НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Голливуд

Спросите любого мальчугана-дошкольника в Америке, что такое Лос-Анжелес и где он находится. Может быть, пять-десять из сотни детей, живущих вне этого города, дадут вам правильный ответ. Но если вы спросите о том, что такое Голливуд, являющийся всего-навсего небольшим районом Лос-Анжелеса, вы можете не сомневаться, редкий ребенок не ответит, что там делают "муви", то есть кинокартины, которые он так любит смотреть вместе с папой, когда последний возвращается с работы.

Слава Голливуда вышла далеко за пределы Соединенных Штатов. В Европе вы редко встретите город, где бы не демонстрировались американские фильмы, а Голливуддает почти 90 процентов всех кинофильмов, выпускаемых в Америке.

Однако статистика о масштабах и распределении продукции этой отрасли промышленности при всей ее точности и математической убедительности не в состоянии дать сколько-нибудь полной, яркой и всеобъемлющей картины того, что такое Голливуд, каково его нравственное, политическое, социальное влияние, каково его значение как законодателя и популяризатора внешнего образа жизни высокообеспеченной Америки, как объекта поклонения незрелой и неустойчивой молодежи на Западе, как источника последней и наиболее эксцентричной моды во всем, как синтеза обывательских и мещанских представлений о жизненном идеале, как проповедника религиозного дурмана, как гимна доллару.

Голливуд дает знать о себе не только через посредство сотен кинокартин, ежегодно выбрасываемых на мировой рынок. Он сам по себе оказывает большое и всестороннее влияние на Лос-Анжелес, а затем и на всю Америку.

Итак, что такое Голливуд?

Начнем с чисто внешних впечатлений.

Географически Голливуд - это некогда пригород, ныне небольшой район Лос-Анжелеса, расположенный к северо-западу от даунтауна.

Однако то, что входит в современное понятие Голливуда, даже если ограничиться только кинопромышленностью, давно вышло за пределы этого небольшого городского предместья, каковым оно было в 1913 году, когда на углу улиц Вайн-стрит и Сельма-стрит в деревянном амбаре началась кинопромышленная деятельность Голдвина и его компаньонов.

С тех пор кинопромышленность здесь достигла исполинских размеров (несколько сот предприятий), территориально распространилась на долину Сан-Фернандо и на всю полосу шириной в 4-5 километров от Голливуда до тихоокеанского побережья в районе Санта-Моника. Помимо этих районов сосредоточения киностудий, к Голливуду относятся район Биверли-Хиллс и жилые кварталы вдоль Вентура-фривей, расположенные соответственно на южных и северных склонах гор Санта-Моника.

Во всех туристических справочниках эти места фигурируют под названием "глеморленд", то есть страна блеска и богатства. Здесь в роскоши, в своих великолепных виллах-замках живут голливудские кинозвезды. Здесь же живет кинопромышленная и прочая аристократия Лос-Анжелеса.

В Америке, пожалуй, нет такого жилого городского района или пригорода, где богатство и слава концентрировались бы в большей степени, чем в Голливуде.

Центр города связан с Голливудом оживленной скоростной автострадой Голливуд-фривей. Движение по ней столь интенсивно и быстро, что городские власти запретили устанавливать по обочинам автострады рекламные стенды, чтобы не отвлекать водителей и тем самым уменьшить вероятность несчастных случаев. Для Америки это беспрецедентный случай.

После двадцатиминутной езды по Голливуд-фривей на подступах к Голливуду мы заметили какие-то странные нагромождения необычно окрашенных строений, появлявшихся и вновь исчезавших за пальмами и банановыми деревьями. Рядом с ними возвышались металлические конструкции, напоминавшие строительные краны. На них копошились люди.

Мы нашли разгадку необычайного зрелища, когда, обогнув обширную, огороженную забором территорию, прочли на высоких воротах: "Парамаунт Пикчерс".

За первой киностудией потянулись другие; каждая занимала громадную площадь - в 40-50 гектаров.

Вот приземистые прямоугольные корпуса студии "Дисилью", далее к северу студия "Колумбия". Улица, где находятся эти две киностудии (Грауэр-стрит) знаменита в Голливуде тем, что здесь собираются и устраивают свои "производственные совещания" и репетиции актеры, специализирующиеся на ролях бандитов, жуликов, насильников, ковбоев.

Говорят, что эти сборища бывают очень многолюдными. Они привлекают массу молодежи. Сгрудившись на улице перед зданием, где проходит совещание, молодежь обожающими взглядами и шумными приветствиями провожает своих любимых героев.

Сделав несколько поворотов по довольно густо застроенным улицам и миновав голливудское кладбище, мы очутились на перекрестке Голливуд-бульвара и Вайн-стрита. Это место, по общему признанию, центральная точка Голливуда. Здесь и вокруг рядом расположенной площади Колумбия разместились сверкающие белизной и стеклом модернистские здания крупнейших в стране радиовещательных корпораций - "Колумбия Бродкастинг Систем", "Америкен Бродкастинг Компани", "Нэшнэл Бродкастинг Компани" и другие.

Тут же перевернутым стаканом возвышается на высоту 7-8-этажного дома своеобразное, сделанное из стекла здание фирмы "Капитол Рекорде"; ее граммофонные пластинки известны во всем мире. В этом же здании находится один из крупнейших в США магазинов грампластинок.

К северу от голливудского центра застройка постепенно редеет, рельеф становится более резким, местность начинает напоминать наш Северный Кавказ: довольно высокие, заросшие лесом и кустарником холмы чередуются с неглубокими и плоскими впадинами. Лениво огибая пологие возвышения, дорога медленно карабкается вверх и, достигнув вершины водораздела, столь же медленно спускается в долину Сан-Фернандо.

Слева от дороги на склоне холма замечаем громадный амфитеатр концертного зала под открытым небом - Голливуд-боула на 25 тыс. мест, где каждое лето проводятся общеамериканские музыкальные фестивали "Симфонии под звездами"; здесь ежегодно при огромном стечении киноактеров, литераторов, музыкантов, кинопродюсеров, композиторов и прочих представителей мира искусства вручаются высшие в Голливуде награды - премии Оскара.

Справа от дороги почти напротив Голливуд-боула наше внимание привлек громадных размеров белый крест, венчающий вершину высокого холма. Подсвечиваемый снизу, он особенно выделялся вечером, довлея над всей местностью своей мрачной, иезуитской символикой. Рядом с этим крестом на холме находится театр для пилигримов, где каждый год летом под открытым небом устраиваются театральные представления на темы из жизни Христа.

Участие в спектаклях этого театра считается равносильным отпущению грехов для тех голливудских кинозвезд, которые ведут весьма свободный образ жизни.

В примыкающей к Голливуду обширной долине Сан-Фернандо, расположенной по ту сторону невысокой горной седловины, разместились киностудия "Братья Уорнер", телевизионная студия Национальной радиовещательной компании и студия мультипликационных фильмов Уолта Диснея. Вдоль Вентура-фривей раскинулись студии "Универсал", "Рипаблик" и другие.

От центральной точки Голливуда на запад вдоль южного основания гор Санта-Моника тянется фешенебельный бульвар Сансет. Часть этого бульвара, носящая название Сансет Стрип, - место сосредоточения эстрадных театров, костюмерных, дорогих ресторанов и ночных клубов. Здесь развлекается Голливуд и здесь оживленнее, чем где-либо на других улицах Лос-Анжелеса. Машины тут длиннее и приземистее, наряды более экстравагантны и откровенны, манеры более эксцентричны и наигранны. Время от времени в проскакивающих мимо машинах узнаем знакомые и словно загримированные от избытка косметики лица известных кинозвезд.

Далее на запад по обе стороны от бульвара Сансет и на склонах Санта-Моника расположились виллы кинозвезд. Наибольшее скопление этих утопающих в зелени дворцов в районе Биверли-Хиллс. Здесь каждая улица обсажена одним видом деревьев. Среди них пальмы, эвкалипты, камфорное дерево, платаны, магнолии, черная акация. Многие виллы не видны с улицы, их заслоняет стена зелени.

На медных табличках у ворот узнаем знакомые нам имена: артисты Мэри Пикфорд и Гарольд Ллойд, Гари Купер и Тони Куртис, Роберт Тейлор и Элизабет Тейлор; музыканты - дирижер Бруно Вальтер, эстрадный певец Бинг Кросби; либреттист Айра Гершвин, брат известного американского композитора Джорджа Гершвина, кино-продюсеры и президенты кинокомпаний - Луис Майер и Сэм Голдвин ("Метро-Голдвин-Майер"), Джесе Ласки и Максвелл Арнау ("Колумбия"), издатели Давид и Рандольф Херсты, промышленник Дональд Дуглас (президент крупнейшей в мире авиакомпании).

У одной из вилл наше внимание привлекла табличка - Михаил Романов. Как выяснилось, это русский эмигрант, владелец самого шикарного на Биверли-Хиллс ресторана. Столь "звучное" имя, очевидно, он успешно использует для рекламы.

Главное, что бросается в глаза в жизни Голливуда и всего Лос-Анжелеса, - это невероятно раздутый культ кинозвезд.

Голливуд. Уличный фотограф. Фото Ф. М. Боташева
Голливуд. Уличный фотограф. Фото Ф. М. Боташева

В фойе китайского театра Граумана собрана целая коллекция отпечатков на гипсе ступней наиболее прославленных кинозвезд обоего пола. В Лос-Анжелесе можно приобрести гипсовые факсимиле носа или кулака какой-либо голливудской знаменитости.

Кое-кто из предприимчивых дельцов ловко спекулирует на этом культе. Так, хозяин ресторана под заманчивым названием "Вилла Капри" зазывает к себе посетителей, восхваляя свое заведение как любимый ресторан киногероя Франка Синатра.

Даже собаки голливудских кинозвезд являются предметом особого внимания. В голливудской газете "Голливуд Ситизенс ньюс" недавно промелькнуло объявление, гласившее:

"Счастлива ли ваша собака? Если нет, то ей необходимо стать членом "Клуба счастливых собак". Уплата членского взноса в размере 35 центов в неделю даст ей право на ношение медали клуба. Уход, психологические советы, счастливые и приятные знакомства..."

В основе поклонения кинозвездам в подавляющем большинстве случаев лежит не актерский талант, а деньги и слава. Последняя также достигается через посредство денег.

Однажды мы поинтересовались у американцев, что нужно для того, чтобы стать кинозвездой Голливуда, по каким признакам они выделяются и чем кинозвезды отличаются от рядовых актрис и актеров. Нам ответили, что кинозвезда - это не всякая киноактриса. Для того чтобы стать признанной в Америке кинозвездой, ей нужно иметь состояние не менее миллиона долларов.

В Лос-Анжелесе необычайное скопление молодых и внешне привлекательных женщин и девушек. Они работают в магазинах, аптеках, в конторах, ресторанах. Но главная цель их пребывания в Лос-Анжелесе - это Голливуд.

Лишь немногим из них, даже очень талантливым, удается попасть в поле зрения кинопромышленных воротил. Тогда их карьера складывается блистательно. Им поручают роли, и в конце концов они добиваются и славы, и денег, становясь признанными кинозвездами.

Немало кинозвезд достигли своего положения, использовав родственные связи с кинопродюсерами, владельцами или директорами студий. Это одна из причин того, почему качественный уровень голливудской продукции оставляет желать много лучшего. Не имея подлинного сценического таланта, многие киноактрисы пытаются поддержать свою исключительность позой на экране и оригинальничанием в жизни. Здесь происходит приблизительно то же, что и с модными течениями в живописи на Западе.

Роли таких кинозвезд (которые они часто сами определяют для себя), как правило, статичны и саморекламны. Здесь мало думают о том, чтобы воплотить на экране жизненный образ и заставить зрителя окунуться в жизнь и прочувствовать ту или иную жизненную ситуацию или конфликт. Экран здесь, как и полотно модного художника абстракциониста, служит для "самовыражения", а в действительности же для циничной и безудержной саморекламы, или для надуманного кривлянья, или, наконец, для того и другого вместе.

Мы имели возможность ознакомиться с десятком голливудских картин. За исключением одной-двух, они в общем мало отличались друг от друга и довольно быстро стерлись в памяти. Содержание одной из типичных картин (название не запомнилось) сводилось приблизительно к следующему:

Герой - дюжий малый лет тридцати, с загорелым, бронзового цвета лицом и белоснежными зубами. Нарочитая медлительность движений чередуется у него с молниеносными нокаутами и отчаянным мордобоем. На лице выражение некоторого высокомерия и загадочной жизненной усталости. Он неприступен для женщин и не скрывает этого.

Героиня - "соответствующая всем обмерам" красавица, не лишенная "секс-эппила". Цель ее жизни - герой. На протяжении картины на ней сменился весь ассортимент готового женского платья прославленного Сирса, включая купальный костюм "бикини" и ночную сорочку.

Конфликт - его нет. С момента первого появления героев на экране вам предельно ясен конец картины.

Сюжет - погоня на лошадях, погоня на поезде, погоня на машине, убийство кулаком, убийство из ружья, убийство из револьвера.

Заключительная сцена - герой и героиня встречаются. Некоторое время они пристально смотрят друг на друга. Затем неожиданно герой награждает героиню звонкой пощечиной. Сцена неловкого ожидания продолжается всего минуту. Наконец... (потрясающий эффект!) героиня падает в объятия героя. Под неприличное улюлюканье из зала следует сверхзатяжной поцелуй. На этом картина заканчивается.

Один из режиссеров чуть было не согласился снимать фильм "Пугачев", но из-за разногласий со сценаристом по поводу заключительной сцены у него все дело расстроилось. Режиссер требовал традиционный "хеппи энд" (счастливый конец): русская императрица Екатерина II по ходу действия должна была влюбиться в Пугачева и выйти за него замуж. Сценарист заупрямился, усомнившись в правдоподобии такого конца.

Личная жизнь многих голливудских кинозвезд мало чем отличается от той, которую они изображают в своих картинах. Роскошь, праздность, пресыщенность и весьма свободные нравы - все это одинаково характерно как для содержания голливудских кинокартин, так и для содержания жизни самого Голливуда.

За примером далеко не ходить.

Так, одна из известных американских кинозвезд к 28 годам успела два раза обручиться, четыре раза выйти замуж, два раза развестись, один раз быть вдовой и быть матерью троих детей.

В Лос-Анжелесе несметное количество учреждений, обслуживающих Голливуд. Среди них рассчитанные лишь на очень состоятельных клиентов салоны красоты, роскошные магазины, ателье и другие. Благодаря Голливуду здесь существуют сотни массажисток, модных парикмахеров и портных, ювелиров, модисток, косметичек, врачей, поваров, домашней прислуги и других.

Располагая идеальным средством рекламы, каковым является кино, Голливуд занял положение законодателя мод в стране, особенно на женскую одежду. Это, в свою очередь, помогло развитию в Лос-Анжелесе крупной швейной промышленности; продукция ее даже вышла за рамки местного рынка.

Однако каковым бы ни было влияние Голливуда на хозяйственную деятельность и занятость в городе, оно не сравнимо с влиянием, которое он оказывает на духовную жизнь Лос-Анжелеса, США и даже всего капиталистического мира.

Внешняя картинная красивость жизни кинозвезд, пользующихся всеми материальными благами жизни современной Америки, - это источник постоянного восхищения и подражательства воспитанной на мелкобуржуазном поклонении перед роскошью части населения Лос-Анжелеса, особенно молодежи.

Кинозвездам подражают во всем: в одежде, в осанке, в прическе, в морали и даже в преступлениях (по кинокартинам).

На одной из улиц района Ван Найс в долине Сан-Фернандо мы встретили группу школьниц 5-6 класса. Их волосы были выкрашены в зеленый цвет, модный в то время цвет волос в Голливуде. Говорили, что родители и учителя негодуют на своих воспитанниц, но сделать ничего не могут. Влияние Голливуда сильнее родительского влияния.

К сожалению, в Лос-Анжелесе почти нечего противо-поставить развращающему и опустошающему душу влиянию Голливуда. Здесь нет ни одного постоянно действующего оперного театра. В театре "Шрайн Аудиториум", в здании, внешне напоминающем мавританский храм, время от времени в течение одной-двух недель в году гастролирует какая-нибудь бродячая оперная труппа. В Пасадене имеется драматический театр, специализирующийся на инсценировке произведений Шекспира.

И это все.

Зато в Лос-Анжелесе есть свой "Мулен Руж" с ежедневными эстрадными ревю, где вульгарные, с осипшими голосами полуобнаженные девицы лезут из кожи для того, чтобы будоражить чувственность у престарелых богачей. Имеются десятки ресторанов, казино, шоу, ночных клубов, театров.

Их программы однообразны: немного пения, немного танцев, цирковые номера, немного пантомимы. Все это неизменно в сопровождении напористого и визгливого джаза.

Богатые лосанжелесцы в такие театры иногда приезжают целыми семьями, с детьми и даже собаками. Многие заведения имеют специальные приспособления для подогрева молочных бутылочек, а также небольшие загончики для игры детей и "отели" для собак. Детишки, облаченные в смешные разноцветные пижамы, играют в этом загончике или мирно спят, в то время как их родители веселятся всю ночь напролет. Под утро спящих детей кладут в специальные люльки-саквояжи (увеличенное подобие хозяйственных сумок) с двумя ручками, и родители, взявшись за ручки, вносят их в машины и отвозят домой.

В 3-4 часах езды от Лос-Анжелеса, в соседнем штате Невада, находится Лас-Вегас - город, заслуживший в Америке славу общеамериканского игорного дома. Туда часто наведывается лос-анжелесская аристократия.

* * *

Внешне жизнь Голливуда мало чем изменилась за последнее время. По-прежнему тишину тенистых бульваров на Биверли-Хиллс нарушает лишь легкий шорох автомобильных шин, по-прежнему широко распахиваются двери модных ресторанов и ночных клубов и элегантные подтянутые швейцары в ярких, отделанных золотом ливреях предупредительно открывают дверцы кадиллаков, из которых, шурша бархатом, атласом и драгоценными мехами, загримированные как на сцене, выпархивают молоденькие киноактрисы с крохотными болонками в руках; их сопровождают краснолицые, седовласые мужья с толстыми сигарами в зубах.

Но внешнее впечатление обманчиво. На самом деле Голливуд вот уже несколько лет охвачен беспокойством, сомнениями и внутренними неурядицами.

В атмосферу бесшабашного прожигания жизни вкралось настроение озабоченности, столь несвойственное Голливуду.

Господин Мак Ларрен представился нам как бывший киноактер, а ныне совладелец какого-то небольшого торгового предприятия на Коммершиал-стрит в даунтауне. Это был стерильно чистенький, среднего роста старичок, с густым склеротическим румянцем на щеках, белыми бровями и слегка трясущимися руками. Крупный, лиловатого цвета опал, вделанный в золотую оправу, выделялся на его деформированном от старости пальце. Лишь две минуты назад он сидел за соседним столом, ерзал на стуле и блуждал глазами по залу, отыскивая себе собеседника.

Лосанжелесцы не очень общительны. Господин Мак Ларрен, видимо, был исключением. Незнакомая для него речь заинтересовала его.

Старик оказался очень словоохотливым, а узнав, что мы русские и что нас живо интересует жизнь Лос-Анжелеса, он особенно воодушевился.

Постепенно разговор перешел на Голливуд, где Мак Ларрен проработал, как мы поняли не на главных ролях, более двух десятков лет.

- А вы знаете Голливуд времен Тальберга и Греты Гарбо? - обратился к нам старик, слегка захмелев от пива. Мы смиренно ответствовали, что нет, но не возражали бы узнать.

- Те времена безвозвратно ушли, - сказал он с гордостью, дав понять, что он всецело с прошлым и что нынешние времена Голливуда ему чужды и непонятны.

- Тогда люди ездили на 16-цилиндровых кадиллаках с собственными шоферами. О детях и домашнем очаге тогда никто не думал. Голливуд в те дни чуть ли не ежедневно потрясался от отчаянных любовных интриг. Власти не вмешивались в жизнь Голливуда. Все было можно. Для Джона Жильбера тогда ничего не стоило за одну ночь оставить полсотни тысяч долларов за рулеткой на Сансет Стрипе. Кинозвезды не ходили в одиночку - их сопровождали телохранители. Кто не помнит один из самых блестящих за всю историю Голливуда браков, когда любимец публики Рандольф Скотт женился на наследнице Дюпона. Миллионерша Барбара Хаттон гордилась своим любовником Кэри Грантом. Это был действительно размах.

- А что сейчас, - досадливо продолжал старик. - Люди сидят дома, растят детей и сжимаются от страха всякий раз, когда газеты вмешивают их в какую-нибудь скандальную историю. Раньше актерам на это было ровным счетом наплевать.

Сейчас вы уже не услышите ни о головокружительных взлетах, ни о катастрофических падениях. Люди стали осторожны и расчетливы. Они скупают драгоценности и вкладывают свои деньги в процветающие концерны. Их голова идет кругом от цифр, подробностей нефтяной аренды, контрактов и решений федеральных налоговых судов.

На вечерах вечные разговоры о детях, прогрессивных школах, о политике, о том, как бы сделать дополнительные деньги на съемках за границей.

Да, Голливуд уже не тот.

* * *

В начале 50-х годов о кинопромышленности Голливуда заговорили как об "умирающем гиганте". Поползли слухи о том, что среди финансовых тузов Нью-Йорка - фактических хозяев Голливуда - утверждается мнение, что земля в процветающем Лос-Анжелесе стала "слишком дорога для размещения на ней увядающей отрасли".

Первые симптомы - снижение количества выпускаемых картин. Если в 1936 году Голливуд дал 621 картину, то через 20 лет, в 1956 году, - только 334.

Люди стали все реже и реже ходить в кино, кинотеатры по всей стране стали пустеть и закрываться, не оправдывая себя.

Симптоматично, что начало кризиса в кинопромышленности США совпало по времени с волной оголтелого маккартизма, которая обрушилась на интеллигенцию Голливуда. По черному списку были уволены многие талантливые деятели кино (особенно среди либреттистов), часть из них эмигрировала (в числе их Чарли Чаплин).

Отход населения в пригороды, сложности паркования в старых центрах, где сосредоточено большинство кинотеатров, все это нанесло удар по старым кинотеатрам, а следовательно, по кинопромышленности в целом.

Принятое Верховным судом США в 1948 году постановление об отделении киностудий от кинотеатров, в соответствии с антитрестовским законодательством, предельно осложнило положение последних. Теперь кинотеатры обязаны на свой страх и риск покупать картины у студий или посредников, неся основные убытки в случае неуспеха картины.

Однако одна из основных причин кризисного состояния кинопромышленности - это успешная конкуренция телевидения. Зрители не ходят в кино, а ждут, когда та или иная картина будет передаваться по телевидению.

Неуверенность в реализации картин и неустойчивость положения киностудий отразились и на так называемых "независимых" (киноартистах, продюсерах, либреттистах, композиторах и других), которые отказываются заключать кратковременные контракты, требуют гарантий, заключают контракты с иностранными киностудиями.

Американца трудно удивить забастовкой. Она слишком частое явление в обществе крайних и неразрешимых противоречий. Однако 7 марта 1960 года Америка была поражена, узнав о беспрецедентной в истории "забастовке миллионеров"...

В этот день забастовали... голливудские кинозвезды. К ним присоединились служащие киностудий. Среди бастующих былиМарлин Монро, Элизабет Тейлор, Бинг Кросби, Джина Лоллобриджида (гастролировавшая в то время в Голливуде) и другие известные звезды экрана.

В этот день бутафорные улочки и городки на территории киностудий "Парамаунт Пикчерс", "Колумбия", "Метро-Голдвин-Майер" и других, обычно шумевшие, как муравейники, и сверкавшие вспышками прожекторов и мощных осветительных ламп, были вымершими и забытыми.

Зато обычно пустующие днем модные рестораны на Родео, Сансет Стрипе и бульваре Синега были оживлены не по времени. Швейцары не успевали открывать дверцы машин. Крутящиеся двери вращались беспрерывно. Официанты суетились и подставляли к столикам дополнительные стулья. У "Бичкомберса" (название известного ресторана) размеренный и успокаивающий шум искусственногодождя, в любую погоду отстукивающего приглушенную дробь по стеклянному потолку обеденного зала, заглушался возбужденными голосами неурочных посетителей.

В чем же дело? Чем оказались недовольны эти баловни судьбы? Неужели они домогаются прибавки к заработной плате, которая в среднем составляет для них 100 тыс. долларов в год?

Как выяснилось, цель забастовки заключалась в том, чтобы добиться более прочного материального обеспечения киноартистов. Профессиональный союз киноактеров, так называемая "Гильдия актеров экрана", примыкающая к объединенному профсоюзу АФТ-КПП, предъявила киностудиям требование, чтобы последние отчисляли от продажи фильмов телевидению известный процент прибыли в пенсионный фонд киноактеров. Гильдию поддержали владельцы кинотеатров, страдающие от такой продажи.

Киностудии воспротивились, обвинив актеров в желании дважды получать деньги за участие в одних и тех же картинах.

В знак протеста многие киноартисты порвали с голливудскими киностудиями. Часть из них ушла в телевидение, часть уехала за границу, некоторые подвизаются в ночных ресторанах Лас-Вегаса.

Забастовка кинозвезд симптоматична в одном отношении. Она отразила беспокойство даже в среде высокооплачиваемых работников кризисным состоянием кинопромышленности. В Голливуде царит неуверенность в завтрашнем дне.

Выходу из создавшегося положения мешает тот факт, что работой студий управляют не работники искусства, а случайные люди, которых с кинопромышленностью связывает лишь факт обладания крупнейшим пакетом акций той или иной кинокомпании.

Например, крупными пайщиками кинокомпании "Лоев Инкорпорейтид", в чьей собственности находится крупнейшая студия "Метро-Голдвин-Майер", являются бывший министр обороны США Луис Джонсон и известный американский генерал Омар Бредли, которые, будучи членами правления компании, утверждают производство той или иной картины. Кино для таких лиц стало объектом биржевых махинаций. В связи с этим руководство киностудиями часто меняется; новые руководители, как правило, меняют весь состав правления и директоров, протаскивая своих.

Во времена Чарли Чаплина, Фербенкса и Гарбо многие продюсеры сочли бы нелепым и унизительным для себя растрачивать свое время и художественный талант на производство однообразных и назойливых рекламных фильмов по заказу торговых и промышленных предприятий. Теперь же "коммершиалс" чуть ли не один из основных источников дохода Голливуда.

Все это, вместе взятое, разумеется, не могло не повлиять самым отрицательным образом на качество голливудской продукции. И даже нетребовательный средний американец потерял интерес к кино. Во всяком случае, он уже не хочет тратиться на него, предпочитая со временем посмотреть фильм по телевизору. Киностудии же терпят убытки, частично свертывают свои предприятия, лишают работы артистов. Доходы от картин не покрывают производственных расходов. Приходится любыми способами изыскивать средства для того, чтобы не прогореть окончательно. Нам стали понятны показавшиеся сначала странными "отхожие промыслы" кинокомпаний. На многих землях, принадлежащих киностудиям в Голливуде, бурят нефтяные скважины, воздвигают жилые дома, гостиницы. Студия "XX век Фокс" собирается превратить большую часть своего обширного участка в 112 гектаров в так называемый "Город века", где будет выстроено два десятка домов по 20 этажей каждый, со всеми удобствами, в том числе с бассейнами, площадками для гольфа, теннисными кортами и т. п. Дома рассчитаны на очень богатых людей. Квартиры в них будут стоить до 1700 долларов в месяц.

Убедившись в том, что средний американец все больше и больше обнаруживает тенденцию замкнуться в своей домашней скорлупе, компания "Метро-Голдвин-Майер" разработала план вторжения в его дом. С этой целью лаборатории компании работают над получением особого вида кинопленки, которая портилась бы после 3-4 разового прокручивания ее.

На такой пленке компания рассчитывает размножить индивидуальные небольшие фильмы и, как газеты и журналы, рассылать их желающим по подписке. Такие фильмы можно будет несколько раз прокручивать в домашних условиях. По мысли компании, со временем эта система фильмов по подписке (стоимостью в 1-3 доллара каждый) должна вытеснить печатную продукцию, в особенности периодическую.

Телевидение в свою очередь придумывает новые формы передач, чтобы победить конкурирующую с ним кинопро-мышленность. Недавно оно выбросило новую сенсацию - "живые телевизионные комиксы". Они приковали к телеви-зионным экранам дополнительные миллионы зрителей.

Деятели телевидения дошли до такой изворотливости в погоне за сенсацией и долларами, что в одной из программ "живого" телевидения они в течение 90 минут показывали жадно припавшим к экранам лосанжелесцам... подлинное преступление в процессе его совершения.

Группа бандитов напала на магазин в городе с целью ограбления кассы. Полиция срочно известила об этом телестудию. Через пятнадцать минут после начала преступления операторы были на месте. Очередная программа телевидения была прервана, и зрители увидели на экране реальное сражение, осаду полицейскими магазина, где засели бандиты, услышали стрельбу, крики, рев сирены, звон разбивающегося стекла, вопли обезумевших от страха продавщиц.

В заключение программы двое схваченных преступников на месте сражения дали интервью обступившим их корреспондентам.

* * *

Американцы в большой степени рабы сенсации.

Сенсация - детище крикливой, истерической рекламы, неотъемлемой стороны экономической жизни при капитализме. На сенсационность, на нервное возбуждение также рассчитана почти вся система развлечений в Лос-Анжелесе.

Большую часть свободного от работы и не занятого домашними делами времени лосанжелесцы просиживают перед телевизором, без разбору поглощая все, что им заготовила на сегодня телестудия - эта гигантская фабрика духовной пищи.

Популярны кетчи. За время пребывания в Лос-Анжелесе мы не один раз натыкались на это омерзительное зрелище, на котором телестудии делают неплохой бизнес.

Кетчи передают из переполненного спортивного зала. Посреди зала ринг. Раздается гонг. На ринг покачивающейся походкой выходят два исполина в трусах и майках. На ногах резиновые кеды. Боксерских перчаток на руках нет. Значит, бокса не будет. Тогда, может быть, борьба? Но что это? Куда смотрит судья?

Один из дерущихся подставляет ножку противнику и сильным ударом в живот валит его с ног. Воспользовавшись беззащитностью лежащего, он бьет его ногой по лицу. Публика неистовствует. В зале сплошной рев. Среди публики женщины, дети.

Противники сплелись в сплошной комок человеческого мяса. Судья пытается делать какие-то замечания. Удар. Судья летит с ног. Возбуждение доходит до невероятного накала. Мощный нокаут - и грузное тело, перевалив через канат, рушится вниз к ногам публики.

Несколько дней ходим под тягостным впечатлением от увиденного. Сознание не покидает мысль: почему никто не поднимет голос протеста против этого вандализма? Чего стоит материальный и технический прогресс, если с его помощью стремятся не облагородить человека, а наоборот, через самое массовое средство воздействия, через телевидение, разжигают звериные инстинкты в людях!

Мы высказываем свое возмущение нашим американским друзьям. Они соглашаются, что кетчи действительно плохо влияют на молодежь, но как бы в качестве оправдания сообщают, что многое в кетче инсценировано его участниками.

Это нас возмущает вдвойне. Значит, это не спорт, пускай самый опасный, а намеренное растление человеческих душ, массовое "озверение" людей.

В телевизионных программах встречаются и "интеллектуальные" соревнования-викторины на самые разнообразные темы. Но для того чтобы поддержать интерес зрителей и публики, присутствующей в телестудии, устанавливаются денежные премии. Разыгрываются, как правило, довольно крупные суммы - от 100 до десятков тысяч долларов. Здесь не играют из-за спортивного интереса; мы никогда не видели премий в виде памятных подарков. В качестве вознаграждения признаются лишь "чистые" доллары.

Популярны так называемые "квиз шоу" - ответы на вопросы, проводимые в разнообразной форме. Одна из программ квиз шоу - "двадцать одно". Поскольку телепередачи ежедневно смотрят в среднем 128 млн. американцев, в отдельные дни чуть ли не пол-Америки играет в "двадцать одно".

На экране телевизора двое и ведущий. Сначала выбирается тема, якобы случайно. Затем каждый игрок выбирает "пойнт вэлью", то есть на сколько очков (от 1 до 11) он будет претендовать в своем ответе. Вопрос подбирается соответствующей сложности. Чем выше пойнт велью, тем труднее вопрос. Нужно набрать двадцать одно очко. Кто скорее наберет, тот выиграл. Победитель получает по 500 долларов за каждое лишнее очко. Игра идет с нарастающим азартом. При последующих состязаниях стоимость лишнего очка поднимается еще на 500 долларов.

Из других программ популярны "64 000-долларовые вопросы" "Тик-Так-Даф", "Дотто" и другие, напоминающие "двадцать одно". Предполагается, что состязующиеся не знают заранее ни вопросов, ни ответов. Специальные "абсолютно изолированные" будки, куда прячут отвечающего, призваны создавать впечатление, что "никакого мошенничества".

Дело доходит до того, что самые "дорогие вопросы" ведущий вытягивает для отвечающих из конверта, который вручает ему вице-президент какого-нибудь солидного банка.

В конце 1959 года в Америке разразился скандал. Оказалось, что в течение ряда лет телевидение практиковало систему массового одурачивания американского зрителя. Денежки, щедро раздаваемые "соревнующимся", фактически шли в карманы хозяев телестудий и других влиятельных лиц, включая финансистов, государственных служащих и других.

Соревнующиеся оказались в большинстве случаев подставными лицами, заранее знавшими ответы на самые "денежные" вопросы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru