НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава восьмая. Лаос воины-пацифисты

Уинтроп Браун находился в Лаосе в качестве посла неполных три недели, когда придерживавшееся правой ориентации военное правительство, посаженное центральным разведывательным управлением ценой затраченных трехсот миллионов долларов, было свергнуто без единого выстрела двадцатишестилетним армейским капитаном Конг Ле.

Браун, высокий, сухощавый, седовласый янки пятидесяти трех лет, был срочно переведен в Лаос из Ныо-Дели; он лишь поверхностно был знаком с длительной и мучительной историей американского эксперимента в Лаосе. Однако даже быстрое ознакомление с обстановкой убедило его, что сотрудники центрального разведывательного управления и их союзники в Пентагоне ошиблись в своей оценке капитана Конг Ле.

Молодой капитан - парашютист и его батальон из трехсот человек свладели Вьентьяном в результате переворота, совершенного утром 9 августа 1960 года. Три месяца этому батальону не платили жалованья, а ведь это была единственная воинская часть, используемая в боях. Конг Ле был оскорблен обидами, которые причинял ему режим генерала Фуми Носавана, поддерживаемый центральным разведывательным управлением. Конг Ле решил выступить против Фуми, пока он и его кабинет были вне города.

Центральное разведывательное управление и американская военная миссия с ужасом наблюдали за происходящим. Они считали, что действия Конг Ле инспирированы коммунистами, несмотря на то что он провел много боев с частями прокоммунистического Патет Лао. Но посол Браун, бывший адвокат с Уолл-стрита, стремившийся придерживаться независимого взгляда на вещи, был склонен принять обученного американцами парашютиста за такого человека, каким он и должен был быть: за прекрасного командира своей части, жившего со своими солдатами и п?1тавшегося с ними из одной кухни; за патриота, уставшего от гражданской войны.

"Я воюю уже много лет, - заявил Конг Ле, - я убил много людей, но никогда не видел мертвого иностранца".

Лаос-страна пышной природы, устремленных ввысь гор, быстрых рек и зеленых долин. Это "Страна миллиона слонов"; единственная товарная сельскохозяйственная культура -опиум; народ Лаоса на 85 процентов безграмотен.

Почти все лаотянцы - буддисты, настроенные весьма миролюбиво. В бою они, к ужасу своих американских советников, привыкли стрелять выше цели, полагая, что противник будет поступать так же.

В 1960 году главное, что привлекало рекрутов в армию Фуми Носавана, была денежная плата-130 долларов в год, что вдвое превышает национальный доход на душу населения. Хотя помощь Соединенных Штатов достигала 25 долларов на каждого из двух миллионов жителей страны, жалованье военным - вот почти единственное, что доставалось из этих сумм на долю среднего лаотянца. Более трех четвертей американской помощи тратилось на обеспечение нужд современной моторизованной армии этой страны, не имевшей даже мощеных дорог. Все это, как определил Джон Фостер Даллес, было направлено, на то, чтобы превратить Лаос из страны нейтральной, уязвимой для левых идей, в военный бастион против коммунизма.

Когда французы после безрезультатной восьмилетней войны в Индокитае ушли оттуда в 1954 году, в Лаосе было создано нейтралистское правительство во главе с принцем Суванна Фумой. Четыре года он был у власти, ведя безуспешную борьбу за подчинение центральному правительству двух провинций, находящихся под управлением коммунистически настроенных руководителей Патет Лао. Затем, в 1958 году, когда коммунисты одержали победу на выборах и появились признаки проникновения в страну северовьетнамцев, Суванна Фума ушел с поста главы правительства. К власти последовательно пришло несколько правительств правой ориентации, в которых генерал Фуми

Носаван проявил себя как сильная личность. Фуми удалось вытеснить с поста премьера Фуи Сананиконе, способного человека с передовыми идеями, который хотя и не был настроен прокоммунистически, но для центрального разведывательного управления имел слишком независимые взгляды. Его заменил Тяо Сомсанит - вполне податливый политик.

Затем Фуми Носаван провел фальсифицированные выборы, не допустив к власти ни одного представителя Патет Лао, и на длительное время забрал себе власть, которую американцы щедро финансировали. Даже переворот, осуществленный Конг Ле, не смог лишить Фуми Носавана надежд на постоянный приток новых средств. Он все еще имел свои войска на юге страны, и был непоколебимо уверен, что Соединенные Штаты опять поставят его у власти. Эта его уверенность покоилась на том, что центральное разведывательное управление через своего человека поддерживало с ним личный контакт. Этим человеком был Джек Хейзи, бывший сотрудник управления стратегических служб, служивший ранее во французском иностранном легионе.

Несоответствие между официально провозглашенной политикой США по лаосскому вопросу и тайно проводимыми мероприятиями ЦРУ особенно отчетливо проявилось летом 1960 года. Вскоре после того как Фуми Носаван и его марионетка-премьер были прогнаны, Конг Ле призвал опять Суванна Фуму и поручил ему сформировать коалиционное правительство. Чтобы уменьшить вероятность разногласий, Суванна Фума пригласил Фуми Носавана войти в правительство в качестве заместителя премьер-министра и министра обороны.

Посол Браун телеграфировал в Вашингтон, настаивая на безоговорочной поддержке нового правительства Суванна Фумы. Однако центральное разведывательное управление и госдепартамент решили держаться в стороне от этого правительства: было объявлено об официальном признании Суванна Фумы, но в то же время США продолжали оказывать существенную поддержку Фуми Носавану. Это способствовало укреплению уверенности Фуми Носавана в том, что центральное разведывательное управление и американская военная миссия в конце концов вернут его к власти.

Браун считал, что пользуется полной поддержкой резидента центрального разведывательного управления Гордона Иоргенсена и руководителей военной миссии, но политика Вашингтона ставила посла в затруднительное положение. Он пытался добиться положительных результатов, поэтому стремился выяснить у Суванна Фумы, возражает ли он против продолжающейся поддержки Фуми Носавана Соединенными Штатами. Премьер-министр ответил, что не возражает, если только эта помощь не будет использована против его правительства.

Тогда Браун направил своих эмиссаров к Фуми Но-савану, чтобы заверить его, что Суванна Фума не собирается лишать его американской помощи, и уговорить вернуться во Вьентьян для переговоров. Но этот человек, пользовавшийся доверием центрального разведывательного управления и Пентагона за свои боевые качества, боялся подвергать себя риску за пределами своей тщательно охраняемой штаб-квартиры. Ворожей как-то предсказал ему насильственную смерть, ион даже в обстановке максимальной безопасности во время дипломатических встреч всегда носил пулезащитный жилет.

Поскольку Фуми Носаван проявил непримиримость, Суванна Фума начал сомневаться в своей способности продолжать руководить страной. В середине сентября он посетил послов западных держав и предупредил, что нуждается в поддержке армии. "Я окончательно утрачиваю способность руководить страной", - заявил он им.

Правительство Суванна Фумы испытывало, кроме того, острую нужду в рисе и нефти, снабжение которыми было прервано блокадой, проводимой другом Фуми Носавана таиландским премьер-министром Танаратом. Из Вашингтона сообщили, что просили Танарага снять блокаду, но нехватки по-прежнему продолжали одолевать Суванна Фуму.

В начале октября бывший посол в Лаосе, а во время событий - помощник государственного секретаря по дальневосточным делам Грехем Парсонс прилетел во Вьентьян и потребовал, чтобы Суванна Фума разорвал отношения с Патет Лао. Это означало, что нейтралистское правительство должно перестать быть нейтралистским. Суванна Фума отклонил это требование. Тогда в Лаос прибыла миссия Пентагона для ведения секретных переговоров с генералом Фуми Носаваном. В состав этой миссии вошел помощник министра обороны по международным делам Джон Ирвин.

Суванна Фума пришел к заключению, что Соединенные Штаты перестают оказывать поддержку нейтралистскому правительству и опять всей своей мощью начинают поддерживать Фуми Носавана. В начале декабря он в последний раз и по-прежнему безуспешно обратился к Брауну с просьбой помочь рисом и нефтью.

9 декабря генерал Фуми Носаван приказал своим войскам двигаться на север; 18 декабря его войска вновь вступили во Вьентьян. Суванна Фума бежал в Камбоджу, а Конг Ле отступил на север, передав по пути войскам Патет Лао почти десять тысяч американских винтовок.

Фуми Носаван быстро создал правительство во главе с принцем Бун Умом. Несмотря на свои недавние военные успехи, Фуми Носаван не преследовал Конг Ле. Наоборот, он возвратился на юг, откуда пришел. Ему никогда не приходилось находиться ближе восьмидесяти километров от линии фронта, и он не видел необходимости нарушать эту традицию.

В начале 1961 года Конг Ле захватил стратегически важную Долину Кувшинов и получил в свои руки аэродром в восьмидесяти километрах от границы Северного Вьетнама.

К моменту вступления Кеннеди на пост президента обстановка в Лаосе сложилась так, что, казалось, только ввод американских войск может помешать Патет Лао захватить Вьентьян и долину реки Меконг, отрезав Лаос от Таиланда. 19 января, когда Кеннеди впервые заслушал доклад о Лаосе, бывший президент Эйзенхауэр и министр обороны Томас Гейтс именно в таком духе информировали его. Эйзенхауэр выразил сожаление, что оставил это дело незавершенным.

Одним из первых официальных шагов Кеннеди было указание разработать план спасения Лаоса. Его военные советники рекомендовали на основе СЕАТО создать объединенные силы с участием американских войск, которые взяли бы на себя оборону Вьентьяна. Идея этой рекомендации заключалась в том, чтобы освободить армию генерала Фуми Носавана и дать ей возможность полностью взять на себя ведение кампании в Долине Кувшинов.

Не приняв еще окончательного решения по этой рекомендации, Кеннеди приказал подтянуть 7-й флот в воды, омывающие Лаос, и обещал Фуми Носавану новую, существенную поддержку, если его войска проявят решимость вести боевые действия.

Однако в начале марта отряд королевской армии был легко выбит с важной позиции, господствовавшей над главным шоссе в Северном Лаосе. Новое правительство Кеннеди в связи с этим с самого начала стало скептически относиться к Фуми Носавану.

План оккупации Вьентьяна силами союзных государств не получил поддержки, так как Англия, Франция и другие страны СЕАТО (за исключением Таиланда) отказались выделить свои войска. Кроме того, президент не смог получить заверение от комитета начальников штабов в том, что американские силы будут в состоянии спасти Лаос, не прибегая к применению тактического ядерного оружия.

23 марта, выступая на пресс-конференции, Кеннеди заявил, что западные державы будут "вынуждены рассмотреть вопрос об ответных действиях", если наступление коммунистов в Лаосе будет продолжаться. Это был довольно ясный намек на то, что Соединенные Штаты готовы предпринять вооруженную интервенцию. Однако частным образом президент заявил Гарриману, что он решительно не хочет ставить себя перед необходимостью прибегать к помощи войск, что он хочет добиться решения стоящей перед ним проблемы политическими средствами.

1 апреля русские в принципе согласились с английским предложением добиться прекращения боевых действий. В следующем месяце в Женеве открылась конференция четырнадцати стран по Лаосу. В июне в Вене единственным согласованным вопросом было решение добиваться того, чтобы Лаос остался нейтральным и независимым.

В ноябре в Женеве были выработаны основы соглашения: надлежало создать нейтралистское правительство во главе с Суванна Фумой, в состав которого должны были войти представители трех ориентации: прозападные роялисты, нейтралисты и представители прокоммунистического Патет Лао,

Однако Фуми Носаван снова стал чинить препятствия. Он отказался оставить посты министра обороны и внутренних дел, как было решено в Женеве. При этом он исходил из того, что, если он будет держаться достаточно долго, центральное разведывательное управление и Пентагон опять придут его спасать.

Президент Кеннеди в частном послании осуждал его, но Фуми Носаван упорно отказывался уступить. Разве ему в 1960 году не говорили, что Соединенные Штаты полны решимости отстаивать его участие в коалиционном правительстве Суванна Фумы? И в конце концов разве центральное разведывательное управление и Пентагон не оказывали ему поддержки, чтобы вернуть его к власти? И разве они не продолжают его поддерживать и теперь, как в 1960 году?

В Вашингтоне не были склонны сразу отозвать людей центрального разведывательного управления из Лаоса. Поспешные действия могли бы лишь умалить престиж и эффективность работы этого управления. Однако Фуми Носаван оказался настолько неподатливым, что Маккоун, действуя по совету Гарримана, в начале 1962 года приказал Хейзи покинуть страну.

Тем не менее надежды Фуми Носавана на поддержку его центральным разведывательным управлением были настолько сильны, что его нельзя было поколебать даже после того, как США в феврале 1962 года урезали финансовую помощь его правительству.

Весной 1962 года Фуми Носаван начал сильно укреплять Нам Та - форпост, расположенный в глубине территории Патет Лао, в тридцати пяти километрах от китайской границы. Посол Браун предупредил его, что эта мера носит провокационный характер и что королевские войска дислоцируются настолько неудачно, что могут явиться выгодным объектом для сил Патет Лао. В мае оказалось, что предостережения Брауна сбываются. Коммунисты предприняли ответные меры: они нанесли удар по Нам Та и обратили войска Фуми Носавана в беспорядочное бегство. Два его генерала на джипах сбежали в Таиланд.

Разгром у Нам Та убедил Фуми Носавана, что он не может справиться с положением собственными силами; силы Патет Лао были уже близки к окончательной победе, но были задержаны, когда пятитысячная группировка американских войск, созданная по приказу Кеннеди, 15 мая заняла позиции в Таиланде у границы с Лаосом.

11 июня три политические группировки Лаоса наконец достигли договоренности о создании коалиционного правительства, а 23 июля были подписаны Женевские соглашения по Лаосу. В октябре Соединенные Штаты отозвали 666 своих советников, находившихся в армии Фуми Носавана.

Творцы американской политики все больше убеждались в том, что Лаос не является подходящим плацдармом, на который американцы могли бы опираться в своей политике в Юго-Восточной Азии. Правительство Кеннеди пришло к заключению, что большая часть этой страны, особенно ее северные районы, не представляет интереса. Однако некоторые районы, как полагали, следовало удерживать любой ценой: такими районами были столица страны Вьентьян и долина реки Меконг. Правительство Кеннеди высказалось против использования для этой цели крупных сил американских войск.

На случай если нейтралистское правительство оказалось бы близким к полному краху, американский план, как подчеркивал Дин Раек в своем выступлении перед руководителями Пентагона, предусматривал ввод во Вьентьян умеренного количества американских войск. Цель такого мероприятия заключалась бы в том, чтобы вызвать соответствующие дипломатические шаги в духе Женевских соглашений по Лаосу. Если бы этой цели достигнуть не удалось, Соединенные Штаты должны были бы проявить готовность к нанесению удара по Северному Вьетнаму, что явилось бы свидетельством того, что дальнейшее наступление коммунистов в Лаосе будет связано с риском большой войны.

Получилось так, что к началу 1964 года, после десяти лет унизительных неудач, после того как было затрачено почти полмиллиарда долларов, политика Соединенных Штатов завершила свой полный Круг: в течение пятидесятых годов Суванна Фума и его план создания нейтралистского правительства встречали противодействие всей мощи невидимого правительства; теперь же Соединенные Штаты готовы были согласиться даже на нечто меньшее в сравнении с тем, что пять лет назад могло быть достигнуто при гораздо меньших затратах.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru