Новости    Библиотека    Исторический обзор    Карта США    Карта проектов    О нас   

Пользовательского поиска





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава двенадцатая. Проблемы и их решение

17 октября 1968 года президент США Линдон Джонсон при вручении благодарственной грамоты 5-му полку морской пехоты, отличившемуся во Вьетнаме, сказал: "Когда я думаю о морских пехотинцах, то представляю себе людей, стремящихся к новым и новым вершинам, невзирая ни на какие трудности".

Эти слова были сказаны в тот год, когда морская пехота вела тяжелые бои у Кхесани и Хьюэ на фронтах крайне непопулярной в стране войны во Вьетнаме.

Но в 1968 году морские пехотинцы гибли не только во Вьетнаме. Часть из них погибла на военных базах в США, становясь жертвами порочной системы воспитания и обучения. Слава, которую завоевали морские пехотинцы в боях, померкла в свете событий, описанных в данной книге. Однако одно дело вскрыть недостатки, совершенно другое - найти пути к их устранению. Славу легко развенчать, и это сегодня в Америке очень популярное занятие. Но у авторов этой книги нет подобной цели. При сборе и изучении материалов мы всесторонне познакомились с морскими пехотинцами, вскрыли существующие недостатки и показали их читателям. Поскольку наше внимание было сосредоточено на недостатках, может показаться, что ничем уже нельзя помочь положению дел в морской пехоте. Хотя было бы просто и в духе превалирующих сейчас антимилитаристских настроений рекомендовать роспуск морской пехоты, мы воздержимся от подобной рекомендации*.

* (Буржуазные публицисты, каковыми являются авторы этой книги Х. Джефферс и Д. Левитан, весьма далеки от мысли как-то поставить под сомнение "справедливость" пресловутого американского образа жизни, законов эксплуататорского общества. Главная цель их труда не разоблачение нравов этого строя, в том число и тех, которые царят в вооруженных силах, а поиски путей для улучшения положения, "либерализации", как модно сейчас говорить в США, военной службы. Этим, в частности, объясняется и постоянное стремление авторов подчеркнуть якобы нетипичность всего того, о чем они сами рассказывают в ряде глав своей книги, как-то показать, что все это будто бы можно перестроить, изменить к лучшему, поправить. Об этом же говорят и их попытки свалить вину за существующее положение то на комиссию по делам вооруженных сил палаты представителей, то на отдельных грубых или нерадивых командиров и начальников, то на самих морских пехотинцев. Авторы не хотят видеть сами и с помощью всяческих демагогических приемов стараются закрыть глаза и читателю на органический характер пороков американского образа жизни и нравов буржуазной казармы. Дальнейшая аргументация в данной главе в пользу "реформ" в морской пехоте и вооруженных силах США в целом убедительно показывает, насколько ограниченны взгляды авторов данной книги. - Прим. ред.)

Приведенные в книге факты подсказывают нам некоторые меры, которые необходимы для устранения существующих в морской пехоте недостатков.

Например, рядовой Абрахэмсон попал в беду не только потому, что был образованным человеком и евреем по национальности. Причина его затруднений в том, что Абрахэмсон поступил в морскую пехоту из резерва, а резервисты по своим морально-физическим качествам уступают добровольцам во всех видах вооруженных сил, а в морской пехоте особенно. Вот и получается, что резервист гораздо быстрее может стать объектом грубого обращения, чем доброволец, только потому, что он резервист. Мы настаиваем, чтобы в рекрутских депо были созданы отдельные подразделения для лиц, призываемых из резерва. Резервисты попадают на действительную службу после окончания учебы в колледже и проходят обучение примерно в одно и то же время раз в году, а поэтому не будет никаких трудностей в создании отдельных учебных подразделений для этой категории людей.

Кроме того, резервисты быстрее приспособятся к условиям службы, быстрее будут овладевать знаниями, чем новобранцы с меньшей общеобразовательной подготовкой. Отделив их от лиц, слабее подготовленных с общеобразовательной точки зрения, можно ускорить процесс обучения и избежать того антагонизма и соперничества, которые характерны сегодня во взаимоотношениях между различными категориями военнослужащих.

Трагедия, постигшая Хозе Консепсьона, навсегда останется тайной, поскольку не удалось выяснить причины смерти этого человека. Судебно-медицинская экспертиза трупа не была проведена сразу, и это лишает возможности установить истинные причины смерти Хозе. Нет и не может быть оправдания той преступной халатности, которую проявило командование морской пехоты в расследовании дела Хозе Консепсьона. Мы считаем, что необходимо установить твердый порядок, предусматривающий немедленное проведение судебно-медицинской экспертизы в случае гибели военнослужащего при обстоятельствах, аналогичных тем, при которых погиб Консепсьон. Экспертиза должна проводиться военно-медицинской службой министерства обороны или под непосредственным контролем ее представителей.

Рядовой Хозе Консепсьон, подобно многим другим новобранцам в Пэррис-Айленд, был направлен в штрафной взвод. Это подразделение представляет собой не что иное, как тюрьму, куда человек попадает без всякого суда и следствия и где он подвергается издевательствам и побоям. Командование морской пехоты считает штрафные взводы исправительными подразделениями, в которые направляются нарушители воинского порядка. В действительности же в штрафные взводы попадают люди, по разным причинам не сумевшие приспособиться к жизни, к службе в морской пехоте, и грубое обращение с ними не может принести им никакой пользы. Штрафные взводы - подразделения дисциплинарного наказания, которому люди подвергаются без должных юридических оснований. Большинство новобранцев в Пэррис-Айленд, попавших в штрафной взвод, нуждаются не в исправительных дисциплинарных мерах, а советах врача или другого специалиста, который сумел бы разобраться в причинах поведения человека, помочь ему стать настоящим солдатом или рекомендовать увольнение с военной службы. Мы предлагаем ликвидировать штрафные взводы в рекрутских депо морской пехоты.

Чтобы решить проблемы воинского воспитания тех новобранцев, которые сейчас направляются в штрафные взводы, учебные центры морской пехоты должны иметь в своем штате специалистов-психологов. Именно по рекомендации этих специалистов должен решаться вопрос о целесообразности оставить того или иного новобранца в рядах морской пехоты. Наше предложение сводится к тому, чтобы значительно увеличить штат и круг обязанностей специалистов-психологов в рекрутских депо новобранцев морской пехоты, в том числе и в Пэррис-Айленд.

Конечно, в самые короткие сроки необходимо уволить со службы в морской пехоте тех новобранцев, которые по тем или иным причинам не в состоянии выполнить предъявляемые к ним требования. Однако истоки этой проблемы следует искать не в рекрутских депо, а в вербовочных бюро.

Существует необходимость создания более совершенной системы отбора рекрутов по их физическим и моральным качествам. Очень часто отбор производится поверхностно. И хотя в этой работе участвуют представители военно-медицинской службы, решения принимаются под давлением требований о выполнении нормы набора. Мы предлагаем возложить проведение медицинского обследования рекрутов на вербовочных пунктах на органы министерства здравоохранения, освободив от этой задачи военно-медицинскую службу.

Сейчас на морскую пехоту распространяются требования так называемого "проекта 100000", который утвержден министерством обороны и требует принятия на действительную службу определенного процента призывников*. Эти люди по своим физическим данным и общему уровню развития находятся ниже минимальных нормативов. Мы убеждены, что многие из призывников, попавших на службу в морскую пехоту по этому проекту, не выдержат трудностей службы. Они сразу окажутся в беде и либо попадут в тюрьму и штрафные подразделения, либо станут дезертирами. Мы предлагаем комплектовать морскую пехоту исключительно добровольцами.

* (В связи с резким снижением притока добровольцев в вооруженные силы США во время войны в Индокитае, особенно в период ее усиленного развертывания в 1965-1969 годах, Пентагон разработал проект о призыве и вербовке на военную службу 100000 американских парней из числа лиц, ранее забракованных приемными комиссиями по причине низкого умственного развития, неграмотности, плохих моральных качеств и состояния здоровья (так называемый "проект 100000"). В ряде баз и гарнизонов в США в связи с этим были созданы специальные учебные центры, части и подразделения по "перевоспитанию" и "подтягиванию до необходимого уровня" таких новобранцев. Как и следовало ожидать, эта вынужденная акция Пентагона не дала желаемых результатов, и "проект 100000" был забракован. - Прим. ред.)

Человек, поступающий на службу в морскую пехоту, может ошибиться в своем решении. При существующем порядке набора добровольцев первоначальный срок службы по контракту может составлять от трех до четырех лет. 17-летний юноша, подписывая контракт на четыре года, вряд ли может точно знать, чего он хочет, становясь морским пехотинцем. Большинство тех, кто попадает в беду, с кем случаются неприятности по службе, - это люди, не сумевшие найти в себе силы подчиниться дисциплине. Мы считаем, что таким людям нужно дать возможность исправить первоначальную ошибку, не вынуждая их к самовольным отлучкам или прозябанию в течение всего срока действия контракта. Должен существовать период адаптации, предшествующий заключению контракта на длительный срок службы в морской пехоте. Мы предлагаем, чтобы первоначальный контракт заключался на один год, по истечении которого человек мог бы решить, желает ли он посвятить себя службе в морской пехоте. Второй контракт должен заключаться минимум на четыре года. В течение первого года службы новобранец должен пройти только основы военного обучения. За это время он сможет определить, оставаться ли ему на службе и в какой области военного дела специализироваться.

Точно так же как служба в морской пехоте должна быть профессией, так и сержанты-инструкторы, занимающиеся обучением и воспитанием новобранцев, должны быть профессионалами. Инструкторами следует назначать лучших из лучших. Они должны быть профессиональными педагогами и воспитателями, тщательно отбираться, готовиться и проверяться. Практика назначения инструкторами случайных людей, в данный момент оказавшихся без должности, неприемлема.

В ходе работы над этой книгой мы установили, что американская военно-юридическая система имеет два существенных недостатка, требующих немедленного исправления. Мы считаем несправедливым, что американские военнослужащие (не только морские пехотинцы) не пользуются нравом освобождения под залог в случае ареста по обвинению в уголовном преступлении. Отказ в этом означает лишение гражданского права, которым в США должны пользоваться все люди. Мы считаем также недопустимым, что военнослужащие, которым только предъявлено обвинение в преступлении, содержатся под стражей длительное время до суда и этот срок не засчитывается им после вынесения приговора. Подобная неправомерная практика должна быть изжита в американских вооруженных силах.

Когда по приговору суда военнослужащий попадает в тюрьму, он встречается здесь с подлинным беззаконием. Необходима коренная ломка всей системы военных тюрем. Этим вопросом должна заняться специальная комиссия, назначенная президентом США.

Мы, со своей стороны, вносим предложения относительно двух военных тюрем, деятельность которых нами была изучена при подготовке этой книги.

Тюрьма в Пэррис-Айленд размещается в старом, разрушающемся здании. Оно должно быть снесено. В тюрьме арестованные новобранцы должны содержаться отдельно от морских пехотинцев, направляемых из линейных частей морской пехоты. Тюремный персонал должен быть укомплектован специально подготовленным личным составом.

Тюрьма в Бруклине должна быть немедленно закрыта и переведена из этого района, в котором сильно распространена торговля наркотиками.

Кстати, торговля наркотиками охватила не только военную тюрьму, но и другие военные учреждения в Бруклине. Поскольку командование военно-морской базы оказалось не в состоянии справиться с поступлением наркотиков в гарнизон, мы требуем немедленного вмешательства Федерального бюро по борьбе с торговлей наркотиками.

Нам представляется, что ненужные бюрократические препоны часто лишают заключенных военных тюрем свободы вероисповедания. Необходимо добиться того, чтобы во всех военных тюрьмах заключенные имели возможность обратиться к служителю культа, получить библию и т. п.

Так же как и военная система наказания за нарушения правопорядка, служба военных священников уже многие годы не получает должного внимания, хотя ее деятельность требует коренного пересмотра. Мы рекомендуем тщательно изучить роль военных священников в американских вооруженных силах.

Выше мы уже предлагали создать правительственную комиссию для изучения расовых проблем, включив в нее военнослужащих. Ничто не должно мешать созданию такой комиссии в самое ближайшее время.

Поскольку существует глубокое отчуждение между рядовыми военнослужащими и командным составом, рядовой чувствует себя бессильным перед огромной военной машиной. Просьбы о помощи, подаваемые по существующим каналам, не получают ответа или тонут в бюрократическом болоте. Мы считаем, что если человек нуждается в помощи, то она должна быть ему оказана сразу, безотлагательно. У военнослужащего в американских вооруженных силах почти нет возможности выразить свое недовольство старшим по званию или по должности.

Такое положение больше терпеть нельзя.

Конституция Соединенных Штатов строго оговаривает права и обязанности органов законодательной и исполнительной власти. Конгресс наделен правом контроля над вооруженными силами, и от имени конгресса эту обязанность выполняет комиссия палаты представителей по делам вооруженных сил. Как отмечалось выше, эта комиссия сейчас фактически превратилась в рупор Пентагона и не выполняет своей главной обязанности - контролировать и сдерживать деятельность руководства американского военного ведомства. Лучшей иллюстрацией сказанному служит тот факт, что главным юрисконсультом комиссии является генерал Джонсон Блэндфорд.

Мы знаем, что жестокость и садизм не исчезнут в наших вооруженных силах, пока эти пороки существуют в стране. Однако вызывает удивление тот факт, что командование морской пехоты сквозь пальцы смотрит на случаи грубого беззакония, произвола и жестокости в обращении с военнослужащими. Виновные в жестоком обращении с подчиненными не наказываются, командиры и начальники покрывают и фактически поддерживают садистские методы в обращении с новобранцами. Отвечая на вопрос, почему допускается грубое и жестокое обращение с военнослужащими, командование морской пехоты заявляет, что такие случаи якобы единичны. Тем самым оно уклоняется от принятия должных мер.

Морская пехота США переживает кризис доверия, и сейчас он так же глубок, как и в дни, когда стало известно преступление Мэтью Маккеона, погубившего шесть морских пехотинцев.

Официальные заверения командования морской пехоты в том, что жестокость в обращении с новобранцами не поощряется, звучат фарсом на фоне многочисленных фактов, которые свидетельствуют не только о повторении подобных случаев, но и о том, что командование морской пехоты никак на них не реагирует.

Командование морской пехоты должно признать, что существующая практика поощряет грубое насилие начальников над подчиненными, а не делать вид, что выдвинутые против него обвинения необоснованны.

Если этого не произойдет, то мы неизбежно станем свидетелями новых "маршей смерти" в морской пехоте.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://usa-history.ru/ "USA-History.ru: История США"