НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

ВЬЕТНАМ: РОКОВЫЕ РЕШЕНИЯ

Одной из самых сложных проблем, с которыми Кеннеди столкнулся, придя в Белый дом, была проблема Вьетнама.

Кеннеди, правда, объявил о «новом курсе» США в Юго-Восточной Азии. Он пытался создать впечатление, что отныне США не будут пытаться навязывать свою волю народам Азии. Однако дела говорили совсем о другом. Политика Кеннеди мало в чем отличалась от даллесовской.

Просматривая в первые дни президентства секретные документы о положении в Южном Вьетнаме, Кеннеди заметил: «Пока это худшее из того, что мне пришлось узнать... Эйзенхауэр совсем не информировал меня о Вьетнаме». Это было отнюдь не случайным. Американские дела в Южном Вьетнаме шли все хуже и хуже. Прогнивший режим Нго Динь Дьема дышал на ладан. Поэтому Эйзенхауэр предпочел осветить Кеннеди положение в Юго-Восточной Азии лишь в самых общих чертах, особо остановившись на Лаосе.

Беседа Кеннеди с Эйзенхауэром состоялась 19 января 1961 года. Оба они с огорчением признали, что, несмотря на все усилия США, национально-освободительное движение растет, одерживает новые победы.

«У коммунистических солдат,- заметил Эйзенхауэр, скосив глаза на тут же присутствовавшего государственного секретаря Гертера в надежде, что тот правильно его поймет,- мораль, по-видимому, всегда выше, чем у солдат, представляющих демократические силы». «Очевидно,- добавил Эйзенхауэр,- в коммунистической философии есть нечто такое, что внушает ее сторонникам определенное вдохновение и преданность их делу».

Обсуждался вопрос и о позиции США в отношении Женевских соглашений по Индокитаю.

В свое время Даллес открыто выступал против Женевских соглашений 1954 года. Он даже не пожелал их обсуждать и демонстративно покинул Женеву еще до того, как начались переговоры. А когда соглашение 21 июля 1954 года было заключено, то американская делегация заявила, что она всего лишь принимает его к сведению. Затем, однако, было заявлено, что США «будут воздерживаться от угрозы силой или ее применения с целью его нарушения». Президент Эйзенхауэр тут же свел это обязательство на нет, заявив, что «США не участвовали в принятии решений и не связаны ими».

В том же 1954 году, в обход Женевских соглашений, США стремились изобрести «юридическую базу» для прямого вмешательства во вьетнамские дела.

23 октября 1954 года Эйзенхауэр направил Нго Динь Дьему послание, где заявил, что США будут помогать сайгонской клике в ее борьбе против «подрывной деятельности и агрессии», т. е. в борьбе против патриотических сил. США собирались помогать Дьему и его клике убивать южновьетнамских крестьян, объявив их «агрессорами» на своей собственной земле.

С января 1955 года США, в нарушение статей 16 и 17 Женевских соглашений, еще более усилили военную помощь сайгонскому режиму. С 1955 по 1960 год американские военные поставки в Южный Вьетнам составили, только по официальным данным, 571,3 млн. долл. А если учесть расходы Пентагона на так называемые «оборонные мероприятия», то общие расходы Вашингтона в Южном Вьетнаме за этот период превысили 2 млрд. долл.

4 марта 1956 года США и южновьетнамская клика выпустили еще одну торпеду по Женевским соглашениям. В Южном Вьетнаме были организованы сепаратные «выборы». Согласиться в соответствии с Женевскими соглашениями на общенациональные выборы Вашингтон и Сайгон побоялись. Они знали, что их ждет на таких выборах неминуемое поражение.

В Южный Вьетнам стало направляться все больше американских военных. К концу 1960 года их численность достигла 2 тыс. человек. В сайгонском порту разгружались сотни американских кораблей с боеприпасами.

США постепенно превращали Южный Вьетнам в свою военную базу. Действия американских империалистов вызывали гнев и возмущение вьетнамского народа. В конце 1960 года в Южном Вьетнаме был создан Национальный фронт освобождения. В нем объединились все патриотические силы этой части страны, начиная от политических партий и кончая религиозными сектами. За НФО стояли все патриоты Вьетнама. Отпор американским империалистам и их марионеткам стал все более усиливаться.

Политика США в Юго-Восточной Азии при Кеннеди новизной не отличалась. Так же как и весной 1961 года в отношении Кубы, когда ЦРУ готовило вторжение на остров Свободы, информация, поступавшая к Кеннеди по Южному Вьетнаму, вводила его в заблуждение. Президенту регулярно твердили: правительство Нго Динь Дьема при поддержке южновьетнамского населения и американцев «защищает свободу» вьетнамского народа. Все недовольные режимом Дьема объявлялись «коммунистами» или «сочувствующими им».

Надо сказать, что думающие американские и другие иностранные корреспонденты, аккредитованные в Южном Вьетнаме, пытались публиковать более или менее объективную информацию об истинном положении в Южном Вьетнаме. Кое-что из такой информации время от времени появлялось на страницах американской печати.

Вот что из нее следовало.

Под руководством американских военных советников клика Нго Динь Дьема проводила по отношению к южновьетнамскому населению политику террора и подавления. Социальные проблемы Южного Вьетнама оставались нерешенными. В стране царили коррупция и взяточничество сайгонских чиновников и военных. В результате все большее число южновьетнамцев бралось за оружие, проклиная режим американской марионетки в Сайгоне. Кризис во Вьетнаме продолжал нарастать. Национально-освободительная борьба усиливалась.

В конце 1961 года Кеннеди направил в Южный Вьетнам своего военного советника генерала Максуэлла Тэйлора. Перед отъездом Тэйлора в Сайгон президент вызвал его к себе и долго с ним беседовал. Кеннеди нужен был объективный отчет о Южном Вьетнаме.

Как показали дальнейшие события, худшего советчика для оценки положения и путей выхода из вьетнамского тупика Кеннеди не мог найти. По возвращении из Южного Вьетнама генерал не нашел ничего лучше, как рекомендовать Кеннеди начать наращивание военных сил в этой стране. Такую же рекомендацию президенту дала и объединенная группа начальников штабов. Кеннеди в который раз пошел навстречу требованиям военщины.

Кеннеди направил новых военных советников и новые партии оружия в Южный Вьетнам и Лаос, увеличил военную помощь союзнику по СЕАТО Таиланду.

К марту 1962 года США перебросили в Южный Вьетнам еще 5 тыс. солдат и офицеров. В июне численность американских войск в этой стране достигла 6,5 тыс. человек. В Таиланд также было переброшено 5 тыс. американских военных.

Так под напором военщины решение вьетнамской проблемы ставили на военные рельсы. Кеннеди, очевидно, успокаивал себя мыслью, что каждая уступка будет последней. Но затем он снова и снова уступал давлению Пентагона. Вольно или невольно президент Кеннеди вслед за Эйзенхауэром стал сеятелем вьетнамской трагедии.

Следует иметь в виду, что, как свидетельствует помощник Кеннеди Артур Шлезингер, должностные лица из Сайгона дезинформировали президента.

Ясно, что политику США во Вьетнаме в период президентства Кеннеди разрабатывали те же самые лица, которые в недавнем прошлом готовили вторжение интервентов на Кубу, выступали против нейтралистского правительства Суванна Фумы в Лаосе, а впоследствии пытались разжечь пламя термоядерной войны во время карибского кризиса. Они настойчиво требовали от Кеннеди еще больше «американизировать.» южновьетнамскую войну и в значительной степени добились своего.

Кто же были эти люди? К их числу следует прежде всего отнести таких влиятельных деятелей, как министр обороны Макнамара, специальный помощник президента генерал Максуэлл Тзйлор, специальный помощник президента по делам национальной безопасности Макджордж Банди, многочисленные представители Пентагона в ЦРУ.

Особенно большое влияние на Кеннеди, как утверждают, оказывал своими советами М. Банди. Известный американский журналист Макс Фрэнкел в 1966 году писал, что советы Банди имели важное влияние на «эволюцию американской интервенции во Вьетнаме». Люди, сталкивавшиеся близко с Банди, нередко называли его «жестоким человеком». Банди был известен в Белом доме как один из самых ярых апологетов милитаристской политики в Юго-Восточной Азии. Таким Банди остался и после смерти Кеннеди. При президенте Джонсоне Банди сделал все возможное для дальнейшего расширения агрессии во Вьетнаме.

Банди известен в Вашингтоне как представитель нью-йоркской финансовой группы. Он тесно связан с Ловеттом и Макклоем. Именно эта группа, как мы помним, рекомендовала Кеннеди назначить министрами Макнамару и Раска. Первый с большей энергией, второй с несколько меньшей подталкивали Кеннеди на военную эскалацию во Вьетнаме. Результаты этих усилий, как сейчас совершенно ясно, оказались для США плачевными. В наши дни американский народ оказался втянутым в широкую и совершенно бесперспективную войну против вьетнамского народа.

Если, однако, Кеннеди испытывал колебания в вопросе о том, РШСКОЛЬКО оправданно и, главное, эффективно было бы непосредственное участие американской армии в военных действиях против южновьетнамского населения, то в отношении целей США во Вьетнаме он не расходился ни с Пентагоном, ни с госдепартаментом. Зимой 1961 года в Вашингтоне был разработан специальный план подавления национально-освободительного движения в Южном Вьетнаме. План был одобрен Кеннеди. Предусматривалась активизация военной «помощи» сайгонскому режиму. Авторы плана утверждали, что если его рекомендации будут претворены в жизнь, то Дьем сможет выиграть войну в течение полутора лет. Для обследования положения дел на месте Кеннеди направляет в Южный Вьетнам вице-президента Джонсона. В Сайгоне вице-президент прежде всего занялся тем, что стал восхвалять диктатора Дьема, заявив, что последний является «Черчиллем Южной Азии». Частные беседы Джонсона с «азиатским Черчиллем» носили более конкретный характер. Обсуждались вопросы увеличения военной «помощи» сайгонскому режиму.

По возвращении в Вашингтон Джонсон употребил все свое влияние, чтобы убедить Кеннеди «не уходить» из Южного Вьетнама. Он призвал Кеннеди принять «важные решения» в отношении Юго-Восточной Азии, сделать все, чтобы помочь режиму Дьема военными средствами.

Вскоре после поездки вице-президента Джонсона в Южный Вьетнам туда была направлена «экономическая миссия» во главе с профессором Е. Стейли. Миссия выработала план военного подавления южновьетнамцев, который был замаскирован программой «экономического развития» Южного Вьетнама. Однако, несмотря на рекомендации и этой миссии, положение клики Дьема продолжало ухудшаться.

Затем во Вьетнам отправился с новой миссией генерал Максуэлл Тэйлор. Проведя «расследование», генерал заявил, что проблему Южного Вьетнама можно решить лишь военным путем. Тэйлор потребовал более активного использования американской авиации в Южном Вьетнаме. Он ратовал за посылку во Вьетнам 10 тыс. солдат, причем они должны были бы принять участие в военных действиях.

Кеннеди дает указание увеличить помощь США Сайгону путем посылки туда дополнительного числа военных, снабжения южно-вьетнамской армии более современными видами оружия и обмундированием, улучшения системы коммуникаций, поставки дополнительных транспортных средств и налаживания разведывательной работы. Кеннеди, однако, воздержался от ввода в Южный Вьетнам американских боевых подразделений. Он не согласился с предложениями Тэйлора о прямом участии американских солдат в военных действиях против южновьетнамского населения.

Это решение президента было встречено военно-промышленным комплексом США, Пентагоном и ЦРУ, а также госдепартаментом с большим недовольством. Они еще более усилили нажим.

Кеннеди стали все чаще обвинять в том, что он действует во Вьетнаме с позиции «слабости». Насколько чувствителен был президент к подобного рода разговорам, можно видеть хотя бы из того, что он вскоре дает указание соответствующим ведомствам подготовиться к введению американских боевых частей во Вьетнам, «если это будет необходимо».

Кое-кто из американских политических деятелей уже понимал, что курс, предложенный генералом Тэйлором и активно поддерживаемый Пентагоном, ошибочен. К их числу, в частности, относился американский посол в Индии Д. Голбрейт. Кеннеди поручил Голбрейту посетить Сайгон и сообщить ему свои рекомендации.

Вскоре Голбрейт направил в Вашингтон свой отчет. Он обращал внимание Кеннеди на то, что сайгонский режим совершенно неэффективен, и подчеркивал, что сами южновьетнамские крестьяне выступают против режима Дьема. Американский посол в Дели прозрачно намекал Кеннеди на то, что без устранения Дьема США нечего и мечтать о каком-либо успехе в Южном Вьетнаме. Точку зрения Голбрейта поддержал и известный американский политический деятель Аверелл Гарриман.

Нетрудно заметить, что как Голбрейт, так и Гарриман не собирались отказываться от целей США во Вьетнаме. Однако они считали, что проблемы США в Южном Вьетнаме носят скорее не военный, а политический характер.

Таковы были две различные точки зрения на методы, с помощью которых США могли рассчитывать достичь своих целей в Южном Вьетнаме. Одни советники предлагали Кеннеди добиваться этих целей с помощью военных действий, другие призывали уделить больше внимания политическим средствам. Сторонники активизации прямых военных усилий США в Южном Вьетнаме одержали верх.

В декабре 1961 года Кеннеди еще крепче привязывает США к колеснице вьетнамской войны. 15 декабря он обменивается письмами с Нго Динь Дьемом. Президент подтверждает решимость США продолжать оказывать поддержку сайгонскому режиму. Вместе с тем он призывает клику Дьема вести более энергичную войну против национально-освободительного движения. Для «успокоения» южновьетнамского населения Кеннеди рекомендует использовать и «социальные» реформы.

Пропаганда США стала широко распространять версию о том, что сайгонскому режиму, поддерживаемому США, «удалось справиться» с положением и что движение против этого режима пошло на спад. На деле положение в Южном Вьетнаме было совершенно иным.

Бойцы национально-освободительного движения продолжали теснить марионеточные войска Дьема. За период президентства Кеннеди патриотические силы Южного Вьетнама уничтожили или взяли в плен 300 тыс. солдат противника, а также более 2 тыс. американских солдат и офицеров. Между тем южновьетнамская военщина грызлась между собой. Клика Дьема постепенно распадалась на враждующие друг с другом группировки.

В начале 1963 года, обеспокоенная судьбой позиций США в Южном Вьетнаме, газета «Нью-Йорк тайме» опубликовала серию статей своего корреспондента в Сайгоне Дэвида Хзлберстема, в которых подвергался сомнению курс правительства Кеннеди в Южном Вьетнаме. Кеннеди по совету госдепартамента потребовал от газеты отзыва Хэлберстема из Сайгона. Стремясь успокоить американское общественное мнение, Кеннеди в январе 1963 года заявил конгрессу, что «дела режима Дьема и США идут неплохо». Это была иллюзия.

К середине 1963 года в американской печати появляется все больше статей, в которых содержатся крупицы правды об истинном положении в Южном Вьетнаме. Публикуются фотографии буддистских монахов, сжигающих себя в знак протеста против режима Дьема.

Посол Сайгона в Вашингтоне, почуяв приближение краха, подал в отставку. Из американского посольства в Вашингтон летят все более тревожные телеграммы, свидетельствовавшие, что Нго Динь Дьем перестает пользоваться какой-либо поддержкой даже в самом Сайгоне.

21 августа 1963 года Кеннеди созывает в Белом доме чрезвычайное совещание по вьетнамской проблеме. На нем было принято решение отмежеваться от наиболее неуклюжих действий правительства Дьема. 23 августа госдепартамент выступил с заявлением, что «правительство Южного Вьетнама нарушило свои заверения о том, что оно проводит политику примирения с буддистами и что США порицают репрессивные меры подобного типа».

Кеннеди направляет Дьему личное послание, в котором отмечает, что последний теряет «поддержку общественности». Кеннеди снова требует от Дьема «гибкой внутренней политики», предупреждая, что в противном случае правительству США будет все более трудно осуществлять свою «помощь» сайгонскому режиму.

Вскоре в Сайгон приезжает новый американский посол Генри Кэбот Лодж. Затем Кеннеди отзывает из Сайгона представителя ЦРУ, который был известен как сторонник Дьема. В своих тревожных посланиях Лодж убеждает Кеннеди в том, что для США было бы выгодно устранение Дьема.

За замену Дьема другой марионеткой выступили и госдепартамент, Аверелл Гарриман, помощник государственного секретаря Р. Хилсман. Пентагон и ЦРУ, однако, настаивали на том, чтобы замены не производить. По признанию помощника президента Соренсена, «военные и ЦРУ, с другой стороны, поддерживали то, как ведется война, и руководство Дьема и ставили под сомнение возможность найти другого такого же способного лидера, который пользовался бы доверием народа и смог бы проводить так же энергично военные действия». В Вашингтоне у клики Дьема было все еще много покровителей.

Летом и осенью 1963 года недовольство южновьет-намцев проамериканским режимом Дьема достигло апогея. В результате взрыва народного гнева, который южновьетнамская военщина смогла повернуть в нужном для себя направлении, режим Нго Динь Дьема пал, сам диктатор был убит, но на смену ему пришел другой.

Правительство США срочно посадило на место Дьема новую марионетку. Политика военного вмешательства продолжалась. Следует, однако, заметить: к концу своих дней Кеннеди подходит к мысли о том, что продолжать такую политику во Вьетнаме бессмысленно. За несколько недель до смерти он заявляет: «Мы можем помогать им, мы можем предоставлять им снаряжение, мы можем посылать туда своих людей в качестве военных советников, но выиграть войну должны они сами».

В этом высказывании президента наряду с демагогическими нотками заметны определенные проблески реалистического подхода к вьетнамской проблеме. Кеннеди, очевидно, начинал понимать, что прямое американское вмешательство в дела Южного Вьетнама обречено на провал.

Американский монополистический капитал выступал за военную эскалацию. Авантюра во Вьетнаме до поры до времени приносила ему прибыли.

Не так давно, отвечая на вопрос прессы, является ли война во Вьетнаме прибыльным бизнесом, видный американский политический деятель Д. Кеннан заявил, что от этой войны «известную выгоду имеют, несомненно, те промышленные отрасли, которые поставляют армии оружие и материалы». Эти промышленные отрасли, по его мнению, «приняли бы прекращение военных операций лишь в том случае, если бы получили гарантию, что будут продолжать поставки армии». Более откровенно о заинтересованности американских монополий в продолжении войны поистине трудно сказать!

Политика США в Азии, и особенно во Вьетнаме, политика, опирающаяся исключительно на военную силу,- яркое свидетельство глубокого кризиса внешней политики США, непонимания ее руководителями процессов общественного развития, изменившейся обстановки в мире.

Президент Кеннеди, хотя он и испытывал при этом довольно большие сомнения, вслед за Эйзенхауэром продолжил грубое вмешательство во внутренние дела вьетнамского народа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru