НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Люди "за сценой"

В Сан-Франциско немало проживает итальянцев, японцев, негров, мексиканцев, некоторое число русских, филиппинцев и других национальных меньшинств.

Японцы во время второй мировой войны были интернированы и эвакуированы в глубь страны. После окончания войны часть из них вновь вернулась в город. Они живут в кварталах, примыкающих к Фильмор-стрит.

Негры проживают в юго-восточной части города близ Хантерс Пойнт. Их кирпичные, покрытые толстым слоем гари дома расположены по соседству с портовыми складами, нефтехранилищами и судостроительными верфями. Во время войны, в 1942 году, многие негры переселились в занимавшиеся до этого японцами трущобы на Фильмор-стрит, где продолжают жить и поныне.

Остальные национальные меньшинства малочисленны и живут более или менее рассеянно.

В Сан-Франциско много пишут и говорят об успехах в преодолении расовой и национальной дискриминации. Единичные случаи найма китайцев и негров на работу в магазины и на транспорт преподносятся чуть ли не как свидетельство полной национальной гармонии.

В июле 1957 года городские власти издали постановление о "справедливом" найме, которое содержит положение, предусматривающее, чтобы при найме прежде всего учитывались квалификация и заслуги нанимаемого рабочего независимо от расовых и национальных различий.

Никто не протестовал против этого постановления, но по сообщениям, просачивающимся в печать, его столь же молчаливо игнорируют.

По-прежнему газетные объявления, идущие под рубрикой "Нужна помощь", нередко содержат ограничительные пункты расового и национального порядка, будь то объявление частного лица о поиске домашней прислуги или сообщение о вакансии на должность школьного учителя.

Многие фирмы и предприятия принимают негров лишь на низко оплачиваемую физическую работу. В отелях и ресторанах города представителям национальных меньшинств предоставляются лишь низко оплачиваемые должности и обязанности "за сценой". Это, как правило, прачки, уборщицы, судомойки, грузчики, рабочие при кухне, реже лифтеры. Негры, убирающие комнаты в отелях, получают приказ как можно реже попадаться на глаза проживающим в номерах.

Нам несколько раз случалось возвращаться в отель в неурочное время, и мы могли наблюдать, как негритянки-уборщицы с виноватыми лицами мгновенно скрывались в своих служебных каморках в ожидании нашего ухода. Их извечный страх перед белыми, удвоенный опасением потерять место, они переносили и на нас, видимо, не имея представления о том, что где-то могут существовать и иные отношения, не основанные на угнетении одних людей другими.

Скрытая и явная дискриминация национальных меньшинств проводится и в учебных заведениях.

Еще при поступлении в учебное заведение небелым абитуриентам рекомендуется при выборе избегать определенных специальностей из-за вероятных ограничений в найме после окончания учебного заведения. Часто из списков выпускников, распространяемых среди будущих нанимателей, вычеркиваются имена негров, китайцев, японцев.

Дискриминация проводится не только нанимателями - фирмами, предприятиями, учебными заведениями. Некоторые реакционные профсоюзы, якобы оберегая интересы своих членов, противятся принятию на работу негров. Объявления "негры не требуются" мы видели на дверях профсоюзных бюро по найму всего лишь в нескольких кварталах от здания, где принимался Устав ООН.

Это всего лишь беглые, далеко не исчерпывающие впечатления. Но нам кажется,что и они достаточно красноречиво говорят об истинном положении национальных меньшинств в городе, носящем репутацию наиболее интернационального, наиболее терпимого в Америке.

* * *

Подходили к концу дни нашего пребывания в Калифорнии и вообще в США. Первые впечатления, обрушившиеся на нас внезапно, понемногу стали систематизироваться в нашем сознании. Незначительные детали, заинтересовавшие нас в первые минуты, отошли на задний план, более существенные и закономерные, растворившись каждая в отдельности в общей картине, сложились вместе с тем в достаточно полное и яркое представление о калифорнийских городах в целом, об общей атмосфере жизни в них, об их общественном лице, о населяющих их людях.

Лос-Анжелес и Сан-Франциско, будучи типичными капиталистическими городами, все же в значительной мере отличались друг от друга, а по ряду черт даже представлялись прямыми антиподами.

Сан-Франциско - город относительно старый, возмужавший, с большим прошлым, накопивший культуру и традиции. У Сан-Франциско есть свое революционное прошлое, и поныне он слывет городом с сильной профсоюзной организацией рабочих.

Этот город рос импульсивно, беспланово, подталкиваемый сначала золотой лихорадкой, затем серебряной, строительством железных дорог, дальневосточным рынком. Поэтому город - внешне неровный, в его облике отчетливо различимы наслоения прошлого.

Лос-Анжелес в отличие от Сан-Франциско - это в общем результат 15-20-летнего бурного роста в новейший период. Он развился на новейшей материально-технической основе и в то же время впитал в себя все черты загнивающего общественного строя.

Постоянная неуверенность в завтрашнем дне вносит болезненную лихорадочность в жизнь города, от которой прежде всего страдают простые люди.

В Сан-Франциско жизнь в значительной степени проходит вне дома. В общественных местах города всегда людно, много гуляющих на улицах. Люди в Сан-Франциско общительнее, предупредительнее, терпимее. Здесь чаще смеются.

Лос-Анжелес - это апофеоз мелкобуржуазного индивидуализма во всем, что касается его внешнего облика, быта, общественного настроения.

Здесь нет такого места, как Бродвей и Таймс-сквер в Нью-Йорке, Грант-авеню или Маркет-стрит в Сан-Франциско, куда ежедневно по вечерам стекается публика в поисках общения с людьми, развлечений. Общественная жизнь в Лос-Анжелесе все время имеет тенденцию замкнуться, будь то в частных клубах, среди ближайших соседей или на своем собственном участке со стандартным домом. Рекламируемый индивидуализм здесь давно выродился в карикатуру.

Лосанжелесец не чувствует ни исторической, ни экономической, ни психологической связи с Сан-Франциско. Между двумя городами существует известное чувство отчужденности, питаемое экономической и политической конкуренцией.

Географически для лосанжелесца Южная Калифорния кончается графством Вентура. Он может время от времени совершать прогулки в Вегас или в Долину Смерти, но почти никогда не ездит в соседнюю Санта-Барбару. Для него Санта-Барбара уже пристанище "северян". Сан-Франциско он презрительно называет "Фриско", а бережное отношение санфранцисканцев к некоторым традициям своего прошлого вызывает у лосанжелесца насмешливо презрительную гримасу.

Санфранцисканец отвечает ему тем же. Он третирует Лос-Анжелес как мелкобуржуазный, мещанский рай среднего класса или вообще игнорирует его. Эпитет "плоский" санфранцисканец переносит с архитектурного облика ЛосАнжелеса на его обитателей.

* * *

Из Лос-Анжелеса и Сан-Франциско наш путь лежал на восток - в Нью-Йорк и дальше на Родину.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru