НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава пятнадцатая. В лесах Ленгли

Центральное разведывательное управление расположено в Ленгли, штат Виргиния, в здании, постройка которого обошлась в 46 миллионов долларов. Из огромного, во всю стену, окна своей личной столовой на верхнем этаже начальник ЦРУ может любоваться оленями и другими дикими животными и птицами, населяющими расстилающиеся внизу леса. Со всех сторон, насколько видит глаз, здание окружено поросшими лесом отлогими холмами графства Фейрфекс. Пентагон больше, но зато и виден как на ладони почти из любой точки Вашингтона.

Здание ЦРУ, как и полагается, заметить трудно - железобетонная диадема посреди буколического великолепия под прикрытием густых деревьев. Чиновники государственного департамента, отнюдь не питающие пылкой любви к своим собратьям по разведке, часто называют работников ЦРУ "теми, что находятся в лесу"*, и это, строго говоря, соответствует истине.

* (Игра слов; в другом значении - невежественные люди, не способные разобраться в самых простых вещах. - Прим. ред. )

Выбор места для ЦРУ отчасти был продиктован соображениями охраны. Выступая в июне 1956 года перед юджетной подкомиссией палаты представителей и хо-атайствуя об ассигновании средств на строительство здания центрального разведывательного управления, Аллеи Даллес превозносил преимущества уединенной сельской местности. В представленном им докладе говорилось:

"Участок в Ленгли площадью 50 гектаров составляет ничем не примечательную часть государственного заповедника и заслуживает предпочтения потому, что лучше других осмотренных площадок обеспечивает уединенность и обособленность ЦРУ...

Изолированность участка, его топография и окружающий густой лес создают условия для удешевления строительства и сохранения секретности..."

Три года спустя Даллес разослал специальные пригласительные билеты на церемонию закладки здания. Полковник Стенли Гроген, в то время начальник службы общественной информации ЦРУ, раздал гостям заранее подготовленное сообщение для печати, где, в частности, отмечалось: "...Деревья вдоль внешних границ основной площадки почти полностью скрывают здание от наблюдения со всех соседних дорог".

"ЦРУ прекрасно укрыто", - с ноткой гордости в голосе заметил один из работников центрального разведывательного управления.

Тот факт, что ЦРУ, с одной стороны, хотело бы упрятать от посторонних взоров здание своего центрального аппарата, а с другой стороны, разослало официальные приглашения на его закладку, отражает двойственность, столь характерную для деятельности этого учреждения и подчас превращающую его в мишень для злых шуток. ЦРУ сверхсекретно и в то же время - не секретно.

В феврале 1953 года, когда Аллен Даллес стал начальником ЦРУ, оно занимало несколько зданий в Вашингтоне по адресу, 2430, Е-стрит, район "Фогги боттом". На здании, выходящем на улицу, висела вывеска: "Правительственная типография".

Однажды президент Эйзенхауэр и его брат Милтон отправились к Даллесу в центральное разведывательное управление, но не смогли его найти. Однако когда Даллес провел специальное расследование, чтобы установить, насколько надежно засекречено местопребывание ЦРУ, то выяснилось, что даже гиды экскурсионных автобусов, показывая на здания "типографии", объясняют туристам, что здесь расположено ЦРУ. Даллес приказал снять эту вывеску и повесить другую: "Центральное разведывательное; управление".

Проблема засекреченности ЦРУ не утратила своей остроты и после его переезда в 1961 году через реку Потомак, в Ленгли. Официально местонахождение центрального разведывательного управления как будто держится в тайне, и в то же время оно обозначено на любом плане Вашингтона. К ЦРУ можно проехать из Вашингтона на такси, уплатив четыре доллара пятьдесят центов, или на обычном автобусе, как ежедневно делают сотни сотрудников управления. В марте 1963 года владелец многоквартирного дома "Бродфоллс", в Фоллс-Черч, штат Виргиния, поместил в газете "Вашингтон пост" объявление о сдаче квартир. В объявлении не только перечислялись различные квартирные удобства - холодильники, отделанные плитками ванные комнаты, но большими буквами сообщалось, что дом расположен "недалеко от ЦРУ, аэропорта и Пентагона". Под заголовком для большей ясности была помещена карта с точным указанием, как добраться до дома от центрального разведывательного управления.

Посещать здание ЦРУ в Ленгли разрешается только по служебным делам. Появляться здесь для дружеского разговора с приятелем запрещено. Чиновник управления не имеет права пригласить сюда свою жену или тещу.

Человек, направляющийся в Ленгли, подъезжает к указателю со стрелкой и буквами "БОД" (Бюро общественных дорог), сворачивает с главной дороги и вскоре оказывается перед высокой изгородью из проволочной сетки, окружающей усадьбу. На изгороди висит много различных объявлений, но ни в одном из них не упоминается, что здесь находится ЦРУ. Одно из объявлении гласит: "Собственность правительства США. Вход только по служебным делам". На другом: "Фотографировать запрещается". На третьем: "Вход посторонним воспрещен".

Сразу же у ворот, по ту сторону изгороди, есть сторожевая будка, но, если человек всем своим видом дает понять, что он знает, куда идти, его никто не остановит и не потребует предъявить документы. После крутого поворота влево вдали появляется здание, пока полускрытое деревьями. Еще несколько сот футов, и посетитель оказывается перед главным входом.

Массивное, в несколько этажей серовато-белое здание из железобетона оставляет впечатление какой-то холодности. Окна-ниши на нижних этажах забраны густой сеткой. Расположенное справа от главного входа отдельное здание с куполообразной крышей - зрительный зал на пятьсот человек - придает местности фантастический, марсианский вид.

Но больше всего посетителя поражает полнейшая тишина вокруг, нарушаемая лишь легким гудением аппаратов для кондиционирования воздуха, стрекотом сверчков и пением птиц. Зимой не слышно и этих звуков, и глубокое безмолвие производит какое-то жуткое впечатление. Можно подумать, что тут, в густом лесу, расположена больница или огромный санаторий. Окна второго и седьмого этажей расположены так часто, что кажутся сплошной стеклянной стеной. Близ здания устроена площадка для стоянки трех тысяч автомашин. Кафетерий может обслужить одновременно полторы тысячи человек.

На крыше высится несколько специальных радиоантенн стоимостью 50 тысяч долларов; они входят в систему связи ЦРУ, охватывающую весь мир. В самой глубине здания расположена центральная контрольная комната - узел различных систем сигнализации. Для сжигания ненужных секретных документов имеется три специально сконструированные печи, сооружение которых обошлось в 105 тысяч долларов.

Расположенный отдельно зрительный зал с куполом используется главным образом для учебных целей и имеет небольшую сцену с убирающимся выпуклым экраном.

Войдя в огромное здание, посетитель через несколько шагов замечает выбитую на мраморе надпись: "И познаете истину, и истина сделает вас свободными (Иоанн, гл. VIII, стр. XXXII)". Здесь входящего встречает охранник и проводит в приемную комнату, где каждый посетитель должен расписаться в специальной книге. Другой охранник сопровождает прибывшего до нужной ему комнаты, ожидает здесь, а затем провожает обратно. В просторном вестибюле посреди мраморного пола изображена огромная эмблема ЦРУ - голова орла, окруженная надписью: "Центральное разведывательное управление". Проходя по коридорам, посетитель невольно замечает, что большинство дверей закрыто и на дверях нет никаких табличек; это создает ошибочное впечатление, что здание безлюдно.

Подобно линкору помещение ЦРУ делится на отсеки. Чиновнику, работающему в одном из кабинетов, необязательно знать, что происходит за стеной, в нескольких футах от него.

В докладе центрального разведывательного управления бюджетной подкомиссии палаты представителей отмечается, что таков был один из основных принципов разработки проекта здания; в проектном задании говорилось: "Новое здание должно состоять из отдельных крыльев-секций; их можно будет легко изолировать друг от друга и создавать специальные участки с ограниченным доступом, а также проводить в каждой секции особые мероприятия, требующие сохранения секретности".

В здании есть научная лаборатория стоимостью 200 тысяч долларов, где сотрудники ЦРУ работают над усовершенствованием миниатюрных образцов оружия, созданием средств тайнописи, специальных типов взрывчатых веществ и различных приборов.

Одна из самых жутких машин в Ленгли - "электронный мозг" ЦРУ; он хранит и выдает горы поступающей сюда информации. Библиотека центрального разведывательного управления состоит из четырех частей: обычная библиотека книг и документов; специальная библиотека, известная под названием "Картотека", для хранения биографической и промышленной разведывательной информации; хранилище документации; "электронный мозг".

"Мозг" носит название "WALNUT" и сконструирован по заказу ЦРУ фирмой по производству счетных машин. Специального типа робот "Интеллофекс" демонстрирует нужный документ, сфотографированный на пленку. В отличие от людей "WALNUT" и "Интеллофекс" никогда не ошибаются.

Помимо огромного количества секретной информации, поступающей в Ленгли, ЦРУ ежемесячно получает до 200 тысяч газет, книг и другого несекретного материала. Вся эта информация хранится на 40 миллионах перфокарт.

Когда у того или иного сотрудника ЦРУ возникает необходимость ознакомиться с уже имеюьцейся информацией по какому-нибудь конкретному вопросу, он дает на "Walnut" список ключевых слога (около двадцати пяти) на интересующую его тему. Машина находит снятый на микропленку материал, вновь фотографирует его в ультрафиолетовых лучах и демонстрирует крошечные кадры с помощью просмотрового аппарата. Вся операция занимает пять секунд. ЦРУ экспериментировало и с другой электронно-счетной машиной под названием "Миникард", сконструированной фирмой Кодак для ВВС.

Есть в центральном разведывательном управлении и специальная библиотека шпионской художественной литературы, о которой ЦРУ обычно умалчивает. В библиотеке собраны тысячи приключенческих и шпионских романов, вышедших в разное время и выходящих теперь.

Чиновники центрального разведывательного управления ведут замкнутый образ жизни и общаются в основном только друг с другом. Браки между работниками управления стали обычным явлением, причем характерным примером может служить история с пилотом У-2 Френсисом Пауэрсом. После освобождения русскими Пауэре продолжал работать для ЦРУ в Ленгли*. Он развелся со своей женой Барбарой и 26 октября 1963 года женился на двадцативосьмилетней Клаудии Эдварде Дауни, работавшей психологом в центральном разведывательном управлении.

* (Фирма Локхид, построившая самолет У-2 и вместе с национальным управлением по аэронавтике и исследованию космического пространства выступавшая в качестве ширмы для ЦРУ, 3 ноября 1962 года объявила, что Пауэре поступил летчиком-испытателем на завод этой фирмы в Бербанке, штат Калифорния. По заявлению представителя фирмы по связи с прессой, работа летчика-испытателя состоит в проверке ремонтируемых и модифицируемых самолетов У-2. В тот же день представитель ЦРУ сообщил, что Пауэре ушел из управления, поскольку закончил здесь свою работу. Между тем, после тою как У-2 был сбит в мае 1960 года, национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства и фирма Локхид объявили, что Пауэре является летчиком гражданской авиации и. служит в этой фирме. Фактически же Пауэре летал для ЦРУ и при поступлении на службу в разведку в 1956 году подписал с ним контракт. - Прим. авторов. )

В прошлом сотрудникам центрального разведывательного управления запрещалось говорить, в каком учреждении они работают, хотя в обществе они обычно редко удерживались от соблазна намекнуть на это. Теперь для работников легального аппарата этот запрет снят и остается в силе лишь при общении с иностранцами. Чиновникам же, связанным с тайной деятельностью, по-прежнему запрещается упоминать о характере и месте своих занятий.

Среди сотрудников ЦРУ широко распространены псевдонимы. "Я не знаю имен людей, с которыми встречаюсь в управлении, - признался один высокопоставленный чиновник. - В стенах управления мы часто называем друг друга вымышленными именами, на тот случай, если нас подслушают или если записка с чьей-то фамилией попадет в другие руки. Пользуясь различными видами связи, мы никогда не употребляем подлинных имен".

ЦРУ постоянно приходится решать всякие мелкие проблемы, не возникающие перед другими ведомствами. Допустим, агент одного из тайных органов сломал руку при исполнении служебных обязанностей. Вызывать скорую помощь? Но тогда при заполнении неизбежной анкеты обязательно станет известной его фамилия. В течение первых лет после организации центрального разведывательного управления так оно и было. В 1956 году. ЦРУ заключило с одной крупной частной поликлиникой договор о медицинском обслуживании своих агентов без всякой бумажной волокиты.

Формально работники ЦРУ не считаются государственными служащими, однако на них распространяются соответствующие положения о порядке выхода в отставку, и они получают такое же жалованье, как обычные чиновники тех же разрядов.

В 1963 году Маккоун обратился в конгресс с просьбой улучшить пенсионное обеспечение руководящего состава ЦРУ и распространить на него порядок выплаты пенсий, существующий для чиновников дипломатической службы государственного департамента. Подкомиссия палаты представителей по делам вооруженных сил заслушала ходатайство Маккоуна на секретном заседании. Позднее палата представителей приняла закон, по которому высокопоставленные работники ЦРУ получили право уходить в отставку в пятидесятилетнем возрасте, после двадцати лет службы.

Многие молодые люди, ставшие впоследствии сотрудниками ЦРУ, получили приглашение поступить в это учреждение еще в то время, когда они учились в университетах. Центральное разведывательное управление выбирает кандидатов из числа наиболее способных и отвечающих другим требованиям студентов. Оно поддерживает секретный контакт с ректорами университетов и институтов и, в частности, с их помощью подбирает большинство своих ученых-аналитиков. Кроме того, в каждом крупном высшем учебном заведении имеется человек, поддерживающий секретную связь с ЦРУ и рекомендующий ему наиболее одаренных студентов. В йельском университете, например, в начале пятидесятых годов этим занимался некий Скип Уолц, тренер спортивной команды. Джон Дауни, арестованный в Китае в 1952 году, был завербован в йельском университете в 1951 году. Привлеченные к работе в ЦРУ воспитанники университетов зачисляются практикантами и проходят специальный курс обучения. Недавно по примеру крупных фирм ЦРУ выпустило рекламную брошюру под названием "Центральное разведывательное управление", в которой на все лады расписываются возможности и достоинства карьеры, ожидающей тех, кто свяжет свою судьбу с ЦРУ.

Из каждой тысячи человек, изъявивших желание работать в центральном разведывательном управлении, для дальнейшей проверки отбираются двести, то есть 20 процентов. Из этого количества в процессе тщательной проверки отсеивается еще около 11 процентов - тех, кто слишком много пьет, слишком много болтает, имеет родственников за "железным занавесом" и может стать объектом давления со стороны иностранцев. Отсев по серьезным причинам, связанным с соображениями государственной безопасности, составляет четыре из этих 11 процентов. В эту категорию входят лица, связи которых делают нежелательной их службу в столь засекреченном учреждении. Таким образом, из каждой тысячи претендентов на работу в ЦРУ принимается 178 человек.

С первых дней своего существования ЦРУ применяет "детекторы лжи", являющиеся обязательным элементом технического оснащения ЦРУ, и все поступающие в управление обязательно проходят проверку на них.

Человек, выразивший желание работать в центральном разведывательном управлении, благополучно миновавший все барьеры и зачисленный на службу, дает специальную подписку, в которой клятвенно обещает никогда не разглашать секретную информацию или разведывательные данные без специального письменного разрешения начальника ЦРУ. Сотрудникам центрального разведывательного управления запрещается рассказывать о своей работе даже после ухода из управления и тем более писать мемуары о своей деятельности в нем.

Обвинения ЦРУ в том, что оно комплектует свой штат лишь из воспитанников самых привилегированных университетов и институтов США, справедливы только отчасти. Правда, двадцать наиболее высокопоставленных чиновников ЦРУ в основном действительно окончили такие привилегированные учебные заведения, но в целом о сотрудниках управления этого сказать нельзя, хотя хорошее образование здесь ценится очень высоко. Около 60 процентов из 600 руководящих работников имеет ученые степени, многие из них являются докторами философии. В этом нет ничего удивительного для учреждения, где исследования и анализ составляют важную часть всей работы.

Для удовлетворения запросов своих ученых сотрудников центральное разведывательное управление публикует специальный журнал "Статьи по разведке" - самое труднодоступное издание в мире. Купить его или взять в какой-нибудь библиотеке, кроме ЦРУ, - невозможно.

Издание журнала было предпринято в связи с тем, что в центральном разведывательном управлении работает много бывших профессоров, лишенных возможности публиковать свои ученые труды в обычных журналах; "Статьи по разведке" предоставляют им такую возможность. Как и любое другое специализированное периодическое издание, журнал публикует научные монографии на темы, представляющие интерес в области разведки. Однако от других изданий журнал отличается тем, что большинство публикуемых в нем статей и рецензий анонимно. Язык статей, как правило, довольно тяжелый. Журнал пытается на высоком научном уровне трактовать такие, например, темы, как "Сохранение агента-двойника от провала". В аналогичном "научном" духе рассматриваются и другие вопросы.

Однако если ученые в Ленгли имеют хотя бы эту небольшую отдушину, то сотрудники, занятые оперативной работой непосредственно на местах, лишены и этого, поскольку шпионаж - нелегкое дело, и некоторые из них не выдерживают напряжения и теряют чувство осторожности. (Кстати, напряжение чувствуется даже в Ленгли, где один из заместителей Даллеса довел себя до такого состояния, что его пришлось перевести на менее важный пост за границей.)

Среди работников ЦРУ довольно часты самоубийства; о них обычно упоминается лишь в вашингтонских газетах. Так, в октябре 1959 года сотрудник центрального разведывательного управления Джемс А. Вудбери, тридцати двух лет, и его жена, только что вернувшиеся после двухлетнего пребывания в Германии, бросились в водопад на реке Потомак.

Сотрудники управления, хотя их работа связана с по^-стоянным риском, вовсе не испытывают уверенности в прочности своего служебного положения. Начальник ЦРУ может уволить любого из них по своему усмотрению и без права обжалования. Однажды это привело к ряду неприятных для ЦРУ разоблачений.

30 января 1961 года Даллес уволил старого чиновника центрального разведывательного управления Джона Торпатса, специалиста по завязыванию связей. Торпатс обжаловал увольнение и обратился в федеральный суд с требованием восстановить его на работе. Даллес в свою очередь вошел в суд с ходатайством не рассматривать заявление Торпатса и перечислил в своем письме фамилии работников ЦРУ, которым он поручал заниматься его делом; это были помощник начальника ЦРУ Джордж. Б. Кери, начальник отдела личного состава Эммет Эчолс и его помощники Ралф Пул и Фред Лотт.

Торпатс решил, что если Даллес может называть фамилии, то это позволено и ему. Отвечая Даллесу, старый чиновник писал в своем заявлении от 30 июня 1961 года:

"В начале 1956 года в представительстве ЦРУ в одной европейской стране сложилось положение, которое, по мнению моих непосредственных начальников в центре- Фрэнка Уиснера, Ричарда Хелмса и Джона Моури-младшего, явилось результатом неумелой работы сотрудников указанного представительства. Наш отдел в центре находил неудовлетворительными присылаемые ими доклады. Мое руководство пришло к выводу, что я способен лучше и оперативнее других решить возникшую проблему, и направило меня на место. Основными фигурами в представительстве были мистер Трэйси Барнс, мистер Томас Перротт и мистер Пол Лошер. К моменту моего отстранения мистер Барнс и мистер Перротт уже работали в центральном аппарате в Вашингтоне.

В апреле 1956 года представительство было уведомлено о моем предстоящем приезде. Перед отъездом я не получил никаких специальных инструкций и должен был действовать по собственному усмотрению. Представительство прислало в управление совершенно неправильный, как я позднее доказал, доклад по одной из проблем. Если бы содержавшиеся в нем рекомендации были реализованы, это причинило бы Соединенным Штатам непоправимый вред.

Когда я выполнил данное мне прручение, за что получил несколько благодарностей центра, но еще не успел представить доклад о проделанном, мистер Барнс по жалобе мистера Перротта подверг меня домашнему аресту, приказал начать следствие, затем отправил меня в США и прислал в центр телеграмму, в которой излагал выдвинутое против меня обвинение и требовал моего увольнения".

Далее Торпатс подробно рассказывал, как различные чиновники ЦРУ в течение нескольких лет безрезультатно рассматривали его дело. По словам Торпатса, в характеристике, выданной ему руководством ЦРУ, отмечалось его неумение работать с агентурой и полнейшее отсутствие объективности. Затем его отчислили с оперативной работы, а вскоре уволили совсем*.

* (Окружной и апелляционный суды удовлетворили ходатайство Даллеса и отказались рассматривать дело о восстановлении Торпатса на службе. - Прим. авторов. )

Даже достигшие высокого положения работники ЦРУ вряд ли могут рассчитывать на открытое признание своих заслуг за время долголетней службы. Будучи президентом и выступая 3 ноября 1959 года на церемонии закладки здания центрального разведывательного управления в Ленгли, Эйзенхауэр заявил: "Нельзя предавать гласности ваши успехи и нельзя раскрывать причины ваших провалов. Героев разведки не награждают, и даже их коллеги не воздают им почестей".

Однако это утверждение не совсем соответствует действительности: кое-кто из людей ЦРУ удостаивается наград. Так, например, Ричард Биссел хотя и был уволен после вторжения в заливе Кочинос, все же получил установленный за работу в разведке орден, отметивший его длительное пребывание на посту заместителя начальника ЦРУ. Официально о награждении не объявлялось, а Бисселу не разрешили ни рассказывать об ордене, ни носить его. С точки зрения центрального разведывательного управления официально никакого награждения не произошло.

Короче говоря, невидимое правительство наградило Биссела невидимым орденом.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru