НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Денвер, штат Колорадо, 9 ноября 1987 г

Прилагаю эпическую поэму, которую я написал во время советско-американского марша мира. Я хотел бы познакомить с ней Вас и советских людей.

Я также хочу поблагодарить Вас за Ваше замечательное послание участникам советско-американского марша мира, который проходил прошлым летом.

Мы вместе с вами сделали еще один шаг на пути к миру.

С уважением Вм. Дейл Маллек

Шаги. Международный марш мира СССР - США Совместный марш Ленинград - Москва, 1987

В каждом районе и городе нас тепло принимают советские официальные лица и простые граждане. Питание и ночлег хорошие, а иногда и просто отличные. Когда мы приходим с маршем мира и дружбы в какое-либо место, встречающие нас люди проявляют такие же чувства дружбы и мира по отношению к нам.

Мы шагаем, шагаем, шагаем...

Огромная и величественная статуя Матери-Родины возвышается над хорошо ухоженной площадкой. На этом священном месте к нашему маршу присоединяются советские люди. Идет дождь.

Какая-то женщина подошла ко мне и молча раскрыла надо мной свой зонт. Мы ведем длинный разговор на двух языках, и я узнаю, что здесь, в братской могиле, похоронены защитники Ленинграда. В течение 900 дней и ночей город находился в блокаде. 600 тысяч жителей погибли от обстрелов, бомбардировок, холода и голода.

Молчаливая женщина с зонтиком плачет, я тоже плачу. Окончив разговор, мы улыбнулись друг другу сквозь слезы и обнялись на прощанье.

Мы должны навсегда остановить эту безумную и антигуманную растрату человеческих жизней!

Мы шагаем, шагаем, шагаем...

Когда мы шли к дворцу Петра Великого, какой- то студент попросил меня понести его самодельный плакат с призывом о мире. Я взял. Студент шагал рядом со мной, поближе к тротуару, и рассказывал людям, стоящим вдоль улицы, об американце, несущем его плакат с русским символом мира. Они радовались и хлопали в ладоши, а я чувствовал, как во мне росло теплое чувство дружбы.

Мы шагаем, шагаем, шагаем...

Они похожи на нас, а мы на них. Никто из нас совсем не похож на врага, никто не ведет себя враждебно.

Все человечество - это родные, друзья, соседи, партнеры и коллеги.

Мы шагаем, шагаем, шагаем...

Оживленная, рыжеволосая девчонка в русском костюме ухватила меня за руки и втащила в группу танцующих людей, знаками показывая мне, что я должен танцевать вместе с ней и всей группой. Я отрицательно покачал головой - нет! Она утвердительно покивала головой - да! Она улыбается, хохочет и поддразнивает меня, в то время как ее ноги отбивают такт быстро играющей музыки, едва касаясь земли. Она не отпускает меня, и я не могу стоять столбом. Толпа смеется и подбадривает - ее или меня? Ее обаяние и веселая настойчивость расшевелили даже такого неуступчивого и пожилого участника марша, как я. Я показал им, как пляшут у нас в Небраске, и мы танцевали вместе, пока у меня не перехватило дыхание и энергия моя не иссякла. Потом нырнул в толпу, чтобы спрятаться и немного отдышаться. Я отдыхал, а люди вокруг меня звали ее, показывая, где я прячусь, чтобы она могла меня найти.

Отдохнув, встал и сфотографировал ее на прощанье. А она продолжала веселиться, танцевать и помахала мне рукой на прощанье. Милое создание!

Мы шагаем, шагаем, шагаем...

Сегодня я столкнулся с "империей зла". Это миф или злостная ложь. Эти люди не более дурны, чем вы или я. (Они хотят мира даже больше, чем мы.)

Мы шагаем, шагаем, шагаем...

Старушка с удивлением смотрит, как пожилой американец - участник марша мира - направляется к ней и обнимает ее. Сначала она сопротивляется моим объятиям, но потом сама обнимает меня. На глазах у нее появляются слезы, у меня тоже. Она что-то быстро говорит на своем языке, я понимаю, она говорит о мире. Она отпускает меня, а слезы текут по ее морщинистому, но улыбающемуся лицу. В ее глазах я герой, который пришел, чтобы помочь спасти мир. Она такой же миролюбивый и человечный человек, как и моя мать. Эти старые женщины пережили три разрушительные и ужасные войны. Вся их жизнь наполнена страданиями, потерями и трудом по восстановлению того, что было разрушено. Их мужья давно погибли либо они всегда были одиноки. Они жаждут мира - сегодня! Для молодых, для грядущих поколений. Они не отпускают мою руку и что-то быстро говорят на своем странном языке, которого я не понимаю. Но я понимаю, что они хотят сказать, и они знают, что я понимаю их.

Высвобождающийся дух человека преодолевает это безумие.

Мы шагаем, шагаем, шагаем...

Школьники стоят вдоль улиц, размахивая плакатами с лозунгами о мире, которые они сделали в школе. Они приветствуют марш дружбы. Они не боязливы, а наоборот, любопытны, дружелюбны и прекрасны. Те, кто постарше, очень оживленны, они танцуют и поют в своих национальных костюмах. Огромное спасибо вам за заботу, за то, что разделяете наши чувства!

Мы шагаем, шагаем, шагаем...

За мою жизнь Россия пережила три ужасные, разрушительные войны. Война, разрушение, горе, восстановление; война, разрушение, горе, восстановление; война, разрушение, горе, восстановление. Хватит! Неужели мы не можем использовать время на то, чтобы жить, расти, наслаждаться жизнью? Хватит безумных, ненужных войн, хватит ненависти, страха, горя, убийств, смертей! Человечество нам не враг, наш враг - война!

Мы шагаем, шагаем, шагаем...

Пожилые люди, ветераны, увешанные медалями, тепло принимают мои рукопожатия. Они отвечают крепкими объятиями, иногда поцелуями, а чаще - слезами. Они жаждут мира, и теперь я понимаю, почему.

Мы шагаем, шагаем, шагаем...

Когда прошел последний участок марша, маленький озорной мальчишка сошел с тротуара, залез в оставшуюся после дождя лужицу и шлепнул по ней ногой. Брызги полетели во все стороны. Я шлепнул по другой луже. Мальчишка широко улыбнулся, как бы говоря: "Гляди-ка, этот старикан умеет играть". По следующей луже мы шлепнули уже вместе. Наша игра продолжалась добрых два квартала. Люди, стоявшие по обе стороны улицы, улыбались и хлопали в ладоши, глядя, как весело озорничают старый американец из марша мира и маленький русский мальчик.

Мы шагаем, шагаем, шагаем...

Я вспоминаю мой долгий разговор с двумя молодыми влюбленными, красивых женщин, которые целовали меня, множество людей, обнимавших меня, обилие цветов и сувениров, рукопожатия, раздачу автографов... Я помню родителей, показывающих нам своих малышей, круиз по Волге, красивые места, реки и города.

Я помню людей, их доброту, любовь, заботу и дела.

Хватит войн, хватит страха, хватит ненависти. Я помню также всех тех людей, благодаря заботам которых этот важный марш дружбы стал возможным.

Мы шагаем, шагаем, шагаем...

Этот марш должен быть продолжен, чтобы, разрастаясь, он объединил всех людей, все народы. Тогда наше ищущее и изменяющееся человечество все вместе придет в будущее, где будут царить справедливость, мир, дружба, гармония и процветание.

Дейл Маллек

Ниже следует письмо, полученное Дейлом Маллеком от его сына Рона 14 апреля 1986 г., когда сам 69-летний Дейл участвовал в Великом марше мира "За глобальное ядерное разоружение" через территорию США.

"Здравствуй, отец!

Вчера в 11.30 вечера позвонила мама и сказала, что она только что разговаривала с тобой. Она была очень взволнована. Похоже, что она не знала, что делать - то ли танцевать от радости, то ли плакать, то ли одновременно и то и другое. Она сказала, что если я сразу засяду за письмо, то оно настигнет тебя в Лас-Вегасе. Мы все хотели бы знать, как у вас идут дела. После разговора с мамой я прилег и стал думать и молиться за тебя. Вдруг меня осенило: в течение многих столетий отцы провожали своих сыновей на войну, а мой отец сам пошел "воевать против войны", чтобы спасти своих сыновей. Я долго думал о том, что роль отца действительно изменилась по сравнению с тем, что было на прошлых войнах...

 В порядке ли мой отец сейчас?
 Воюет ли он сейчас?
 Где мой отец сейчас?

Как "отцы" в прошлом, я собираю кусочки информации о твоем "полке". Слышу только какие-то обрывки о тебе: что 10 человек свалились от теплового удара... но моего отца не было среди них. Слышал, что многих "сломали" и разогнали в Барстоу... но моего отца не было среди них.

Я слышал, что некоторые принесли себя в жертву, чтобы мой отец и другие могли продолжать свое дело.

Я слышал, что твои "однополчане" решительно заявили на телевидении: "Мы пойдем дальше, даже если нам придется есть придорожную траву и утолять жажду из ручьев".

Я слышал, что вас отрезали от источников снабжения. Как я могу помочь своему отцу сегодня? Слушай, дай свой новый адрес! Но поможет ли это?

Я помолюсь, чтобы с моим отцом ничего не случилось, молюсь, чтобы мы все победили.

Утром я встал и посмотрел вокруг: чем бы порадовать своего отца? Его младшая внучка тоже учится ходить, в среднем она проходит полмили в день, т.е. метра полтора за раз. В промежутках она играет в ладушки, делает ручкой "до свиданья" и тискает кошку. Его старшая внучка все еще "познает" мир и хорошо успевает в детском садике. Она собирает весенние цветы - орхидеи или одуванчики - и любовно приклеивает их клейкой лентой к изголовью наших кроватей. Невестка моего отца с каждым днем становится все прекрасней и внешне и в духовном и бытовом плане. Сегодня к завтраку она испекла нам хлеб с корицей, подумать только! Сейчас она больше занимается домом, так как твой сын много работает и учится.

Наконец-то весна пришла и к нам. Сад манит меня: "иди сюда", но я должен заняться домом. Рыбка дразнит: "спорим, не поймаешь", но я должен подстричь лужайку. Лизин велик зовет меня: "иди, помоги ей", но я должен заниматься.

Ну это уж слишком. Я пошел с детьми ловить бабочек!

Целую, Рон".

Жизнь - это постоянно развивающийся процесс сознания, в котором мы регулируем и контролируем наше бытие, поступки и достаток. Цель жизни - развитие: духовное, умственное, общественное и физическое.

Основное правило жизни - выживание. Всей жизни на Земле угрожают чрезмерные запасы оружия массового уничтожения. А также те, кто управляет этим оружием и хочет использовать его для установления своего господства или уничтожения других. Человека нельзя подчинять чужому господству. Жизнь на Земле не должна быть уничтожена.

Человечество не может больше жить в ненависти и разбазаривать наш разум, средства, время, энергию и ресурсы на создание еще более бесчеловечных, устрашающих видов оружия для безумного убийства всех прекрасных людей, живущих рядом с нами, на этой прекрасной планете. Ведь мы тем самым отрицаем права и жизненные цели друг друга.

Только все вместе люди смогут построить и сохранить справедливый мир во всем мире. Первейшее правило жизни обязывает всех нас бороться за достижение такого мира.

Дейл Маллек

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru