых семей. Но рост преступности среди членов семей среднего класса за последние годы идет гораздо быстрее. Наибольшее число преступлений совершается в бедных негритянских кварталах. В Чикаго по числу преступлений выделяются два района. В первом негры составляют около 100 процентов, во втором - 90 процентов, третий и четвертый районы находятся на севере города. Оба этих района населены преимущественно белыми, приехавшими с Юга. Чаще всего малолетние совершают преступления против собственности (главным образом кража автомобилей), на втором месте - грабеж, на третьем - хулиганство, случаи насилий".

Какова же причина этих тревожных явлений?

В Капитолии я задал этот вопрос уже упоминавшемуся члену конгресса Эдит Грин. К немалому нашему изумлению, она ответила: "Да, рост детской Преступности несомненен, но это происходит не только в нашей стране, а и в других цивилизованных странах. Каковы причины, мы точно не знаем. Одни указывают на недостатки в семейном воспитании или на семейные неурядицы, другие объясняют детскую преступность влиянием телевидения и гангстерских фильмов, третьи корень зла усматривают в медицинских факторах. Одним словом, мы не знаем этих причин".

Действительно, в американской литературе нет недостатка в различных "теориях", на свой лад объясняющих это явление. Одним словом, плюрализм теоретической мысли торжествует. Но он только мешает отыскать подлинные причины детской преступности и тем самым эффективно бороться с ней.

Я не могу, разумеется, разбирать все эти концепции. Важно лишь отметить, что они часто неглубоко, поверхностно рассматривают проблему, видят конечные причины в факторах, которые являются "вторичными" и сами требуют объяснения.

Из всего социально-экономического контекста, с которым сталкивается человек, буржуазный теоретик, считающий капиталистические порядки "естественной" формой человеческого общежития, вырывает отдельные стороны, явления, грани, абсолютизирует, ипостазирует их и пытается выдать за главную причину, определяющую в целом судьбы людей. В этом и состоит теоретический корень ошибочности его выводов.

Конечно, телевизионная проповедь насилия и жестокости может значительно способствовать росту детской преступности. Однако пагубное воздействие ее на душу ребенка во многом зависит от того, какие "позитивные" нравственные нормы он уже впитал в себя, где лежат его интересы. В США часто отмечают, что преступности способствуют настроения безверия, скепсиса в отношении идеи бога и "высших" религиозных ценностей. Но эти явления также лишь внешнее выражение каких-то скрытых, подспудных процессов, совершающихся в умах современного поколения и имеющих свои глубокие корни.

Поведение молодого поколения нельзя объяснить действием тех или иных отдельных сторон общества. Это суммирование, аккумуляция всех достоинств и пороков общества. Это обобщенное выражение отношения данного строя к судьбе человека, его радостям и горестям. Не случайно Маркс писал о капиталистическом обществе: "Должно быть, есть что-то гнилое в самой сердцевине такой социальной системы, которая увеличивает свое богатство, но при этом не уменьшает нищету, и в которой преступность растет даже быстрее, нежели количество населения".

Именно на судьбах молодежи в первую очередь сказывается бессердечность буржуазного мира, разлагающее воздействие частнособственнической стихии, которая пронизывает американскую жизнь.

Отношение человека к обществу, его моральный и нравственный облик, его будущее прежде всего зависят от того, какие реальные возможности материального и духовного совершенствования предоставляет ему данный социальный строй, в какие общественные отношения он оказывается принудительно включенным. Конечно, для него главное - возможность получить работу, обеспечить свое существование. От этого зависит все остальное. Действительный стимул капиталистического производства - получение максимальной прибыли. И рабочие и потребители интересуют капиталиста как непременные звенья "самовозрастания" собственного капитала. Судьба их как таковая его не интересует. И с этим сразу же сталкивается подрастающее поколение.

Наибольший процент молодых преступников падает на 15 - 17-летних подростков. Именно в этом возрасте люди еще не имеют квалификации, и перед ними сразу же встает проблема найти работу. В условиях Америки она решается с большим трудом.

В городе Уотербери мы посетили "Чейз компани" - крупнейший в стране завод медных изделий.

Бросилось в глаза почти полное отсутствие молодых рабочих. О причине мы спросили местных администраторов. Они ответили: "У нас трудные условия работы. А мы заботимся о здоровье молодежи, поэтому избегаем принимать ее на производство". И лишь случайно один рабочий - видимо, он был не в "курсе" - сказал: "Недавно в нашем городе увеличилась безработица. Тысячи людей потеряли место на заводе. В первую очередь эту судьбу, конечно, разделила молодежь, которая чаще всего не имеет квалификации".

Проблема получения работы стоит остро в современных США. Число безработных в последние годы постоянно превышает 4 миллиона человек. Экономические спады прежде всего отзываются на молодежи: ее принимают на работу последней и увольняют первой.

Сенатор Губерт Хэмфри (от штата Миннесота), выступая в июне 1961 года, сказал: "Из архивов полиции и судов, занимающихся преступлениями несовершеннолетних, вырисовывается страшная и тревожная картина: мальчики бросают школу и, не найдя работы, создают банды и совершают насилие". Он привел данные недавнего обследования, проведенного министерством труда. Эти данные показывают, что около 300 тысяч юношей в возрасте 16 - 20 лет являются безработными. В то время как в январе 1961 года безработные составили 7,7 процента от общей численности рабочей силы, безработица среди юношей в возрасте 16 - 20 лет достигала 16,8 процента.

А недавно даже журнал "Лук", главной заботой которого стало вселять радужные настроения американскому читателю, признал, что безработица молодежи - это "растущая национальная проблема". Он напечатал статью Чэндлера Броссарда, которая содержит весьма многозначительные факты. В частности, автор пишет: "В настоящий момент, по имеющимся сведениям, работы не имеет 1 миллион молодых людей в возрасте 16 - 25 лет. Большинство из них оставили школу, не окончив ее, и не имеют никакой квалификации.

Однако проблема гораздо мрачнее. Примерно 2,5 миллиона юношей и девушек из общего числа в 10,8 миллиона учеников 8 - 12-х классов оставит школу раньше времени. По подсчетам властей, в ближайшие несколько лет число таких молодых людей достигнет 7,5 миолиона человек". А в течение 60-х годов на рынке труда появится еще 26 миллионов молодых рабочих, и ни одному из них не гарантирована работа. В статье приводится весьма справедливое высказывание д-ра Джеймса Б. Конэнта, бывшего президента Гарвардского университета: "Молодой человек, оставивший школу и никогда не имевший постоянной работы, не станет созидательным членом нашего общества. Напротив, будучи неустроенным индивидуалистом, он легко пойдет против общества, восстанет против него и быстро превратится в молодого правонарушителя".

Совершенно очевидно, что наибольшие трудности при получении работы, или, как любят выражаться американские авторы, при "адаптации" человека к обществу, испытывают негритянские юноши и пришельцы из других мест. Отсюда и та "география" преступности, о которой говорил нам в Чикаго Дик Бун.

В американских городах существуют целые "банды", которые объединяют десятки подростков и юношей "своего района". О них становится известным главным образом после массовых стычек. Но едва ли одна только жажда драк привлекает юнцов к бандам. Эти мальчики предоставлены сами себе. Мы их видели на улицах Гарлема. Целыми днями они слоняются по улицам наедине со своими невеселыми раздумьями. Шайки формируются по принципу личной дружбы. В них вступают ради того, чтобы ощутить себя в каком-то коллективе, быть его членом. Многие приобретают к банде преданность большую, чем к семье. Это, таким образом, суррогат мальчишеской дружбы и коллективизма. Что же касается массовых драк, то они чаще всего возникают из-за дележа той или иной территории в результате стычек отдельных членов.

Какие меры принимаются для ликвидации детской преступности? Мы задали этот вопрос Эдит Грин. И так получилось, что в качестве наиболее перспективного пути она назвала работу ИМКА в городе Чикаго. Поэтому стоит вновь вернуться к беседе с Диком Буном. "Наши работники, - говорил он, - работают непосредственно в шайках. Они стремятся преодолеть их изолированность от остального мира. Главное - это налаживание системы мероприятий, которые могли бы заинтересовать ребят. Кроме того, мы подыскиваем им работу, стараемся вернуть их в школу. Главное - увлечь их возможностью сделать собственную карьеру".

Мы, конечно, понимаем, что очень многие люди в Америке совершенно искренне стремятся ликвидировать детскую преступность, крайне озабочены умонастроениями молодежи, загубленными детскими душами. Средства на решение проблемы преступности выделяют федеральное правительство и власти штатов. Но здесь в полной мере проявляется та стихия частнособственнического общества, о которой мы говорили. С одной стороны, попытки как-то предотвратить "отклоняющееся" поведение, а с другой - полная неспособность хоть в какой-то мере изменить условия жизни, которые его неизбежно порождают. Конечно, работа по трудоустройству молодежи - дело полезное и благородное. Но в условиях конвульсий рынка, когда господствуют слепые неконтролируемые экономические силы, эти попытки не могут привести к серьезным результатам.

Там, где строй общества антигуманистичен по самой своей основе, всякие попытки смягчить его разрушающее воздействие на молодежь напоминают действия человека, который борется с землетрясениями тем, что замазывает образующиеся на поверхности трещины.

Наряду с шайками малолетних преступников в США имеются многочисленные группы молодежи, постоянно употребляющие наркотики. Это, так сказать, более высокая ступень "квалификации" преступников, со всеми возможностями превратиться в профессиональных рецидивистов. Естественно, эти юные наркоманы не могут предаваться своему пороку, не получая наркотических веществ "извне". Но откуда?

Торговля наркотиками - это не тот вид бизнеса, о котором трубят официальные справочники, призванные навести глянец на "американский образ жизни". Его размах тщательно оберегается от посторонних глаз и лишь случайно, в далеко не полном виде сведения о нем становятся известными общественности. С этими оговорками мы приведем некоторые данные на этот счет, почерпнутые нами из американских изданий последних лет.

Подобно тому как во времена "сухого закона" торговля алкогольными напитками стала прибыльным бизнесом "бутлегеров", продажа наркотиков превратилась ныне в сферу деятельности хорошо отлаженного механизма, действующего в международном масштабе. Прибыли баснословны. "Прибыль от торговли героином в 50 раз превосходит его себестоимость на месте производства", - отмечает Ф. Зондерн в своей книге "Мафия - братство зла". А между тем в США на покупку одного героина наркоманы затрачивают 300 миллионов долларов ежегодно. Могущественная мафия, отмечают Дж. Мэте и С. Гаррис в книге "Те, кто живут в тени", имеет замаскированную агентуру во всех слоях общества. Она торгует в Америке наркотиками на сумму в 3 миллиарда долларов ежегодно. Полиция бессильна что-либо сделать. В книге приводится заявление Г. Энслингера, бывшего уполномоченного американского правительства по борьбе с нелегальными наркотиками: "Вся мощь армии, флота и морского корпуса США не справилась бы с заданием предотвратить ввоз нелегальных наркотиков в один лишь Нью-Йорк".

При этом потребление наркотиков начинает все шире распространяться среди молодежи. "Преступный мир, - пишет Зондерн, - развращает наших детей и при помощи наркотиков выращивает тысячи преступников. Он вымогает у нас шантажом миллиарды долларов... Наиболее опасным является проводимый ими подкуп наших органов, стоящих на страже правосудия".

Число молодых наркоманов растет с катастрофической быстротой. По свидетельству авторов книги "Те, кто живут в тени", речь идет о сотнях тысяч жертв. В одном лишь Ныо-Йорке зарегистрировано малолетних наркоманов больше, чем во всей Европе. Кстати сказать, до половины преступлений, совершающихся в этом городе, прямо или косвенно связано с наркотиками. Только в Калифорнии числится 10 тысяч зарегистрированных наркоманов.

Однако приведенные нами данные далеко не полностью учитывают общее число людей, употребляющих наркотики. В последние годы многие американские подростки употребляют успокаивающие и возбуждающие лекарства, так называемые "бенни", которые нетрудно достать в аптеке. Специальная комиссия по борьбе с наркотиками при губернаторе штата Калифорния сообщила, что в 1961 году число арестованных за употребление опасных для жизни лекарств удвоилось по сравнению с 1960 годом. При этом за последние два месяца 1960 года и первые четыре месяца 1961 года было арестовано больше подростков за нарушение законов об употреблении этих лекарств, чем за нарушения, связанные с употреблением марихуаны и героина.

Приводятся факты, которые нельзя читать без возмущения. В Гарлеме полиция выследила малыша 8 (!) лет, который в течение года уже употребляет марихуану. Он покупал ее у юношей 16 - 19 лет, связанных со взрослыми спекулянтами.

По этому поводу можно закатить проповедь о губительности таких поступков. Но они лишь выражение логики бизнеса. Если бы была возможность, торговцы наркотиками приучили бы к героину грудных детей. Каждый "работает" как умеет. Там, где мерой человеческих достоинств является капитал, где насаждаются двухтактные чувства, отражающие прибыль и убыль капитала, подобные преступления - рядовые "будни" делового мира. Было бы удивительно, если бы они отсутствовали.

Да и чем, собственно говоря, торговец наркотиками хуже продюсера, изготовившего "фильм ужасов", или владельца телекомпании, пропагандирующей явный садизм? Это одного поля ягода: "деловые" люди, "свободные предприниматели", солдаты бизнеса. Они лишь приводят в исполнение приговор, который выносит людям капиталистический принцип жизни.

Современные правители США давно примерили себе костюм вселенского благодетеля. Они постоянно напоминают о том, что полны "ответственности" за судьбы мира, претендуют на роль самодовольных знахарей, способных излечить человечество от социальных недугов. Они готовы безвозмездно распространять по планете свои "духовные" ценности. Но на каждом шагу они обнаруживают неспособность справиться со своими внутренними проблемами. У строя, который не способен обеспечить судьбы своей собственной молодежи, нет никаких оснований претендовать на роль экспортера социального бальзама.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru