НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава шестнадцатая. ЦРУ за работой

В 1963 году, в один из теплых июньских дней, Фрэнк Черч, сенатор-демократ от штата Айдахо, вручил курьеру сенанта пакет с надписью "Лично начальнику" и распорядился отправить его в Ленгли.

Черч случайно заполучил какую-то информацию и счел необходимым немедленно ознакомить с ней Джона Маккоуна. Рассыльный вернулся через три с половиной часа. Как выяснилось, курьера схватили охранники ЦРУ. Они с пристрастием допросили его о причинах появления в Ленгли и хотя через несколько часов выпустили, однако пакет принять отказались. В конце концов Черч отправил письмо почтой.

Рассыльному сената так и не удалось заглянуть в здание ЦРУ. Не удается это и большинству американцев, и все же деятельность центрального разведывательного управления не в такой уж мере покрыта мраком неизвестности. По имеющейся отрывочной информации можно составить довольно отчетливое представление о системе работы центрального аппарата ЦРУ, о его структуре, технике и методах как в США, так и за границей.

Центральное разведывательное управление, конечно, представляет собой наиболее крупный, наиболее важный и наиболее влиятельный орган невидимого правительства. В структурном отношении оно делится на четыре

управления: информационное, планирования, научно-исследовательское и административное, причем каждое из них возглавляется заместителем начальника ЦРУ.

Административное управление отвечает за оснащение, снабжение, безопасность и связь. Именно оно разрабатывает для центрального разведывательного управления специальные шифры, не известные ни одному другому государственному учреждению США.

Научно-исследовательское управление несет ответственность за техническую разведку. Оно представляет заключения экспертов об успехах других стран в области науки, техники и ядерного оружия. Управление, в частности, производило анализ фотоснимков территории Советского Союза, сделанных с самолетов У-2. Тем же управление занимается и сейчас, расшифровывая фотоснимки с У-2 и снимки, сделанные спутниками-шпионами из космоса. Научно-исследовательское управление ЦРУ и разведывательное управление министерства обороны совместно руководят национальным центром фоторазведки, где дешифруются полученные фотоснимки.

До августа 1963 года научно-исследовательское управление возглавлял Герберт (Пит) Сковилл, назначенный затем помощником директора управления контроля над вооружением и разоружением. После его ухода заместителем начальника ЦРУ и начальником научно-исследовательского управления стал доктор Альберт Уилон.

Управление планирования руководит всей секретной работой ЦРУ, проводит все специальные операции за границей (вроде гватемальской и в Плайя-Хирон) и с помощью заграничной агентуры собирает секретную разведывательную информацию. Первым начальником этого управления был Аллен Даллес, в 1958 году его сменил Биссел, а того в 1962 году - Ричард Хелмс, работавший ранее заместителем Биссела.

Хелмс, уроженец Сент-Дэвида, штат Пенсильвания, учился в Швейцарии и Германии, а в 1935 году окончил университет Уильямса. Затем он работал в агентстве Юнайтед Пресс и в газете "Индианаполис тайме", а во время второй мировой войны служил в УСС. После войны вместе с некоторыми чиновниками УСС Хелмс перешел в центральное разведывательное управление и сумел здесь выдвинуться.

Заместителем начальника ЦРУ по информации, то есть начальником информационного управления, является Рей Клайн, тоже бывший чиновник УСС. Он начал свою разведывательную карьеру в 1942 году как крип-тоаналитик, затем перешел в УСС, а позднее - в центральное разведывательное управление. Уроженец город-а Андерсон-Тауншип в штате Иллинойс, Клайн с отли-ием окончил Гарвардский университет, получил степень октора философии, а позднее учился в Оксфордском ниверситете.

В течение некоторого времени Клайн был представи-елем ЦРУ при английской разведке - наиболее важной з шестидесяти с лишним иностранных разведыватель-ых организаций, с которыми ЦРУ поддерживает связь. До назначения на пост заместителя начальника центрального разведывательного управления по информации Клайн руководил деятельностью ЦРУ на острове Тайвань, выступая здесь, в целях маскировки, в роли начальника, центра вспомогательной связи военно-морских сил США.

Информационное управление ведет, в сущности, вы-окоспециализированную научную работу. Около 80 проектов информации управление получает из "легальных источников": технических журналов, записей иностранных радиопередач, научных трудов, пропагандистских журналов и из материалов таких общеизвестных государственных учреждений Соединенных Штатов, как информационное агентство США*, министерства земледелия, финансов, торговли и управление международного развития.

* (21 февраля 1963 года заместителя директора информационного агентства США Донагльда Уилсона попросили объяснить в подкомиссии по иностранным делам палаты представителей, какую связь поддерживает агентство с государственным департаментом, ЦРУ и другими разведывательными учреждениями. "Очень тесную, - ответил Уилсон. - Мы поддерживаем с ними ежедневный контакт по ряду каналов". - Прим. авторов.)

Используя полученные сведения, информационное управление составляет на их основе доклады о политическом и экономическом положении любой страны, настроениях в народе и обстановке в правительстве. Управление делится на три основные группы: одна из них разрабатывает долгосрочные прогнозы о предполагаемом развитии событий в том или ином кризисном районе; другая составляет ежедневные сводки о текущем положении; третья, организованная Клайном вскоре после его назначения, должна, по замыслу, определять недостатки в работе ЦРУ и в собираемой им информации. Клайн и его подчиненные утверждают, что они с одинаковой объективностью относятся к информации, поступающей как из управления планирования ЦРУ, так и из других разведывательных ведомств, и что поэтому и сами их доклады отличаются полной объективностью.

Наиболее важные из этих докладов составляются иногда в весьма срочном порядке отделом оценок положения в странах, то есть техническим аппаратом совета оценок положения в странах. Совет состоит из двенадцати членов и возглавляется Шерманом Кентом, который в годы второй мировой войны был начальником европей-ско-африканского управления УСС. В свое время он был профессором истории в йельском университете. Совет выпускает разведывательные оценки положения в странах, а в периоды кризисов - оперативные доклады, известные под названием "Специальная разведывательная оценка".

"Разведывательные оценки положения, - заявил Лай-мен Киркпатрик, работающий теперь старшим помощником начальника ЦРУ, - вероятно, наиболее важные документы, выпускаемые нашей разведкой... Они содержат предположения о вероятных событиях в той или иной стране, в том или ином районе, в той или иной обстановке в ближайшее время и в будущем..."

Сначала разведывательные службы отдельных ведомств готовят свои разделы проекта оценок; затем на основе этих разделов аппарат совета, возглавляемого Кентом, составляет единую оценку, которую и передает на рассмотрение консультативного совета при президенте США по вопросам разведки. Раньше совет Кента находился в подчинении заместителя начальника ЦРУ по информации, теперь он подчиняется непосредственно Маккоуну. После утверждения Маккоуном документ за его подписью представляется президенту США.

Помимо материалов, на основании которых составляются разведывательные оценки, ЦРУ - тоже ежеднев но - представляет президенту краткую справку о том, в каких районах мира положение нужно считать наиболее критическим. Копии справки получают начальник ЦРУ, государственный секретарь и министр обороны. Чтобы вовремя составить такую справку, ознакомившись предварительно с поступившими за ночь телеграммами, высокопоставленные чиновники информационного управления приступают к работе в три часа утра.

Работа внутреннего аппарата ЦРУ строится по принципу: левая рука не должна ведать, что творит правая, - одни отделы не должны знать, что делают другие. Информационное управление, например, до определенного времени получало всю разведывательную информацию, но ничего не знало о всякого рода специальных операциях ЦРУ.

Вскоре после своего назначения начальником центрального разведывательного управления Маккоун решил изменить существовавший до него порядок. Вероятно, самым важным новшеством был отданный им приказ, обязавший управление планирования систематически сообщать в информационное управление о всей своей деятельности. Только после этого информационное управление стало получать обезличенные (то есть без упоминания имен агентов) данные о всех текущих операциях. Так аналитики, работающие в этом управлении, впервые получили возможность оспаривать аргументацию лиц, руководящих той или иной операцией. Знакомясь с обширной информацией, поступающей к ним изо всех органов невидимого правительства, сотрудники информационного управления могут либо рекомендовать соответствующие поправки к планам, либо вовсе отвергнуть эти планы.

Несмотря на взаимообмен людьми, отношения между сотрудниками управления планирования и информационного управления остаются неприязненными. В управление планирования стремятся лица, предпочитающие живую работу и риск; информационное управление комплектуется спокойными людьми, склонными преимущественно к научной деятельности. По своим политическим убеждениям сотрудники информационного управления скорее либеральные демократы и либеральные республиканцы; в управлении планирования много тех, кто ранее работал в ФБР, и настроены они более консервативно.

ЦРУ часто обвиняют - и отчасти справедливо - в том, что оно поддерживает военные правительства правого толка, считая их безопасными, и игнорирует более либеральные элементы, хотя в конечном итоге они могли бы оказаться более полезными в борьбе против коммунистов.

Хотя деятельность всех перечисленных управлений сосредоточена в Ленгли, ЦРУ под самыми различными вывесками действует и во многих других пунктах США. Центральное разведывательное управление имеет свои представительства в двадцати американских городах. ЦРУ было создано исключительно для разведки за границей, в связи с чем возникает естественный вопрос: для чего оно имеет свои отделения в различных городах страны?

Сотрудники ЦРУ отвечают так: для получения разведывательной информации главным образом от лиц, возвращающихся из-за границы.

В данном случае центральное разведывательное управление действует по секретным указаниям совета национальной безопасности, полученным после 1947 года. Директива № 7 совета национальной безопасности разрешает ЦРУ допрашивать и граждан Соединенных Штатов.

Еще в 1947 году, когда в комиссии сената по делам вооруженных сил рассматривался законопроект о создании ЦРУ, Аллен Даллес представил меморандум, который не оставлял сомнений, что центральное разведывательное управление намерено использовать туристов и путешественников для сбора информации. В заключительной части меморандума говорилось: "Сбору разведывательной информации секретными путями обычно уделяется наибольшее внимание, поскольку это окружено таинственностью и романтикой... Однако в мирное время основную массу информации можно добыть легальным путем... Ее можно получить от многих американских бизнесменов, чиновников и лиц свободных профессий, а также от граждан США, постоянно проживающих в иностранных государствах и, естественно, поддерживающих здесь широкие связи".

У сотрудников ЦРУ вошло в обычай устанавливать контакт с американцами, отправляющимися в туристские поездки по странам социалистического лагеря. Конечно, подобная связь устанавливается не со всеми туристами; к тому же многие из них отказываются заниматься любительским шпионажем из-за связанного с ним большого риска.

Недавно редактор одной из нью-йоркских издательских фирм и его жена собирались в туристскую поездку по Советскому Союзу. Перед отъездом им позвонил сотрудник ЦРУ и поинтересовался, не согласится ли редактор после возвращения в Соединенные Штаты сообщить о всех наиболее интересных беседах и передать центральному разведывательному управлению наиболее интересные фотоснимки. Редактор и его жена вежливо отклонили предложение.

ЦРУ не только использует лиц, отправляющихся за раницу действительно с туристскими целями, но и за-ылает за "железный занавес" своих собственных "туристов", что иногда оканчивается весьма плачевно*. 5 августа 1960 года русские арестовали во время поезд-и по Советскому Союзу бывших военнослужащих ВС США Марка Каминского и Гарви Беннета из Баса, (тат Мэн. Оба они свободно владеют русским языком. Двадцативосьмилетний Каминский преподавал русский язык в редней школе, а двадцатишестилетний Беннет специализировался в славянских языках в Калифорнийском ниверситете в Беркли. Киевский суд приговорил Каминского к семилетнему тюремному заключению, но затем русские выслали и его и Беннета из СССР.

* (Засылка шпионов в СССР под видом туристов, практикуемая разведывательными органами США, несомненно, наносит большой "ред усилиям по расширению культурных связей между СССР и Уединенными Штатами. Это лишь один из штрихов неприглядной артины противодействия невидимого правительства стремлению СССР добиться смягчения международной напряженности. - Прим. ред. )

20 октября оба возвратились в Соединенные Штаты. На пресс-конференции в аэропорту Каминский отрицал, что занимался шпионажем, и заявил, что намеревался написать книгу под названием: "Говоря о мире, Советский Союз готовится к войне". Оба они утверждали, что "еньги на поездку в Советский Союз - по две тысячи долларов на каждого - они получили в виде субсидии от Норткрафтского образовательного фонда в Филадельфии. Ни тот ни другой не могли сказать, чем занимается этот фонд; учреждения с таким названием не оказалось ни в телефонной книге Филадельфии, ни в списке национальной ассоциации фондов, ни в указателе благотворительных организаций и ни в каком другом справочнике вообще.

Такой же случай произошел в 1961 году, когда во время поездки по России был арестован американец Мервин Уильям Мекинен из Эшбернхема, штат Массачусетс. Совсем еще молодой, двадцатидвухлетний Мекинен изучал химию в Пенсильванском университете и только что в порядке обмена студентами провел год в университете Западного Берлина. Русские обвинили его в фотографировании военных объектов в Киеве и приговорили к восьмилетнему тюремному заключению. По словам русских, Мекинен признался в шпионаже.

Периферийные отделы ЦРУ отнюдь не ограничивают свою деятельность на территории Соединенных Штатов установлением контактов с туристами. В Майами и в Нью-Йорке центральное разведывательное управление финансирует группы кубинских эмигрантов и руководит ими. Можно не сомневаться, что то же самое делает ЦРУ в Нью-Йорке и в Чикаго в отношении групп антикоммунистических эмигрантов из стран Восточной Европы*.

* (В октябре 1951 года американский конгресс одобрил поправку к закону о взаимном обеспечении безопасности, согласно которой в Соединенных Штатах ассигнуется 100 миллионов долларов на финансирование деятельности "отобранных лиц", живущих в восточноевропейских странах, а также бежавших из этих стран. Эти "отобранные лица" - выкормыши невидимого правительства - являются главной опорой американской разведки в ее шпионско-подрывной деятельности в европейских странах социалистического лагеря. - Прим. ред. )

Кое-что в этой области стало известно при опросе Маккоуна 18 января 1962 года, когда на сенатской комиссии по делам вооруженных сил обсуждался вопрос об утверждении его назначения. Опрашивала Маккоуна Маргарет Чейс Смит, сенатор от штата Мэн.

Сенатор Смит. Мне стало известно, мистер Мак-коун, что центральное разведывательное управление поддерживало или поддерживает деятельность некоторых этнических групп в нашей стране, например польских и венгерских эмигрантов. Правда ли это, и если правда, то что вы можете сказать в связи с этим?

Маккоун. Ничего не могу сказать.

Сенатор Смит. Но это правда?

Маккоун. Ничего не могу сказать.

Позднее председатель комиссии сенатор-демократ Ричард Рассел и сенатор-республиканец от штата Массачусетс Леверетт Селтонстолл (оба - влиятельные покровители ЦРУ в конгрессе) пытались сгладить впечатление от слишком уж щекотливых и неприятных вопросов миссис Смитт, но ухитрились лишь еще больше запутать дело.

Председатель Рассел. Мистер Маккоун, с очки зрения интересов нашей политики находите ли вы как гражданин, а не как кандидат на должность начальника ЦРУ, что-нибудь предосудительное в том, что какое-нибудь наше государственное учреждение поддерживает в Соединенных Штатах этнические группы людей, братья оторых находятся за "железным занавесом"?

Маккоун. Нет, сэр, не нахожу.

Сенатор Селтонстолл. Мистер Маккоун, не счи-аете ли вы, что всякая деятельность этнических групп в Соединенных Штатах в любом случае должна входить в компетенцию центрального разведывательного управления?

Маккоун. Я не могу ответить на этот вопрос, сенатор.

Сенатор Селтонстолл. Пожалуй, на него и в самом деле не следует отвечать.

В действительности же на деятельность этнических групп был выделен специальный фонд, который предназначался для "лиц, проживающих в Советском Союзе, союзных с ним странах и в находящихся под управлением коммунистов других районах мира, а также для эмигрировавших из этих районов для сформирования из них воинских частей или для других целей". Советский Союз решительно протестовал в ООН против этого.

Органы ЦРУ на территории Соединенных Штатов используются также для получения информации от фирм, ведущих многочисленные операции за границей, и для поддержания связи с университетами. Связь центрального разведывательного управления с университетами носит обоюдный характер; ЦРУ финансирует научноисследовательскую работу некоторых университетов по отдельным темам, а университеты помогают ЦРУ в вербовке людей. Еще более важным, вероятно, является то обстоятельство, что университеты располагают обширной и достоверной информацией об иностранных государствах, которой может пользоваться (и, конечно, пользуется) разведка.

Большинство университетов и ученых не возражает против сотрудничества с ЦРУ, хотя это связано с риском утраты свободы научного творчества. Почти ни одно из научных учреждений и ни один из ученых, к которым обращалось центральное разведывательное управление, не отклоняли предложение вступить в контакт с разведкой.

Гарвардский университет отказался принять средства на финансирование некоторых секретных научно-исследовательских работ, но в то же время кое-кто из его профессоров и преподавателей выполняет задания ЦРУ, получаемые якобы от Международного научного центра, который функционирует при расположенном по соседству Массачусетском технологическом институте.

Международный научный центр создан в 1950 году на средства ЦРУ, причем установленный в нем внутренний распорядок во многом скопирован с распорядка, существующего в здании центрального аппарата ЦРУ в штате Виргиния. Например, у дверей всегда находится вооруженный охранник, которому посетители должны предъявлять пропуска при входе и выходе.

Международный научный центр организован профессором экономики Уолтом Ростоу. Во время второй мировой войны Ростоу работал в УСС, а позднее был начальником управления планирования политики государственного департамента. В 1952 году директором центра стал другой экономист - Макс Милликен, до этого в течение двух лет занимавший пост помощника начальника ЦРУ. В соответствии с практикой, принятой впоследствии как в Международном научном центре, так и в других аналогичных учреждениях, написанная Ростоу и его коллегами в 1953 году на средства ЦРУ книга "Динамизм советского общества" была опубликована в двух вариантах: один, секретный, - для распространения среди работников разведывательных учреждений, другой, после изъятия секретных материалов, - для широкой публики.

Связь ЦРУ с университетами позволяет коммунистическим пропагандистам ставить под сомнение научную объективность и беспристрастность американских ученых*.

* (Для сомнений в научной объективности и беспристрастности тех материалов, которые американские научные учреждения готовят по заданию ЦРУ, имеются достаточные основания. Известно, например, что сфабрикованные в 1964 году по заданию ЦРУ резко заниженные данные о темпах экономического роста Советского Союза оказались настолько далекими от научной объективности и беспристрастности, что вызвали сомнение и критику даже в буржуазной американской печати. - Прим. Peд. )

21 декабря 1963 года болгарское правительство заявило, что глава славянского факультета Принстонского университета Сирил Блэк был связным между центральным разведывательным управлением и бывшим болгарским дипломатом Иваном Георгиевым, который признался в сотрудничестве с американской разведкой и позднее был расстрелян.

Есть данные о том, что ЦРУ не только поддерживает связь с университетами и учеными, но и финансирует некоторые благотворительные и культурные организации и некое издательство.

Большинство американцев совершенно не осведомлено о деятельности ЦРУ на территории США. В городе, где имеется отделение ЦРУ, его телефонный номер в справочниках значится, как правило, среди обычных телефонов государственных учреждений - без адреса и без уточнения, какому именно государственному ведомству он принадлежит. Если позвонить по этому номеру, телефонистка, как и в Ленгли, не ответит вам: "ЦРУ", а лишь подтвердит номер телефона.

По телефонным справочникам за 1963 год отделения ЦРУ имеются, в частности, в следующих городах США: Нью-Йорк, Чикаго, Лос-Анжелос, Бостон, Детройт, Филадельфия, Сан-Франциско, Майами, Питтсбург, Хьюстон, Сен-Луи, Новый Орлеан, Сиэтл, Денвер, Миннеаполис.

Однако отделения, телефоны которых указаны в справочниках, - это еще далеко не все. В некоторых американских городах параллельно с этими отделениями действуют и другие. Например, в Майами в 1963 году второе отделение ЦРУ было замаскировано под фирму Зенит текникал энтерпрайзис инкорпорейтед. В телефонной книге Майами на 19G3-1964 годы эта фирма, а точнее, ширма ЦРУ указана так: "Зенит текникал энтерпрайзис инкорпорейтед, университет Майами, Южный блок".

Как в настоящем шпионском романе, замаскированное отделение ЦРУ не указывает в справочнике своего точного адреса, хотя в Южном блоке много помещений, но, не ставя под угрозу безопасность страны, можно сказать, что отделение размещается в корпусе № 25.

В том же Майами ЦРУ использует в качестве маскировки еще три торговых предприятия: уже упоминавшуюся Дабл-Чек корпорейшн, Джибралтар стимшип корпорейшн и Вангард сервис корпорейшн - речь о них пойдет в другой главе.

Итак, ЦРУ занимается не только тем, что добывает разведывательную информацию в далеких уголках земли*, но и активно действует по меньшей мере в двадцати крупных городах Соединенных Штатов.

* (70 процентов сотрудников ЦРУ работают в США, остальные 30 процентов - за границей. - Прим. авторов. )

Действующие в крупных американских городах научные университетские центры, различные фонды, культурные комитеты, эмигрантские группы, организации кубинских эмигрантов, научно-исследовательский центр, занимающийся внешнеполитическими вопросами, солидная фирма, специализирующаяся на издании книг о России, пароходная компания, радиостанция, существующая на пожертвования частных лиц, внешне безобидная фирма консультантов - все они в действительности могут оказаться органами невидимого правительства. Разумеется, все перечисленные здесь организации названы не случайно.

Факты о деятельности ЦРУ внутри Соединенных Штатов лишь изредка становятся достоянием общественности - настолько велико стремление уберечь это ведомство от всего, что могло бы его скомпрометировать. Заслуживающий внимания эпизод произошел в 1952 году в Сиэтле. Большое федеральное жюри города утвердило обвинительное заключение по делу служащего туристского бюро Гарри Ярвинена, привлеченного к уголовной ответственности за то, что он сообщил государственному органу заведомо клеветническую информацию об Оуэне Лапиморе, собиравшемся якобы поехать в страны Восточной Европы. Латтимор, специалист по Дальнему Востоку из университета Джона Гопкинса, был в то время объектом нападок со стороны сенатора Маккарти.

Защитник Ярвинена объяснил на суде, что его клиент, "находясь на вечеринке и будучи не совсем трезвым, обронил замечание о предполагаемой поездке Латтимо-ра, услышанное находившимся здесь агентом ЦРУ".

26 мая 1952 года центральное разведывательное управление сообщило об этом государственному департаменту, и тот 11 июня аннулировал заграничный паспорт Латтимора. Когда же Ярвинен был осужден за клевету, государственный департамент был вынужден извиниться перед Латтимором.

За границей ЦРУ действует в основном под прикрытием посольств и торговых миссий. Кроме того, в некоторых районах мира оно имеет небольшие фирмы - фиктивные учреждения для прикрытия разведывательной деятельности управления. Вопрос о всякого рода ширмах, используемых ЦРУ, слишком деликатен, и сотрудники управления никогда не касаются его в разговорах с посторонними.

В каждом из разбросанных по всему свету американских посольств для представительства ЦРУ отводится отдельный этаж или отдельная часть здания, куда допуск ограничен. В составе каждого представительства обычно имеется кроме его начальника несколько работников разведки, вербующих среди местного населения агентуру для сбора разведывательной информации.

В целях конспирации личный состав представительств ЦРУ за границей числится в списках служащих государственного департамента. Однако очень часто дипломаты и журналисты быстро узнают, кто является главным представителем ЦРУ в данном месте. Остальные сотрудники представительства обычно менее хорошо известны вне посольства, но в самом посольстве среди служащих государственного департамента вскоре перестает быть тайной, кто из них работает на центральное разведывательное управление.

Разумеется, нельзя ожидать, что кто-то в правительстве согласится обсуждать, а тем более подтверждать тот факт, что ЦРУ использует американские посольства в целях маскировки. И тем не менее совершенно неожиданно, хотя и крайне редко, этот вопрос всплывает.

12 апреля 1962 года на заседании комиссии сената по вопросам внутренней безопасности между старшим юрисконсультом комиссии Саурвайном и бывшим американским военно-морским атташе в Гаване капитаном 1 ранга Чарльзом Кларком произошел следующий диалог:

Саурвайн. Были ли в посольстве люди ЦРУ?

Кларк. Да, сэр. И довольно много.

Саурвайн. У них была хорошая "крыша"?

Кларк. По-моему, ужасная. Любой в городе, кого это интересовало, знал, кто они в действительности. "Крыша" была настолько плохой, что ничего не прикрывала.

Саурвайн. Скажите, вам известен случай, когда работники ЦРУ в посольстве приняли коллективное участие в одной из вечеринок?

Кларк. Однажды я был приглашен на вечеринку, устроенную доктором-кубинцем (в свое время он оперировал моего ребенка). В тот вечер у него присутствовал почти весь личный состав представительства ЦРУ. Единственным человеком, не связанным с ЦРУ, был я. Кубинец знал, кто из его гостей работает в центральном разведывательном управлении, и был связан с ними.

Обычно все сотрудники ЦРУ, работающие в посольствах, числятся в биографическом справочнике государственного департамента как атташе, чиновники дипломатической службы или чаще как чиновники резерва дипломатической службы.

Так, например, Генри Плезентс, хорошо известный представитель ЦРУ в Бонне, числится в биографическом справочнике за 1963 год как атташе самого высокого в дипломатической службе ранга.

Бывший заместитель начальника ЦРУ по планированию Фрэнк Уиснер, руководивший в 1954 году операцией в Гватемале и направленный 6 августа 1959 года в Лондон в качестве представителя центрального разведывательного управления, был внесен в справочник как атташе и чиновник резерва дипломатической службы. В биографическом справочнике государственного департамента за 1963 год указывается, что в 1948-1959 годах Уиснер "находился на государственной службе" -явная попытка как-то объяснить, чем он занимался до назначения в Лондон.

Представитель ЦРУ в Гватемале Роберт КендаллДз-вис, организатор лагерей для обучения кубинских эмигрантов, готовившихся к высадке на Кубу, вначале значился в справочнике как атташе, а затем как первый секретарь посольства. В списках государственного департамента он также именовался чиновником резерва дипломатической службы.

Уильям Иган Колби, бывший представитель ЦРУ во Вьетнаме, фигурировал в справочнике за 1959 год сначала как политический чиновник, а затем как первый секретарь посольства. Однако в 1963 году он отбросил дипломатическую "крышу" и работал в Вашингтоне в качестве начальника дальневосточного отдела ЦРУ.

Сменивший его в должности представителя центрального разведывательного управления в Сайгоне Джон ("Джокко") Ричардсон, работавший до этого в Афинах и в Маниле, значился первым секретарем посольства.

В 1961 году русские опубликовали брошюру под названием "Пойманы с поличным", в которой давался подробный перечень попыток ЦРУ забрасывать шпионов в Советский Союз.

Двумя годами позже русские арестовали по обвинению в шпионаже Олега Пеньковского из Государственного комитета по координации научно-исследовательских работ СССР. Пеньковский признался на суде, что передал английским и американским агентам много различной секретной информации, и в том числе о советских ракетах. Русские приговорили Пеньковского к расстрелу и позднее сообщили о том, что приговор приведен в исполнение. 13 мая 1963 года русские объявили "персонами нон грата" пятерых дипломатов из американского посольства в Москве. Всего же в ходе процесса в связи с серьезными обвинениями в шпионаже упоминалось не меньше двенадцати американских и английских дипломатов, но Лондон и Вашингтон почему-то хранили упорное молчание. Вероятно, дипломаты будут фигурировать в шпионских процессах и в дальнейшем.

Правительство Кеннеди еще в то время, когда начальником ЦРУ был Даллес, пыталось сократить количество разведчиков, работающих в посольствах США под дипломатическим прикрытием. Однако и до сих пор посольская "крыша" служит для ЦРУ одним из основных средств маскировки*.

* (Неоднократно всплывавшие наружу факты американского шпионажа в СССР показывают, что не только рядовой персонал посольства, но и некоторые его руководящие работники, прикрываясь дипломатическими паспортами, вели шпионскую работу по заданиям своих разведывательных органов. - Прим. ред)

Впрочем, широкое использование этого прикрытия связано с большим риском, так как в случае разрыва дипломатических отношений или возникновения войны центральное разведывательное управление может лишиться основных источников информации. Так, в январе 1961 года в результате разрыва дипломатических отношений между Вашингтоном и Гаваной и закрытия посольства ЦРУ лишилось одной из своих баз на Кубе.

Сотрудники центрального разведывательного управления, работающие за границей под прикрытием различных фирм, естественно, выступают в качестве бизнесменов. Недавно работник ЦРУ сообщил своим друзьям в Вашингтоне, что он уходит из разведки и отправляется в Швейцарию представителем издательства "Прегер". Вполне возможно, что он действительно уволился из ЦРУ, однако не все его друзья поверили этому.

Как уже говорилось, чиновники ЦРУ, выступающие за границей под видом дипломатов или бизнесменов, вербуют из местных жителей агентуру для сбора шпионских сведений. Но источником наиболее ценной информации часто бывают не агенты, даже самые надежные, а лица, получившие в США политическое убежище, особенно те, что занимали в своей стране высокое положение.

Как и все другие разведывательные службы, ЦРУ засылает женщин-агентов, подслушивает телефонные разговоры, использует хорошо замаскированные микрофоны и, разумеется, деньги для вознаграждения агентов, а в случае необходимости и для оплаты информации.

Центральное разведывательное управление является одним из крупнейших потребителей электронных приборов и оборудования для подслушивания. Наиболее известным примером применения этого оборудования может служить "берлинский туннель" ЦРУ. Это была секретная установка подслушивания связи советского военного учреждения, смонтированная в туннеле, который начинался у мнимой американской радиолокационной станции и вел через границу в Восточную Германию.

Русские обнаружили туннель 22 апреля 1956 года и использовали его в пропагандистских целях, пригласив для ознакомления корреспондентов западной прессы. Позднее фотоснимки и чертеж туннеля были помещены в брошюре "Пойманы с поличным".

Иногда перехват советских телеграмм и контролирование линий связи осуществляется более простым путем. Например, несколько лет назад корреспондент ТАСС в Монтевидео ежедневно пересылал в Москву до тысячи слов информации с критикой политики США в Латинской Америке. Сотрудник центрального разведывательного управления сразу же знакомился с его сообщениями в той телеграфной компании, услугами которой пользовался корреспондент ТАСС.

Еще одна история с организованным ЦРУ подслушиванием, получившая меньшую огласку, чем история с "берлинским туннелем", началась в час ночи 15 сентября I960 года, когда повернулся ключ в дверях квартиры на двадцать третьем этаже здания "Сегуро дель Медико" в Ведадо - фешенебельном районе Гаваны.

Квартира принадлежала очаровательной двадцатишестилетней блондинке миссис Марджори Леннокс, разведенной с мужем и числившейся сотрудницей посольства США в Гаване. В тот час она была в квартире одна, а вошедшие к ней люди оказались сотрудниками кубинских органов государственной безопасности. Кубинцы арестовали Леннокс, обвинив ее в шпионаже, и через два дня выслали из Кубы. В международном аэропорту Майами Леннокс заявила встречавшим ее журналистам: "Все это так глупо! Я была дома одна и уже почти засыпала, когда в квартиру проникли люди с пистолетами. Я потребовала у них объяснений, и они ответили: "Вы шпионка. При обыске у членов шпионской организации мы нашли ключ от вашей квартиры".

"Я шпионка? - мило улыбаясь, воскликнула Марджори Леннокс. - Смешно!"

На вопрос одного из журналистов, давала ли Леннокс ключ от своей квартиры кому-нибудь из сотрудников посольства США, она заявила: "Я не могу ответить на этот вопрос".

В день высылки миссис Леннокс кубинцы арестовали еще шестерых американцев, обвинив их в принадлежности к шпионской организации, которая занималась, в частности, подслушиванием разговоров в представительстве агентства Синьхуа, расположенном в том же здании, что и квартира Марджори Леннокс. Были арестованы "инженер-электрик" Даниэл Карсуэлл, "инженер-механик" Юстас Денбрант, "инженер-электрик" Эдмунд Таранский, сотрудник посольства США Роберт Нит и американский гражданин итальянского происхождения, учитель танцев по профессии, Марио Нордио с женой, приехавший в Гавану из Нью-Йорка. Кубинцы утверждали, что фактическим хозяином квартиры, где жила Марджори Леннокс, был Нордио.

17 декабря 1960 года военный трибунал в Гаване приступил к рассмотрению дела трех "инженеров" и Марио Нордио, обвинявшихся в установке аппаратуры подслушивания в отделении агентства Синьхуа. 10 января 1961 года "инженеры" были приговорены к десяти годам тюремного заключения каждый, а Нордио - к высылке из Кубы.

Посол США Филипп Бонсел вручил кубинцам протест по поводу ареста Марджори Леннокс, однако ни словом не обмолвился об "инженерах" и учителе танцев. И, конечно, не без оснований: все три "инженера" в действительности были специалистами ЦРУ по установке электронной аппаратуры подслушивания.

В связи с этим сотрудники ЦРУ и государственного департамента начали исподволь прощупывать возможность освобождения двадцати семи американцев, включая трех "инженеров", отбывавших на Кубе тюремное заключение. В конце концов в апреле 1963 года они были освобождены и высланы в США. Этого добился все тот же Джеймс Донован, которому четырьмя месяцами раньше удалось добиться обмена кубинских эмигрантов, захваченных в плен после высадки на Плайя-Хирон, на медикаменты и продукты.

Прилетев в Майами, Карсуэлл, Денбрант и Таранский отказались разговаривать с журналистами, по каким-то причинам в отличие от остальных возвращающихся не сообщили американскому Красному Кресту свои адресата затем бесследно исчезли.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru