НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Калифорнийский военно-промышленный комплекс

1

Действительно, в чем главная сила калифорнийской олигархической группы?

Не в личных состояниях ее участников, миллионеров и мультимиллионеров. Денежный капитал только ждет выгодного вложения в "настоящее" дело. Сейчас главное в том, что под контролем калифорнийской группы, в частности ее ведущего банка в Сан-Франциско, сосредоточено огромное военное производство, дающее наивысшую прибыль и в то же время обеспечивающее особое политическое влияние. Без контроля над производством оружия массового уничтожения "Бэнк оф Америка" и его партнеры не шли бы сегодня ни в какое сравнение с группами Рокфеллеров, Морганов, Меллонов, Дюпонов и никогда бы не прошли за двери Белого дома.

То, что из первого десятка главенствующих военных корпораций США не менее шести - "Рокуэлл", "Локхид", "Макдоннелл - Дуглас" (частично), "Литтон", "Нортроп эркрафт" и "Хьюз" - действуют на территории Калифорнии и, несмотря на некоторое соперничество друг с другом, составляют как бы единое целое, фактически и сделало карьеру 40-го президента США. Иначе он, всего вероятнее, остался бы заурядным киноактером, а "Бэнк оф Америка" - все-таки провинциальным банком. Таковы законы жизни современного американского государственно-монополистического капитализма.

Надо учесть, что каждая олигархическая группа в США росла за счет использования научно-технических достижений и важных производственных перемен. Вандербильты, Морганы, Гарриманы, Гульды и другие американские магнаты прошлых времен наживались на строительстве и эксплуатации железных дорог, Рокфеллеры - на росте потребления нефти в результате изобретения двигателя внутреннего сгорания и дизеля, Меллоны - на росте потребления стали и алюминия, как и нефти, Дюпоны - на применении химического синтеза.

Так рождались династии заокеанских миллиардеров. Но по сравнению с тем коренным поворотом, который произошел в середине нашего века, когда вместе с электроникой появилось ракетно-ядерное оружие, все прежние возможности накопления гигантских состояний остались далеко позади. То, что норма прибыли на вложенный капитал в военном производстве в среднем примерно в полтора раза и более выше, чем в гражданском, решает для монополистов все.

Когда Роберта Гросса, хозяина "Локхид", одного из ведущих поставщиков Пентагона, спросили, почему он занялся выпуском военных самолетов, его ответ гласил: "Этот вопрос стар как мир. За каждую автоматическую винтовку Пентагон платит 100 долларов, за военный грузовик 7600, за бронетранспортер 29000, за артиллерийское орудие 100000. Это же гроши. Другое дело моя продукция: вертолет - 300000 долларов, боевой самолет - два миллиона. Это выгодный, ходовой товар, господа!"* Гросс не мог сказать тогда, что производство ракет и другого оружия массового уничтожения еще во много раз выгоднее.

* (Кузьмин Г. М. Военно-промышленные концерны. М., 1974, с. 124 )

Американский экономист профессор Дж. Штиглер пишет: "Максимизация прибыли является наиболее мощной и наиболее живучей из всех сил, управляющих поведением предпринимателя"*. Верно, если добавить к этому силу классового сознания. Комитет Ная в США, проводивший специальное расследование доходов военных корпораций в начале 30-х годов, когда оружие массового уничтожения еще не существовало, установил уже тогда, что 100-процентная норма прибыли была в военном производстве довольно обычным явлением.

* (Кузьмин Г. М. Военно-промышленные концерны. М., 1974, с. 45.)

Но дело не только в этом. Современный рынок вооружений вообще самый широкий и самый удобный, которым когда-либо располагали монополисты. Империалистические правительства покупают ракетно-ядерное оружие в любое время, даже тогда, когда в их стране бушует экономический кризис и сбыт гражданских товаров падает. Военно-промышленные монополии, таким образом, пользуются своего рода иммунитетом от рыночной конъюнктуры. Им заказывают несмотря ни на что.

В дни же войны рынок вооружений расширяется удесятеренными темпами - опять-таки независимо от состояния экономики страны. Так, только с 1938 по 1944 г. калифорнийская корпорация "Норт америкэн авиэшн" (ныне "Рокуэлл интернэшнл") и концерн "Локхид" увеличили свой сбыт в 70 раз, концерн "Дуглас эркрафт" - в 30 раз.

Все это ведет к тому, что в военном производстве теперь в большей мере, чем когда-либо, заинтересован не только промышленный, но и банковский капитал. Секрет бурного роста калифорнийского "Бэнк оф Америка" начиная с 40-х годов кроется именно в этом. Тут не просто банк, а банк, целиком сросшийся с главными военно-промышленными корпорациями Дальнего Запада США. Можно утверждать, что в сущности это своего рода ракетно-ядерный банк.

Отсюда, а не только из-за связей с влиятельными клерикальными кругами и из-за благодатной природы Калифорнии, его стремительное восхождение в послевоенные годы, беспримерное даже в Америке. Еще накануне второй мировой войны никто в США не поверил бы, что какая-либо капиталистическая группа может догнать и перегнать магнатов Уолл-стрита. Оружие массового уничтожения, грозящее существованию человечества, сделало это возможным.

Какую долю своего капитала "Бэнк оф Америка" расходует на нужды военной промышленности - как и то, сколько он на этом наживает, - известно только его владельцам. Но сам факт, что банковские ссуды и кредиты военным корпорациям в США непрерывно растут, сомнений не вызывает. Этому росту способствует то, что военные корпорации предпочитают брать деньги у банков, нежели получать их путем выпуска новых акций от публики и, возможно, от скрытых конкурентов.

Так, у "Локхид" на долю собственного акционерного капитала в 1973 г. приходилось менее одного процента общей суммы баланса, тогда как долгосрочные банковские кредиты составляли 74,1 процента ее основного капитала. При этом банковские займы могут в любое время обмениваться на акции корпорации, то есть превращаться в постоянное участие в ней. Другими словами, в таких случаях вооружениями фактически торгуют сами банки.

Привлекаемые все той же высокой прибылью в военном производстве, они вкладывают теперь в него несравненно больше средств, чем когда-либо раньше, будь то в форме прямых капиталовложений или же в форме долгосрочных кредитов. Вкладываются при этом не только собственные капиталы банков, но и средства, переданные им публикой. Для этой цели банки создают даже специальные "инвестиционные компании", в других же случаях действуют через подставных лиц. Считается, что банковская задолженность военно-промышленных концернов США покрывает от одной трети до трех четвертей общей стоимости их производственных зданий и оборудования*.

* (Кузьмин Г. М. Военно-промышленные концерны. М., 1974, с. 192.)

Именно так и действовал после войны "Бэнк оф Америка". Это привело к настолько тесному сращиванию военно-промышленного и банковского капитала в Калифорнии, что отделить один от другого, по существу, уже невозможно. То, что В. И. Ленин в 1916 г. писал о "личной унии" между банками и крупными промышленными концернами, подтверждается на практике в современной Калифорнии с особой наглядностью*.

* (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 27, с. 337.)

Главные калифорнийские военные корпорации.*
  Оборот в млн. долл. Число рабочих и служащих
1969 г. 1979 г. 1979 г.
"Рокуэлл интернэшнл" 2667 6176 114
"Макдоннел-Дуглас эркрафт" 3024 5279 83
"Литтон индастриз" 2177 4088 78
"Локхилд эркрафт корпорейшн" 2075 4058 67
"Нортроп эркрафт" 561 1582 29
"Хьюз эркрафт" - 1500** 43

*По данным: Moody's Industrial Manual, Aviation Week and Space Technology

**Объем военных заказов.

Так в военные и послевоенные годы выросли в США, в частности в Калифорнии, гигантские военные сверхконцерны, которым было суждено затмить всех на заокеанской сцене.

Стоит перечислить ведущие из них. В нынешней политике Соединенных Штатов каждый из них играет немаловажную роль, гораздо более значительную, чем известно широкой публике. История роста некоторых из них похожа на авантюрный фильм. Достаточно привести здесь один пример: историю корпорации "Локхид", которая производит теперь для Пентагона нейтронное оружие, ракеты "Трайдент", транспортные самолеты для "сил быстрого развертывания", противолодочные самолеты, а также крылатые ракеты.

2

Основатели корпорации "Локхид эркрафт" братья Локхид начали в 1916 г. с крошечного бизнеса, который тогда никто не принимал всерьез: маленького завода, выпускавшего одномоторные деревянные транспортные самолеты и помещавшегося в сарае*. В то время во всей авиастроительной промышленности Соединенных Штатов было занято всего несколько сот человек.

* (Кузьмин Г. М. Военно-промышленные концерны. М., 1974, с. 123.)

Когда фирма Локхидов через некоторое время обанкротилась, ее за 40 тысяч долларов - стоимость не очень большой лавки - купил спекулянт Роберт Гросс. Вначале это тоже был делец мелкого пошиба, но у него был немалый политический нюх: он хорошо понимал, в каком мире живет, чувствовал приближение второй мировой войны и не ошибся. С приходом Гросса фирма "Локхид" вскоре полностью переключилась на производство военных самолетов.

Ее уполномоченный объехал Западную Европу и добыл ряд заказов, в том числе на 200 бомбардировщиков от английского правительства. Когда разразилась война, портфель заказов у "Локхид" в течение одного года сразу вырос более чем в шесть раз. Началось массовое производство. С 1940 по 1943 г. оборот увеличился уже в 15 раз. За все годы войны "Локхид" выпустила 19200 бомбардировщиков "Летающая крепость" (конструкции "Боинг") и около 9000 двухмоторных истребителей "Лайтнинг". Было начато изготовление шпионских самолетов "У-2" (в настоящее время заменены самолетами ТР-1). Производственные мощности возросли почти в 20 раз, главным образом за счет новых заводов, построенных на государственные средства. Платил народ.

Но и это было каплей в море по сравнению с тем, что началось, когда Соединенные Штаты в 1950 г. развязали войну в Корее, затем во Вьетнаме и стали ускорять направленную против СССР гонку вооружений.

В конце 50-х годов "Локхид" приступила к производству ракет "Поларис" для американских подводных лодок. Выпуск "Поларисов", объявил главный владелец корпорации Гросс, в ближайшее время превзойдет все те масштабы, к которым мы привыкли при строительстве военных самолетов. Это и произошло, хотя не только рядовые люди в США, но и многие политики не очень понимали, ради чего.

В чем крылась разгадка сенсационных успехов фирмы "Локхид"? Отнюдь не просто в высокой квалификации нанятых на ее службу ученых и инженеров. Важнее было то, что еще в дни второй мировой войны она примкнула к финансовой группе калифорнийского "Бэнк оф Америка".

В 1943 г. этот банк предоставил ей кредит в 20 миллионов долларов и с того времени продолжал всячески содействовать ее росту. Близкие отношения Гросс завязал и с миллиардером Г. Хьюзом в Лос-Анджелесе, главой электронной корпорации. Все это открывало "Локхид" дорогу к высокопоставленным правительственным кругам, от которых зависело получение заказов.

В состав ее правления вступил видный деятель республиканской партии Герберт Гувер-младший, сын бывшего президента США, сам - бывший заместитель государственного секретаря. Другой известный республиканский деятель Ч. Дюкомен, в будущем финансовый патрон Никсона, породнился с Гроссом.

В свою очередь член правления "Локхид" Ч. Томас, он же член национального комитета республиканской партии, был назначен министром военно-морских сил США, другой член правления У. Верден - помощником министра ВВС. Бывший специальный помощник заместителя начальника штаба ВВС Л. Рут стал вице-президентом фирмы. С "Локхид" сблизился Р. Рассел, председатель сенатской комиссии по делам вооруженных сил, санкционирующей все военные расходы правительства. Наконец, "локхидовским человеком" стал считаться У. Рейборн, глава ЦРУ. В прессе мелькали сообщения, что обитатели Белого дома часто гостят на роскошной вилле Гросса, хозяина "Локхид".

Это была какая-то неистовая чехарда: понять, где "Локхид", где государство, было нелегко. Можно было говорить о "локхидации" вашингтонских учреждений. К концу 50-х годов на службе у корпорации состояло уже около ста крупных военных чинов, вышедших в отставку. Такая "отставка" и становилась чуть ли не главной целью всей их карьеры.

Специальная бригада "толкачей" в составе 22 человек была послана фирмой "Локхид" в Вашингтон, чтобы поддерживать непрерывный контакт с правительственными кругами. Шпионские самолеты фирмы "У-2" рекламировал где надо сам президент Никсон. Помимо всего этого, как впоследствии обнаружилось, в широчайших масштабах практиковалась система прямых взяток. Переплетение с Пентагоном было обеспечено.

То же делалось и за рубежом, где в клиентуру корпорации в разных странах привлекались десятки министров, генералов и правых политиков, получавших так называемые "комиссионные", то есть те же взятки. В Японии, например, в сети попался сам премьер-министр Танака. Почти не оказалось такой крупной капиталистической страны, где бы позднее не были разоблачены подобные скандалы.

В 1965 г. корпорация "Локхид" получила полумиллиардный заказ на сооружение 58 десантных самолетов "С-5А" - реактивных гигантов, каждый из которых мог вместить в себя до 700 солдат с полным вооружением или 14 сверхзвуковых истребителей. Было сообщено, что с помощью эскадрилий "С-5А" Соединенные Штаты вскоре окажутся в состоянии за несколько часов перебросить в любую точку земного . шара целое воинское соединение со всей боевой техникой*. Корпорация "Локхид" предугадывала пентагоновский проект создания "сил быстрого развертывания". В 80-х годах "Локхид" производит баллистические ракеты нового поколения для подводного флота.

* (Цаголов Г. Н. Миллиардеры из провинции. М., 1968, с. 71-72.)

В то же время она расширяла свой зарубежный рынок. Капиталистический мир был опутан ее филиалами и агентурами, ряд из которых был замаскирован. Многое походило на детективный роман. По лицензиям "Локхид" в ФРГ, Италии, Бельгии, Японии, Канаде строились реактивные истребители типа "Старфайтер", вскоре же оказавшиеся негодными.

В 1953 г. "Локхид" занимала 8-е место среди поставщиков вооружений в США, в 1960 г. - второе, в 1962 г. - первое. Позднее соперники стали ее перегонять: они действовали еще хитрее и бесцеремоннее. Акции корпорации стоили при ее основании 10 центов, в 60-х годах - 800 долларов, в 8000 раз больше. В одном только 1953 г. прибыль была равна 74,1 процента собственного капитала.

Летом 1982 г. Пентагон поручает корпорации "Локхид" производство крылатых ракет, "невидимых" для радарных установок.

Пентагон становился для участников калифорнийской группы чем-то вроде пещеры Али-Бабы. Она превращалась в перворазрядную индустриальную силу.

Сращиванием "Бэнк оф Америка" с "Локхид" дело, разумеется, не ограничивалось. Другие ведущие авиаракетные корпорации в штате пошли тем же путем, и все они тоже не ставили предела своей экспансии.

Оборот фирмы "Литтон", основанной в 50-х годах для производства военной электроники, составлял вначале около 3 миллионов долларов в год, в 1979 г. он составил 4088 миллионов, в 1366 раз больше! За 10 лет компания поглотила свыше 40 других фирм. В 70-х годах ей принадлежало около семи десятков заводов. В этом случае вновь обнаружилось, с какой неимоверной быстротой обогащаются калифорнийские магнаты на гонке вооружений, абсолютно не заботясь о том, что в результате этой гонки произойдет с миром.

Здесь перед нами вновь пример слияния большого военного бизнеса с могущественным банковским капиталом. Корпорация "Литтон" получила в свое время от "Бэнк оф Америка" крупные займы, и ее президентом стал бывший управляющий отделением этого банка Р. Эш, один из близких друзей Никсона. В состав правления вошел член национального финансового комитета республиканской партии Г. Сальватори. Помимо того, "Литтон" связалась производственным контрактом с "Локхид". Все это один и тот же круг. Они распределяют миллиарды между собой.

В круг входит и основанная в 1920 г. Дональдом Дугласом корпорация "Дуглас эркрафт" (ныне"Макдоннелл - Дуглас") в Южной Калифорнии, поставляющая ныне Пентагону ракеты, самолеты вертикального взлета "Харриер", истребители-бомбардировщики F-15 и другое новейшее оружие. "1980-е и, возможно, 1990-е годы сулят нам процветание", - беззастенчиво возвестил не так давно представитель этой корпорации.

Вначале контора фирмы находилась в задней комнате одной парикмахерской, и производство самолетов велось в помещении бывшей кинематографической студии. В американской печати утверждалось, что, если бы не доход от продажи картофеля с принадлежавших Дугласу нескольких акров земли и не помощь его отца, он бы непременно разорился*. Пентагон и тут помог становлению военного бизнеса, передав Дугласу заказы на строительство самолетов-торпедоносцев, а также транспортных самолетов.

* (Newsweek, 7. IV. 1958, р. 54.)

Но главный поворот в судьбе этой фирмы произошел в годы второй мировой войны, когда тот же "Бэнк оф Америка" выделил Дугласу щедрые кредиты и включил его представителей в свое правление. В 1965 г. компания, занимая 6-е место по обороту среди американских авиаракетных корпораций, производила уже палубные штурмовики, управляемые снаряды и ракеты для аэрокосмического проекта "Сатурн". В ее научно-исследовательском центре работала тысяча человек.

В 1967 г. "Дуглас эркрафт" объединилась с авиаракетной корпорацией "Макдоннелл эркрафт", созданной до войны за пределами Калифорнии и позднее разросшейся на деньги Рокфеллеров. Значит ли это, что старая ведущая олигархическая группировка в США пытается внедриться в тыл поднявшейся так высоко наступающей калифорнийской группы? Или она стремится договориться с ней о разделе райского пентагоновского рынка?

В феврале 1979 г. стало известно еще что-то. Пакистанская печать сообщила о ряде случаев, когда фирма "Макдоннелл - Дуглас" с целью получения выгодных заказов на свои самолеты широко практиковала выплату "комиссионных" высокопоставленным пакистанским чиновникам. Представителю фирмы пришлось признать, что общая сумма взяток иностранным сановникам с 1969 по 1976 г. достигла почти полутора миллиардов долларов*. Между тем речь шла всего лишь о самой обычной практике американского военно-промышленного комплекса при экспорте вооружений. Иначе дело не ведется.

* (Правда, 5.II.1979.)

К тому же комплексу принадлежит громадный концерн "Рокуэлл интернэшнл" в Лос-Анджелесе, в котором участвуют хозяева большого химического бизнеса Дюпоны. В 1979 г. оборот концерна достиг 6176 миллионов долларов, выдвинув его на второе место в списке привилегированных поставщиков оружия Пентагону.

"Рокуэлл интернэшнл" - основной подрядчик Пентагона по строительству бомбардировщиков В-1. Подсчитано, что концерн в ближайшие годы получит за выполнение военных заказов 10 миллиардов долларов. "Рокуэлл интернэшнл" производит также реактивные истребители, электронные системы управления для самолетов, ракет и подводных лодок.

В аппарате и тут полно отставных генералов и адмиралов. В 1935 г. на заводах "Рокуэлл интернэшнл" было занято 700 человек, в 1940 - 7000, в 1979 г. - 114000. При этом корпорация выросла не только благодаря правительственным заказам, но и за счет прямых правительственных субсидий. Она печатает такие рекламные объявления о своих самолетах: "Вместе с ракетами они составляют гибкую и мобильную силу для опустошительного возмездия. Это - средство превентивного возмездия"*. Иначе говоря, речь идет об оружии для первого удара.

* (Цит. по ст: Кузьмин Г. М. Новое время, 1960, № 23, с. 10.)

Неудивительно, что и корпорация "Рокуэлл интернэшнл" пользуется за океаном особым покровительством. В октябре 1981 г. она получила от правительства Рейгана щедрую награду. Ей передали огромный заказ на производство ста новых бомбардировщиков В-1, на которых планируется установить крылатые ракеты. Даже администрация Картера не решалась пустить в производство этот бомбардировщик.

Кто наживается на таких поставках? Руководители "Рокуэлл" подчеркивают, что в фирме участвуют свыше 128 тысяч акционеров, то есть массы "рядовых" людей. Но когда однажды в 70-х годах состоялось общее собрание акционеров, оказалось, что присутствовало всего 500 человек, представлявших 80 процентов всей суммы акционерного капитала. Утверждение о "демократическом" характере крупных монополий, таким образом, ложно. Управляют ими и снимают сливки замкнутые, узенькие группы. Официальный годовой оклад президента "Рокуэлл интернэшнл" составляет почти четверть миллиона долларов - целое состояние. Сколько он помимо этого зарабатывает на финансовых манипуляциях, никому не известно.

К тому же списку надо добавить корпорацию "Нортроп", поставляющую Пентагону самолеты, системы наведения для бомбардировщиков В-1 и ракет "MX", космическое оборудование. По размерам эта фирма не может сравниться с ведущими монополиями, но по стремительности роста может. Только за десятилетие 1969-1979 ее годовой оборот увеличился почти в три раза. Немалое значение имеет при этом, видимо, то, что президентом "Нортроп" до недавнего времени был Т. О. Пейн, бывший глава государственного космического управления США (НАСА). Американская политика в космосе также в немалой степени определяется военными монополиями, а не только стратегами.

Стоит, наконец, упомянуть и о калифорнийской ракетно-электронной корпорации "Хьюз". Здесь тоже дела замаскированы. Формально фирма принадлежит Медицинскому институту имени Хьюза. Но сам институт целиком контролируется наследниками Г. Хьюза, человека, считавшегося самым богатым в мире: его личное состояние еще в 60-х годах оценивалось в 1500-1600 миллионов долларов.

В 1948 г. капитал корпорации "Хьюз" составлял всего 2 миллиона и на ее заводах была занята тысяча человек. Но после того как началась корейская война и Хьюз еще раньше привлек к руководству бывшего заместителя командующего ВВС США генерала И. Икера, дело пошло на лад. "Личная уния" сработала и в этом случае. Корпорация, выпускающая теперь также лазерное и космическое оружие, считается фаворитом ЦРУ.

Не так давно был произведен следующий подсчет. В 1959 г. на службе у 100 крупнейших подрядчиков Пентагона состояло 768 отставных военных в чине полковника и выше. В 1969 г. - уже 2072*. Сколько их в 80-х годах, пока не подсчитано. Но монополизация Пентагона по-прежнему сопровождается "пентагонизацией" монополий. Это стало законом американского общества.

* (A. Yarmolinsky. The Military Establishment, New York, 1971, pp. 61-63.)

Другой подсчет. Один миллиард долларов, идущий на военное производство, если его использовать на другие цели, может дать более ста тысяч рабочих мест в строительной промышленности, 139 тысяч в системе медицинского обеспечения, 187 тысяч в системе образования.

Необходимо учесть еще одно существенное обстоятельство. Американский (и в том числе калифорнийский) военно-промышленный комплекс окружен со всех сторон как бы спутниками: такими же, хотя не столь большими компаниями в других капиталистических странах. Это удваивает его вес.

Американские корпорации поставляют оружие массового уничтожения Пентагону, западноевропейские - блоку НАТО. И те и другие обмениваются лицензиями, совместно устанавливают повышенные цены, сообща вербуют высокопоставленных политиков. Примечательно, что американские военные корпорации во многих случаях непосредственно участвуют в западноевропейских, тогда как те довольствуются ролью младших партнеров.

Так, например, калифорнийская фирма "Локхид" поддерживает тесные отношения с западногерманской авиаракетной монополией "Мессершмитт", в годы второй мировой войны снабдившей гитлеровский люфтваффе 40 тысячами самолетов, а ныне снабжающей бундесвер и НАТО. "Мессершмитт", в свою очередь, участвует в западноевропейском ракетном консорциуме "Евромиссайлс", основанном английской монополией "Бритиш аэроспейс" и французской "Аэроспасьаль". Они же связаны с голландским военным концерном "Фоккер" и итальянским "Макки", японским "Мицубиси", а в самой Западной Германии - со старейшими монополистическими группами Тиссенов и Круппов*. Все это похоже на какой-то лабиринт, в котором нетрудно заблудиться. Но участники знают входы и выходы.

* (Вместе с "Бритиш аэроспейс" и с итальянским концерном "Аэроиталия" "Мессершмитт" участвовала в производстве многоцелевого сверхзвукового истребителя "Торнадо", с французским концерном "Дассо - Бреге" в создании тактического истребителя "Ягуар", с "Аэроспасьаль" в производстве управляемого снаряда "Роланд". Пакетами акций "Мессершмитт" владеют американские корпорации "Боинг" и "Юнайтед текнолоджис", а с фирмой "Макдоннелл - Дуглас" "Мессершмитт" заключила соглашение о совместной разработке и запуске в производство неких "новых типов" боевых самолетов.)

Схема интернационала военных монополий

Лос-анджелесская корпорация "Литтон" владеет заводами в ФРГ, Англии, Японии, Канаде, Мексике, Италии, Швейцарии, Швеции. Президент корпорации однажды заявил: "Нам представляется, что "Литтон" следует сделать подлинно интернациональной компанией, а не просто американской, действующей за границей. Нам кажется также, что мы обязательно должны сохранить контроль над технологией производства... Приобретая же западногерманские фирмы, мы значительным образом упрощаем дело. И правительство Западной Германии удовлетворено, и мы будем чувствовать себя спокойно"*.

* (The New York Times, 10. IX. 1966.)

Корпорация "Нортроп" - отнюдь не самая большая из американских военных фирм. Тем не менее и она окружена кольцом партнеров в разных странах. В Голландии, например, она владеет 25 процентами акций концерна "Фоккер", в котором не так давно участвовал принц Бернард. Даже в Иране она до недавнего времени владела 49 процентами акций фирмы "Иран эркрафт индастриз"*, в которую негласно были вложены деньги бывшего шаха. Таким образом, даже иранский деспот, на совести которого тысячи умерщвленных и замученных людей, был прямым, хотя и секретным соучастником калифорнийского военно-промышленного комплекса.

* (Moody's Industrial Manual, New York, 1977, p. 3707.)

Действует, таким образом, своего рода интернационал торговцев смертью, управляемый из Сан-Франциско и Нью-Йорка. Этим путем заокеанские военные фирмы получают возможность влиять не только на политику Вашингтона, но и на политику Лондона, Бонна, Рима, Брюсселя, Гааги, Токио, при прежнем правительстве Франции в какой-то мере и на политику Парижа. Это означает, что не десятки, а сотни буржуазных деятелей в разных странах находятся в услужении американских торговцев оружием.

Так выглядит калифорнийский военно-промышленный комплекс. Вместе взятый, это, несомненно, мощный монополистический конгломерат. Правда, за пределами его владений остаются такие находящиеся в других районах США крупные военные корпорации, как "Юнайтед текнолоджис", "Дженерал дайнемикс", "Боинг", "Мартин - Мариетта" (специализирующаяся на производстве ракет средней дальности) и другие. Отдельно стоят и такие гиганты с оборотами в десятки миллиардов долларов, как "Дженерал электрик", "Дженерал моторс", "Форд мотор", у которых гражданское производство перевешивает военное. И все же вполне можно сказать, что ядро американской военной промышленности в настоящее время утвердилось в Калифорнии.

Вот почему калифорнийская финансовая группа, став во главе этого комплекса, смогла вырасти в силу, уполномоченные которой сумели пробиться в США к государственному рулю. Ее основная цель - во что бы то ни стало продолжать гонку вооружений, продолжать до бесконечности и, следовательно, постоянно обострять международные отношения.

"По мере того как проходят месяцы президентства Рейгана, - писала "Нью-Йорк таймс" в конце 1981 г., - оружие становится основой основ все более широкого круга внешнеполитических проблем. Дипломатия выражается преимущественно в искусстве передачи оружия. Отношения (Соединенных Штатов. - Э. Г.) с европейскими союзниками вращаются вокруг развертывания американских ракет. Оружие предлагается как средство умиротворения в сальвадорской гражданской войне..."

Но для того чтобы обострять международные отношения и подстегивать гонку вооружений, большому военному бизнесу необходим удобный политический рычаг. Политика никогда далеко не отстает от экономики. Таким рычагом калифорнийской финансовой и военно-промышленной олигархии оказалось правое крыло правящей ныне американской республиканской партии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru