НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Заключение

Заключение
Заключение

"Отмщением веры в исключительность" назвали победу Р. Рейгана на президентских выборах*. А его незадачливый государственный секретарь А. Хейг, торопясь высказаться, объявил американцев "нацией опекунов над ценностями свободы и справедливости"**.

* ("Foreign Policy", 1981, Spring, N 42, p. 26.)

** ("Nomination of Alexander M. Haig, jr." Hearings... US Senate, part 1, 1981, p. 23.)

Эти и многие другие высказывания американских лидеров не являются просто риторикой, они отражают реальную обстановку в стране и реальные цели правящих сил США на международной арене. Администрация до предела сократила расстояние от "холодной войны" до "горячей".

В стране создана удушливая атмосфера шовинизма, разгула крайней реакции. Лучше всего об этом говорит призыв одного из главарей ку-клукс-клана "голосовать на выборах за Рейгана", поскольку между президентом и ку-клукс-кланом "много общего". Деградация культуры, хаос в духовной жизни, обстановка индивидуализма, насилия и цинизма служат укреплению диктатуры буржуазии, облегчают правящим кругам подготовку к войне за мировое господство.

С самого основания США богачи поставили правительство на службу частной собственности. Быстрое развитие страны вселило в американцев глубокую веру в личный успех, ассоциируемый с богатством, умением "делать деньги". Доллар и стал национальной моралью. Любая неудача ведет к всплеску злости, взрыву негативных эмоций. Культ доллара и культ насилия ходят в обнимку. Они производят извращенную этику поведения, лицемерие, беспринципность и равнодушие. Любые неудачи в личных делах или удары по национальному тщеславию создают благодатную почву возбуждения ультрапатриотизма, шовинизма. Подобные психологические переломы активно учитываются в корыстной политике господствующего класса.

Нынешняя администрация активно спекулирует на невротическом сознании индивидуума, преклоняющегося перед традициями, каковы бы они ни были, запуганного пропагандой и несовершенностью социальных ожиданий, обиженного и рассерженного провалами во внешней политике и постыдными событиями внутри страны, обеспокоенного падением морали. Уязвленная Вьетнамом и Уотергейтом, "национальная гордость" требовала удовлетворения, возврата к временам самоуверенного оптимизма. В кампании по "правам человека" Дж. Картер пытался наряду с чисто политическими спекуляциями найти выход "моральному самоутверждению", столь подточенному полосой провалившихся авантюр за рубежом и внутренними скандалами. Чувства "национальной уязвленности" Белый дом сегодня трансформировал в шовинистический угар, который дает простор политике "военно-силового самоутверждения", преследующего сугубо имперские цели.

Американские монополистические владыки считают свое "мировое господство" наилучшим решением всех вопросов международной политики. Средством достижения такой цели они считают войну в качестве "повивальной бабки", не имеющей себе конкурентов. Ради самой больной идеи, какую только порождала жизнь, идеи "мирового господства", фабриканты оружия и медные каски создали уродливую унию смерти. Они готовы похоронить под развалинами городов сотни миллионов людей, лишь бы поставить мир на колени.

Послевоенные американские лидеры, в сущности, всегда вели себя как "задиристые петухи" с ядерными шипами, готовые сразиться с коммунизмом, Советским Союзом, демонстрируя тем самым свою "надежность", "мускулистую силу", "храбрость". Эти водевили рассчитаны на удовлетворение вкусов почти всех: и заказчиков политики, то есть "большой бизнес", и носителей полуфашистской идеологии, и шовинистически настроенной части населения. Фактор ответственности перед международной общественностью, интересы всеобщего мира и безопасности вообще не принимаются в расчет, игнорируются. Как подчеркивалось в журнале "Ньюсуик", американцев приучили, что кампании "ненависти в отношении русских" должны составлять неизбежную часть в нескончаемых политических представлениях. В результате послевоенное время характерно "перемежающимися оргиями ненависти" в отношении Советского Союза. В эти периоды подлинные дискуссии отодвигаются в сторону, печать фанатично поддерживает официальную линию, а любых инакомыслящих зачисляют в ранг предателей.

Идеологические "ястребы" отвергают "размягченные" варианты политических доктрин, опасаясь, что туманная терминология может увести военную мысль "в чрезвычайно опасную и оторванную от действительности сторону, превратить ее в словесную шахматную игру"*. Поскольку, мол, различий между миром и войной больше не существует, то разоружение - это утопия, всякая экономия на обороне - преступление, любые переговоры с Советским Союзом - предательство, а мирное сосуществование всего лишь "затянувшееся перемирие" в "холодной войне"**. "Равновесие" страха уступает свое место "перманентному страху". Чтобы избавиться от него, нужна еще одна мировая война, в которой победят США, после чего и возможен всеобщий мир.

* (H. Eccles. Military Concepts and Philosophy. New Brunswick, 1965, p. 7.)

** (H. Gatzke. The Present in Perspective. London, 1966, p. 179.)

Но, как пишут более реалистически мыслящие представители американской общественности, те, кто рассуждает "о выигрыше" в ядерной войне, витают в облаках. Они "живут в прошлом, которое навсегда отменено ядерными вооружениями"*. В наше время силы смерти столь мощны, что могут уничтожить плоды эволюции всего живого мира. Будет уничтожена и смерть, ибо не станет жизни. К сожалению, убийцы человечества, если такое случится, избегнут наказания, ибо не останется ни субъекта преступления, ни его объекта. Американские лидеры любят разглагольствовать о "национальных интересах", средствах их достижения, но это в нынешних условиях всего лишь отжившие свой век стереотипы, поскольку в ядерном конфликте сгорят нации, их интересы и цели. Американские лидеры носятся сегодня и со стратегией "устрашения", будто не ведая, что в ядерном пожаре сгорят и устрашители.

* (J. Schell. The Fate of the Earth. London, 1982, p. 73.)

Идеологической основой милитаристской истерии служит изрядно потрепанный миф о "советской угрозе". У "голубей" и "ястребов" здесь всегда было трогательное единство. Об этой "угрозе" американские лидеры говорят без конца с надоедливой назойливостью, понимая, что если они допустят слабину в пропаганде тезиса о "советской угрозе", то будет все труднее взимать с налогоплательщиков деньги на вооружения и обеспечивать сверхприбыли для монополий, а также убеждать союзников поддерживать американские военные авантюры. Поражает здесь лишь необъяснимое легковерие значительной части американцев.

Как отмечают Р. Барнет и М. Рэскин, "в течение почти 20 лет американская внешняя политика основывалась на кошмарах и фантазиях. Кошмаром была советская угроза Западной Европе - предположение о том, что путем угроз вторжения или просто за счет ловкой политики Кремль будет распространять свою власть и идеологию на континенте. Это "великое противоборство" в Европе было источником и основной сферой "холодной войны", в которую были вовлечены великие державы. Фантазией было Атлантическое сообщество, союз, как предполагалось, одинаково мыслящих людей, объединенных не только их оппозиционным отношением к коммунизму, но и решимостью строить экономическое и политическое сообщество Запада под руководством США"*. Через 10 лет после этого вывода сенатор Бампере заявил, что "в течение многих лет после второй мировой войны наша внешняя политика определялась воинствующим антикоммунизмом... Эта основа нашей внешней политики начала давать трещины во время вьетнамской войны, когда мы постепенно пришли к осознанию того, что догма антикоммунизма, которую мы столь слепо и некритически обожествляли, может быть, совсем не то божество, которое нам нужно, а в некоторых случаях она может вообще оказаться противоречащей нашим важнейшим интересам"**.

* (R. Barnet, M. Raskin. After 20 Years. Alternatives to the Cold War in Europe. New York, 1965, p. 3.)

** ("Congressional Record", 1975, June 3, p. S9436.)

Обстоятельства и реальности мировой обстановки понудили американскую правящую элиту пойти на разрядку напряженности. Ее представители стали выговаривать слово "разрядка". Но не моральное прозрение заставляло американских лидеров сменить риторику и в чем-то тактику: они уже не могли безнаказанно "повышать ставки" угроз. Временами увядало мессианство, утрачивая статус однозначности, не допускающей альтернативы. Реальность возмездия за ядерную агрессию против СССР и его союзников снижала энтузиазм авантюристов. В конечном итоге американцы обретали новый опыт, теперь уже в условиях потери стратегической неуязвимости.

Но и в период разрядки напряженности, которая принесла народам мира облегчение и надежду, правящие силы США не хотели расставаться с положением "превосходящей силы", с политикой великодержавности и мессианства. Они не переставали наращивать военный потенциал, вели активную "психологическую войну" по воспитанию ненависти к социалистическим странам, пренебрежения ко всему неамериканскому.

Реальное представление о мире, в котором бы США перестали доминировать, господствовать, казалось невыносимым для правящей элиты США. Поэтому она бросила все силы на обеспечение победы ультраправых во главе с Р. Рейганом, который взялся за возрождение "престижа США"* посредством атавистического набора силовых приемов, самоубийственной, по словам Э. Кеннеди, стратегии, ведущей "к утверждению в международных отношениях закона джунглей".

* (D. Jankelovich, L. Kaagan. Assertive America. "Foreign Affairs", Winter 1981, N 3, p. 704.)

Ныне пропаганда стала особенно крикливой. Выходят десятки книг, на разные лады обсуждающих перспективы ядерной войны, ее подготовки. Они внедряют в сознание американцев страх и подозрительность, ввергают людей в интеллектуальное рабство путем навязывания им готовых штампов-ответов на любые вопросы.

Голоса, которые призывают к "крестовому походу" против коммунизма, звучат отвратительно визгливо и громко. Буржуазные идеологи активно обсуждают проблему самоубийства как общечеловеческую. По этому поводу сказано немало пошлых и безответственных слов. Много пессимистических пророчеств поставляет буржуазная культура, но за всем этим скрывается циничная и варварская сущность тех, кто проповедует конец мира и человека, сеет вражду и страх, предпочитая идеи разрушения идеям созидания, а смерть - жизни.

Отживающие идеи, взявшие верх в современной американской жизни и политике, еще не скоро умрут естественной смертью, поскольку за ними стоит монополистическая буржуазия, пока способная обновлять и укреплять свои материальные основы, свою военную мощь. Этот класс располагает огромным идеологическим аппаратом, еще могущим держать в идейном рабстве миллионы людей. Глубоки корни и тяжел груз идейных, политических и психологических предрассудков, которые буржуазия старается не только сохранить, но и закрепить в качестве выгодного ей образа мыслей и жизни. На полных оборотах продолжает работать маховик пропаганды, раскрученный миллиардами долларов.

Все это так. Но столь же верно и другое. Нынешнее крайне неустойчивое психологическое состояние правящей клики США, ее политическая и военная агрессивность говорят и о том, что почва, казавшаяся столь твердой еще десятки лет назад, уплывает из-под ног американского монополистического капитала.

Если ретроспективно взглянуть на политику правящих сил США, то и в прошлом они с трудом привыкали к реальностям, нередко были склонны к мифологическому восприятию обстановки вместо их действительной оценки.

Для того чтобы примириться с существованием Советского Союза и признать его, США потребовалось полтора десятка лет, да еще опыт жестокого экономического и политического кризиса. Для осознания необходимости борьбы с гитлеризмом - нападение на Пирл-Харбор и угроза самому существованию США. Для заключения первого соглашения о запрещении испытаний ядерного оружия в трех сферах - Карибский кризис, поставивший человечество в результате воинственной политики Белого дома на грань мировой войны. Для подписания договоров об ограничении стратегических вооружений - поражение во Вьетнаме.

Такова природа этого государства, пропитанного шовинизмом и мессианством. За это народы планеты платят дорого, непомерно дорого. Видимо, еще не скоро Вашингтон освободится от исторической слепоты и будет вынужден признать реальности ядерного века. В наше время пребывать в грезах мессианства - занятие бесполезное. Химера "Pax Americana" все явственнее становится не политикой, диктуемой здравомыслием, а тяжким заболеванием, способным принести человечеству большую беду.

Ныне, когда метрополия мирового империализма стала предельно авантюристична, нужна и предельная бдительность всех, кому дорог мир на планете. Общественная летаргия, присущая еще многим людям в западном мире, их неинформированность и предрассудки должны быть преодолены.

Реальность жизни такова, что приходится иметь дело со страной, где подавляются свободы и процветает насилие над личностью, преследуются профсоюзы, где печать является служанкой крупнейших корпораций, где попираются фундаментальные права человека: право на труд, право на жизнь, право на объективную информацию, на материально обеспеченный доступ к подлинной культуре, право на личную безопасность. Это государство, в котором милитаризм и война являются основными средствами достижения внешнеполитических целей.

"Тяжелую ответственность перед человечеством берет на себя администрация США своей милитаристской политикой"*, - отмечает М. С. Горбачев. Но надо трезво смотреть на вещи. Другого разумного выхода, как жить вместе, в мире нет. Главное - "это налаживание активного сотрудничества всех государств в интересах общего мирного будущего, это создание, использование и развитие таких интернациональных механизмов и институтов, которые позволяли бы находить оптимальные соотношения интересов национальных, государственных с интересами общечеловеческими"**. Советский Союз выступает за равноправные отношения и взаимовыгодное сотрудничество, за мирное решение всех возникающих проблем и споров, за свободный выбор всеми народами Земли своего образа жизни без навязывания его кем-либо со стороны.

* (М. С. Горбачев. Активно действовать, не терять времени, с. 26.)

** (М. С. Горбачев. Бессмертный подвиг советского народа, с. 29.)

Подобная политика противоречит намерениям и целям правящих сил США, но что поделаешь. Рано или поздно, но господствующей элите этой страны придется смириться с реальностями мирового развития.

Советский Союз и впредь останется твердым приверженцем политики мира, сделает все от него зависящее, чтобы остановить сползание человечества к ядерной бездне.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru