НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Динамика и главные структурные особенности торговли США с КНР

Внешняя торговля традиционно играет значительную роль в развитии китайской экономики, хотя и составляет сравнительно небольшую долю валового национального продукта страны (около 5%). За счет внешнеторговых связей в основном происходит модернизация китайской экономики, неизменно восполняется недостаток сельскохозяйственных продуктов (в первую очередь зерна).

Внешняя торговля КНР прошла несколько этапов. Первый из них, охватывающий 50-е годы, характеризовался доминирующим положением СССР и других социалистических стран во внешнеторговых связях КНР. В условиях предпринятой США экономической блокады КНР социалистические государства, в первую очередь Советский Союз, оказали Китайской Народной Республике широкую финансовую, техническую и другую помощь, сыгравшую решающую роль не только в восстановлении китайской экономики, но и в создании всех ключевых отраслей и обеспечении их высококвалифицированными кадрами. В 50-х - начале 60-х годов при экономическом и техническом содействии стран социализма в КНР было построено более , 350 крупных народнохозяйственных объектов (в том числе 256 при содействии Советского Союза). Уже к 1953 г. доля социалистических государств во внешнеторговом обороте КНР составила примерно 75%. Торговля КНР с социалистическими странами возросла за 1950 - 1959 гг. почти в 4,5 раза. Из социалистических государств КНР получала значительное количество продовольственных и промышленных потребительских товаров1. Торговля КНР с Советским Союзом и другими братскими странами строилась с учетом взаимных интересов, па основе долгосрочных договоров и соглашений и не зависела от конъюнктурных колебаний. Она велась, как правило, на льготных для Китая условиях: Советский Союз, например, предоставил КНР в 1950 г. кредит в 300 млн. долл. с оплатой через пять лет в течение 10-летнего периода из 1% годовых "ввиду чрезвычайной разоренности Китая"2.

1 (Китайская Народная Республика: политическое и экономическое развитие в 1973 году. М., 1975, с. 190; М. И. Сладковский. Очерки развития внешнеэкономических отношений Китая, с. 273 - 275.)

2 (М. И. Сладковский. Очерки развития внешнеэкономических отношении Китая, с. 277.)

Торгово-промышленные круги ряда западных стран, со своей стороны, проявили весьма активный интерес к связям с Китаем. В начале 50-х годов был заключен ряд соглашений между китайскими организациями и представителями деловых кругов Англии, Франции, Западной Германии, Италии и некоторых других государств. Подписанные соглашения предусматривали значительный объем взаимных поставок. Тем не менее доля западных стран во внешней торговле КНР уже в начале 50-х годов резко сократилась и составляла лишь примерно 25%, что явилось в первую очередь результатом антикитайской политики США и ряда других империалистических государств, направленной па подрыв китайской экономики.

Отход китайского руководства от генеральной линии международного коммунистического и рабочего движения, отказ от научных принципов социалистического строительства в 60-х годах нашли свое выражение и в области внешнеэкономических связей КНР. Они привели к свертыванию торгово-экономических отношений с социалистическими государствами и дестабилизации внешней торговли. Китайская внешняя торговля все больше стала ориентироваться на западные государства. Стоимостный объем торговли с социалистическими странами сократился с 3 млрд. долл. в 1959 г. до менее 0,8 млрд. долл. в 1969 г., а с развитыми капиталистическими и развивающимися государствами возрос соответственно с 1,3 млрд. до 3,1 млрд. долл. В результате удельный вес развитых капиталистических государств во внешней торговле КНР значительно увеличился и составил в 1969 г. 52,6% в импорте и 33,5% в экспорте КНР1 (эти показатели существенно занижены и не отражают действительного роста, так как не учитывают торговлю КНР через Гонконг, относимый в статистике к развивающимся странам).

1 (Selected Trade and Economic Data of the Centrally Planned Economies. Wash., 1979, c. 41.)

Основными торговыми партнерами Китая из числа развитых капиталистических государств в 60-е годы стали Япония, ФРГ, Великобритания, Канада, Франция, Италия. В эти годы пекинское руководство рассчитывало на установление тесных экономических связей в первую очередь с Японией. Оно практически впервые отказалось от ряда своих принципиальных установок в отношении внешней торговли с капиталистическими странами, провозгласив в 1960 г. так называемые "три принципа", призванные форсировать экономические связи с Японией1. В 60-х годах эти "принципы" в той или иной степени использовались Пекином для активизации торгово-экономических контактов и с западноевропейскими странами, вошедшими в число важнейших китайских торговых партнеров. "Торговая карта" (т. е. заинтересованность стран Западной Европы в развитии торговли с Китаем) стала активно применяться в рамках общего курса КНР на сближение с западными державами. Основная часть закупок КНР в развитых капиталистических странах в 60-е годы приходилась на зерно, искусственные удобрения и некоторые виды сырья; с 1963 г. стал расширяться импорт машин и оборудования, в том числе комплектного, из Японии и стран Западной Европы.

1 (Подробнее см.: М. Г. Носов. Японо-китайские отношения (1949 - 1975). М., 1978, с. 45 - 75.)

В годы "культурной революции" развитие экономических связей с западными странами на некоторое время приостановилось, однако начиная с 1970 г. внешняя торговля КНР стала быстро расти. Только в 1970 - 1973 гг. стоимость внешнеторгового оборота увеличилась почти в 2,5 раза.

Общая характеристика американо-китайских торгово-экономических связей в 70-х - начале 80-х годов. Несколько иначе складывалась торговля США с КНР. Существование эмбарго на торговлю с КНР исключало возможность развития прямой американо-китайской торговли, и, хотя торговый обмен между США и КНР, осуществлявшийся через третьи государства, несколько активизировался, он продолжал носить ограниченный характер.

Такое положение сохранялось в течение 18 лет - с 1954 и до 1971 г. включительно. Положение изменилось в 1972 г., когда восстановились прямые торговые отношения. С 1972 по 1974 г. торговля США с Китаем возросла практически с нуля до более 930 млн. долл. Соединенные Штаты стали вторым после Японии торговым партнером КНР. Доля США в общей стоимости закупок КНР в 1972 г. составила 2,3%, в 1973 г, - 13,8, а в 1974 г. - 10,8%. В то же время значение США как рынка сбыта китайских товаров оставалось невелико. В общем объеме китайского экспорта доля Соединенных Штатов в 1972 г. составила 1,0%, в 1973 г. - 1,3, в 1974 г. - 1,8%1.

1 (См.: China: A Reassesment of the Economy, с. 348 - 363.)

Однако было бы неверно преувеличивать значение достигнутых показателей. Так, львиную долю стоимости американского экспорта в первые полтора года прямых торговых контактов составила стоимость оборудования наземной станции космической связи, проданной Пекину американцами в связи с визитом в КНР Р. Никсона. Основная же часть американского импорта из КНР состояла в этот период из щетины и некоторых видов пищевых приправ. И хотя в 1973 г. совокупный объем американо-китайской торговли, выраженный в долларах (в текущих цепах), почти в 1,5 раза превысил рекордный за всю предыдущую историю этой торговли уровень 1946 г., он тем не менее значительно уступал ему с учетом происшедшего почти за три десятилетия обесценения доллара.

Расширение торговли Соединенных Штатов с Китаем в эти годы сопровождалось возобновлением отношений в области транспорта, связи и финансов.

В апреле 1973 г. впервые после долгого перерыва зафрахтованное Китаем судно вошло в американский порт за партией товаров для КНР, положив начало прямому морскому сообщению между портами США и КНР. К середине 70-х годов суда, осуществлявшие прямую перевозку торговых грузов между этими странами, использовали для этих целей уже 30 американских и 7 китайских портов. Часть грузов, однако, продолжала транспортироваться через порты третьих стран, в первую очередь через Кобэ (Япония), Гонконг (в настоящее время на прямые трансокеанские перевозки приходится более 90% всего товарооборота между США и КНР. Некоторые высокоценные или скоропортящиеся товары перевозят воздушным транспортом).

Для совершенствования системы связи между США и Китаем существенное значение имели закупленные у американской корпорации РКА три станции космической телесвязи, а также станция прямой связи с Соединенными Штатами, поставленная компанией "Вестерн юнион" (о контактах в этой области см. главу третью).

Летом 1973 г. в Пекине было подписано корреспондентское соглашение с "Ченз Манхэттен бэнк" о возобновлении прямых официальных банковских связей. Осенью 1975 г. Банк Китая подписал аналогичное соглашение с "Бэнк оф Америка", с "Ферст нэшнл бэнк оф Чикаго" и "Маньюфэкчурерз Ганновер траст". К середине 1980 г. уже 48 крупнейших американских банков имели полные корреспондентские связи с Банком Китая и их число продолжает возрастать.

В ноябре 1975 г. орган деловых кругов США газета "Уоллстрит джорнел" сообщила о заключении в Пекине первого соглашения в области страхования между Китайской народной страховой компанией и "Америкэн интернэшнл груп", объединяющей многие страховые фирмы Соединенных Штатов Америки.

Торговля США с КНР в 70-х годах носила в отдельные периоды нестабильный характер: годы подъема резко сменялись годами спада; торговый баланс сводился то со значительным активом у США, то у Китая. Это видно из следующих данных (млн. долл.)1.

1 (Составлено по: China: A Reassesment of the Economy, с. 599; "Overseas Business Reports", December 1977, c. 11, September 1979, c. 14; "China Business Review", March - April 1980, c. 35.)


Из приведенных данных видно, что в 1975 - 1977 гг. американо-китайская торговля претерпела серьезные изменения. В 1976 г. экспорт США в КНР сократился в 6 раз по сравнению с 1974 г. Импорт же китайских товаров постепенно увеличивался. В результате резко сократился и американский актив в торговле с Китаем, ранее исчислявшийся значительными суммами. В 1976 и 1977 гг. баланс был даже сведен с отрицательным сальдо. Доля США в китайских закупках за рубежом упала в 1975 г. до 4,2%, а в 1976 и 1977 гг. составила 2,2 и 2,7%. Удельный вес Соединенных Штатов как покупателя китайских товаров оставался в этот период примерно на одном уровне и составлял в 1975, 1976 и 1977 гг. соответственно 2,3, 2,8 и 2,5%. Относительная стабильность этого показателя является результатом того, что, как уже отмечалось, на протяжении всего периода со времени отмены американского эмбарго, включая и годы спада совокупного объема товарооборота, экспорт Китая в США неуклонно возрастал: с 1972 по 1977 г. он увеличился более чем в 6 раз.

Товарная структура американо-китайской торговли в основном оставалась неизменной (табл. 2). Большую часть импорта США из Китая составляли готовые товары - преимущественно продукция легкой и кустарной промышленности. Значительная доля китайских поставок в Соединенные Штаты приходилась на сельскохозяйственную продукцию: щетину, пух и перья, чан, орехи, приправы, фрукты, овощи, шелк-сырец. Постепенно возрастала и доля цветных металлов. Весьма показательно то, что товарная структура китайского экспорта в США в первой половине 70-х годов практически полностью повторяла структуру заграничных продаж Китая в 1934 - 1948 гг. Тогда в число основных экспортных товаров страны входили шелк-сырец, чан, яйца, орехи, щетина, тунговое масло, соломенные изделия, олово, вольфрам и сурьма1. Иными словами, за три десятилетия экспортная специализация китайской экономики не претерпела радикальных изменений.

1 (См.: China: A Reassesment of the Economy, c. 348 - 363.)

Таблица 2. Товарная структура торговли США с КНР в 1973 - 1979 гг.
Таблица 2. Товарная структура торговли США с КНР в 1973 - 1979 гг.

* (Данные за 1979 г. включены в продукцию обрабатывающей промышленности.)

Резкие колебания американо-китайской торговли, главным образом в части американского экспорта, вызваны рядом факторов. Во-первых, в ходе внутриполитической борьбы в КНР очень остро стояли вопросы экономического развития страны и роли в нем внешнеэкономических факторов. В результате многие внутри и внешнеэкономические мероприятия были заморожены или вовсе отменены (в частности, практически была прекращена выдача заказов на поставку новых машин и оборудования из-за границы). Во-вторых, внутриэкономическая неразбериха и политическая нестабильность были усугублены тяжелейшим землетрясением. Это привело к сокращению экспортных фондов и валютных ресурсов, особенно если учесть, что КНР и без того уже начала испытывать серьезные затруднения в сведении торгового и платежного балансов. В-третьих, появились признаки того, что китайская экономика не в состоянии освоить и пустить в действие уже закупленное и прибывшее западное оборудование. Сказалось, наконец, и то, что китайское руководство было, видимо, не против показать свое недовольство "медлительностью" Вашингтона в деле развития американо-китайских отношений.

Все эти факторы наложились на специфическую структуру экспорта США в Китай, главной особенностью которого сразу же после снятия эмбарго было преобладание сельскохозяйственной продукции (за счет увеличения ее продаж в основном и происходил рост совокупного американо-китайского оборота). В 1973 - 1974 гг. доля сельскохозяйственных товаров в экспорте США превышала 4/5 (см. табл. 2), затем же резко снизилась. При этом дело было не только в отсутствии ожидавшихся от КНР заказов на сельскохозяйственную продукцию. Пекин расторг уже заключенные соглашения о закупке более 1 млн. т зерна, почти 51 тыс. т хлопка и ряда других товаров в Соединенные Штаты Америки. Это привело к резкому спаду объема американского экспорта в Китай и сокращению торгового обмена в целом.

Наряду с общими внутри- и внешнеэкономическими трудностями Пекин в оправдание своих действий ссылался на якобы значительный урожай, собранный в Китае в эти годы, и снижение спроса китайской промышленности на хлопок, а также на качество поставлявшегося зерна (его зараженность грибком). В связи с этими действиями КНР американская печать напомнила, что пекинское руководство уже однажды прибегло к аннулированию ранее подписанных контрактов с Австралией на закупку пшеницы, преследуя политические цели добиться от этой страны дипломатического признания1.

1 (Chinese Economy Post-Мао, c. 523.)

Зависимость американского экспорта от состояния сельскохозяйственного спроса в КНР явилась серьезным дестабилизирующим фактором торговых связей США с Китаем в 70-е годы, несмотря на тенденцию к постоянному абсолютному и относительному росту американских поставок в КНР других товаров, в первую очередь продукции обрабатывающей промышленности. Хотя экспорт продукции обрабатывающей промышленности в КНР заметно увеличился по стоимости (так, экспорт машин и оборудования возрос с 2,2 млн. долл. в 1972 г. до 65,1 млн. долл. в 1976 г., а поставки химических товаров за те же годы - с нуля до 67,9 млн. долл.)1, эта статья все же не достигла масштабов, которые определяли бы общую динамику развития американо-китайской торговли. Не смогли сбалансировать дестабилизирующие колебания сельскохозяйственного экспорта США в Китай и неуклонно возрастающие поставки китайских синтетических волокон, железного и стального лома.

1 ("Overseas Business Reports", September 1975, c. 24 - 25, December 1979, c. 28 - 29.)

Следует отметить вместе с тем, что развитие американо-китайской торговли даже в годы спада указывает на долгосрочный характер тенденции к возрастанию роли готовой промышленной продукции в экспорте США в КНР. Прежде всего это относится к машинам и оборудованию, хотя поначалу сделки на их поставку в Китай носили в основном (особенно в первой половине 70-х годов) спорадический характер, что обычно связано с первоначальными поисками и налаживанием связей между партнерами.

Экспорт этих товаров в КНР формировался за счет крупных одноразовых сделок, затрагивавших, как правило, оборудование, которое Пекин не мог получить в других странах. Так, в 1972 - 1975 гг. КНР закупила в США 10 авиалайнеров корпорации "Боинг", 8 заводов по изготовлению искусственных удобрении фирмы "Келлог".

Неустойчивость двусторонних связен в эти годы хорошо видна на примере с американскими поставками алюминия: в 1974г. экспорт алюминиевого лома в Китай достиг весьма существенных размеров, затем в связи с повышением на него внутреннего спроса был резко сокращен, а в последующие годы, несмотря на явную заинтересованность американских поставщиков в новом его увеличении, остался на довольно скромном уровне. Китайская сторона продемонстрировала свое неудовольствие односторонним сокращением продаж алюминия Соединенными Штатами, обходя их заказами в пользу других поставщиков. Аналогичные случаи неустойчивости экспортных поставок происходили в отношении и некоторых других товаров.

Вместе с тем на фоне первоначального торгового обмена станции связи на щетину, крупномасштабные заказы КНР на машины и оборудование и готовность США удовлетворить такие заказы явились проявлением существования значительного потенциала для развития американо-китайской торговли.

Более того, во второй половине 70-х годов постепенно стала выделяться специализация американской стороны на поставках определенных видов машин и оборудования; формировался круг основных корпораций-партнеров. Основой американских поставок продукции обрабатывающей промышленности становится в этот период транспортное и энергетическое оборудование, строительная техника, оборудование для нефтедобывающей, нефтеперерабатывающей и отдельных отраслей горнодобывающей промышленности, химические товары, электронно-вычислительная техника и оборудование телесвязи, станки, научные приборы, продукция цветной и черной металлургии и целлюлозно-бумажной промышленности. В числе постоянных поставщиков этой продукции были ведущие американские транснациональные корпорации. Именно они вошли в основном в состав Национального совета американо-китайской торговли, а их представители составляют большую часть членов деловых делегаций США в КНР.

Основой подъема американо-китайской торговли, начавшегося в 1978 г., вновь явился рост экспорта сельскохозяйственной продукции. Общин объем товарооборота в 1978 г. возрос более чем втрое по сравнению с предыдущим годом, а доля США в китайском импорте возросла до 8,1%. Экспорт США увеличился почти в 5 раз и поднялся в текущих ценах до уровня 1974 г., составив примерно 800 млн. долл., из которых 573 млн. долл. (71,6%) приходилось на сельскохозяйственные товары, в частности на пшеницу (более 250 млн. долл.), хлопок (более 157 млн.), кукурузу (почти 112 млн.), соевое масло (более 26 млн.); соевые бобы (более 15 млн. долл.)1.

1 ("Overseas Business Reports", December 1979, c. 28 - 29.)

Вдвое в сравнении с предшествовавшим годом увеличились поставки в КНР продукции обрабатывающей промышленности (что, однако, не позволило достичь уровня 1975 г.). Половину этих поставок составили машины и оборудование, среди которых первое место заняло оборудование для нефте- и газодобычи (почти 47 млн. долл. в сравнении с 4,3 млн. долл. в 1975- 1977 гг.). На втором месте находились поставки контрольно-измерительных приборов (около 12 млн. долл.). Экспорт в Китай грузовиков и дизельных двигателей (мощностью 1000 - 1500 л. с.) составил соответственно примерно 6 млн. и 5 млн. долл. Другая половина поставок по указанной статье приходилась главным образом на азотные удобрения (35 млн. долл.), химикаты для сельского хозяйства (более 10 млн.), металлоизделия (более 15 млн. долл.)1. Увеличился и американский экспорт сырья. Основную его часть составили заметно возросшие поставки полиэфирных волокон (на сумму более 44 млн. долл. против 19 млн. долл. в 1977 г.). Соединенные Штаты Америки экспортировали также медь, магнезию, уголь.

1 (Там же.)

Значительно возрос в 1978 г. и экспорт КНР в США (324 млн. долл. против 203 млн. долл. в 1977 г.), причем товарная структура не претерпела существенных изменений. Преобладающая часть его состояла из готовой продукции легкой и кустарной промышленности, а также цветной металлургии Китая. Общий удельный вес готовой продукции в китайском экспорте составил 70,4%.

Одновременно увеличились и поставки в Соединенные Штаты сельскохозяйственных товаров. Их общая стоимость достигла почти 85 млн. долл. (в том числе пух, перья, щетина - более 25 млн. долл., фрукты и овощи - 11 млн., чай - 5 млн., сырой шелк - 4 млн., масла - 7 млн. долл.). Среди сырьевых товаров, поставленных в США, главное место заняла вольфрамовая руда. Доля США в китайском экспорте возросла до 3,2%.

В 1979 г. произошел резкий скачок торговли США с КНР. В стоимостном выражении ее объем возрос в 2 раза по сравнению с предыдущим годом и составил более 2,3 млрд. долл. (экспорт - более 1,7 млрд. долл., импорт - около 0,6 млрд. долл.). В товарной структуре получили дальнейшее развитие тенденции предыдущих лет (табл. 3).

Таблица 3. Крупнейшие товарные позиции в торговле США с КНР в 1979 г.*, млн. долл
Таблица 3. Крупнейшие товарные позиции в торговле США с КНР в 1979 г.*, млн. долл

* (Составлено по: "China Business Review". 1980, March - April, с. 35.)

Как видно из табл. 3, главной статьей американского экспорта по-прежнему являлась сельскохозяйственная продукция (58,2%), в первую очередь зерновые и хлопок. Вместе с тем существенно увеличилась доля поставок машин и оборудования, химических товаров. Главное место среди товаров этой группы принадлежало оборудованию для нефтяной промышленности (212 млн. долл.).

Товарная структура американского импорта из КНР также сохранилась без существенных изменений, следует лишь выделить некоторое увеличение поставок китайской нефти. Это связано в первую очередь с подписанием в ноябре 1978 г. соглашения с действующей в тихоокеанских штатах США компанией "Коустал стейтс гэс корпорейшн" о закупке в КНР 3,6 млн. баррелей сырой нефти в 1979 г. Поступавшая нефть использовалась на электростанциях корпораций "Пэсифик гэс энд электрик" и "Лос-Анджелес уотер энд пауэр компани" в Калифорнии.

В 1980 г. американо-китайская торговля продолжала расти. Ее объем достиг 4,8 млрд. долл. Соединенные Штаты стали вторым после Японии торговым партнером КНР: на них приходилось более 20% всем внешнем торговли Китая с капиталистическими странами1.

1 ("US Trade Status with Communist Coutries". 1981, March 6, c. 15.)

Товарная структура американо-китайском торговли осталась практически без изменений, хотя КНР удалось значительно увеличить поставки многих основных товаров своего экспорта, а США существенно увеличили поставки машин и оборудования, сельскохозяйственных товаров. Произошел очередной рост американских поставок зерна, возросли также поставки американского хлопка (2 млн. т), ряда сырьевых товаров и материалов.

В 1981 г. американо-китайская торговля продолжала расширяться, хотя и медленнее, чем в предшествовавшем году. За первые пять месяцев этого года товарооборот между странами увеличился на 47% по сравнению с тем же периодом предыдущего года. Возросли поставки текстильных волокон, продукции целлюлозно-бумажной промышленности. Несмотря на сокращение темпов капитального строительства в КНР, значительно увеличились поставки американских машин и оборудования, особенно энергетического. Несколько замедлился по конъюнктурным причинам экспорт кукурузы, хлопка, соевых бобов. Объем китайского экспорта в США также значительно увеличился, но его товарная структура осталась без существенных изменений.

Экспорт в КНР американской техники и технологии. Особенно ярко в 1980 г. проявилась тенденция к расширению поставок Китаю американской техники и технологии. Уже в течение ряда лет после прихода к власти нынешнего руководства в КНР осуществляется прагматический подход к вопросам внешнеэкономической политики. Это выразилось в "расширении внешней торговли, импорта современной техники и использования зарубежных средств"1.

1 (China: Post-Мао Search for Civilian Technology. Wash., 1979, c. 4 - 5.)

После фактического прекращения широких поставок машин и оборудования, в том числе комплектного, из СССР и других социалистических стран КНР в течение длительного периода вообще не производила массового импорта оборудования. В 1963 - 1966 гг. закупки по этой статье, в основном в Японии и ФРГ, составили около 200 млн. долл.1 Затем вплоть до 1972 г. Пекин практически отказался от импорта комплектного оборудования.

1 (Там же.)

В 1972 г. такие закупки возобновились и в 1973 - 1975 гг. достигли рекордных размеров, однако в 1975 г. вновь стали резко сокращаться и к концу 1976 г. снизились до незначительного объема. Общая стоимость импорта комплектного оборудования в первой половине 70-х годов составила почти 3 млрд. долл., основная часть этой суммы была затрачена на закупку заводов по производству искусственных удобрений и нефтехимических предприятий. Как уже отмечалось ранее, резкие колебания китайского импорта оборудования отражали острую внутриполитическую борьбу, в которой вопросы развития внешнеэкономических связей и их роль в экономике страны занимали одно из центральных мест.

В связи с победой сторонников прагматического подхода в конце 1977 г. импорт комплектного оборудования был возобновлен: с иностранными фирмами были заключены соглашения на 81 млн. долл., из которых 59 млн. долл. - на ввоз оборудования для нефтегазовой и нефтеперерабатывающей промышленности. Стоимость подписанных в 1977 г. контрактов на поставку комплектного оборудования была тем не менее вдвое меньше, чем в предыдущем году. Это объяснялось тем, что в Пекине еще не был закончен процесс формирования перспективного экономического плана и выработки приоритетов во внешнеэкономической политике.

В следующем, 1978 г., особенно во второй его половине, китайские закупки комплектного оборудования достигли рекордного уровня: общая стоимость подписанных контрактов составила более 6,9 млрд. долл. По итогам двух лет (1977 - 1978) первое место по стоимости закупленного оборудования занимала нефтехимия, второе - черная металлургия. Доля этих двух отраслей в обшей стоимости закупок составляла около 90%, несколько более 10% приходилось на электронику и связь, электроэнергетику и угольную промышленность, цветную металлургию, транспорт, обрабатывающую промышленность, нефте- и газодобычу. В 1979 г. стоимость китайского импорта комплектного оборудования возросла более чем втрое1.

1 (Там же.)

В практике экспорта американской технологии в Китай используются почти все его формы. Однако наибольшее развитие в настоящее время получили те из них, которые основаны на экспорте промышленной продукции (в особенности машин и оборудования, в том числе комплектного) в общем пакете с оказанием технической помощи, управленческих услуг и продажей лицензий (с "ноу-хау" или без него).

Подобная практика выгодна корпорациям США, так как крупные поставки машин и оборудования в пакете с предоставлением лицензий предусматривают долгосрочные связи с китайскими клиентами, их длительную зависимость от поставщиков.

Этим объясняется тот факт, что объем купленных Китаем американских лицензий сравнительно невелик. С 1973 по 1979 г. поступления корпорациям США от проданных лицензий в Китай составили лишь 200 млн. долл. (эти лицензии были проданы в рамках поставок "под ключ" комплектного оборудования). Общая же стоимость контрактов, включавших в себя продажу лицензий в КНР, составила в 1972 - 1979 г. свыше 2,2 млрд. долл. Именно поставки машин и оборудования, особенно в комплекте, стали главным каналом передачи американской технологии в Китай.

Случаи закупки Соединенными Штатами лицензии у Китая исключительно редки, что отражает низкий общий уровень развития науки и техники в этой стране. Вместе с тем отдельные достижения КНР вызвали интерес в США. Наиболее известным случаем такого рода является приобретение корпорацией "Рингэраунд продактс" (филиал "Оксидентл петролеум") лицензии на использование высокоурожайных гибридных сортов риса, выведенных в Китае. В будущем эта сделка предусматривает совместные эксперименты по усовершенствованию китайских гибридных сортов риса при помощи американских методик и оборудования. Корпорация приняла на себя обязательство охранять международные права китайских селекционеров, а также предоставила Пекину возможность пользоваться наиболее современной технологией разведения хлопка, отработанной в ее лабораториях.

Тесно связана с поставками машин и оборудования такая форма экспорта американской технологии в КНР, как предоставление корпорациями США услуг типа "инжиниринг": В 1978 г. две американские транснациональные корпорации - "Пуллман Келлог" и "Кайзер инжинирз" - заключили первые в истории отношений США и КНР контракты на оказание услуг такого рода.

Так, по условиям контракта между китайским министерством металлургической промышленности КНР и "Кайзер инжинирз" американская, корпорация обязалась провести необходимые исследования, разработать соответствующие рекомендации, обеспечить поставку оборудования и услуг и обучить китайский персонал с целью осуществить модернизацию одной из крупнейших китайских шахт и довести добычу железной руды на ней с 5,7;млн. т (1977 г.) до 25 млн. т, а также обеспечить разработку и ввод в действие первого в Китае комплекса по добыче железной руды открытым способом первоначальной мощностью 10 млн. т в год. В том же году стороны приступили к осуществлению контракта.

Продолжаются начавшиеся в 1979 г. переговоры между тремя американскими машиностроительными корпорациями и соответствующими китайскими учреждениями о заключении соглашения об оказании услуг типа "инжиниринг" по модернизации крупнейшего в КНР тракторного завода и доведению его производственной мощности до 30 тыс. тракторов (в 60 - 100 л. с.) в год.

К началу 80-х годов КНР заключила девять контрактов с иностранными компаниями на разведку нефти на континентальном шельфе. Пять из них были подписаны с американскими нефтяными транснациональными компаниями в качестве "главных операторов"; в трех контрактах американские корпорации фигурируют в качестве "участников". Ниже приводятся некоторые данные об этих соглашениях1.

1 (United States-China Trade Agreement, c. 47.)

По состоянию на конец 1980 г., деятельность корпораций сводилась к осуществлению предварительной сейсмической разведки на нефть. Они рассчитывают на то, что обладание современной техникой и технологией в области добычи нефти на шельфе гарантирует им в будущем (в случае обнаружения нефти) получение права на добычу нефти и снабжение ею иностранных покупателей.


Со своей стороны, КНР уже получает от компаний, участвующих в этих контрактах, 3,5% общей суммы сделанных ими затрат в качестве платы за право вести разведку. В случае же обнаружения нефти и совместной ее добычи компаниям обещано право наибольшего благоприятствования. Пекин надеется в перспективе на огромные прибыли от осуществления нефтяных проектов, а также на получение научно-технических знаний.

Как указывалось в журнале "Чайна бизнес ревью" за июль - август 1981 г., 4 июня 1981 г. был заключен первый контракт о совместных поисках, разработке и добыче нефти между Китайской национальной корпорацией по разведке и разработке нефти и газа, с одной стороны, и американскими корпорациями "Атлантик ричфилд" и "Санта-Фе ннтернэшнл", с другой. Эти корпорации получили право на определенную долю нефти, которую они будут добывать на китайском шельфе площадью 3,5 тыс. кв. миль к югу от о-ва Хайнань, в течение 25 лет.

К середине 1981 г., как сообщал 27 июля 1981 г. журнал министерства торговли США "Бизнес Америка", американские и иные нефтяные транснациональные корпорации завершили составление геологических карт наиболее перспективных районов шельфа. Вслед за этим в Пекине было объявлено, что в 1982 г. будут объявлены торги на получение долгосрочных прав на разработку и добычу нефти на отдельных участках китайского шельфа.

Американцы стремятся участвовать в поисках и добыче нефти не только на шельфе. В 1980 г. компания "Саммит индастриэл корпорейшн" вела переговоры о заключении соглашения о совместной разработке крупных нефтяных месторождений близ Шанхая. Эту компанию, зарегистрированную в Панаме, но имеющую штаб-квартиру в Нью-Йорке, возглавляет гражданин США, некий С. Шиах, который был главой нефтяной компании в Шанхае до 1949 г.

Вообще, корпорации США проявляют интерес к оказанию услуг в области геологической разведки в КНР. Необходимо напомнить в связи с этим, что поставки неэнергетического сырья составляют более 10% всего китайского экспорта в США. 28 июля 1980 г. Китай подписал соглашение с американской фирмой "Вестерн геофизике" (Хьюстон) о создании в Пекине в течение пяти лёт специального геофизического вычислительного центра для обработки всех данных геологических исследований, проводимых в КНР. Первые поставки оборудования в рамках контракта были начаты в 1981 г.

В американской торговле с КНР определенную роль играют тихоокеанские штаты США. Казалось бы, географическое положение должно способствовать быстрому росту их удельного веса в экономических связях с КНР. Однако пока что этого не произошло. В 70-е годы крупнейшим из них по объему торговых связей с Китаем был штат Вашингтон. В первую очередь это объясняется поставками Китаю самолетов корпорацией "Боинг", предприятия которой размещены преимущественно в этом штате. Штат Вашингтон поставляет в КНР также пшеницу и алюминий. Вместе с тем возможности дальнейшего быстрого расширения торговли штата Вашингтон с КНР в ближайшие годы расцениваются его властями как слабые.

Крупнейший по объему внешней торговли на тихоокеанском побережье и в целом в США штат Калифорния занимает лишь второе место среди этих штатов в торговле с Китаем. Ее объем составил в 1979 г. (оценка) около 300 млн. долл., или примерно 0,7% всего внешнего товарооборота Калифорнии.

Невелико значение торговли с КНР и для других тихоокеанских штатов США. Так, доля КНР во внешнем товарообороте Гавайев во второй половине 70-х годов составила примерно - 6%, Аляски - менее 2%.

В целом, как отмечала в феврале 1979 г. газета "Нью-Йорк таймс", крупный бизнес в тихоокеанских штатах, несмотря на понимание долгосрочных благоприятных перспектив развития торговых связен с многонаселенным Китаем, высказывает сомнение в возможности быстрого значительного увеличения такой торговли ввиду отсутствия у КНР финансовых средств, транспортной инфраструктуры и т. п. Одновременно указывалось, что для тихоокеанского побережья США большее значение имеет торговля с Тайванем. В 1978 г. импорт из КНР во все тихоокеанские порты США составил 167 млн. долл., а с Тайваня - 1,7 млрд. долл., т. е. более чем в 10 раз больше. В Сиэтл (штат Вашингтон) в том же году поступило из КНР товаров на 51 млн. долл., а с Тайваня - на 590 млн. долл. По мнению директора порта г. Сиэтл Р. Форда, бизнесмены в этом районе США "чувствуют", что их "хорошо основанные коммерческие отношения с Тайванем будут продолжаться". По мнению другого представителя торгово-промышленных кругов тихоокеанского побережья США, этот район страны "имеет большой бизнес с Тайванем, и мы еще не знаем сможем ли мы иметь бизнес и с теми, и с другими"1.

1 ("Department of State Bulletin". March 1981, c. 31 - 38.)

Определенная часть торговых связей США с КНР осуществляется через дочерние американские фирмы, находящиеся в странах Европы, в Японии и Гонконге, и не поддается строгому учету. В официальных данных об экспорте США в КНР не учитываются такие сделки, как, например, поставка в середине 70-х годов Китаю через Францию электронно-вычислительных систем "Сайбер-172" стоимостью 5,5 млн. долл. или поставки в 1977 г. полистирола через третьи страны на сумму 11 млн. долл. По оценке специалистов из американских спецслужб, общий китайский экспорт через Гонконг в 1977 г. составил сумму 534 млн. долл., в том числе в США - 61 млн. долл.

Значительный объем американо-китайской торговли через третьи страны в 70-е годы объяснялся незавершенностью процесса нормализации политических отношений между США и КНР, что сковывало создание договорно-правовой базы торгово-экономических отношений, препятствовало проведению эффективных переговоров относительно расширения прямых двусторонних связей в сфере торговли, науки и техники.

Но и заметная активизация американо-китайских торгово-экономических связей в конце 70-х - начале 80-х годов не привела к радикальному усилению позиций США во внешней торговле КНР. Американским корпорациям пока еще не удалось серьезно потеснить своих японских и западноевропейских, а также канадских и австралийских конкурентов, уже установивших сравнительно устойчивые торгово-экономические отношения с Пекином.

Экономические связи КНР с другими капиталистическими государствами. К концу 70-х - началу 80-х годов получили дальнейшее развитие торгово-экономические связи КНР с Японией и западноевропейскими странами. Этому способствовало создание определенной организационно-правовой основы для таких связей. В феврале 1978 г. было подписано долгосрочное соглашение между КНР и Японией на 1978 - 1985 гг., предусматривавшее рост товарооборота за этот период на 20 млрд. долл. В марте 1979 г. обе стороны договорились о продлении срока действия этого соглашения до 1990 г. Намечается довести суммарную стоимость товарооборота между ними к 1990 г. до 40 - 60 млрд. долл. К началу 80-х годов Япония продолжала занимать первое место по удельному весу во внешней торговле КНР; товарооборот между ними составил в 1981 г. 8,8 млрд. долл.

В апреле 1978 г. было подписано соглашение между КНР и Европейским экономическим сообществом (ЕЭС), по условиям которого создана совместная торговая комиссия. Стороны обязались содействовать ускорению роста взаимной торговли.

В декабре 1978 г. КНР заключила долгосрочное торговое соглашение с Францией, по условиям которого намечается довести суммарный товарооборот между двумя странами за 1979 - 1985 гг. до 13,6 млрд. долл.

В марте 1979 г. было подписано долгосрочное торговое соглашение между КНР и Великобританией, ставящее целью увеличение товарооборота за 1979 - 1985 гг. в целом до 14 млрд. долл. Еще раньше КНР и Великобритания заключили межправительственное соглашение о сотрудничестве в разработке месторождений цветных металлов в Китае. Китайские организации подписали также крупные контракты с английскими компаниями "Роллс-Ройс", "Даути груп", "Констракторз Джон Браун", которые обязались оказать помощь КНР в модернизации производства авиадвигателей, строительстве завода по производству полиэтилена и поставить оборудование для угледобычи. Монополия "Бритиш петролеум" подписала контракт на разведку нефти в Желтом море.

Интенсивно развивались в конце 70-х годов экономические отношения КНР с ФРГ. В частности, китайские организации подписали с консорциумом западногерманских фирм протокол о проектировании и сооружении в КНР двух комплексов открытого типа по добыче угля, ряда шахт, а также заводов по производству угледобывающего оборудования. Было заключено соглашение с западногерманской компанией "Лурги" о постройке в КНР 22 заводов по выплавке цветных металлов, а также подписаны контракты с рядом других фирм ФРГ о поставке в Китай пяти нефтехимических и пяти химических заводов.

Однако в начале 80-х годов тяжелое положение народного хозяйства КНР привело к определенным изменениям в экономической политике Пекина, получившим название политики "урегулирования". Наиболее существенное значение для внешнеэкономических связей КНР имело замедление темпов капитального строительства, что привело к существенному сокращению масштабов торгово-экономических связен КНР с западными странами и нанесло ощутимый удар по планам иностранных фирм, включая и американские. В первую очередь были задеты компании, участвовавшие в создании сталелитейных и нефтехимических комплексов1. В начале 1981 г. китайское руководство приняло окончательное решение о замораживании работ на Баошаньском металлургическом комплексе. Это означало отмену сделок с японскими и западноевропейскими партнерами на общую сумму 840 млн. долл. Американцы пострадали лишь как сторона, получавшая заказы от главных подрядчиков. Значительно сильнее были ущемлены интересы США при аннулировании контрактов на создание нефтехимических комплексов на общую сумму 1825 млн. долл. (в Нанкине - на 1050 млн. долл., в Шэнли - на 695 млн. и Дагане - на 80 млн. долл.).

1 ("Business America", 15.V1.1981, c. 3 - 5.)

Изменения в политике Пекина в области приобретения иностранной технологии. Несмотря на однозначность содержания подобных акций, они отнюдь не являлись свидетельством отказа Пекина от ставки на приобретение любыми доступными способами иностранной технологии. Генеральный стратегический курс был сохранен, однако в его русле были произведены некоторые изменения. Их содержание было разъяснено, в частности, в статье заместителя министра внешней торговли КНР Цзя Ши, опубликованной в июне 1981 г. в специализированном журнале "Внешняя торговля Китая". В ней подчеркивалось, что в период "урегулирования" народного хозяйства объем внешней торговли Китая будет продолжать расти. Сокращению подвергнется лишь импорт оборудования и технологии, предназначенных для строительства новых предприятий в отдельных отраслях, тогда как импорт машин и оборудования, необходимых для реконструкции и развития уже существующих предприятий, а также для новых предприятий в таких отраслях, как разработка энергоресурсов, транспорт и некоторые другие, предполагается наращивать опережающими темпами. В статье было также подтверждено, что установка на увеличение экспорта, а также доли в нем промышленной продукции оставлена полностью в силе.

Журнал министерства торговли США "Бизнес Америка" в связи с этим писал: "Китайская экономическая политика урегулирования привела к сокращению многих видов проектов капитального строительства, что коснулось главным образом таких отраслей, как импорт металлургических комплексов, нефтехимических заводов. Невзирая на это, китайские власти продолжают проявлять повышенную активность в покупке выборочных образцов оборудования и технологии, предназначенных ускорить развитие широкого круга отраслей китайской промышленности"1.

1 (A. D. Barnett. China's Economy in Global Perspective. Wash., 1981, c. 123 - 125.)

Характеризуя происшедшие перемены, важно отметить, что Пекин принял решение отдать приоритет таким формам получения зарубежной технологии, которые предполагают сотрудничество с поставщиком в ее освоении и эксплуатации, в частности, в рамках смешанных предприятий, создаваемых на основе уже имеющихся модернизированных китайских фабрик и заводов, максимально использующих местные ресурсы.

Вообще, действия Пекина полностью соответствовали уже давно применяемой им практике в области внешнеэкономических контактов: добиваться более выгодных для себя условий при осуществлении проектов путем приостановки уже ведущихся работ. В 60 - 70-е годы КНР неоднократно сначала втягивала своих партнеров в весьма глубокие экономические взаимоотношения, а потом начинала вести дело к тому, чтобы оказаться в положении стороны, фактически получающей помощь. Такое положение, по-видимому, создалось в 1980 - 1981 гг. в вопросе о закупках нефтехимических комплексов, значительную часть которых должны были поставлять компании США. Пекин информировал заинтересованные фирмы, что сможет возобновить строительные работы на этих объектах лишь при следующих условиях: отсрочка по выплатам за оборудование; возможность произвести выплаты товарными поставками; более льготные проценты по займам.

Военно-техническое сотрудничество КНР и США. С 1971 до начала 1980 г. официальная позиция США состояла в отказе от распространения отношений с КНР на военную сферу. Основополагающей для Вашингтона в этом вопросе была, в частности, формула "равной дистанции" в подходе к КНР и СССР.

Первые шаги в установлении военно-технических связей и передаче КНР американской военной технологии были сделаны в начале января 1980 г., когда министр обороны США в администрации Картера Г. Браун объявил об отмене общего запрета на военно-технические связи с Пекином и посетил с официальным визитом КНР. Во время этого визита было начато конкретное обсуждение на высоком уровне возможностей массовой коммерческой передачи Пекину американской технологии, которая может быть использована в военных целях. Сразу же после поездки Брауна правительство США дало понять, что оно готово продать КНР электронные системы раннего оповещения для китайской ПВО.

Эти действия США ознаменовали изменение их позиции в отношении военно-технического сотрудничества с Китаем. Официальная американская пропаганда объяснила подобную перемену "афганскими событиями".

Однако еще задолго до января 1980 г. США осуществляли мероприятия по передаче Китаю по скрытым (а иногда и по открытым) каналам технологии "двойного назначения", хотя и в строго ограниченных масштабах. По неподтвержденным сообщениям американской прессы, КНР получала через гонконгские фирмы различное оборудование, имеющее и военное назначение. 18 июня 1981 г. американская телевизионная компания Эн-би-си сообщила о заключенном в начале 1980 г. секретном соглашении о создании двух станций радиолокационной разведки, направленных против СССР. В сообщении отмечалось, что эти станции функционируют на американском оборудовании, которое обслуживают китайские специалисты, прошедшие подготовку в США. Хотя данные об этих станциях продолжают оставаться засекреченной информацией, некоторые сведения, касающиеся истории их создания, все же стали известны. Впервые такая идея возникла в 1978 г., особенно после того, как США лишились своих станций слежения на территории Ирана. Свое согласие на создание станций дал якобы лично Дэн Сяопин при условии, что на них будет работать китайский персонал и они будут находиться под китайским контролем. Хотя стороны публично не обсуждали данной темы, можно предположить, что соответствующие поставки в КНР были осуществлены через третьи страны, вероятнее всего через Гонконг.

Есть данные и о том, что в течение 1978 - 1979 гг., когда постепенно продолжался процесс американо-китайского сближения, США готовили почву для дальнейшего развития связи в военно-технической области. Так, в эти годы КНР посетили две делегации, представлявшие комиссию конгресса по делам вооружений. Кроме того, лица, имевшие отношение к военным ведомствам США, входили в состав группы специалистов, сопровождавших тогдашнего министра энергетики США Дж. Шлессинджера, посетившего Китай. Наконец, решение о поездке в Пекин тогдашнего министра обороны Г. Брауна было принято Белым домом задолго до фактического принятия курса на отказ от политики разрядки.

Китайские власти, со своей стороны, намеренно демонстрировали свою готовность осуществить крупномасштабные закупки военной техники и соответствующей технологии у США. Политической целью этих демонстраций являлось стремление способствовать обострению советско-американских отношений, стимулировать заинтересованность военно-промышленного комплекса США, который, по расчетам пекинского руководства, должен был подтолкнуть американскую администрацию на новые шаги в этой области навстречу КНР. В деловом отношении Пекин стремился получить научно-техническую информацию, необходимую ему для дальнейшего развития отраслей, имеющих отношение к военному производству, что позволило бы перевооружить армию собственными силами. Как отмечал один из сотрудников Дж. Шлессинджера, сопровождавший его в КНР, Пекин нуждается больше всего в ключевых звеньях технологии производства ракетных систем, бомбовых компонентов, систем наведения1.

1 ("InternewsV 9.IV.1979, c. 1 - 2.)

Американские фирмы в надежде получить крупные заказы от китайских организаций готовы были их принять вне зависимости от того, касались они оборонительных или наступательных видов вооружения. Однако правительственные органы США занимали несколько иную позицию. Они неоднократно заявляли о невозможности поставок в КНР военной техники и оружия, способных непосредственно усилить военно-стратегический потенциал Китая в отношении Соединенных Штатов. В то же время Вашингтон, демонстративно расширяя связи с Пекином в ряде военно-технических областей, стремится навязать Китаю дорогостоящие массовые заказы "небоевых" видов техники, эксплуатация которых предполагает долгосрочные связи с поставщиком. В марте 1980 г. госдепартамент официально объявил о разрешении американским корпорациям продавать Китаю "несмертоносное" вооружение. В него, в частности, были включены средства связи, радиолокационные станции раннего обнаружения, транспортные самолеты и грузовики1.

1 ("Department of State Bulletin", March 1981, c.)

Новым этапом в оформлении официальной позиции США по вопросам продажи военной и полувоенной технологии (узаконения уже фактически существующего положения) стало специальное заседание подкомиссии палаты представителен по делам Азии и Тихого океана в апреле 1980 г. На этом заседании тогдашний помощник госсекретаря Р. Холбрук заявил, что правительство США готово пойти на продажу "вспомогательной" военной техники и технологии Китаю, если от него поступят соответствующие заявки, и сослался на уже известную официальную формулировку о заинтересованности США в том, чтобы "Китай был сильным, дружественным и жил в условиях безопасности".

В соответствии с заявлением Р. Холбрука (от него не отказалась и нынешняя администрация) Вашингтон будет руководствоваться при этом следующими критериями: во-первых, подобная техника и технология должна относиться к таким категориям, которые США поставляют своим союзникам; во-вторых, она не должна содействовать осуществлению программ создания химического, радиологического, бактериологического, ядерного или ракетного оружия; в-третьих, исключается поставка непосредственно наступательного оружия и соответствующей технологии; в-четвертых, Белый дом станет рассматривать каждую просьбу Пекина в индивидуальном порядке, с "учетом национальной безопасности" самих США и их союзников, на основе оценки таких факторов, как уровень новизны технологии, ее вероятное конечное применение, воздействие на повышение нынешнего военного потенциала Пекина1.

1 (См.: The United States and the People's Republic of China: Issues for the 80s. Wash., 1980, c. 1 - 34.)

Вопросы дальнейшего расширения военно-технического сотрудничества обсуждались во время визита в США министра обороны КНР Гэнь Бяо, а также поездок в Китай двух американских делегаций (одну возглавлял тогдашний заместитель министра обороны США по исследованиям и разработкам У. Перри, а другую - помощник министра обороны США по связи, управлению и разведке Дж. Диннин), состоявшихся все в том же, 1980 г. Во время этих встреч были окончательно отработаны детали планов будущих рабочих переговоров по передаче технологического опыта в военной области. И хотя США подтвердили свой запрет на поставки Китаю современного оружия так сказать "в чистом виде", Пекин на этих переговорах добился согласия на продажу ему технологии в области интегральных схем для сборки на китайских заводах, поточных линий для сборки вычислительной техники и т. д.1.

1 ("Aviation Week and Space Technology", 9.VI.1980, c. 16.)

Во второй половине 1980 г. Китай был выведен из категории "У" экспортного контроля США (в которую входят большинство стран - участниц Варшавского договора); для него была создана специальная категория "Р", в соответствии с которой разрешалась продажа КНР "несмертоносного" оружия и техники. Министерство торговли США объявило 12 сентября 1980 г. о дальнейшем ослаблении экспортных ограничений на поставки Китаю товаров, оборудования и информации военно-технологического характера. Отныне выдача ему экспортных лицензии не подлежала автоматическому запрещению вследствие их возможного применения в военных целях. Под этот пункт подпадала, в частности, продукция, с помощью которой Пекин мог производить тактическое оружие. В конце 1980 г. в американской печати начали появляться сообщения о рассмотрении правительством США возможности поставок Китаю противотанкового оружия, современных средних танков и бронетранспортеров, зенитной техники, артиллерии, мобильных ракет, истребителей (однако эта информация получила официальное и практическое подтверждение позже, при новой республиканской администрации). Правительство США обязалось провести соответствующие положения в качестве закона и инкорпорировать их в уже ранее созданную для КНР категорию "Р" экспортного контроля.

Уже в 1979 г. начались прямая продажа американской полувоенной техники и технологии в КНР и довольно быстрое расширение и диверсификация военно-технического сотрудничества. Только за первые девять месяцев 1979 г. правительство США санкционировало поставки в КНР товаров, имеющих как гражданское, так и военное назначение, на сумму около 250 млн. долл. (Из них 170 млн. долл. приходилось на авиационную технику, 5,2 млн. - на сейсмическое оборудование, 11,5 млн. долл. - на ЭВМ, а остальное - на станки с программно-числовым управлением.)

По состоянию на октябрь 1980 г., Вашингтон официально одобрил более 500 лицензий на экспорт в Китай технологии "двойного назначения", причем в каждом случае стоимость поставок превышала 150 тыс. долл. С октября 1980 по начало 1981 г. было выдано еще 85 лицензий на экспорт в КНР техники и технологии, ранее запрещенной к поставке в Китай1.

1 ("International Affairs". Spring 1981, с. 297.)

Примером крупных военно-технических поставок может служить приобретение Китаем десяти самолетов "Боинг-707" (и сорока запасных двигателей к ним, часть которых, вероятно, будет использоваться для оснащения новых транспортных самолетов китайского производства) и трех самолетов "Боинг-747SP" (один поставлен в 1979 г., два планировалось поставить в 1981 г.). Только эти три самолета, по оценке американских специалистов, увеличат возможности КНР в транспортных перевозках по воздуху примерно на 30%. Корпорация "Боинг" в рамках контракта проводит обучение китайского летного состава и обслуживающего персонала1.

1 ("Aviation Week and Space Technology", 11.VI.1979, c. 142, 6.X.1980, c. 25)

В модернизации воздушного флота КНР приняло участие объединение семи американских корпораций "Интернэшнл авиэншн системз", которое соответственно предварительной договоренности должно в ближайшие годы осуществить полную модернизацию трех крупнейших аэропортов КНР, включая все необходимое оборудование и услуги, а также обучение китайских специалистов. В 1980 г. стало известно о готовности корпорации "Локхид" поставить в КНР транспортные самолеты "С-130", а также "Тристар". В 1979 - 1980 гг. были заключены предварительные соглашения с американской корпорацией "Белл геликоптер" о совместном производстве в КНР вертолетов и с фирмой "Макдональд-Дуглас" о совместном производстве транспортных самолетов "ДС-9"1.

1 ("Aviation Week and Space Technology", 9.VI.1980, c. 16 - 17; "China. Business Review", June - August 1980, c. 26.)

Имеет место передача электронной технологии1. ЭВМ китайского производства, выпуск которых начался в 70-е годы, значительно отстают по техническому уровню от ЭВМ, применяемых в развитых странах. КНР импортирует значительное количество ЭВМ из нескольких стран, но, как показывают американские источники, стремится к закупке электронной техники в первую очередь в США. После нормализации дипломатических отношений Пекин столь энергично начал добиваться от корпораций США получения образцов, а порой и целых комплексов подобного оборудования, что в конце 1980 г. журнал "Чайна бизнес ревью" отмечал, что американский опыт в разработке и производстве компьютеров для различных целей притягивает китайцев в такой степени, что в будущем электроника в состоянии превратиться в главный объект научно-технических контактов США и КНР.

1 (Technology Transfer to China. Wash., 1980, c. 82 - 86.)

Получению Китаем технологии в рассматриваемой области способствуют ранее упоминавшиеся мероприятия Вашингтона в вопросах экспортной политики. В 1979 - 1980 гг. общая стоимость выданных экспортных лицензий, по неполным данным, превысила 150 млн. долл. По своему характеру закупленное к настоящему времени оборудование предназначается главным образом для сейсмических исследований и обработки научной информации. При этом американский специалист Л. Велт отмечал стремление КНР получить мощные, скоростные и крупные машины, равно как и их отдельные компоненты. Наиболее значительной сделкой стала продажа корпорацией ИБМ крупного электронно-вычислительного комплекса для проведения в КНР переписи населения в 1981 г.

С 1980 г. китайские организации ведут переговоры о создании совместных предприятии и ведении совместных разработок с американскими производителями электронного оборудования, в частности с "Ван корпорэйшн", производящей мини-компьютеры, и "Сперри юнивак". Вторая из них уже заключила соглашение о постоянном обучении китайского персонала и создании совместного производства мощностей. Одним из существенных результатов контактов в области электроники явилось проведение в Пекине летом 1980 г. выставки продукции всех основных американских фирм соответствующего профиля. Во время выставки проходили расширенные семинары китайских и американских специалистов, причем последние прочли лекции в ведущих научных центрах КНР. Практически все выставлявшееся оборудование было закуплено китайской стороной1.

1 ("China Business Review", May - June 1981, c. 23 - 25.)

Таким образом, приведенные факты дают известное представление о том, как и на каких основах формируется реальная политика США в сфере передачи Китаю военной и полувоенной технологии. Уже сейчас очевидно, что эта политика достаточно гибка и способна видоизменяться в довольно широких пределах. С одной стороны, провозглашенный Соединенными Штатами подход открывает каналы для потока американской технологии в КНР. С другой же стороны, любые поставки оказываются в зависимости от конъюнктурных соображений Вашингтона.

Более или менее ясен и еще один аспект данной политики. Он сводится к тому, чтобы установить контроль за процессом освоения Пекином технологических новинок, чтобы усилить зависимость Китая от западных поставщиков (особенно в военной области). Это, в сущности, не скрывал уже упоминавшийся Р. Холбрук, указывавший, в частности, что США потребуют от китайской стороны различных гарантий в использовании американской техники и технологии.

После прихода к власти администрации Рейгана США и КНР пошли еще дальше по пути расширения военно-технических контактов. Об этом свидетельствовал визит государственного секретаря США А. Хейга в Пекин летом 1981 г. В ходе визита А. Хейг заявил о готовности США снабжать КНР современной военной техникой и оружием. Новая, республиканская администрация не только подтвердила свое намерение продолжать проводить в этом вопросе курс предшествующей администрации, но и согласилась существенно расширить возможные рамки передачи Китаю военной техники. Что касается передачи технологии, то подход администрации Рейгана несколько отличается от подхода его предшественника. В этом вопросе Вашингтон занял более жесткую позицию. Он не очень склонен к передаче технологии, при помощи которой китайцы оказались бы в состоянии самостоятельно производить современные виды вооружении. Это проявилось, в частности, и в ходе визита в КНР государственного секретаря Хейга, который в своих высказываниях относительно расширения торговли делал упор на: продаже Пекину боевой и небоевой техники, а не технологии (вопрос о продаже технологии, имеющей военное значение, вообще не упоминался американской стороной).

Китай, со своей стороны, дал понять, что Пекин стремится в первую очередь к получению именно технологии производства современной военной техники. Китайская позиция по данным: аспектам сотрудничества была довольно четко сформулирована в интервью заместителя председателя ЦК КПК Ли Сяньняня. Он заявил в июле 1981 г., что, если Вашингтон предложит подходящие условия, Китай заинтересован в дальнейшем развитии военно-технических контактов. Ли Сяньнянь не исключил возможности при этом приема американских советников и техников, если "они не будут вмешиваться во внутренние дела Китая". Однако он подчеркнул, что КНР предпочитает приобретать технологию, чтобы наладить собственное производство вооружения.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что американо-китайские военно-технические контакты указывают, что в военно-политическом плане Вашингтон стремится подтолкнуть Пекин к дальнейшему развитию военного потенциала КНР в целях еще большего обострения ее отношений с Советским Союзом и другими социалистическими странами, хотя такая политика явно противоречит обещанию Соединенных Штатов учитывать интересы их союзников в Азии, находящихся в географической близости с КНР.

Частные прямые инвестиции американского капитала в КНР. Важное значение США и КНР придают форсированию, частных прямых инвестиций США в китайскую экономику.

Иностранные частные прямые инвестиции с конца 70-х годов по ряду причин (на которых мы еще остановимся) рассматриваются Пекином как наиболее эффективный путь получения передовой технологии из-за границы1, призванной повысить в кратчайшие сроки технический уровень ряда ключевых отраслей промышленности и в определенной степени сельского хозяйства. В рамках создания предприятий с участием иностранного капитала китайское руководство рассчитывает в обмен на предоставление рабочей силы, местных сырьевых ресурсов и финансовых льгот получить передовую технологию американских и других западных корпораций, обеспечить дополнительные резервы для капиталовложений в экономику, расширить экспортное производство и повысить его эффективность, выйти через сбытовую систему западных партнеров на ряд мировых рынков. Соответственно этим расчетам Китай стремится к привлечению иностранного капитала и технологии в "избранные" отрасли, которые, по мнению вице-президента крупнейшей в мире посреднической транснациональной корпорации "Бизнес Интернэшнл" К. Мидлтона, можно объединить в две группы: 1) отрасли и секторы, связанные с нынешней и планируемой экспортной специализацией КНР: нефтедобыча, угледобыча, туризм, производство цветных металлов, отдельные отрасли обрабатывающей промышленности; главный упор при этом делается не на закупку крупных предприятий, а на реконструкцию существующих производственных мощностей; 2) отрасли, связанные с производством и передачей на дальние расстояния электроэнергии и ее консервацией.

1 (См.: J. Sigurdson. Technology and Science in the People's Republic of China. Ox., 1980, c. 4 - 5, 44; "China Business Review", March - April 1981, c. 21 - 28.)

В 1979 г. II сессия ВСНП 5-го созыва приняла специальный Закон Китайской Народной Республики о совместных предприятиях при использовании китайских и иностранных капиталовложений (далее - Закон о совместных предприятиях). Закон не устанавливает потолка для доли иностранной фирмы в капитале совместного предприятия, но содержит положение о том, что "масть иностранных вложений должна быть обычно не менее 25% в регистрируемом капитале совместного предприятия". Доля каждого из участников такого предприятия может состоять как из финансовых вложении, так и из "промышленных товаров, прав на промышленную собственность и т. д.", причем "вложения иностранных участников в виде технологии и оборудования будут рассматриваться как чрезвычайно полезные и отвечающие нуждам Китая".

Совместное предприятие имеет право непосредственно обращаться за займами к иностранным банкам, а при закупках необходимого сырья, материалов и оборудования приобретать их непосредственно на внешних рынках за счет своих валютных фондов, отдавая вместе с тем "приоритет китайским источникам". В одной из основополагающих статей Закона о совместных предприятиях подчеркивается, что "поощряются усилия совместных предприятий по продаже своей продукции за пределами Китая. Они имеют право распространять свои товары на внешних рынках прямо, посредством своих ассоциированных агентов пли же через китайские внешнеторговые организации"1.

1 ("The Journal of International Law and Economics". 1980, № 2. c. 243 - 250.)

Принятие Закона о совместных предприятиях было воспринято в США как наиболее радикальная мера, рассчитанная на привлечение производительного капитала и технологии из Соединенных Штатов и других стран.

В соответствии с этим законом при Госсовете КНР был образован Комитет по иностранным инвестициям, который возглавил заместитель премьера Госсовета Гу My. В функции комитета входит: стратегическое планирование основных направлений иностранных капиталовложений в стране, оценка получаемой технологии, рассмотрение проектов и санкционирование создания совместных предприятий, выработка основных законоположений, связанных с деятельностью смешанных предприятий, урегулированием конфликтов, и т. д.

Для практической организационной работы с иностранными компаниями была создана при комитете специальная "Чайна интернэшнл траст энд инвестмент корпорейшн" во главе с китайским бизнесменом Жуй Иженем. Корпорация призвана служить посредником между иностранными частными вкладчиками и государственными органами КНР. Ее главная задача - поиск сфер приложения иностранного капитала, привлечение к ним интереса западных фирм и налаживание деятельности смешанных предприятий.

В 1979 - 1980 гг. Пекин осуществил ряд мероприятий па "децентрализации" управления внешнеэкономическими связями. Так, четыре прибрежные провинции Китая получили право на ограниченное самостоятельное осуществление торгово-экономических связей с заграницей. Такие же права получили отдельные министерства и крупные предприятия. Кроме того, было создано шесть "свободных экспортных зон": три - в пров. Гуандун и три в пров. Фуцзянь. В результате этих действий уже в 1979 г. предприятия четырех провинций КНР подписали более 2 тыс. контрактов с зарубежными фирмами о переработке или сборке по требованиям заграничного партнера отдельных видов продукции, причем в ряде случаев из поставленных им материалов и компонентов. В том же году предприятия четырех прибрежных провинций заключили 140 компенсационных соглашений с иностранными фирмами1.

1 ("China Business Report". 1980, March, c. 5.)

Расширение возможностей эксплуатации богатейшей минерально-сырьевой базы, дешевой рабочей силы, наконец, самого китайского рынка сбыта не могло не привлечь интерес корпораций США. Как сообщил на слушаниях в конгрессе США президент Корпорации по страхованию американских капиталовложений за рубежом (ОПИК) Б. Лэвелии, эта организация сразу же после принятия Закона о совместных предприятиях получила более 60 запросов от различных корпораций США относительно возможности инвестиций в Китае. Особый интерес был проявлен к горнодобыче, нефтедобыче, транспорту, связи, легкой промышленности, сельскому хозяйству, пищевой промышленности.

По состоянию на ноябрь 1979 г., не менее 20 американских корпораций вступило в переговоры о создании совместных предприятий в Китае по производству грузовиков, тракторов, по горнодобыче, строительству электростанций (в том числе по разработке гидропроектов), разработке месторождений нефти на шельфе, проектов в области телесвязи, (в общей сложности такие переговоры вели в это время 120 иностранных компаний). В середине 1980 г. 10 корпораций США (в том числе "Ксерокс", "Дженерал моторз", "С. Кланн", "Пасифик ливелопмент") вели переговоры относительно весьма крупных совместных предприятий. По шести проектам достигнуто в общих чертах предварительное согласие. В их число входит: договоренность между китайской службой международных путешествий, с одной стороны, и фирмами "Пасифик дивелопмент", "Ик Хо и Чжон Мей" и "Хоутел констракшн" (две последние принадлежат американским гражданам, хотя функционируют в Гонконге), с другой - о совместном строительстве трех крупных отелей (до 1000 мест каждый); создание трех фабрик по производству шерстяных изделий с участием "Рокот интернэшнл" и "Пепноула нитерс" (общая стоимость - 13 млн. долл.); создание Китайской машиностроительной корпорацией и компанией "Шиндлер", имеющей значительную долю американского капитала, совместной фирмы, выпускающей лифты и подъемные механизмы; организация Гражданским воздушным флотом КНР и компанией "Джеймстаун инвестмент" совместной эксплуатации аэропорта. Помимо вышеперечисленных проектов несколько американских фирм уже вели сейсмическую и геологическую разведку нефтяных и других ресурсов КНР на правах "смешанных предприятий", хотя, в сущности, участие Пекина ограничивалось лишь официальным разрешением и обеспечением участников разведки некоторыми продуктами питания.

Однако пока что американский монополистический капитал проявляет определенную сдержанность в осуществлении прямых инвестиций в КНР. Одной из главных причин этого явилась неясность многих важнейших с точки зрения корпораций США правовых и других вопросов функционирования совместного предприятия на китайской территории. "Хотя новый закон... приглашает к созданию совместных предприятий в Китае, - подчеркивал в 1979 г. сотрудник Управления торговли Восток - Запад министерства торговли США Э. Дн Фредерико,- он требует существенных разъяснений. Остается много вопросов относительно управления совместным предприятием в Китае, масштабов налогов и отчислений... и условий перевода прибылей". Отмечая, что китайское руководство дало заверения в том, что иностранные менеджеры будут иметь "право увольнять рабочих", он высказал опасения, что "различия" в политике по отношению к рабочей силе могут вызвать серьезные трудности для деятельности совместных предприятий1.

1 ("China Business Review", September - December 1980, c. 6 - 7.)

В целях улучшения "инвестиционного климата" Пекин разработал новые законы и положения, уточняющие права и обязанности смешанных предприятии. В их число вошли Закон о налогообложении иностранного капитала и иностранных учреждении, а также правила и разъяснения по регистрации смешанных предприятий, соответствующее трудовое законодательство и ряд других документов, одобренных в законодательном порядке в сентябре 1980 г. очередной III сессией ВСНП 5-го созыва.

Все эти действия Пекина совпадают по времени с нарастанием аналогичной деятельности Вашингтона, который пытается найти новые стимулы для активизации процесса внедрения американского бизнеса в китайскую экономику. Политика руководства КНР в области иностранных капиталовложений соответствует, по мнению правительства США, стремлению последних содействовать выгодным для них переменам в социальной и экономической системе КНР. Допуск иностранного капитала, образование смешанных предприятий, происходящее в Китае частичное возрождение частнокапиталистического сектора рассматриваются на Западе как первые предвестники и катализаторы будущих крупномасштабных сдвигов в этом направлении1. Заинтересованность Вашингтона определяется и военно-стратегическими расчетами на усиление "дружественного" Китая в противовес Советскому Союзу. Появление и укрепление в Китае частных американских и других западных фирм служат дальнейшему упрочению прозападной ориентации Пекина. И, разумеется, прямые инвестиции в КНР соответствуют стремлению к максимизации прибыли по крайней мере части американского монополистического капитала: в среднесрочной и долгосрочной перспективе КНР рассматривается как дополнительный источник сырья для американской экономики и рынок сбыта готовой промышленной и сельскохозяйственной продукции.

1 ("Intereconomics", January - February 1981, c. 43 - 47.)

Уже в августе - сентябре 1979 г. тогдашний вице-президент США У. Мондейл во время визита в Китай заявил о намерении правительства США осуществить необходимые практические мероприятия по оказанию государственной поддержки американским инвестициям в Китае и с этой целью внести необходимые изменения в американское законодательство. Это заявление было расценено как готовность правительства США страховать американские корпорации от политического риска, а ведь боязнь угрозы экспроприации при возможных радикальных переменах в Пекине в будущем является едва ли не главным сдерживающим фактором для корпораций США, желающих произвести инвестиции в китайскую экономику.

Визит У. Мондейла послужил исходным рубежом для первых переговоров. Были установлены непосредственные контакты между американским посольством и сформированной при Госсовете КНР Комиссией по иностранным капиталовложениям, а также "независимой" "Чайна интернэшнл траст энд инвестмент корпорейшн". В ходе переговоров США передали КНР необходимую информацию о международных юридических и экономических положениях функционирования смешанных предприятий, и американские специалисты включились в разработку законодательства КНР по рассматриваемым вопросам. Китайские официальные лица в целом положительно реагировали практически на все американские предложения в этой области, однако окончательное решение китайской стороны по главным проблемам сильно задерживалось. Для этого чтобы ускорить процесс выработки законодательства, президент "Чайна интернэшнл траст энд инвестмент корпорейшн" был приглашен в США, где он вел переговоры с тогдашним заместителем госсекретаря США по экономическим вопросам Р. Купером, с руководством Корпорации по страхованию частных капиталовложений за рубежом, а также встретился с представителями делового мира США.

По инициативе правительства США в феврале и марте 1980 г. состоялись слушания в комиссиях по международным отношениям сената и палаты представителей, посвященные учреждению страховых гарантий для будущих частных капиталовложений в КНР и соответствующему изменению действующих в США законов в этой области.

Согласно законам об иностранной помощи, принятым в 1961 г., любая экономическая помощь коммунистическим странам (включая и прямые инвестиции) запрещена, за исключением тех случаев, когда президент США придет к выводу и сообщит конгрессу о наличии следующих условий: такая помощь жизненно важна для безопасности Соединенных Штатов; страна - получатель помощи не находится под контролем "международного коммунистического заговора"; подобная помощь будет содействовать "укреплению независимости страны-получателя от международного коммунизма". Эти три положения явно препятствовали развертыванию государственной поддержки частных инвестиций в Китае, который продолжал числиться среди 18 стран, рассматриваемых конгрессом как "коммунистические". Правда, в 1971 г. в закон были внесены поправки, разрешающие в виде исключения осуществлять государственное страхование в рамках деятельности ОПИК прямых частных инвестиций США в Югославии и Румынии только с санкции президента, без получения согласия конгресса, что практически приравнивало эти страны к развивающимся государствам.

Аналогичное исключение было решено сделать и для КНР. Проект соответствующего закона был внесен сенаторами Джавитсом и Пеллом в сенате и конгрессменом Бингхэмом в палате представителей конгресса. Принятие этого закона позволяло ОПИК распространять свою деятельность на Китай, а также открывало путь к заключению с КНР официального соглашения о режиме американских прямых частных капиталовложении в Китае1. Закон был принят конгрессом 28 июля 1980 г., л стороны приступили к переговорам о заключении двустороннего соглашения. Оно было подписано в конце октября 1980 г. В соответствии с соглашением ОПИК получила согласие китайской стороны на осуществление страхования всех предполагаемых начинаний корпораций США в Китае. Пекин тем самым принял и одобрил основной организационный принцип данной корпорации, по которому правительство США выступает в любом коммерческом или некоммерческом конфликте между китайским правительством и частной американской фирмой в качестве гаранта компании, что фактически переводит этот спор на межправительственный уровень.

1 (S. 1916. Hearing before the Committee on Foreign Relations United States Senate. Wash., 1980, c. 1 - 30.)

Получение официальной поддержки способствовало росту заинтересованности деловых кругов США к прямым инвестициям в Китае. В ОПИК обратилось за содействием более 80 фирм; 16 корпораций направили письменные предложения китайским организациям о создании смешанных предприятий в самых разных областях - от добычи нефти, угля и цветных металлов до выпуска электронного оборудования. В качестве "соискателей" на китайский финансовый рынок наряду со средними и мелкими фирмами вышли такие гиганты, как корпорация "Филипс петролеум", "Тексако", "Оксидентл петролеум", "Дрессер индастриз"1.

1 ("China Business Review". March - April 1981, c. 22 - 28; "Business America", 15.VI.1981, c. 6 - 7.)

Характерной деталью начавшихся переговоров были попытки американцев добиться согласия Пекина на осуществление средних и мелких проектов, дающих быструю отдачу, в то время как китайская сторона, не отвергая этих проектов, проявила большую заинтересованность в создании совместных предприятий с крупными корпорациями для производства современных видов промышленного оборудования.

Из Пекина стали поступать сообщения о том, что китайские власти собираются еще более раздвинуть границы действия иностранного капитала в стране. Так, "Джорнэл оф коммерс" отмечала в июле 1981 г., что Пекин, возможно, готовится радикально пересмотреть уже существующие законы в плане их дальнейшей либерализации. Эти изменения должны были коснуться таких проблем, как снижение налогов с прибылей, большая гибкость и свобода при установлении зарплаты, при найме и увольнении китайского персонала, снятие ограничений с въезда и выезда иностранцев из "свободных экспортных зон".

Летом 1981 г. Государственный комитет по контролю лад иностранными капиталовложениями объявил, что прямые инвестиции зарубежных фирм в КНР достигли 1,5 млрд. долл. Однако следует учесть, что в эту цифру были включены капиталовложения американских и других западных нефтяных корпораций в разведку и разработку нефтяных ресурсов на китайском шельфе, составлявшие более 900 млн. долл., а остальная сумма - 600 млн. долл. - иностранных частных прямых капиталовложений в китайскую экономику вероятнее всего завышена. Гораздо ближе к истине, по-видимому, данные газеты "Джорнэл оф коммерс", согласно которым, по состоянию на осень 1981 г., в КНР действовало около 20 смешанных компаний (из них не более четырех американо-китайских), а общая стоимость прямых частных инвестиций иностранных фирм колебалась в пределах 100 - 200 млн. долл. Это громадное расхождение с официальными китайскими данными явилось следствием включения в них стоимости различного рода компенсационных соглашений, подписанных КНР с китайцами из Гонконга и Макао.

Таким образом, осуществление прямых инвестиций корпораций США в Китае пока еще (по состоянию на конец 1981 г.) находится на начальном этапе. Однако было бы ошибкой недооценивать результаты активной и целеустремленной деятельности Пекина и Вашингтона в 1979 - 1981 гг. по созданию благоприятных условий для прямых частных капиталовложений США в КНР. За сравнительно короткий срок было почти полностью осуществлено создание соответствующей правовой базы, и началось активное взаимное зондирование на уровне американских корпораций и китайских организаций.

Подводя итоги рассмотрению развития торгово-экономических связей между США и КНР, можно сказать, что значение этих связен для КНР очень велико. Поставки ряда товаров из США очень важны для китайской экономики. Это относится в первую очередь к закупкам зерна и искусственных удобрений (значение которых трудно переоценить, учитывая остроту продовольственной проблемы и отсталость сельского хозяйства КНР). Существенную роль играет также импорт хлопка (сырья для текстильной промышленности, одной из главных экспортных отраслей промышленности КНР). Неуклонно возрастает роль закупок машин и оборудования, в первую очередь транспортного, строительного и контрольно-измерительного, средств связи, машин и оборудования для нефтегазовой промышленности, заводов для производства искусственных удобрений.

Для американской же экономики импорт из КНР пока еще не приобрел особой важности. Его основу составляют текстильные товары, пух и перья, плетеные изделия, некоторые цветные металлы (олово, вольфрам), продовольственные товары (чай, орехи). Хотя импорт отдельных китайских товаров составляет существенную часть всего импорта соответствующей продукции (например, импорт неочищенного пера из Китая составляет приблизительно 30 - 35% всего импорта США этой продукции, а импортные потребности США в таких традиционных товарах, как пиротехника и т. д., Китай удовлетворяет почти на 50%), совершенно очевидно что поставки этих товаров имеют ограниченное значение для США.

Динамика торговли между Соединенными Штатами и Китаем в рассматриваемые годы показывает, что, несмотря на имеющуюся объективную основу для ее развития, она отличалась нестабильным характером: подъем в первой половине 70-х годов резко сменился спадом в середине этого десятилетия, после чего наступил новый подъем, продолжающийся и в настоящее время. В связи с этим возникает вопрос, насколько велик потенциал дальнейшего развития американо-китайских торгово-экономических связей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru