НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

4. Правое крыло республиканской партии

1

"Бэнк оф Америка" - финансовая база калифорнийской олигархической группы, военно-промышленный комплекс на Крайнем Западе США - ее индустриальная опора. Политический оплот группы - американская республиканская партия. Сегодня это, несомненно, одна из самых экстремистских крупных буржуазных партий в мире; в данный момент, возможно, даже самая экстремистская.

Вес ее правого крыла в делах западных империалистов нередко недооценивали. Между тем именно это крыло в течение многих десятилетий не раз доминировало в Вашингтоне и продвигало своих кандидатов на президентское кресло. Правыми республиканцами были президенты У. Мак-Кинли (1897-1901), У. Гардинг (1921-1923), К. Кулидж (1923-1929), Г. Гувер (1929-1933), Р. Никсон (1969-1974).

Объяснить преобладание этого крыла нетрудно. Начиная еще с последней трети прошлого века республиканскую партию стала поддерживать почти вся крупная буржуазия Соединенных Штатов (что, правда, сплошь и рядом не мешало ей же финансировать на всякий случай и демократическую партию). Это вело к тому, что официальные лидеры республиканцев, как правило, покорно шли на поводу реакционной плутократии. В конгресс почти всегда посылались только лица, проверенные и перепроверенные местными боссами и национальным финансовым комитетом партии, в котором распоряжались прямые уполномоченные большого бизнеса. Эта система действовала сотню лет и действует до сей поры.

Некоторые в свое время считали, что вдохновителем правого крыла республиканской партии после второй мировой войны был Дж. Ф. Даллес, государственный секретарь при Эйзенхауэре, нашумевший своими резкими антисоветскими выступлениями. Это не совсем точно. Подлинные руководители правого республиканского крыла стояли и стоят вправо от позиций Даллеса, представлявшего тогда сравнительно более "умеренную", хотя в общем и целом не менее империалистически настроенную олигархическую группу Рокфеллеров.

С точки зрения калифорнийских магнатов, даже такие деятели, как Даллес, были слишком осторожны и недостаточно "наступательны". Рейган, Уайнбергер и другие сегодня, как известно, ведут себя еще агрессивнее, чем в 50-е годы при Эйзенхауэре вел себя Даллес.

Между тем было время, когда американская республиканская партия могла с полным правом считаться сравнительно прогрессивной, в течение целого периода даже революционной буржуазной партией. Именно республиканцы, поддерживаемые торгово-промышленной буржуазией северо-восточных штатов, фермерами, рабочими и ремесленниками, предприняли в 60-х годах XIX века смелую гражданскую войну против рабовладельцев Юга, в то время самой реакционной силы в стране. Не кому иному, как президенту США от республиканской партии Аврааму Линкольну было в 1864 г. адресовано послание Маркса, в котором основоположник научного коммунизма приветствовал тогдашнюю политику этой партии.

Все это записано в американской истории. Свыше ста лет назад республиканская партия как будто действительно двигалась по дороге прогресса. Но столь же известно и то, что вслед за тем, почти сразу после убийства Линкольна, партия эта начала перерождаться, постепенно превращаясь в типичную империалистическую партию, какой является теперь.

Внутри ее произошел своего рода переворот, толкнувший ее далеко вправо. Ее прежние идеалы стали исчезать один за другим, переходя в свою противоположность, хотя фразы оставались.

Ничего непонятного в этом не было. Как уже сказано, республиканская партия была за несколько десятилетий захвачена (точнее, куплена) крупным капиталом. Его исключительной собственностью она остается и до сего дня. Это его партия, и она делает то, что хочет он. Никакие другие силы к ее руководству не допускаются, ни в центре, ни в организациях, существующих в отдельных штатах.

Можно предположить, что подавляющее большинство из 70 американских семейств, обладающих состоянием в 100 и более миллионов долларов, оказывают сегодня предпочтение республиканской партии. Их отпрыски регулярно сговариваются с ее боссами. Только магнаты большого химического бизнеса Дюпоны, еврейские банкиры Уолл-стрита и отчасти Морганы обычно ближе к демократической партии, чем к республиканцам.

Рокфеллеры, Меллоны, Хьюзы, Гетти, Джаннини, Чандлеры, Бечтелы, Маккоуны, Ноуленды и десятки других мультимиллионеров продолжают неизменно финансировать республиканскую партию и держать под контролем тех ее политиков, кому предназначается большая государственная карьера. Наиболее четко эти связи проявляются каждые четыре года, когда решается вопрос о выборе кандидата в Белый дом.

2

Примечательно при этом, что за последние три десятилетия в верхах республиканской партии все большее влияние стала приобретать мощная сплоченная группа калифорнийских боссов, близких к дельцам из "Бэнк оф Америка" и к связанным с этим банком авиаракетным корпорациям. Последние съезды республиканской партии подтверждали это вновь и вновь. Достигалось это как посредством сложных закулисных махинаций, так и с помощью прямых взяток.

В 1926 г. основанный в 1904 г. "Бэнк оф Америка", действовавший вначале под названием "Бэнк оф Итали", впервые выступил на политической сцене Калифорнии, открыто участвуя в кампании в пользу республиканского кандидата на пост губернатора штата. Его кандидат был избран, и банк Джаннини немедленно получил разрешение на открытие 136 новых отделений в штате*. Но это было только началом действий, в масштабах одного штата. Вслед за тем группа Джаннини стала упорно пробиваться в центральный руководящий аппарат республиканской партии.

* (Перло В. Империя финансовых магнатов. М., 1958, с. 350.)

После второй мировой войны к правому крылу республиканской партии примкнул ряд ее влиятельных деятелей. Их общей платформой было требование проведения непримиримой "холодной войны" против СССР. Среди них были такие известные реакционеры, как близкий к "Бэнк оф Америка" богатейший издатель У. Херст, владелец нескольких дюжин бульварных газет и журналов; калифорнийский политик У. Ноуленд, одно время лидер республиканцев в сенате; бывший заместитель государственного секретаря и сын бывшего президента США Герберт Гувер, член правления "Локхид".

К тому же кругу присоединились мультимиллионер Н. Чандлер, собственник лос-анджелесской республиканской газеты "Таймс миррор", вложивший капиталы в авиационную и нефтяную промышленность, и судостроительный магнат Д. Маккоун, одно время председатель государственной атомной комиссии, а затем глава ЦРУ, он же компаньон калифорнийского сталелитейного монополиста Э. Кайзера.

Заботой о прочности своих позиций на западе США политические интересы калифорнийской олигархической группы, однако, не ограничивались. Она стремилась распространить свое влияние как можно шире и успешно использовала для этого свой альянс с нуворишами Техаса. К влиянию внутри республиканской партии калифорнийской группы добавлялось влияние другой, тоже сравнительно молодой монополистической группы, стоявшей даже еще правее,- техасских магнатов, разбогатевших на вновь открытых на юге США нефтяных источниках. Главного из них, Гарольдсона Ханта, владельца более миллиарда долларов, можно было назвать настоящим фашистом.

Хант открыто выступил за разрыв дипломатических отношений с СССР, свержение правительства Кастро на Кубе и ничем не ограниченную гонку вооружений. Именно он и группировавшиеся вокруг него другие мультимиллионеры в Далласе и Хьюстоне стояли за спиной известного антикоммунистического маньяка, "охотника за ведьмами" Джозефа Маккарти, когда тот после войны пытался стать президентом США.

В мае 1954 г. один из техасских магнатов следующим образом ответил на вопрос нью-йоркского журнала "Форчун", почему техасские миллионеры выступают за воинственный антикоммунизм: "Все мы разбогатели довольно быстро. И, признаться, кроме денег, нас ничто не интересовало и не интересует. Но вот рост сил коммунизма ощущается во всем мире. Почему мы должны терять то, чего достигли?"*

* (Цит. по кн.: Цаголов Г. Н. Миллиардеры из провинции. М., 1968, с. 166.)

Ответ техасского миллиардера Ханта на вопрос репортера: "Не беспокоит ли вас, мистер Хант, то, что ваш сын Ламар на одних лишь футбольных пари проиграл за год миллион долларов?" был таков: "Безусловно, это меня беспокоит, ведь если дело пойдет так и дальше, то Ламар наверняка обанкротится через каких-то 250 лет"*.

* (The Nation, 24.II.1964, p. 182.)

Ответ Ханта приведен дословно. Человек, который позволял себе так говорить, имел в США немалый политический вес, и поддержка техасскими тузами правого крыла республиканской партии многое объясняет в его росте.

Наконец, в какой-то сговор с некоторыми представителями этого крыла после второй мировой войны несомненно вступили весьма влиятельные в Калифорнии и некоторых других штатах США клерикально-католические круги. Это опять-таки имело важное значение. Как уже упоминалось, могущественный орден иезуитов еще в 20-х годах вложил свои деньги в "Бэнк оф Америка". Семья Джаннини была связана с католической церковью также и личными узами.

Верно, что католики в США обычно большей частью голосовали за демократическую партию. Но каких взглядов придерживались после войны авторитетные американские клерикалы не только в Калифорнии, видно, например, из высказываний профессора основанного иезуитами в Нью-Йорке Фордхэмского университета фон Гильдебранда, заявившего в 50-х годах: "Угроза коммунизма может быть преодолена только посредством силы и, пожалуй, только посредством войны. В этот решительный час бог призывает к героической христианской жизни"*. Подобные чудовищные заявления некоторых католических руководителей несомненно служили интересам правого крыла республиканской партии.

* (Новый мир, 1950, № 6, с. 187.)

Присоединение к нему всех этих кругов удваивало силу калифорнийско-техасской олигархической группы, и борьба за руководство партией повелась всерьез.

В начале 50-х годов была даже предпринята авантюристическая попытка установить в Вашингтоне нечто вроде авторитарного режима. Кандидатом в президенты США правыми республиканцами был намечен бывший главнокомандующий вооруженными силами США на Дальнем Востоке, главный "герой" войны в Корее, председатель правления военного концерна "Сперри рэнд" генерал Дуглас Макартур. Его отец, в начале века завоевавший для Америки Филиппины, был похоронен на военном кладбище в Сан-Франциско.

Макартур был авантюристом самого бесшабашного типа. В одном из своих интервью, хранившемся до его смерти в тайне, он заявил: "Я мог бы выиграть войну в Корее максимум за десять дней. Я бы сбросил 30-50 атомных бомб". Он предлагал также создать пояс из радиоактивного кобальта, который простирался бы от Японского до Желтого моря, чтобы "минимум 60 лет никто не мог бы вступить в Корею с севера"*.

* (Правда, 23.II.1965.)

Закулисным инициатором затеи сделать Макартура президентом США был союзник калифорнийской группы техасский миллиардер Хант. Авантюра с Макартуром оказалась, однако, слишком рискованной даже для республиканской партии. Тем не менее уже тогда стало ясно, на что вопреки официальным принципам американской демократии при случае способно ее правое крыло*.

* (Вопрос о том, был ли кто-либо из окружения техасских магнатов каким-то образом замешан в убийстве президента Кеннеди в Далласе в 1963 г., все еще не решен, но исключать, что дело дошло и до этого, едва ли можно.)

Примечательно, что за планами правых республиканцев уже тогда с неослабным вниманием следили неофашистские круги за пределами США, в частности западногерманские реваншисты. Их орган - мюнхенская газета "Дойче националь унд зольдатенцайтунг" позднее спросила Макартура в ходе интервью с ним: "Вы знаете, что мы друзья?" - "Конечно, - ответил Макартур. - И мы ведь поддерживаем контакт"*. Неонацистская газета открыто приветствовала возможность прихода Макартура к власти в Вашингтоне, явно ожидая, что это будет сигналом к подготовке третьей мировой войны.

* (Цит. по: Правда, 3.XII.1963.)

Весьма любопытна и такая деталь. По свидетельству "Нью-Йорк таймc", Б. Голдуотер, будучи лидером правых республиканцев, вел переписку с руководителем судетских реваншистов Зеебомом и другими западногерманскими реакционерами, обмениваясь с ними "взглядами по широкому кругу политических вопросов"*. Не приходится сомневаться, что крайние антикоммунисты в США с того времени поддерживают живой контакт со своими единомышленниками в разных странах, в частности в той же Западной Германии. Координация их операций нередко бросается в глаза. Деятели типа Ф. Штрауса в ФРГ видят в таких американцах своих потенциальных союзников.

* (Новое время, № 11, 1965.)

3

Так уже вскоре после второй мировой войны активизировалось правое крыло американской республиканской партии с центрами в Калифорнии и Техасе, вдали от ее прежней штаб-квартиры в Нью-Йорке. В середине 60-х годов их кандидатом в Белый дом стал сенатор Барри Голдуотер, владелец фирмы универмагов, член сенатской комиссии по делам вооруженных сил, заместитель председателя государственной комиссии по разведке и, наконец, один из близких друзей "Бэнк оф Америка".

Это была не менее, чем Макартур, откровенно ультраправая фигура. По свидетельству собственной сестры Голдуотера, он, как уже упоминалось, в молодости почти не читал книг, а выходившие потом под его именем произведения были написаны наемными авторами. В международных делах Голдуотер совершенно не разбирался. Его взгляды сводились к требованию проводить по крайней мере неограниченную, непримиримую "холодную войну" и пугали даже многих сторонников Даллеса.

Так, например, в сентябре 1961 г. он заявил: "Первая и самая важная наша задача состоит в том, чтобы убедить неприятеля, что мы скорее отправим весь мир на тот свет, чем оставим его жить при коммунизме". Соединенные Штаты, подчеркивал Голдуотер, "должны прекратить обманывать себя и своих друзей разговорами о разоружении"*. Это звучит почти как недавние высказывания Уайнбергера.

* (The New York Times Magazine, 17. IX. 1961, pp. 100, 102.)

Голдуотер доходил до требования разорвать дипломатические отношения с СССР, а для "урегулирония" западноберлинского вопроса предлагал использовать "ядерное оружие малой мощности". Касаясь возможности ядерной войны, он, выступая по телевидению, сказал: "А что тут особенного?"* В статье, напечатанной в "Нью-Йорк таймс", он заявил: "Такой вещи, как мирное сосуществование, вообще не существует". Подобные взгляды вполне подходили калифорнийской группе.

* (Новое время, № 45, 1961.)

Было также известно, что от Голдуотера тянутся нити к "обществу Джона Бэрча", объединявшему тысячи открытых и тайных сторонников профашистского переворота в США. Главарь общества Р. Уэлч публично назвал Голдуотера "человеком, который особенно хорошо способен определить все насущные потребности и более других отвечает требованиям, предъявляемым к президенту США"*. Голдуотер в свою очередь подчеркнул, что знает членов "общества Джона Бэрча" как "весьма хороших людей"**.

* (The Washington Post and Times Herald, 19. XII. 1961.)

** (The Nation, 30. VI. 1962, p. 568.)

Его позиции в вопросах внутренней политики характеризовались уже тем, что служащим в принадлежавших ему магазинах запрещалось вступать в профсоюзы. Он же предлагал вообще перестроить республиканскую партию в "консервативную", то есть в неприкрыто правую.

Таков был политик, которого правое крыло республиканской партии в 60-х годах сделало своим лидером и стало прочить на ту роль, играть которую в наши дни поручено Рейгану. Духом Голдуотера веет в этой партии и в 80-х годах.

Хотя Голдуотер калифорнийцем не был, его главной опорой оказались все те же калифорнийские и техасские финансовые и военно-промышленные круги. Съезд республиканской партии в июле 1964 г. был созван в цитадели этих сил, в Сан-Франциско, и именно они выдвинули тогда кандидатуру Голдуотера в президенты. Кандидатура "умеренного" Нелсона Рокфеллера была провалена голосами калифорнийцев и их союзников.

Голдуотер тогда открыто подтвердил, что в случае своего избрания круто повернет руль американской политики вопреки "умеренным" вправо. Накануне съезда республиканцев он заявил: "...Крупные банки, финансовые аристократы восточного побережья (Нью-Йорка! - Э. Г.) почти всегда могли манипулировать при выборах республиканского кандидата. Они хотят оказать влияние на внешнюю политику... Поскольку эти круги знают, что не смогут меня контролировать, они стараются вытеснить меня"*.

* (Der Spiegel, 8. VII. 1964, S. 56.)

Одним из тех, кто в те дни оказал Голдуотеру важную поддержку, передав в его избирательный фонд свыше миллиона долларов, был калифорнийский богач, совладелец военной монополии "Литтон" и член национального финансового комитета республиканской партии Генри Сальватори - то же лицо, которое 16 лет спустя финансировало избирательный фонд Рейгана. Другими крупными вкладчиками были владельцы корпорации "Локхид", калифорнийский газетный магнат У. Ноуленд и техасский миллиардер Г. Хант.

Известный в свое время американский журналист Дрю Пирсон писал тогда по поводу победы Голдуотера на съезде республиканцев в Сан-Франциско: "Из того, как сенатор Барри Голдуотер сокрушил умеренное крыло республиканской партии в Сан-Франциско, можно сделать важнейший вывод: контроль над этой партией перешел от домов Моргана и Рокфеллера к нетерпеливым выскочкам... В экономике страны произошли изменения, и одновременно происходят изменения в политической власти. Сегодня "Бэнк оф Америка", а не "Чейз Манхэттен бэнк" в Нью-Йорке является величайшим банком в мире. Подобно этому Техас с его ракетной и электронной промышленностью имеет огромный экономический перевес. Новые банки, новые предприятия появились повсюду на Западе и Юго-Западе"*.

* (The Washington Post, 18. VII. 1964.)

Пирсону вторил не менее компетентный буржуазный комментатор С. Олсоп. Он писал, что бунт Голдуотера - это бунт новых денег против старых денег, денег техасца Ханта против "Чейз Манхэттен бэнк", больших денег процветающих районов против больших денег старых индустриальных штатов.

Покойный сенатор-демократ Губерт Хэмфри, который в 1965-1969 гг. был вице-президентом США, тогда же отметил, что республиканская партия "похищена" меньшинством, выступающим против запрещения ядерных испытаний, и назвал Голдуотера политиком с "тяжелой рукой на ядерном спусковом крючке"*.

* (Цит. по: Правда, 30.VII.1964.)

Еще дальше пошла в оценке лидера правого крыла американской республиканской партии влиятельная лондонская газета "Обсервер". "Барри Голдуотер, - писала она, - не Адольф Гитлер, Америка не Германия. 1964 г. не 1929 г. Неразумно проводить точные сравнения между этими двумя ситуациями. Тем не менее имеется некоторое тревожное сходство. Голдуотер не располагает официальной армией, которая попирает закон наподобие гитлеровских штурмовиков. Однако в Соединенных Штатах имеются группы, представления которых, например о коммунизме, напоминают взгляды нацистов, и имеются группы, которые организуют акты насилия. А Голдуотер может оказаться респектабельным человеком, который соединит их экстремизм с предрассудками простых американцев"*.

* (Цит. по: Правда, 26.VII. 1964.)

Правое крыло республиканской партии было, таким образом, уже в 1964 г. готово к тому, чтобы захватить власть в Вашингтоне и продиктовать свою политику. Рейган корнями исходит от Голдуотера.

Тогда же на съезде в Сан-Франциско произошло открытое столкновение между этим крылом и "умеренной" группировкой во главе с Нелсоном Рокфеллером. Выяснилось, что ключевые посты в аппарате партии, в том числе пост председателя ее национального комитета, уже захвачены правыми.

Все же победа правых на съезде в Сан-Франциско не дала им тогда желаемых результатов. Президентом США на выборах в 1964 г. был избран лидер демократической партии Л. Джонсон. "Умеренные" республиканцы вскоре же перешли в контратаку и даже вынудили ставленника Голдуотера, председателя национального комитета партии, выйти в отставку

Голдуотер, между прочим, и сегодня является председателем специальной сенатской комиссии по разведке. Рекомендовал его на этот пост Рейган.

4

Тем не менее калифорнийские и техасские магнаты не складывали оружия. Их следующим фаворитом оказался адвокат Ричард Никсон. Контора этого адвоката вначале находилась в здании отделения "Бэнк оф Америка" в калифорнийском городке Уиттнер. В числе его покровителей был заведующий отделением того же банка Г. Перри, другим - член правления "Локхид" Г. Гувер. Женой Никсона была дочь главы авиационно-ракетной корпорации "Райан аэроунатикал компани" Т. Райан*. Его кумиром, наконец, был реакционный генерал Макартур. Этого было достаточно. И на этот раз правое крыло республиканской партии взяло верх.

* (По утверждению американского обозревателя Д. Пирсона, Никсон был также акционером фирмы своего брата Дональда, контролировавшей ряд ресторанов и магазинов подарков в Калифорнии и финансировавшейся крупнейшим военным промышленником Говардом Хьюзом (Правда, 3.XI.1960). Родители жены Никсона, владельцы авиастроительной компании "Раиан аэроунатикал компани", были акционерами корпорации "Локхид". )

В январе 1969 года Никсон, сменив в Белом доме представителя демократической партии Л. Джонсона, стал 37-м президентом США, оставаясь на этом посту почти шесть лет. Стала ли политика правого крыла республиканской партии при Никсоне по существу иной, чем хотел Голдуотер? Нет, только несколько более изощренной.

Верно, что Никсон в свое время избегал высказывать свои цели так открыто и грубо, как это делал Голдуотер, и иногда даже предпринимал шаги в сторону нормализации отношений с Советским Союзом. Так, в мае 1972 г. он заключил с СССР ряд договоров и соглашений, признал принцип примерного военного паритета Соединенных Штатов и Советского Союза, подписал ОСВ-1, договор об ограничении систем противоракетной обороны, торговый договор и другие документы. В июне 1973 г. Никсон заключил с СССР соглашение о предотвращении ядерной войны. Верно и то, что Никсон по крайней мере не ломал подписанных с СССР соглашений. В этом отношении он все-таки выделялся в среде правого крыла республиканской партии, выгодно отличаясь от нынешнего президента США. Возможно даже, что под конец он поплатился за это, а не только за Уотергейтское дело.

Тем не менее политическую игру Никсона в основном все же определяло глобальное наступление американского империализма. Во время его пребывания на посту президента вплоть до августа 1974 г. Белый дом непрерывно пытался укрепить антисоветские силы на Западе и на Востоке.

Война во Вьетнаме была продолжена и в 1973 г. прекращена только после окончательного поражения американских войск, провокации против Лаоса и Кампучии усилены. "Соединенные Штаты и их союзники, - заявил Никсон еще до того, как стал президентом, - ни при каких условиях не должны сокращать свои силы". Никсону пришлось остановиться, только когда он в 1974 г. в своих махинациях против демократической партии сорвался на Уотергейтском скандале*.

* (Даже в 80-х годах Никсон все еще выступает как непримиримый антисоветский политик. Приехав в мае 1980 г. в ФРГ, он в разговоре с западногерманским репортером тут же заявил: "Третья мировая война уже началась!" На вопрос, что он хочет сказать, Никсон ответил: "Я хочу взбудоражить Запад!" Так: правые республиканцы методически отравляют международную" атмосферу (Правда, 9. V. 1980).)

Казалось, с провалом Никсона в 1974 г. можно было говорить о банкротстве республиканской партии. Но думать так - значило недооценивать ее скрытые силы. Четырех лет неудачного правления демократа Картера было достаточно для того, чтобы вернуть эти силы к власти. Правые республиканцы, считавшие в свое время слишком уступчивым самого Даллеса, объявили правительство Картера неспособным проводить нужную США внешнюю политику и сближались с военщиной Пентагона, настаивавшей на эскалации гонки вооружений. В 1981 г. новым посланцем правого крыла республиканской партии в Белом доме стал Рональд Рейган - деятель, личные узы которого с калифорнийским "Бэнк оф Америка" не менее прочны, чем у Никсона.

Нередко говорят, что республиканская и демократическая партии в США фактически почти ничем друг от друга не отличаются. Что касается их основных классовых и империалистических позиций, то это, конечно, верно. Они обе служат тем же хозяевам. Тем не менее можно утверждать, что республиканская партия, руководимая ее нынешними лидерами, стоит вправо от демократической. Ее поддерживают наиболее реакционные слои американского общества. Ее политическая стратегия почти всегда грубее и примитивнее стратегии демократов. Ее руководители часто на удивление плохо разбираются в международной обстановке и иногда вообще почти ничего не знают о других странах. Ее связи за рубежом тянутся к самым правым, самым агрессивным кругам.

Дело, таким образом, не просто в перегруппировке монополистических сил, происшедшей в Соединенных Штатах после войны и приведшей к выдвижению калифорнийских и техасских магнатов. Дело прежде всего в настроениях этих сил, еще более реакционных, чем у старых боссов Уолл-стрита. Отнюдь не случайно, что основатель "Бэнк оф Америка" американо-итальянский делец Амадео Джаннини был с самого начала восторженным поклонником Муссолини.

Не случайно и то, что те же круги в свое время поддерживали диктаторские устремления генерала Макартура и до сей поры имеют контакты с реваншистами в Западной Германии и ультраправой военщиной в Италии. Секрет выступающего под демократическим флагом правого крыла американской республиканской партии в том, что оно заражено правоэкстремизмом.

Это крыло во главе с Рейганом пришло к власти в бурлящих США в 1981 г. Какое правительство оно создало на этот раз?

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru