НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава одиннадцатая. Неуправляемая ракета

Неуправляемая ракета
Неуправляемая ракета

Внешнюю политику США называют неуправляемой ракетой. Многое говорит в пользу этого броского определения. Пожалуй, за весь послевоенный период ни одна из администраций США не сделала так много для возрождения идеологии и политики американского имперского мессианства, их практической реализации, как нынешняя, рейгановская. В основу внешнеполитического курса заложены наиболее ортодоксальные концепции мирового господства в самой дремучей их интерпретации. И все это происходит в мире, где колоссальный разрушительный потенциал накопленных вооружений вот уже на протяжении нескольких десятилетий должен был бы напоминать всем политикам: любая попытка национального эгоизма, тем паче - националистического экстремизма может обернуться катастрофой для всего человечества.

У Рейгана было много идейно-политических предшественников. По существу, ни одна из навязываемых миру политических категорий, ни одна из положенных в основу политического курса доктрин не была выдвинута этой администрацией. Идет ли речь о концепции "исключительных" жизненных интересов или об идее "крестового похода" против коммунизма, о доктрине "ограниченной ядерной войны" или необходимости наращивать способность США "проецировать их мощь за границу" - все это уже было, и было неоднократно.

Рейганизм в его внешнеполитических проявлениях опирается на вековую традицию идей мессианства, на безотчетную верность финансовой олигархии США политике силы и мирового господства. Но в начале 80-х годов как претензии, так и практическая линия на международной арене приобрели особо угрожающий характер. Небывалых даже для этого государства масштабов достигли шовинизм, демонстрация вседозволенности и самоуверенности, сопровождаемые утратой здравомыслия. В статье, посвященной обстановке в стране в период проведения Олимпиады, Лэнс Морроу писал: "...Люди видели американца, несущего факел, бегущего через всю Америку. Но, возможно, они видели американца, бегущего прочь из долгого шпенглерианского мрака, держащего путь на запад, в Калифорнию, к свету. Бегущего прочь от спада... от нехватки бензина и кризисов вокруг заложников, от чувства бессилия, неудач, ограниченности возможностей и пассивности Америки, от обесчещенных президентов и проигранной войны. Прочь от того, что стало комплексом неполноценности Америки. Прочь от всего этого отрезка истории. Бегущего прочь от прошлого, в будущее. Или даже скорее прочь от страшного прошлого, недавнего, ненужного прошлого, в прошлое лучшее, полное легенд и энергии, в ту Америку, где будущее было полно неограниченных возможностей. В ту Америку, где, по словам Ральфа Уолдо Эмерсона, "единственный грех - ограничение".

Эта сцена - небольшая иллюстрация американской темы 1984 года: экстравагантности, возрожденной уверенности в себе и гордости нации.

...Некоторые полагали, что это настроение всего лишь самоуспокаивающий уход от реальной действительности, даже оргия самолюбования в масштабе всей страны. Временами риторика "любви к Америке" граничила с самовлюбленностью"*.

* ("Time",1985, January 7, p. 6.)

Как ни парадоксально, но джингоистские настроения явно подогреваются существующим в недрах правящей элиты опасением, что время безжалостно размывает американские позиции в мире и если не попытаться предпринять реванш на всех направлениях - военном, экономическом, политическом, идеологическом - сейчас, то, быть может, этого не удастся сделать уже никогда.

Отсюда - провокационное поведение американского правительства, которое в последние годы резко дестабилизировало международную обстановку, повысило уровень военной опасности, усилило риск ядерной войны. Вашингтон, не удовлетворяясь тем, что мировая политика уже оказалась в результате его действий втянутой в новую "холодную войну", продолжает действовать таким образом, чтобы заставить народы примириться с возможностью, даже неизбежностью ядерного конфликта.

В Вашингтоне явно закусили удила, там верх берет политика безрассудства. И в прошлом бывали, и не раз, всплески великодержавного мессианства, но сегодня идея мирового господства приобрела форму практического курса государства.

Империализм сам по себе несет постоянную угрозу войны, ему внутренне присущи экспансионизм и агрессивность, хищническая эксплуатация сырьевых богатств в целях достижения наивысших прибылей монополий и сохранения определенного жизненного уровня в основных центрах капитализма. Это главная причина нынешних бед человечества.

Что касается Соединенных Штатов, то идея владения миром имманентна общественному укладу этой страны. Американская правящая олигархия выдвинулась на позиции самой разрушительной и авантюристической силы, представляющей реальную угрозу самому существованию человечества. К обстоятельствам, которые формировали эту позицию, можно отнести и реальную мощь и богатство, которые кружат голову правителям государства, и десятилетиями выпестованный культ силы, перед которым отступают любые моральные принципы и соображения, и то, что страна не знала настоящих войн - ни миллионов жертв, ни пепелищ городов и деревень, ничего, что бы отрезвляло, психологически блокировало восприятие войны в любом ее виде. Коль всегда войны несли этому обществу прибыли, почему бы не попробовать еще раз этот путь "процветания на крови". Удаленность Американского континента от Европы и других регионов земного шара с их войнами и конфликтами создала устойчивые иллюзии неуязвимости и безопасности США. Все это, вместе взятое, постепенно взращивало самодовольство, чувство превосходства, порождало обстановку шовинизма, формировало мессианскую концепцию, в которую уверовала не только господствующая элита общества, но и немалая часть тех американцев, которым перепадали кусочки от пирогов, испеченных войнами на других континентах. Американцам внушается, что "варвары" в других землях нуждаются в американской опеке, просвещении, политических институтах, одним словом, в американских порядках. Правящие монополистические силы паразитируют на специфике американской ситуации, мобилизуя весь этот психологический багаж чувств, настроений, убеждений и опыта на достижение собственных корыстных целей - как кратковременного, так и долговременного характера.

Разрыв с политикой разрядки, осуществленный Вашингтоном в начале 80-х годов, провокационное поведение правительства США, переход на рельсы конфронтации не только со странами социалистического содружества, но практически с мировым сообществом, поворот американской правящей олигархии к политике концентрированного милитаризма, массированному использованию военно-силовых способов решения международных конфликтов связываются в мировом общественном мнении с приходом к власти в США в январе 1981 года республиканской администрации. Но правда состоит в том, что нынешний воинствующий милитаризм и шовинизм представляют собой логическое продолжение экспансионизма США, выражение самой стратегии американского империализма.

Международная политика США с первых дней своих отличается наиболее высокой степенью демагогии, лицемерием, шокирующим фарисейством и агрессивной бесцеремонностью. Ее целевая установка на мировое господство настойчиво, систематически и по широкому фронту подпирается воспитанием и воспеванием американского шовинизма, который находит свое выражение в наиболее уродливых формах расового превосходства, особого "права править", "божественного предназначения" в мировом развитии.

То, что произошло с международной политикой США при рейгановской администрации, некоторые политические и общественные деятели с известным благодушием склонны считать случайным эпизодом в истории, моментом иррационального характера.

Нет спора, нынешний американский президент играет крайне деструктивную роль в мировых делах. Его личный вклад в дело конфронтации велик, и он несет ответственность за столь быстрое разрушение практики международного сотрудничества, созданной усилиями многих стран, стоящих на платформе защиты и укрепления мира. Однажды газета "Лос-Анджелес таймс" опубликовала статью руководителя программ европейских исследований при Джорджтаунском университете Р. Хантера, в которой отмечается, что, когда Р. Рейган вытаскивает из кармана листки с пометкой "Внешняя политика", прочесть ему нечего. Такой, мол, беспомощной и нерезультативной администрации в послевоенной истории еще не было.

С этим мнением не все согласны. Так, газета "Дейли Калифорнией" придерживается другого мнения. Она пишет, что Р. Рейган больше, чем кто-либо из президентов, наложил отпечаток своей личности на нынешнюю вторую "холодную войну". Такая война - его внешнеполитический курс. Она началась прежде, чем он стал президентом, однако его администрация задала ей особый тон и определила ее цели. Его администрация больше, чем все другие администрации, привержена курсу на обеспечение США глобального военного и политического превосходства. Опасность заключается в крайнем усилении напряженности, в отказе рассматривать проблемы как-то иначе, а не через призму конфронтации, и в намеренном использовании всего, что бы ни случилось в мире, для раскручивания нового витка безумной гонки вооружений.

Р. Рейган, отражая сегодняшние задачи американской правящей олигархии, функционален по сути своей деятельности. Хозяин Белого дома не представляет собой какое-то исключительное явление как в современной жизни США, так и в сравнении со своими предшественниками. Что касается международных отношений, то здесь идеи и действия его администрации не отличаются новизной, они носят по существу своему эпигонский характер. Лишь по форме они более грубы, заносчивы, чем были до сих пор в американской истории.

Курс правящих сил США на развязывание ракетно-ядерной войны вызывает серьезную озабоченность в мире. О степени раздражения политикой Рейгана в Европе говорит язвительная статья лондонского журнала "Панч", построенная на, мягко говоря, своеобразных выступлениях президента. Приведем эту статью.

"Общий привет? Хочу кое-что объяснить, потому что мне все время задают вопросы, и вообще.

Я знаю, что вы там, в Европе, многие из вас, конечно, никто не притворяется, что это легкий вопрос, ведь к этому делу можно подходить с разных сторон. Но я, мы и Нэнси, сошлись во мнении, что люди в Европе требуют прояснить обстановку. Поэтому я хочу похоронить этот вопрос полностью и окончательно. Не спорю и клянусь моей шляпой - есть один прелестный городок. Но, поверьте, уж я-то знаю этих русских. Городишко называется Гвадалканал (по-видимому, подразумевается Гвадалахара в Мексике. - Ред.) или что-то в этом роде.

В общем, такое дело - если у нас есть миллион больших бомб, то и у них тоже есть... А ну-ка пошла отсюда! Я, кажется, уронил стакан с водой на свою собаку, которая крутится под ногами. Она вся мокрая. А я не хочу, чтобы она подохла. Я имею в виду Европу и мою собаку.

Нет, честно, я не хочу этого. Клянусь моей головой. Но что я вижу? Англия - легкомысленные, безвольные люди. Эйфелево аббатство, "бобби" в шлемах. Можем ли мы, откровенно говоря, положиться на них? Или взять Францию - мелкие кузницы, старый добрый яблочный пирог. Я даже знаю, что их премьер-министра зовут Бобби Тэтчер. А может быть, вы думаете, что я не слыхал о Венеции?

...Каспар Хейг (от имени министра обороны США Каспара Уайнбергера и фамилии бывшего государственного секретаря Александра Хейга. - Ред.), мы все считаем, что Европа близка нам, за исключением того, что там едят улиток. И, как говорил Каспар, неужели же мы, располагая там американскими войсками, можем пожертвовать яблочным пирогом? Правда, кое-кого и жалеть-то нечего. Я имею в виду, разве хорошие люди едят улиток? Что? Нет, я никогда не говорил этого... Я, кажется, разбил стакан. Но не беспокойтесь, мои глазные линзы и вставные челюсти целы. Так что, если еще два (президентских. - Ред.) срока обеспечены, мы сумеем сохранить Америку, простите, Европу, и всех нас - Нэнси, собаку, яблочный пирог - свободными. Между прочим, у меня есть личное заверение мистера Гитлера на этот счет.

Мы назвали их "першингами", потому что Джек Першинг (командующий интервенционистскими силами США в Мексике в 1916-1917 годах. - Ред.) - самый, черт возьми, великий генерал, которого мы когда-либо имели, обалдуй... Так что, нас записывают на пленку или передача идет прямо в эфир?

Неужели? Так вот, ни мои детки, ни моя собака Нэнси, ни моя яблочная жена - никто не хочет войны, за исключением этих чудовищ.

Разве что очень ограниченной. Нет, честно, в самом деле, только очень, очень ограниченной. Она даже вряд ли затронет вас в Европе. Ну, может быть, только Венецию. И бог с ней, она и так тонет. Ну кого еще? Дайте мне карту. Что собой представляет, например, этот Манчестер? Точка, всего лишь точка на карте... Когда же наконец мне принесут новый стакан?

Нет, я не говорил ничего подобного. Кто это сказал? Может быть, вы или собачий пирог?

Что касается текущего момента, взгляните на Польшу. Именно сейчас у них имеется два миллиона ракет "Нэнси", нацеленных на... гм, и мы должны обладать возможностью ответить на возможность... м-м-м. Я только что был на конюшне. Люди, которые знают лошадей, знают нечто большее. Это люди, которые, как может подтвердить каждый из нас, знают, откуда приходит мудрость. Только долгий день в седле учит этому. Помнится, объезжал я однажды гнедую кобылу. Этот запах, ветер в лицо. Вот суть Америки. Это вам не какие-нибудь улитки.

Долгая и счастливая семейная жизнь, субботний пирог, лошадь, возвращающаяся с газетой в зубах, поджаривающаяся на углях Нэнси - это все то, за что борется Европа. И я никогда не говорил ничего такого. Я просто хотел объясниться до конца.

Европа должна верить нам. Давайте обратимся к истории. Разве мы когда-нибудь оставались в стороне, чтобы все бремя мировой войны легло на Европу, тогда как США выжидали бы, кто победит, перед тем как принять участие? Пожалуй, только в первой и второй мировых войнах. Но тогда обстоятельства были весьма неясными, а условия полностью отсутствовали, да и обстановка в определенной степени не соответствовала.

Ну что, есть еще вопросы?"*.

* ("Punch", 1981, November 4, p. 781.)

Пропагандистская машина США пытается выгородить президента, сваливая все на политическую "неопытность", на издержки его бывшей профессии актера. Б. Боярский пишет: "Рейган питает весьма наивное убеждение, что, поскольку он держится очень убедительно на телевидении, он верит в то, что говорит"*.

* (B. Boyarsky, Op. cit., p. 19.)

Но хотя во многих американских характеристиках Р. Рейгана имеется горькая правда, его нельзя назвать новичком в политике. В молодости он работал в местных организациях демократов, а затем - республиканцев; руководил профсоюзом работников кино; два срока был губернатором крупнейшего, динамично развивающегося (благодаря сверхсовременным предприятиям военно-промышленного комплекса) штата страны; наконец, длительная борьба за "путь наверх", в высшие эшелоны политической иерархии. Иными словами, Рейган как президент страны - отнюдь не та фигура, которая не ведает, что творит. Напротив, ведает, если не во всех деталях, то, безусловно, в принципе, в стратегических аспектах политики. И творит вполне сознательно и целеустремленно, отлично отдавая себе отчет в характере задуманного.

Другой разговор, что все его действия замешены на фанатизме, ненависти к социализму, ко всем прогрессивным изменениям. Не отрицая влияния личных мировоззренческих взглядов и представлений Р. Рейгана, надо будет подчеркнуть, что реальные причины нынешнего трагического подъема американского милитаризма и фанатизма в принципе лежат в иной плоскости. Фанатизм - явление социальное, берущее свое начало в страхе буржуазии перед будущим. Хорошо известно, что логика фанатизма предпочитает веру анализу. Фанатизм - вовсе не болезненные галлюцинации, а его представители не сумасшедшие. Образование - тоже не лекарство от этой эпидемии. Фанатики не слышат себя так, как их слышат другие, они не понимают иронии, иначе бы самая мощная бомба в мире не была названа "миротворцем"*. Фанатики стопроцентно уверены в своей правоте, поэтому они выглядят порой сумасбродами. Но за всем этим стоит исступленная жажда власти, которую монополистический капитал стремится увековечить. Приход фанатиков к власти в США - явление многозначительное и настораживающее, ибо фанатизм, повенчанный с ядерным оружием, может обернуться непоправимой бедой для всего человечества.

* (Р. Рейган назвал "миротворцем" баллистическую ракету первого удара "MX".)

Сердцевина нынешней стратегии правящей олигархии США - ставка на конфронтацию с Советским Союзом по любому поводу, на достижение "победы" в ядерной войне. Основу военной доктрины на 80-е годы, как это было сформулировано американскими стратегами в 1981 году, составляет "прямое противоборство" между США и СССР. В контексте этой стратегии усилия США направлены и на то, чтобы заставить Западную Европу, Японию и другие страны принять систему международной конфронтации, в которой они будут вновь - как и в первые послевоенные десятилетия - подчинены американской мощи*. Другими словами, конфронтация и напряженность в качестве механизма контролирования собственных союзников.

* (N. Chomsky, J. Steele, G. Gi11ings. Superpowers in Collision. Harmondsworth, 1982, p. 40.)

Размещение американских ядерных ракет в Западной Европе - безответственный шаг к дальнейшему усилению напряженности в мире. Подведение ракетно-ядерной базы под рейгановскую программу "крестового похода" нельзя квалифицировать иначе как авантюризм и безрассудство, могущие иметь непредсказуемые последствия. Многолетняя массированная пропагандистская кампания, беззастенчивое политическое и экономическое давление, выкручивание рук на дипломатическом поприще, демагогия и прямой обман не только народов, но и ряда правительств государств-союзников принесли свои горькие плоды. Соединенным Штатам удалось принудить некоторые западноевропейские страны разместить на своей территории оружие первого удара, нацеленное на СССР и его союзников. Тем самым эти государства в кардинальнейших вопросах безопасности поставили себя в зависимость от произвола вашингтонских "крестоносцев" - произвола, который они не в состоянии контролировать ни сейчас, ни в будущем.

Нельзя не видеть, что руководители американской администрации утратили политические, психологические, поведенческие тормоза в международных делах. В отношениях с другими странами взяли верх воинственность и истеричность. Создается впечатление, что у нынешних планировщиков американской внешней политики отсутствует знание того, что международные реалии носят объективный характер, выражаются в бесстрастных фактах, не прощают действий, приходящих в столкновение с требованиями жизни. Как отмечается в книге "Построение мира", история покрыта обломками политики тех лидеров и стран, которые действовали на основе своих иллюзий, а не реальностей*. И ни эмоции, ни словесные заклинания, на которые столь падки нынешние лидеры США, не могут устранить действительности, подчинить ее амбициозному своеволию.

* (См.: S. Hoffmann, C. Vance. Building the Peace. Washington, 1982.)

Разумеется, антисоветизм и антикоммунизм Рейгана не являются, как отмечает журнал "Форин афферс", сюрпризом. Нынешний президент США исповедовал эту идеологию долгие годы. Но за всем этим нельзя не видеть принципиальной заряженности правящих кругов США на достижение имперских целей. За политическим курсом, если рассматривать его в совокупности, стоят вполне осознанные классовые - экономические и политические - интересы господствующих сил этой страны.

Милитаризм и воинствующий шовинизм нынешней администрации представляют собой логическое, многими годами подготовленное продолжение стратегии американского империализма. Подходы к мировым делам остаются принципиально неизменными, они варьируются по тактике, но их стратегическая сущность остается прежней - курс на мировую империю через победоносную ядерную войну.

В сущности, обе "холодные войны" развязаны США по причинам, в центре которых маячила идея о создании "американского мира". Об этом без уверток заявил 21 мая 1982 года У. Кларк - помощник Рейгана по национальной безопасности. Определяя стратегическую цель США, он объявил ее сутью содействие "установлению международного порядка, на поддержку которого могут опираться американские институты и принципы". Даже неразборчивая подневольная пресса монополий не особенно рьяно пропагандировала откровения рупора президента. Застеснялась она, разумеется, не по соображениям морали, а в силу понимания, что подобные заявления подрывают американские пропагандистские стереотипы о "благородных демократиях" и "нечестивцах", о чем говорил Рейган в британском парламенте.

Если проследить систему практических действий администрации США, то очевидным образом выстраивается здание политики долговременного характера, которая возвращает "холодную войну", служит идее оживить мессианскую надежду на мировое господство через подъем милитаризма и возможное развязывание ядерной войны.

Иными словами, давние концепции "мирового господства" нашли именно теперь наиболее явное практическое подкрепление. Глобальных ковбоев из Белого дома уже начали посещать ночные видения: Пайпс, например, весной 1982 года заявил, что Советскому Союзу "придется выбирать между изменениями своей внутренней системы и войной". В этом же контексте идут и угрозы о возможности первого ядерного удара.

Показательно, что болезнь рейганизма охватила внутреннюю жизнь страны, ее внешнюю политику как непосредственная реакция наиболее реакционной части господствующего класса США на разрядку, ее итоги и достижения. Можно в этой связи вспомнить, что и ранее наибольший успех, одержанный крайне правыми (27 миллионов голосов, собранных Б. Голдуотером на выборах в 1964 году), также приходился на период позитивных, хотя и ограниченных, нововведений во внешней политике, предпринятых Дж. Кеннеди в 1962-1963 годах, что и привело правые силы в сильное беспокойство.

Период разрядки международной напряженности был результатом многих факторов: активной миролюбивой политики СССР и других социалистических стран; изменившейся не в пользу США расстановки мировых сил, в частности, в результате антиколониальных революций и сплочения "третьего мира" на антиимпериалистической основе; подъема влияния реалистически мыслящих и антивоенных сил в качестве реакции на милитаризацию США. Дальнейший процесс развития тех же факторов вел к сужению американского влияния, к постепенному падению экономического эффекта политики неоколониализма, к расширению сферы неамериканской ориентации, к повышению уровня экономической и политической независимости военных союзников США. Подобный ход событий не мог устроить правящие круги Соединенных Штатов.

Не мог устроить, в частности, еще и потому, что разрядка, неуклонно выдвигавшая на передний план мировой политики задачу развития конструктивного, созидательного международного сотрудничества во имя будущего, с предельной отчетливостью обнажала простую истину: империализму нечего предложить народам. Все, что его интересует,- это прибыли любой ценой. Но все, что интересует широчайшие массы людей труда,- мир, достойный человеческой личности уровень жизни, материальные, политические, духовные условия, обеспечивающие развитие и наивысшую самоотдачу всех и каждого, разумное, в интересах всех использование богатств нашей планеты, сохранение ее самой - все это либо безразлично империализму, либо враждебно ему. В этой связи представляется показательным, символическим такое обстоятельство, как все больший упор милитаризма, прежде всего американского, на создание, развертывание и практическое применение оружия массового уничтожения всевозможного рода - ядерного, химического, бактериологического, обычного.

Хиросиму и Нагасаки сожгли в атомном пламени. Землю Кореи поливали напалмом, посыпали насекомыми и препаратами - носителями чумы, холеры, других столь же опасных заболеваний эпидемического характера. Во Вьетнаме к напалму и бомбам (а последних за годы американской интервенции было сброшено на землю Вьетнама больше, чем на всю территорию Европы за время второй мировой войны) прибавились новейшие химические средства. Агрессор стремился уничтожить не только народ, но и саму природу страны. В Ливане использовались самые новейшие виды бомб, снарядов, взрывчатых веществ. Если Япония и Вьетнам стали первыми странами на земном шаре, генетический код населения которых, по мнению многих признанных специалистов из разных стран, серьезно затронут результатами американских атомных и химических бомбардировок, то теперь изобретен новый изуверский способ геноцида - детские игрушки, сделанные из взрывчатки или начиненные ею. Такие игрушки разбрасывались в Ливане и Афганистане.

Поворот в сторону безудержной гонки вооружений и войны стал фактом. Нынешняя американская администрация пытается возродить империалистические идеи 20-х годов об изоляции СССР и окружении его кольцом враждебных государств, а теперь и ядерных баз, вновь ввести в обиход язык шантажа и угроз. На все лады утверждается, что "Советский Союз - причина всех беспорядков на земном шаре"*, он объявлен "империей зла"**.

* ("The New York Times Magazine", 1980, November 16, p. 172.)

** ("U. S. News and World Report", 1983, March 21, p. 7.)

Мы являемся свидетелями того, как в США была принята и начала осуществляться беспрецедентная всеобъемлющая стратегическая программа на 80-е годы, предусматривающая ускоренное развертывание таких новых систем стратегических наступательных вооружений, как межконтинентальные баллистические ракеты "MX", "Минитмен", атомные подводные ракетоносцы "Трайдент", стратегические бомбардировщики B-IB и "Стеле", многоцелевая космическая система "Шаттл", крылатые ракеты большой дальности всех видов базирования - воздушного, наземного, морского. Только за 1981-1983 годы на военные цели было израсходовано более 640 миллиардов долларов. В 1984 году военные расходы США превысят 260 миллиардов, а в период 1985-1989 годов к этим суммам должны прибавиться еще 2 триллиона долларов, или почти столько же, сколько было истрачено в Америке на эти цели за последние 35 лет. Это выброшенные на ветер колоссальные финансовые средства, это подчинение целям войны сырьевых и энергетических ресурсов, огромных производственных мощностей. Подсчитано, что уже сегодня каждая американская семья отдает Пентагону 250 долларов ежемесячно, а через пять лет эта сумма составит 450 долларов.

Соединенные Штаты, подписав Договор ОСВ-2 еще в июне 1979 года, отказались от его ратификации. Для прикрытия отказа изобретались разного рода предлоги и проводились шумные пропагандистские кампании. Среди них наиболее грубой и многоцелевой была кампания по Афганистану, организованная американскими службами "психологической войны" и другими спецслужбами. Она имела своей реальной основой вовсе не идеалы "демократии и свободы", как это утверждалось. Подобные идеалы никогда не трогали правящую верхушку США. Весь этот "спектакль протеста" разыгрывался исключительно для прикрытия очередных милитаристских действий США, направленных против социалистического мира, всего мирового сообщества и на достижение своего единоличного господства в мире.

Американцам именно в это время надо было: а) вырвать у западноевропейцев согласие на размещение на их земле ядерных ракет первого удара, что создавало непосредственную угрозу безопасности Советского Союза и усиливало контроль США над Западной Европой; б) прикрыть действия по установлению возможного военного сотрудничества с КНР на антисоветской основе; в) отказаться от упомянутого соглашения с СССР по ограничению стратегических вооружений (ОСВ-2); г) оправдать усиление военной деятельности в Персидском заливе и в Индийском океане, имеющих целью шантажировать страны этого региона; д) обеспечить увеличение военных расходов внутри страны, чтобы удовлетворить требования военно-промышленной олигархии; е) отомстить за неудачу, поскольку не удалось переместить военные базы и средства электронного шпионажа из Ирана, откуда американцы были с позором изгнаны, в Афганистан.

Начав размещение в Западной Европе баллистических ракет "Першинг-2" и крылатых ракет большой дальности, США сорвали тем самым советско-американские переговоры по ядерным вооружениям в Женеве.

Естественные сомнения в целях рождает и отношение американской стороны к договорам о подземных испытаниях ядерного оружия (1974 г.) и о ядерных взрывах в мирных целях под землей (1976 г.). Мало того, что Вашингтону не хватило десяти лет, чтобы ратифицировать эти документы. Имели место неоднократные случаи превышения американской стороной установленного предела мощности испытываемых ядерных зарядов. Правда, Вашингтон делал заявления о том, что-де США намерены соблюдать установленное ограничение мощности в 150 килотонн. Сравнение этих заверений с реальной практикой, однако, лишний раз демонстрирует подлинные цели американских правящих сил. Вашингтон уклоняется также и от переговоров с СССР по вопросам запрещения химического оружия и ликвидации его запасов. Именно США блокируют достижение такой договоренности на многосторонней основе. Не желают в Белом доме дать ответ и на предложение государств - членов Варшавского Договора, сделанное в конце 1983 года, о полном освобождении Европы от химического оружия.

Хорошо известно, что на рубеже 70-х и 80-х годов именно Соединенные Штаты отказались от проведения переговоров или прервали уже начатые переговоры и консультации по широкому кругу вопросов, связанных с ограничением и сокращением вооружений и военной активности. Они не ответили позитивно ни на одну из многочисленных советских инициатив, направленных на достижение этих целей.

Наконец, в полном противоречии с обязательствами, вытекающими для Вашингтона из его подписи под Заключительным актом общеевропейского Совещания, США практически не участвовали в усилиях, направленных на снижение военного противостояния на континенте и на содействие разоружению. Напротив, они сделали поистине все, что могли, дабы резко увеличить военную опасность в Европе, разместив здесь свои ракеты первого удара.

Отдавая полный отчет в крайней опасности милитаристского курса США, их очевидное нежелание прислушаться к голосу разума и требованиям миролюбивой общественности земного шара, Советский Союз настойчиво ищет пути выхода из создавшейся обстановки, выхода из тупика, в котором оказался по вине американской стороны процесс ограничения вооружений, прекращения их гонки. Советский Союз пошел на такой шаг, как объявление одностороннего моратория на ядерные испытания, а также внес предложение о мирном сотрудничестве и предотвращении гонки вооружений в космосе.

Логика этих предложений и действий проста и понятна каждому непредубежденному человеку, искренне озабоченному судьбами мира. Пока идут переговоры, пока идут поиски ответов на очень непростые вопросы и в достаточно сложной ситуации, при сильном дефиците взаимного доверия - не делать обстановку еще труднее и хуже, чем она есть. Не совершать шагов, последствия которых изменить позднее было бы трудно, а быть может, и невозможно. Не нагнетать эмоции, способные заблокировать путь к доверию, к трезвому, рациональному и конструктивному диалогу.

Но и на этот раз администрация США, как подчеркнул М. С. Горбачев в ответах американскому журналу "Тайм", пошла, увы, по другому пути. Отвечая на наш мораторий, она "демонстративно, как бы назло всеми вся, поспешила произвести очередной ядерный взрыв. А на наши предложения о мирном космосе ответила решением провести первое боевое испытание противоспутникового оружия. И развернула в придачу очередную "кампанию ненависти" против СССР"*.

* ("Правда", 1985, 2 сентября)

Американские должностные лица отделались обычными для них банальными отговорками, объявив советские предложения пропагандой. Оценивая такой подход, М. С. Горбачев сказал американским журналистам: "Если уже во всем, что мы делаем, и впрямь видят одну пропаганду, почему бы не ответить на нее по принципу: "Око за око, зуб за зуб"? Мы прекратили ядерные взрывы. И вы, американцы, в отместку взяли и сделали бы то же самое. А вдобавок нанесли бы нам еще один пропагандистский удар - приостановили бы, скажем, разработку одной из новых стратегических ракет. А мы ответили бы такой же "пропагандой". И так далее, и тому подобное. Кому, спрашивается, повредило бы соревнование в такой "пропаганде"? Конечно, оно не смогло бы заменить всеобъемлющего соглашения об ограничении вооружений, но, несомненно, явилось бы важным шагом к такому соглашению"*. Истоки американского негативизма, конечно же, в другом. И ссылки на пропаганду тут ни при чем.

* ("Правда", 1985, 2 сентября)

Сегодня стреляющий от бедра и без разбору американский ковбой - не только "герой" для подражания, но и политический символ. Беда в том, что лидеры США вновь вернулись к "простым решениям сложных проблем", уверовав, что только сила в состоянии обеспечить "национальные интересы". Беда и в том, что властвующая элита этой страны никак не может приспособиться к изменившемуся миру. Она спит и видит блики долгожданного и вожделенного "века Америки".

Но как это ни горько для любителей сновидений, мечте об "американском веке" не суждено было сбыться. Примириться с этим оказывается мучительно трудным. И если имперские амбиции американского империализма были бесперспективными в прошлом, то тем более беспочвенны они в наше время, когда сложившееся соотношение сил в мире исключает доминирующее положение США. Ставка же на военную силу в качестве средства достижения мировой гегемонии свидетельствует лишь о безрассудстве и близорукости, опасной закостенелости мышления.

Обстановка в США в начале 80-х годов характерна небывалым разгулом шовинизма. Разжигаемый сверху, он застилает глаза многим американцам, сбитым с толку массированной пропагандой. Одурманивает столь сильно, что около 75 процентов из них первоначально аплодировали даже такому злодеянию США, как кровавая оккупация крошечного островного государства Гренада. Примечательно высказывание рупора монополий "Уолл-стрит джорнэл", выступившего с характерным для настроений американских "ястребов" угрозой: "...Интересно, кто посмеет заявить открыто, что это использование американской мощи было ошибочным. Если никто не скажет, что события на Гренаде были ошибкой, то почему же иная мораль должна действовать во всей остальной Латинской Америке и во всем остальном мире?"

Итак, на очереди вся "остальная" Латинская Америка, а затем "остальной" мир.

По существу, США бросили вызов всем народам и государствам планеты, заявили своими действиями о том, что не принимают и не намерены принимать выработанные на протяжении многих веков традиции международного общения, нормы международного права, даже те конкретные политические и юридические обязательства, что вытекают из договоров и соглашений, подписанных США.

Но этот курс не блещет новизной, у него своя, достаточно длительная история, глубокие идейно-политические, социально-экономические, психологические корни. Еще в ходе второй мировой войны начался постепенный и все ускорявшийся отход США от согласованных в начале войны принципов сотрудничества участников антигитлеровской коалиции. Позднее эти принципы были полностью отброшены правящей элитой США и заменены "холодной войной". Всякий раз, когда Соединенные Штаты оказывались перед искушением и практической возможностью осуществить к своей выгоде государственный переворот в чужой стране, развязать экономическую, а то и военную агрессию против победившего в освободительной борьбе народа, организовать те или иные подрывные действия, их никогда не сдерживали соображения морального или правового характера. Примеров тому более чем достаточно.

Но кое-кому в Соединенных Штатах и это начинает представляться недостаточным. Например, журнал "Нэшнл дефенс", в составе директоров которого сидят крупнейшие фабриканты смерти, в номере за июль - август 1983 года* опубликовал статью бывших сотрудников военной разведки В. Кеннеди и С. де Гайрки под заголовком "Альтернативная стратегия на 80-е годы". В ней подробно излагаются планы вторжения в Сибирь с баз на Аляске, в Японии, Южной Корее и на Филиппинах. Войну согласно плану США начинают нанесением ядерного удара. Авторы статьи пишут: "Преимущество первого удара явно было продемонстрировано результатами использования ядерного оружия против Японии... Никакие слова не в силах изменить того обстоятельства, что использование первыми ядерного оружия создает возможность если не уничтожить, то парализовать противника, в то время как "взаимное самоубийство" остается и, хочется надеяться, останется недоказанным предположением". В связи с этим журнал ратует за производство и размещение "MX", "Трайдент-Д-5" и других видов оружия первого удара. Авторы статьи подтверждают, что США уже взяли на вооружение некоторые составные части такой стратегии, объявив о планах размещения на севере Японии эскадрильи истребителей-бомбардировщиков F-16, а в портах тихоокеанского побережья США - авианосной боевой группы.

* ("National Defense", 1983, July - August, pp. 17-54.)

Но этого мало. Кеннеди и де Гайрки настаивают на ускоренном наращивании вооруженных сил США в северной части Тихого океана, нацеленных против Сибири, с участием большинства из 600 кораблей военно-морского флота (такой флот хочет создать министр Леман), 6-8 авианосцев, тяжелых бомбардировщиков на Аляске и большей части корпуса морской пехоты. Они предлагают разместить на северо-западе США и Аляске ракеты "Першинг-2" и крылатые ракеты, чтобы "привнести ядерный аспект в планы нападения на Советский Союз". Обращает на себя внимание и то, что указанный план включает использование японских подразделений на Хоккайдо. Журнал иллюстрирует статью картой возможных целей в восточной части СССР. На первом плане находятся районы, над которыми летел в сентябре 1983 года южнокорейский шпионский самолет, выполнявший задание американских разведывательных органов. Приводится список военной техники, которая понадобится американским силам вторжения. Авторы статьи в восторге от своего плана и циничны до предела. Огромные просторы Сибири, где находятся колоссальные природные ресурсы СССР, пишут они, наводят на мысль об использовании тактического ядерного оружия.

1 марта 1982 года при соблюдении полной секретности начались самые большие командные учения за последние тридцать лет. Они получили название "Айви Лиг". По тревоге были подняты вооруженные силы США по всему миру. Роль президента исполнял бывший госсекретарь У. Роджерс, а вице-президента - бывший директор ЦРУ Р. Хелмс.

Сценарий "Айви Лиг" живо напоминает упражнения американских пропагандистов в уже упоминавшемся журнале "Кольерс". Пентагон исходил из "агрессии Советского Союза и его союзников в Азии и Европе, первоначальных успехов, достигнутых ими на поле боя, эскалации ядерных ударов, завершившихся главным стратегическим ударом", после чего США сохранили способность к ведению войны и нанесению новых ударов*. Комментируя итоги "Айви Лиг", президент Рейган сказал, что ядерную войну можно "выиграть". Подобный вывод вызвал оправданные опасения, что, если администрация Рейгана считает возможным победить в ядерной войне, она попытается это сделать**.

* (P. Pringle, W. Arkin. Op. cit., p. 35.)

** (P. Pringle, W. Arkin. Op. cit., p. 40.)

Генералы, играя в "Айви Лиг", пришли к заключению, что необходимо форсировать программу под кодовым названием "Си3Ай" стоимостью свыше 30 миллиардов долларов и представляющую собой огромную

разнородную систему спутников раннего оповещения, радаров, компьютеров, подземных и воздушных центров связи. О степени засекреченности этой программы говорит отчет госдепартамента США конгрессу за 1981 год, когда законодатели получили документ, изобилующий купюрами: "(Пропуск) в настоящее время состоит (пропуск) из спутника; двух (пропуск) спутников; (пропуск) для (пропуск) и (пропуск); и (пропуск), который обеспечивает (пропуск) для (пропуск)*.

* (P. Pring1e, W. Arkin. Op. cit., p. 96.)

У приверженцев нынешней политики все это вызвало удовлетворение, граничащее с восторгом. Оценки сводились примерно к следующему. Наконец-то в США правительство "не боится сказать всему миру холодные тяжелые факты о своей политике ядерной войны". Оно говорит о том, что скрывалось десятки лет. А вот сейчас "не должно быть лживых заверений, что у США нет плана стереть Советский Союз с лица земли"; нет больше элегантных, либеральных, интеллектуальных анализов устрашения, разработанных "умеренными" и "разумными" людьми, пытающимися превратить концепцию ядерного устрашения во что-то для всех приемлемое, даже "человечное"; нет больше разговоров о нетронутых городах и поражении лишь боевых средств противника. Нынешняя администрация обходится без подобных ядерных приятностей; разрушение всего, что было намечено ранее, и более того - именно это необходимо для устрашения русских. "Мы не должны бояться войны, ее необходимо вести на территории противника"*, - сказал Дж. Уэйд, помощник министра обороны.

* (P. Pring1e, W. Arkin. Op. cit., p. 244.)

Но не только Советский Союз является объектом американского шантажа и угроз. Достаточно бесцеремонно ведут себя США даже со своими союзниками. Непристойно их поведение выглядит и в отношении международных организаций, когда последние отказываются идти на поводу у американских властей. Особенно ярко это проявляется в отношении США к Организации Объединенных Наций - этому наиболее представительному интернациональному форуму современности.

ООН, созданная сразу после разгрома фашизма, была призвана, как зафиксировано в ее Уставе, "избавить грядущие поколения от бедствий войны". Ныне она по праву считается центральной в системе современных международных организаций. В ряде случаев она обнаружила свою эффективность, и это вселяет в народы планеты надежду на то, что ООН в состоянии играть немаловажную роль в деле избавления человечества от кошмара ядерной войны.

Если бросить ретроспективный взгляд на те, теперь уже далекие дни, когда создавалась Организация Объединенных Наций, нельзя не вспомнить о напряженной борьбе, которая велась вокруг основополагающих принципов Устава. Практически истоки двух кардинально противоположных политических линий, столь выпукло очерченных в современной ситуации, четко обозначились, еще в тот период. Уже тогда США пытались превратить ООН в организацию, которая служила бы далеко идущим глобалистским целям американского империализма. Страницы документов, стенограммы переговоров свидетельствуют о продолжительной, подчас изнурительной и сложной работе, проделанной советской дипломатией на различных международных конференциях по подготовке Устава ООН, в частности на конференции в Сан-Франциско.

В результате напряженнейших усилий удалось заложить фундамент новой международной организации - 26 июня 1945 года был принят Устав ООН. В нем впервые в истории были зафиксированы подлинно демократические принципы равноправного международного сотрудничества. К их числу относятся принципы суверенного равенства всех членов ООН, невмешательства во внутренние дела других государств, равноправия и самоопределения народов, уважения прав человека. Устав также провозгласил в качестве важной задачи осуществление широкого международного сотрудничества в решении актуальных проблем экономического и социального характера.

Благородное стремление сотрудничать в целях сохранения мира и безопасности, заявил тогда А. А. Громыко, подписавший этот документ от имени СССР, не может не найти поддержки у "Объединенных наций, больших и малых, которые будут участницами международной организации безопасности, организации, которая будет основана на принципе суверенного равенства всех освободившихся стран и нести общую ответственность за сохранение мира"*. Устав ООН, бесспорно, представляет собой один из выдающихся международных документов. Он стал хартией мирного сосуществования. Содержащиеся в нем положения и принципы составляют фундамент всей системы современного международного права.

* ("Известия", 1944, 23 августа.)

Что касается США, то можно со всей очевидностью констатировать, что на протяжении послевоенных лет они грубо попирали как взятые на себя международные обязательства, так и основополагающие принципы ООН. Весь мир видит сегодня, что подобная политика достигла своего апогея. Нынешние творцы американской внешней политики игнорируют тот факт, что на протяжении долгой истории человечества было уже достаточно авантюристов и демагогов, которые при проведении внешнеполитического курса руководствовались не реальными обстоятельствами, а собственными предрасположенностями и иллюзиями. Кончали они бесславно. Понятно, что и сегодня ни искусственные эмоции, ни демагогические заклинания, на которые столь падки в Вашингтоне, не помогут американской администрации переделать мир по собственному произволу.

Политика США является циничным попранием целей поддержания мира, провозглашенных Уставом ООН, и обязательства, взятого на себя членами Организации, "проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи, и объединить наши силы для поддержания международного мира и безопасности". Грубо нарушая цели и принципы ООН, США развернули небывалую по своим масштабам гонку вооружений. Они бесцеремонно объявили зоной своих имперских интересов огромные районы земного шара, где находятся десятки суверенных государств, они добиваются создания новых военных баз на чужих территориях, осуществляют грубое вмешательство в дела других стран и народов, нагнетают атмосферу вражды и конфронтации.

Что касается деятельности ООН, то США стремятся перечеркнуть хотя и скромный, но тем не менее полезный опыт этой организации в области сдерживания гонки вооружений, накопленный в период разрядки, бойкотировать любые конструктивные инициативы в данной сфере. Достаточно вспомнить, что на XXXVII сессии Генеральной Ассамблеи американские представители проголосовали против восемнадцати резолюций по вопросам разоружения, принятых подавляющим большинством голосов, в частности, против резолюций, призывающих безотлагательно начать переговоры о неразмещении ядерного оружия на территории тех государств, где его нет в настоящее время, заморозить ядерные вооружения, запретить нейтронное оружие, начать переговоры о всеобъемлющем запрещении испытаний ядерного оружия и в качестве первого шага объявить мораторий на проведение ядерных взрывов, запретить химическое оружие, провести в рамках всемирной кампании за разоружение под эгидой ООН сбор подписей в поддержку мер по предотвращению ядерной войны и т. д.

С враждебностью и нервозностью встретили США советские инициативы и на XXXVIII сессии Генеральной Ассамблеи. Исходя из трезвого анализа сложившейся в мире обстановки, СССР предложил, чтобы эта сессия специальной декларацией "Осуждение ядерной войны" безоговорочно и навсегда осудила ядерную войну как самое чудовищное из преступлений, как попрание первейшего права человека - права на жизнь; чтобы государства - члены ООН объявили преступными актами разработку, выдвижение, распространение и пропаганду политических и военных доктрин и концепций, призванных обосновать "правомерность" применения ядерного оружия первыми и вообще "допустимость" развязывания ядерной войны. Подавляющим большинством голосов сессия одобрила советскую инициативу.

Теми же целями - снизить опасность ядерной войны - было продиктовано и другое советское предложение на XXXVIII сессии: о замораживании ядерных вооружений. За него проголосовали представители подавляющего большинства государств. Кроме того, Советский Союз поставил на повестку дня этой сессии вопрос о запрещении применения силы в космическом пространстве и из космоса в отношении Земли и внес на ее рассмотрение проект соответствующего договора. СССР взял на себя обязательство не выводить первым в космическое пространство противоспутниковое оружие до тех пор, пока другие государства, в том числе и США, будут воздерживаться от подобных запусков.

Эти предложения - лишь часть комплекса инициатив, внесенных СССР в ООН в начале 80-х годов. В выдвинутом Советским Союзом "пакете" - и принятая по инициативе СССР декларация о предотвращении ядерной катастрофы, и взятое Советским Союзом в одностороннем порядке обязательство не применять первым ядерное оружие, и предложения о предотвращении гонки вооружений в космосе, прекращении испытаний ядерного оружия, неприменении силы в международных отношениях.

При этом советские инициативы, нацеленные на кардинальное оздоровление климата в мире, неизменно получали и получают широчайший международный резонанс, поддержку подавляющего большинства государств - членов ООН, мировой общественности. И столь же неизменно наталкивались и наталкиваются на открытое и скрытое противодействие официального Вашингтона.

Самовольно взяв на себя роль вершителей судеб мира, нынешние творцы американской внешней политики, не смущаясь, попирают и свои собственные международные обязательства, обязательства страны, на территории которой расположена штаб-квартира ООН. Естественно, возникает вопрос: подходят ли вообще Соединенные Штаты для того, чтобы здесь находилась штаб-квартира столь важной организации? Пора бы американским руководителям понять, что ООН не бедный родственник Нью-Йорка, а международная организация равноправных государств, в которую входят и США, но не в качестве полицейского, а как рядовой член - наряду с другими 157 суверенными нациями.

В последние годы за океаном все чаще и настойчивее ведутся разговоры о том, что роль ООН в мировой политике пошла на убыль, высказывается разочарование относительно "нарушения баланса" и т. д. Конечно, ООН не реализовала всех своих возможностей, но американские политики озабочены не этим. Их раздражает утрата своих доминирующих позиций, крах "машины голосования" - одного из орудий американской дипломатии времен "холодной войны", а также возникновение в рядах государств - членов ООН влиятельного антиимпериалистического, антиколониального ядра.

Воля и решимость международного сообщества не раз сдерживали агрессивные устремления американского империализма. Мир сейчас был бы в еще более опасном положении, если бы наряду с усилиями миролюбивых сил ООН не играла позитивной роли. Этим и объясняются бесцеремонные попытки руководства США шантажировать эту организацию международного сообщества, менторски наставлять ее. Но политические кампании против ООН - это, по сути дела, свидетельство бессилия. В наше время трудно долго находиться в разладе с чаяниями народов. И если нынешние американские апостолы войны ставят свои узкие интересы выше общечеловеческих, то тем самым они противопоставляют себя всему международному сообществу.

И не Объединенным Нациям надо приспосабливаться к эгоистическим установкам США, а правящей верхушке этой страны следовало бы призадуматься над тем, к какой морально-политической изоляции может привести в конечном счете их авантюристический курс. Это убедительно продемонстрировала XXXVIII сессия Генеральной Ассамблеи ООН, на которой Соединенные Штаты оказались, по сути, в полной изоляции. Их политику осудили даже представители ряда ведущих стран Запада - союзников США по блоку НАТО, которые высказали решительное возмущение в связи с преступной агрессией Соединенных Штатов против Гренады.

В нынешнем столетии человечество уже не впервые ищет спасения от войн на пути объединения мирового сообщества в международную организацию, цель которой - обеспечить мир и безопасность народов. Лига Наций не смогла выполнить возложенной на нее миссии - нацистская Германия вместе со своими союзниками по блоку развязала вторую мировую войну. Этому в немалой степени способствовали другие ведущие империалистические державы, которые надеялись, что милитаристская машина Гитлера обрушится только на Советский Союз. Просчет оказался очевидным и роковым: те, кто потворствовал нацистам, сами оказались жертвами кровавой агрессии. Таков исторический урок, урок жестокий, незабываемый, такова расплата за иллюзии и самообман в политике.

Но реакционным силам не дано остановить ход истории. 24 октября 1945 года, когда вступил в силу Устав ООН, под ним стояли подписи представителей 50 государств. С того времени мир пережил кардинальные изменения социально-экономического и политического характера. Сформировалось и окрепло содружество стран социализма, развалилась колониальная система, Даже в странах НАТО многие государственные и общественные деятели отвергают войну как средстве осуществления внешней политики, решения международных споров. Флаги 158 государств - членов Организации развеваются сегодня на флагштоках у здания штаб-квартиры ООН на Ист-Ривер в Нью-Йорке. У международного сообщества есть возможности отвести угрозу ядерного апокалипсиса.

Острота этой задачи предопределяется сегодня опасным милитаристским курсом, который проводит администрация США на международной арене. Смотреть правде в глаза куда полезнее, чем тешить себя иллюзией, думая, что все и так обойдется. События могут принять и катастрофический оборот, если объединенная воля миролюбивых народов не воспрепятствует угрожающему развитию международной обстановки. Смрадная атмосфера американских военных приготовлений мешает людям жить, свободно дышать, строить свое будущее. Никто не хочет умирать - это самое естественное желание каждого человека. Так было всегда, так это и теперь. Но чтобы избавить человечество от ядерного уничтожения, необходимо реально оценивать масштабы и степень американской военной угрозы.

Сегодня фокус борьбы за сохранение мира сосредоточен в Европе. Здесь, в Европе, вспыхнули две мировых войны. Именно Западную Европу нынешние правители США сделали своим ядерным заложником и намереваются сделать первой жертвой новой мировой войны. Поэтому советская политика, прежде всего нацеленная на освобождение Европы от ядерного оружия, встречает столь яростное сопротивление со стороны американских апостолов ядерной войны. Поиск взаимоприемлемых решений не входит в планы вашингтонской администрации. Мировую общественность все более тревожит то, что американские авантюристы активизировали действия по достижению своих милитаристских целей всюду - в Европе, Азии и Латинской Америке, на Ближнем Востоке, используя для этого все возможные средства. Они лгут, нагнетают страх, маневрируют, сегодня воркуют голубями перед союзниками, а завтра их же шантажируют, выдвигают заведомо неприемлемые предложения, иными словами, пускаются на любые уловки и ухищрения, чтобы уйти от серьезных переговоров по вопросам разоружения.

Ситуация, сложившаяся в мире, опасна, но человечество не может не верить в лучшее будущее. Мы, дети XX века, располагаем большим опытом, развитым научным мышлением, имеются у нас и реальные возможности для решения самых сложных глобальных проблем.

Люди на Земле все глубже понимают, что сегодня мир - не театр одного актера, а ядерная война - не ковбойский фильм. Сегодня все в ответе за свое будущее. Борьба за мир на Земле - самое благородное в настоящий момент дело, освященное гуманнейшей идеей. Нашу Землю нельзя разделить на две планеты, а коль так, то только мир, мир без войн и страха ядерного уничтожения обеспечит продолжение рода человеческого, его процветание.

Мировая общественность вправе требовать от США поворота к реальностям мирового развития, уважения мирового сообщества и его мнения, принятых в нем международных законов и норм поведения. Сегодня нельзя не услышать страстный призыв, прозвучавший в книге "Не допустить ядерной войны". Автор предисловия Х. Калдикот пишет: "Мы должны неистово трудиться ради того, чтобы обеспечить жизнь всем детям мира. Не имеет значения, чистят ли наши дети зубы и хорошо ли они питаются, если существует возможность, что они не переживут следующие 20 лет"*.

* (D. Barash, J. Lipton. Stop Nuclear War! New York, 1982, p. 10.)

В нынешнем смраде шовинизма и милитаризма в США не просто прорваться трезвым голосам. Да и сила их влияния пока невелика. Но одно неоспоримо: критические выступления в адрес администрации Рейгана и ее курса становятся все более резкими. Например, американский публицист Р. Стил пишет о милитаристском характере правительства, "опьяненного идеей укрепления своей мощи и готового по малейшему поводу и без него пустить эту мощь в ход". И далее: "Одержимый идеей военной силы, Рональд Рейган так и не уяснил себе, что статус великой державы влечет за собой определенную ответственность. Это не просто возможность выкручивать руки другим. Это значит понимать, что сила имеет свои пределы, что национальный престиж можно подорвать, если поддерживать недостойные цели, что не все интересы являются "жизненно важными". Наше правительство так и не стало - и теперь уже, видимо, не станет - зрелым"*.

* ("The New York Times", 1983, October 30.)

Газета "Вашингтон пост" пишет, что "администрация настолько часто демонстрировала свою силу, что ее притязания уже не вызывают уважения ни у врагов, ни у друзей". Автор статьи Дж. Крафт называет политику правительства безответственной и считает, что нынешняя "администрация безнадежно зарвалась". Он требует коренного пересмотра стратегии в глобальном масштабе, но выражает сомнение в том, что президенту достанет проницательности для осуществления такого пересмотра*.

* ("The Washington Post", 1984, May 20.)

О пробуждении, хотя и медленном, тех сил в США, которые, стряхивая оцепенение последних лет, начинают поворачиваться к трезвым оценкам, говорит и статья редактора "Нью-Йорк тайме": администрация США усиленно культивирует милитаристскую психологию, У конгресса есть власть спасти страну от сопряженного с рейганизмом упорного скольжения к войне. Вопрос стоит так: хватит ли у него для этого мужества?

Добавим - и желания. Нынешний милитаристский и шовинистический курс США требует повышенной бдительности. Кошельку с прибылями, помешательству на долларах и бреду о мировом владычестве не должно быть дано учинить "пляску смерти", взять верх над жизнью человечества.

Закономерен вопрос: почему же в США, при всех многочисленных доказательствах опасности нынешней политики для самого же американского народа, есть еще немало таких, кто столь равнодушно относится к милитаризации страны, к созданию кошмара всеобщего страха, угрозам своих лидеров разрушить другие страны, призывам руководящих маньяков к ядерной войне? Ответ кроется в глубокой аморальности системы, построенной на обмане, судорожном карабканье к успеху, наживе одних и страданиях тех, кто обречен на неудачу. И нет дела до того, что творится вокруг, - люди поглощены заботами, общее ими которым "доллар", заботами, которые занимают в иерархии ценностей куда более высокое место, чем мир, всеобщее, а не только американское, благосостояние, непреходящие общечеловеческие ценности и надежды.

Недооценивать опасность внешнеполитического курса нынешней администрации США, разумеется, нельзя. Но и переоценивать нет оснований. Есть силы - и в самой Америке, и за ее пределами, - которые понимают историческую бесперспективность политики милитаризма, войны и фашизма, полны решимости противостоять этому курсу, располагают для этого достаточными материальными и политическими возможностями.

Примечание

2 B. Boyarsky, Ronald Reagan. His Life and Rise to the Presidency. New York, 1981, p. 15.

3 "Washington Post", 1983, July 3.

4 B. Boyarsky. Op. cit., pp. 15, 25.

5 N. Reagan, B. Libby. Nancy. New York, 1981, p. 144.

6 F. Vander Linden. The Real Reagan. What He Believes. What He Accomplished. What We Can Expect From Him. New York, 1981, pp. 71, 76 - 78.

7 A. Rowse. One Sweet Guy and What He's Doing to You. The Promises and Perils of Reaganism. Washington, 1981, p. 6.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru