НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Осторожно: ККК!

Осторожно: ККК!
Осторожно: ККК!

Он сидит за столом напротив, положив на цветную скатерть большие руки.

- Будет расовая война,- говорит он как о чем-то обыденном.- Чернокожих придется ликвидировать. А что еще с ними прикажете делать? Не захотят же они переселиться в Африку? Так же придется поступить с евреями и коммунистами.

У него вытянутое лицо из тех, что называют «лошадиным», длинные лохматые волосы, в глазах га угрюмая истовость, что отличает фанатиков. Впрочем, может быть, все это мне только кажется, потому что я знаю, кто он такой. А встретил бы на улице и не обратил внимания. Между тем Уилл Минтон - куклуксклановец. И не какой-нибудь там рядовой, а главарь всей шайки в штате Мэриленд - «великий дракон».

Так совершался суд линча в 20-е годы
Так совершался суд линча в 20-е годы

Когда-то я думал, что люди в белых балахонах и колпаках с прорезями для глаз - линчеватели, поджигатели, негронена-вистники - принадлежат истории, что они остались в том времени, что смотрит на нас свинцовыми глазами круглоголовых, короткостриженных парней со старых мутноватых фотографий, где гордые «победители» позируют у дерева, рядом с босыми ногами свисающего с сука черного человека.

В том же штате Флорида, где среди болот живут остатки непобежденного индейского племени семинолов, находится и космический центр имени Кеннеди
В том же штате Флорида, где среди болот живут остатки непобежденного индейского племени семинолов, находится и космический центр имени Кеннеди

Оказавшись на берегах Гудзона, а затем Потомака, я понял, что ошибался. «Невидимая империя ку-клукс-клана» продолжала существовать где-то рядом с ультрасовременными шоссе, стеклянно-алюминиевыми небоскребами и ажурными конструкциями для запуска космических кораблей. На первый взгляд это казалось столь же несовместимым, как сверхумная электронно-вычислительная машина и костер средневековой инквизиции. Но это было так. ККК давал о себе знать угрожающим сожжением креста во дворе чернокожего конгрессмена, взрывом бомб в негритянской церкви, выстрелами по автомашинам сторонников расового равноправия.

Небоскребы последнего образца
Небоскребы последнего образца

Однажды, едучи в автомашине по вашингтонским улицам, я услышал такую радиопередачу: «...некоторые считают, что ку-клукс-клан - дело прошлого, что он отмирает. Двухмесячное расследование, проведенное радиостанцией, показывает, что это совсем не так. В штатах Мэриленд и Виргиния, в окрестностях самой столицы США клан процветает и расширяет свои ряды. «Великий дракон» штата Мэриленд утверждает, что среди его членов есть юристы, доктора, даже один аналитик из ЦРУ... Присмотритесь внимательнее: ваш респектабельный сосед может быть куклуксклановцем».

И я стал присматриваться. И сухонький старичок, что буравил меня острыми глазками в лифте нашего многоэтажного дома, и широкогрудый парень с короткой стрижкой военного, что жил через улицу и каждое утро поднимал на дюралевый флагшток перед домиком звездно-полосатое знамя США, показались подходящими кандидатами на роль ночного поджигателя.

Но все это были фантазии, домыслы. Хотелось увидеть настоящего куклуксклановца, встретиться с ним лицом к лицу. Но как его найдешь? Рыцари белого балахона дневного света не любят, они предпочитают ночь.

Рассказал как-то о своих заботах Тиму Уиллеру, вашингтонскому корреспонденту газеты американских коммунистов «Дейли уорлд». Кудреватый Тим, молодой, деятельный, предприимчивый, обещал помочь. Его самого, видно, тоже заинтересовала идея - встреча с «драконом».

Как-то, случайно столкнувшись на ступеньках Капитолия (Тим бежал в свою комнатушку в национальном клубе печати, чтобы поскорее передать материал о бурном заседании комиссии конгресса, дебатировавшей вопрос о военных расходах), Тим приветствовал меня возгласом:

- Нашел! - И вынул из папки страницу балтиморской газеты.

Сообщение, опубликованное в разделе новостей,- оно было обведено красным фломастером - рассказывало о некоем аборигене, покровителе животных. Аборигена постигло несчастье. Его ручной хорек укусил ребенка. Пришли представители ветеринарного надзора, чтобы уничтожить зверька. Человек стеной встал на защиту «меньшого брата».

- Ну и что? - спросил я с недоумением. - Читай дальше,- сказал Тим.

А дальше-то и была вся соль заметки. Чувствительный абориген, защитник четвероногих, сообщал корреспондент,- главарь куклуксклановцев в штате Мэриленд - «великий дракон». Дальше приводился его адрес.


Недели через две, в солнечный день, мы подъезжали к Глен-Берни, что милях в тридцати от Вашингтона, в кольце городков и поселков, опоясывающих большой промышленный город Балтимор. Дымный, встречающий путешественника закопченными стенами заводов, горами сваленных для переплавки автомашин, рыжеватыми боками грузовых пароходов у причалов на реке Делавэр, город немного дальше на север, а здесь почти пасторальные картины - зеленые, подстриженные поля по обеим сторонам шоссе, плоские, чистенькие, как игрушечка, корпуса электронных и фармацевтических предприятий да удивительно похожие друг на друга городки со стандартной пестротой лавчонок и бензоколонок.

Здесь патриархальная косность сельского уклада жизни сталкивается с суетой и ожесточением городского быта. Неподалеку, как не преминул заметить Тим, находится один из форпостов Пентагона - армейский арсенал Эджвуд, а в Форт-Мид - насыщенное электроникой, всевозможными подслушивающими и записывающими устройствами сверхсекретное Национальное агентство безопасности. Одним словом, среда, вполне подходящая для жизнедеятельности правых экстремистов.

Адрес привел нас на окраину городка. На поросшем травой холме раскинулись двухэтажные дома с мелким плетением оконных рам в «колониальном стиле». Новенькие, кирпичик к кирпичику, здания образовали каре. Внутри него находилась асфальтированная площадка, сверкавшая разноцветьем запаркованпых автомашин. Послеполуденное солнце щедро золотило чистенький кирпич стен, раскаленным металлом горело в стеклах окон. Картина дышала спокойствием и благопристойностью.

- В этих домах живут те, кого у нас относят к «лоуер миддл класс» (нижней части среднего класса),- сказал Тим.- Квалифицированные рабочие, техники, мелкие служащие.

Сказал и зябко передернул плечами. Я его понял. Тим думал о том, с кем через несколько минут предстояло встретиться. Черт его знает, этого «дракона», что ему в голову втемяшится. Возьмет да и шарахнет из ружья. Правда, по телефону куклуксклановец согласился на интервью. Но понял ли он, что за газета «Дейли уорлд», и как он отреагирует, когда узнает, что иностранный коллега, с которым собирался прийти американский журналист, из Советского Союза?

Дверь распахнулась сразу, как только мы нажали кнопку звонка. Солнечный прямоугольник расположенного против входа окна перечеркивал долговязый силуэт.

- Мистер Минтоп?

- Да.

- Мы - корреспонденты, звонившие вам по телефону.

- Я вас жду.

И вот мы сидим за обеденным столом. На скатерти в мелкий цветочек батарея пивных бутылок, выставленных хозяином (он опорожняет их одну за другой, словно никак не утолит жажду), и репортерский «Сопи», мерно накручивающий кассету. «Дракон» охотно отвечает на наши вопросы, стараясь при этом произвести как можно более солидное впечатление.

Нет, я не ошибся, когда по пути сюда успокаивал Тима. Западный ультра - а встречаться с ним уже приходилось и в Белфасте, и в Лондоне - привык иметь дело с прессой. Перед телекамерой и микрофоном громила становится политиком. Он ведет свою игру. Мы - свою. Ему хочется произвести впечатление на прессу. Показать себя «с наилучшей стороны». В меру своего понимания того, что хорошо и что плохо. Ему хочется казаться значительнее, чем он есть. Нам же нужно разговорить «подопытного», получить из первых рук информацию, как можно более полную, позволяющую понять происхождение зловещего феномена.

Он принес плоский портфель «дипломат» и вывалил на стол гору литературы: последние номера газеты «Клансмеп» (издается в Денхэм-Спрингс, штат Луизиана), объявления, призывающие вступать в ку-клукс-клан («Если вы верите в бога, непорочность белой женщины и будущее Америки, присоединяйтесь к ККК»), листовки с раскроем балахона (снимаете мерки, вкладываете в конверт вместе с чеком на двадцать восемь долларов и посылаете по адресу: почтовый ящик 5672, город Колумбия, штат Южная Каролина).

Красные, словно написанные кровью, буквы плакатов-наклеек кричали: «Вам нанесли визит рыцари ку-клукс-клана. Мирный визит. Следующий будет настоящим».

Устрашающее послание украшало изображение всадника в белом балахоне с пылающим крестом в руке.

- Это первое предупреждение,- холодно заметил Минтоп.- Его получает ниггер, поселившийся в белом районе, наркоман, коммунист. Всякий, кто супротив бога, кто опасен для Америки.

- А что происходит дальше?

- Плохой человек убирается восвояси. - А если он не убирается?

- Тогда мы предупреждаем еще раз. Сжигаем крест под его окнами.

- А если и это не подействует?

Минтоп закурил, пустил струю дыма и, покосившись на черную коробку магнитофона, сказал:

- У нас есть много способов донести наш призыв до сознания плохого человека. Когда мирные средства не помогают, мы применяем насилие.

- Говорят, это ваши люди пытались подбросить зажигательную бомбу в дом конгрессмена Митчелла? - как бы невзначай вставил Тим.

«Дракон» смерил его презрительным взглядом:

- Я этого не говорил. Я сказал, что в принципе мы за насилие, а как поступать в каждом конкретном случае - дело самих клансменов. Я не могу знать всего, что они совершают. Мы не сковываем инициативу людей.

- В газетах пишут, что клан имеет свои «зеленые береты»- группы боевиков, которых обучают стрельбе, обращению со взрывчаткой...

Топкие губы «дракона» изъязвила ироническая улыбка.

- Обучать? Зачем? Полицейский знает, как стрелять. Солдат знает, как пользоваться динамитом. А среди членов клана есть и те и другие. Да еще какие! Ветераны вьетнамской войны. Да, ударные группы у нас есть. И еще скажу вам: мы не сидим сложа руки, мы накапливаем оружие.

Министр обороны  позирует фотографам с новым видом оружия в руках
Министр обороны К. Уайнбергер позирует фотографам с новым видом оружия в руках

И впрямь ку-клукс-клан не общество благородных девиц. Печатная продукция - всего лишь вспомогательное средство террора. Бомба и пуля остаются главными аргументами тех, кто скрывает свои лица под колпаком с прорезями для глаз.

Незадолго перед поездкой в Глен-Берни я увидел на экране телевизора неуловимого «бирмингемского бомбиста». Остролицый старичок улыбался так, как будто ему только что сообщили, что он стал обладателем многомиллионного наследства. Семидесятитрехлетнему Роберту Шамблиссу, пенсионеру, бывшему автомеханику, было официально предъявлено обвинение в том, что он в 1963 году взорвал негритянскую церковь в Бирмингеме, под обломками которой погибли четыре чернокожие девочки. Понадобилось полтора десятилетия, чтобы американская Фемида хотя бы пошевелила пальцем, указав на виновника злодеяния - куклуксклановца.

Натаскивают 'силы быстрого развертывания'
Натаскивают 'силы быстрого развертывания'

А вскоре перед телезрителями предстал другой «герой» бурных 60-х годов - Гэри Томас Роув - агент ФБР в рядах ку-клукс-клана (а может быть, наоборот?). Апоплексического типа мужчина с круглой, как тыква, головой не отрицал, что это он в 1964 году на дороге из Монтгомери в Сэлму послал роковую пулю, оборвавшую жизнь активистки борьбы за расовое равноправие Виолы Лиуззо. Агент федеральных властей так вошел в роль куклуксклановца, что не мог сдержаться.

На счету «рыцарей невидимой империи» - тысячи преступлений, из них десятки раскрытых, ставших достоянием гласности, многие сотни - канувшие в Лету. Взрывы церквей, под обломками которых гибли дети, расправы над активными участниками борьбы за гражданские права, в том числе убийство трех студентов, приехавших с Севера, чтобы утверждать братство людей независимо от цвета кожи.

Двое белых, третий - чернокожий, они были друзьями и погибли, как братья, беспросветной миссисипской ночью в июне 1964 года в глухом графстве Нешоба: сначала их арестовали «за превышение скорости» на шоссе, продержали до ночи в сельском полицейском участке, а затем выпустили только для того, чтобы через полчаса застрелить в упор на обочине дороги. Хладнокровное убийство - дело рук все тех же куклуксклановцев: местного шерифа, баптистского священника, вышибалы из ночного клуба.

А не причастен ли ККК к расправе над выдающимся негритянским лидером Мартином Лютером Кингом? Вопрос отнюдь не гипотетический. Те, кто его задают, отмечают многозначительный факт - брат Джеймса Рея, уголовника, обвиненного в убийстве Кинга, являлся близким приятелем и приспешником ку-клукс-клановского главаря, предводителя ультраправой организации «Национальная партия защиты прав штатов» Джесси Стоунера. Именно этот брат был последним посетителем камеры Рея перед «необъяснимым» побегом того из тюрьмы.


...Мирно тикали ходики. Каждые полчаса они издавали скрип, и из маленькой скворешни над циферблатом выскакивала пластмассовая птичка. Косые лучи солнца, бьющие в окно, высвечивали пестрые обои, нейлоновые гардины у двери, подчеркивая мещанский уют скромной квартиры. Где-то за стеной, в соседней комнате, слышалось движение - наверное, там дожидалась ухода визитеров жена Минтопа с трехмесячным сыном, о которых он нам говорил.

«Дракон» между тем пил пиво и становился все откровеннее:

- Каждый день мы вербуем новых членов. Ежегодно наша численность возрастает вдвое. Сколько у нас человек? Не могу сказать. Это тайна. Кто наши члены? Самые различные люди - от чернорабочих до политических деятелей. Есть бизнесмены, студенты, юристы, доктора.

Студенты
Студенты

Сам «великий дракон» оказался техником, работает на местном химическом заводе.

- Знают ли у вас на предприятии, что вы куклуксклановец?- поинтересовался я.

- Да. Когда они обнаружили это, то группа чернокожих рабочих - есть у нас на заводе такой комитет защиты гражданских прав- пошла к управляющему. Они потребовали, чтобы меня уволили. Управляющий сказал: «Разрешите задать вам один вопрос. Есть ли среди вас члены НАСПЦН (Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения)?» Двое оказались членами. «Так вот,- сказал управляющий,- если хотите, я уволю и его и вас». И они ушли ни с чем... У нас свобода,- ухмыльнулся куклуксклановец.

Пузатенькие бутылки коричневого стекла, опустошенные «драконом», выстраивались на столе, как солдаты на плацу, а он, становясь все хвастливее, говорил:

- Среди наших членов есть полицейские, судьи, политики. Вы слышали о сенаторе X? (Он назвал одно из самых известных на Капитолийском холме имен.) Знаете ли вы, что на первичных выборах 1976 года он выступал в паре с великим визирем ку-клукс-клана? Я гарантирую вам - меня не арестуют, даже если бы это нужно было сделать. А если арестуют, то никогда не признают виновным.

Однажды в Южной Каролине,- продолжал он,- я гнал по шоссе с большим превышением скорости. Патрульный полицейский остановил машину. Увидев ку-клукс-клановскую наклейку на бампере, пожал мне руку и сказал: «Ты - свой парень. Дуй дальше».

Созданный под звон рождественских колоколов в канун 1866 года в городе Пыоласки (штат Теннесси) шестью офицерами армии конфедератов, мечтавшими «переиграть» войну, закончившуюся поражением рабовладельческого Юга, ку-клукс-клан знал приливы и отливы. Свой «ренессанс» он пережил в 20-е годы нашего века, когда в стране насчитывалось от четырех до пяти миллионов обладателей белых балахонов, когда сорок тысяч «рыцарей пылающего креста и петли» колоннами прошли по вашингтонской Пенсильвании-авеню.

В 1934 году тогдашний глава ку-клукс-клана - «имперский визирь» Хайрам Эвапс из Далласа, зубной техник по профессии, домогался даже кресла президента США. Затем наступил спад. Клан оживился в 60-е годы, в период подъема борьбы чернокожих американцев за равноправие. По некоторым данным, балахоны и колпаки пошили себе в это время примерно сорок тысяч человек, смертельных врагов расовой интеграции.

«Клан умер»,- поспешили объявить благодушные либералы в начале 70-х годов. Но не тут-то было. Начиная с 1976 года, когда Америка шумно отпраздновала свое 200-летие, ККК напоминает о себе чуть ли не ежедневно. Демонстративный митинг куклуксклановцев на родине бывшего президента Картера в городке Плейнс (штат Джорджия). Расистский шабаш в городе Каллман (Алабама): здесь «чисто-белый» суд пытается отправить в газовую камеру негритянского юношу по столь же стандартному, как и ложному, обвинению в изнасиловании белой женщины. Чуть ли не осадное положение в некоторых кварталах Филадельфии - города, провозгласившего на весь мир Декларацию независимости, где громилы в балахонах и в обычных костюмах терроризировали население целого района.

Характерная особенность: вспышки расистского террора не локализованы Югом. Они все чаще происходят на Севере - в Филадельфии, Бостоне, в штате Нью-Йорк. Американцы были немало встревожены, когда узнали, что ку-клукс-клан активно вербует новобранцев в рядах вооруженных сил. Об этом заговорила пресса, когда после кровавых расовых столкновений стало очевидным, что на базе морской пехоты Кэмп Пендлтон в Калифорнии с благословения командования части открыто действует организация клана.

Ку-клукс-клан паразитирует на реальных проблемах Америки: безработице, инфляции, испуге и растерянности «маленького человека» перед лицом не поддающихся его контролю экономических и социальных бурь. Но предлагает иллюзорный выход, спекулирует на расовых предрассудках обывателя, его эгоизме, необразованности. В том, что белому американцу, особенно малоквалифицированному, все труднее найти работу, «виноваты негры», претендующие на те же рабочие места. Инфляция? Конечно же это «дело рук евреев», банкиров и лавочников. Постоянные удары по американскому самолюбию в различных районах мира? Разве не ясно - виноваты «заговорщики-коммунисты», организующие перевороты в странах, союзных Америке.

Сколько их, линчевателей-крестоносцев в сегодняшних Штатах? Несколько тысяч, как утверждает ФБР? Или пятьдесят тысяч, как в конце концов признался нам Уилл Минтоп? Сколько бы ни было, отравляющее воздействие их на атмосферу страны гораздо значительнее их численности. Как сказал в^ свое время «великий дракон» штата Джорджия Калвин Крейг: «Я могу иметь пять человек в городе с населением в двадцать пять тысяч, и это все равно что целая армия. Эти пятеро могут контролировать политическую атмосферу города».

Ку-клукс-клан - составная часть «черной сотни» Америки. Клан орудует не в одиночку. Нередко он смыкается с другими организациями ультраправых, как бы раздроблены и невелики они ни были: «Партией защиты прав Штатов», «Минитмепами», «Американской нацистской партией», «Обществом Джона Берча». Предпринимаются, хотя и без особого успеха, попытки объединить их деятельность и даже выйти за национальные границы. Мало кто даже в самой Америке знает, что в сентябре 1976 года в Новом Орлеане состоялся «международный съезд» ультраправых. Вместе с ку-клукс-кланом в нем участвовали калифорнийский «Новый христианский крестовый поход», «Стражи Запада» из Канады, ультра из Западной Германии и другие.


А «дракон» все говорил и говорил. Он втолковывал, что главная опасность, с которой надо бороться,- это смешение рас, смешение кровей. Объяснения его поражали примитивным биологизмом.

- У вас, например, есть чистый сиамский кот, а у соседей - чистая персидская кошка. Допустите смешение, и вы получите беспородное животное, ублюдка.

Теоретические «экскурсы» сопровождались практическими выводами:

- Не допустим интеграции школьного обучения! Мы не позволим черным селиться в белых кварталах. И уж, извините, пожалуйста, никаких смешанных браков!

Я слушал и ловил себя на мысли, что где-то я все это уже слышал. Где-то я встречал такие глаза: фанатичные, невидящие. Только тогда они были не черные, а водянисто-серые, и щеки не впалые, как у этого, а с малиновым румянцем, и квадратные плечи облегала поскрипывающая светло-коричневая куртка из кожзаменителя.

Это было в Белфасте, искореженном взрывами бомб, настороженном, опутанном мотками колючей проволоки, денно и нощно патрулируемом английскими армейскими броневиками. Один из заводил протестантских ультра, «бригадный генерал», как он представился нам,-в обыденной жизни рабочий судостроительных верфей - развивал свои взгляды на причины непрекращающегося кровопролития в «автономной провинции».

У него виновниками всех бед были католики, такие же, как он, трудовые ирландцы, но придерживающиеся другого вероисповедания,- меньшинство, традиционно угнетенное в Ольстере, ныне требующее равных прав.

А потом в памяти наплывом встало другое лицо, с фанатичными, невидящими глазами, округлое, вельможное, почти добродушное,- Мартин Уэбстер, английский ультра, предводитель воинствующих расистов из «Национального фронта». Вежливый британский фашист. Он тоже готов был пройтись по стране огнем и мечом, искореняя на этот раз не «черномазых» и не «марионеток папы», а цветных - британских подданных, выходцев из бывших колоний, живущих на английских островах.

А потом я вспомнил еще одно лицо - кондитера из штата Техас, мистера Маскардини, вспомнил шампиньон на вилке, которой он все пытался пронзить невидимых противников, со всех сторон угрожающих его Америке, вспомнил душную техасскую ночь, мои ночные кошмары...

Под интеллектуальной убогостью ультра всегда есть практическая основа. Предрассудки маскируют звериный эгоизм. И американские негры, и ольстерские католики, и английские цветные - все эти «нечистые» плохи прежде всего тем, что они, вчера еще униженные, оскорбленные, дискриминируемые, требуют равных с «чистыми» прав: получения приличной работы, равной оплаты за труд, жилья, образования. И «священная война», которую объявляют ультра, если докапываться до сути дела, всегда сводится к защите каких-то несправедливо обретенных привилегий.

Кто такой американский куклуксклановец?

Техник химзавода или рабочий на бензоколонке, понимающий, что в случае уравнивания в правах с чернокожим возрастают его шансы оказаться за воротами предприятия при массовых увольнениях. Полицейский, презирающий всех «этих ниг-геров», хотя, если лишить его «охранной грамоты» в виде белой кожи, окажется, что по своим человеческим качествам он зачастую стоит ниже чернокожих собратьев. Политикан, всосавший расизм с молоком (белым молоком!) своей матери, но в то же время осознанно играющий на предрассудках людей по принципу «разделяй и властвуй».

Рабочие муниципальных служб американской столицы протестуют против новых увольнений
Рабочие муниципальных служб американской столицы протестуют против новых увольнений

Задубелые типы, воинствующая косность которых имеет под собой вполне конкретную эгоистическую основу.

Ходики мирно отбивали получасовые интервалы. За окном стемнело. Опустошивший уже немало бутылок пива Уилл Минтон держался самоуверенно и гордо. Видно, он чувствовал себя большим человеком, политическим деятелем, а не недоучкой, бежавшим когда-то из школы, чтобы заменить тягостное бремя классных занятий здоровой жизнью «настоящего человека» на армейской базе.

- Главное - сегрегация,- твердил он, повторяя отработанные «истины».- Некоторые члены клана считают главным борьбу с либералами, другие - с коммунистическим заговором. Я считаю, самое главное - сегрегация...

В президиуме съезда Коммунистической партии США - Генеральный секретарь Компартии Гэс Холл, член политического комитета Анджела Дэвис, председатель Компартии Генри Уинстон
В президиуме съезда Коммунистической партии США - Генеральный секретарь Компартии Гэс Холл, член политического комитета Анджела Дэвис, председатель Компартии Генри Уинстон

«Дракон» откинулся на спинку стула, высокий и сухой. Фасонисто зажег сигарету, резко задул спичку. Прямые волосы, падающие на уши, делали его лицо еще более узким. В глазах, под которыми синели мешки нездорового человека, горела злость. Куда девались демонстративное спокойствие, уравновешенность, с которыми он встретил нас!

- Черных расплодилось больно уж много,- теперь уже почти кричал он.- Наступают, требуют. Выход один - дать им решительный бой.

- Но это будет нечто ужасное. Сколько негров в США?

- Негров и «цветных» миллионов сорок...

- Сорок миллионов против остальных ста девяноста? Ведь это же война?

- Да, расовая война. А что? Другого выхода нет. Покончить раз и навсегда!

На кухне зазвонил телефон. «Дракон» ушел и заговорил с кем-то. Приглушенный голос звучал отрывисто, словно подавал команды.

- Извините, джентльмены,- сказал «дракон», вернувшись к столу.- Вынужден с вами проститься. Звонили из штаба, есть одно дельце.

Не прошло и четверти часа, как мелодично прозвенел звонок входной двери и в прихожую ввалился какой-то невысокий рыжеватый парень с усиками. Обеими руками он тащил нечто продолговатое, укутанное в коричневую упаковочную бумагу.

- «Экзальтированный циклоп», попросту говоря, лейтенант,- представил его нам Минтон.

Назвать свое имя «циклоп» отказался. Сказал только, что работает шофером грузовика, что воевал во Вьетнаме.

На улицу мы вышли все вместе.

Южная ночь опрокинулась на Мэриленд великолепным куполом звездного неба. Мы направились к своей машине, они - к своей. В холодном свечении плафонов, бросавших на асфальт голубые круги, можно было видеть, как они возились подле длинного черного «плимута», закладывая что-то в багажник. Они торопились. Настало их время. Куклуксклановцы - ночные люди.

 'Куклуксклановцы вышли из полицейского участка',- говорил мне, показывая фотоснимок, один из активистов движения за гражданские права негров в городе Оксфорде, штат Миссисипи
'Куклуксклановцы вышли из полицейского участка',- говорил мне, показывая фотоснимок, один из активистов движения за гражданские права негров в городе Оксфорде, штат Миссисипи

 'Дракон' ку-клукс-клана в штате Мэриленд Уилл Минтон и его 'лейтенант'
'Дракон' ку-клукс-клана в штате Мэриленд Уилл Минтон и его 'лейтенант'

Демонстрация устрашения - сожжение креста
Демонстрация устрашения - сожжение креста

Катя в темноте по проселочной дороге, мы никак не могли выбраться на шоссе. Даже странно было - такая глухомань окутала нас, словно заехали куда-нибудь в Миссисипи или Алабаму. Черная бесконечность с обеих сторон, какие-то кочки, кусты. Зелеными огоньками взблескивали глаза енотов и лис по краям дороги. В одном месте на асфальтовое полотно выскочил заяц. Попав в свет фары, он все бежал и бежал впереди, мелькая белой подбивкой хвоста. Я сбросил скорость, чтобы не раздавить косого, пока тот не догадался свернуть в поле.

Вдруг впереди что-то вспыхнуло, засияло. Четко вычерти* лись, отбросив тени, силуэты деревьев на пригорке. Уж не наши ли «интервьюируемые» занялись делом? Еще полчаса назад мы сидели с ними за одним столом, более или менее мирно беседуя. Теперь перемирие окончилось. Мы снова были по разные стороны баррикад.

Я затормозил, съехал на обочину. И снова нас обволокло густое дыхание южной ночи. Истошно звенели цикады. Пульсирующими огоньками прочерчивали темноту светлячки. За пригорком опять возникло сияние, донесся шум шин. И снова - белый круг, вычерчивающий силуэты деревьев. Там, впереди, было большое шоссе, по которому одна за другой шли машины. Но мысль о том, что где-то неподалеку в этой мирной ночи орудуют куклуксклановцы, не выходили из головы.

- Вот видишь, как у нас тут все устроено,- сказал Тим.- Эти «дракон» и «циклоп» - ведь они же террористы, бандиты. А чувствуют свою полную безнаказанность. Это и называется у нас «свобода».

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru