НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Конституционный конгресс в Филадельфии

Подготовка и работа федерального конгресса в Филадельфии, собравшегося 25 мая и заседавшего до 17 сентября 1787 г., носили по существу характер заговора. Его инициаторы старались скрыть от народных масс ведущиеся приготовления к изменению принципов государственного устройства с целью беспрепятственного захвата всей власти и отстранения их от участия в представительных органах народных масс. В своей книге "George Washington" Вернар Фай старается доказать, что Вашингтон не хотел принимать участие в конгрессе в Филадельфии, и что согласие его на участие в конгрессе было им дано лишь под большим нажимом со стороны Гамильтона, Нокса и Джея. Конгресс в Филадельфии представлял собой, собственно собрание купцов, банкиров, промышленников, плантаторов, имевших целью образование такой власти, которая безоговорочно выполняла бы их волю, стояла бы целиком и полностью на страже их интересов, сумела бы наложить крепкую узду на стремления, чаяния и надежды широких народных масс, оградила бы навсегда господствующие классы от их притязаний на участие в делах государственного управления.

В числе делегатов конгресса были Вашингтон, Франклин, Мэдисон, Александр Гамильтон и Мэзон из Виргинии. Джефферсон отсутствовал, т. к. был в то время в Париже в качестве американского посланника.

От Массачузетса в конгрессе участвовали Джерри, Кинг, Стронг, Горгэм. От Пенсильвании - Джемс Вильсон и Роберт Моррис. В числе делегатов конгресса был также молодой Александр Гамильтон.

Заседания конституционного конгресса в Филадельфии протекали под преседательством Вашингтона при закрытых дверях - из опасения новых волнений, если бы массы узнали своевременно о планах инициаторов и вдохновителей конгресса. Записей не велось. Лишь личные записи Джемса Мэдисона, опубликованные позднее (в 1837 г.), отчасти пролили свет на то, как инициаторы конгресса готовились надеть смирительную рубашку на народные массы, ценой своей крови и жизни вырвавшие из рук английской королевской тирании свободу и независимость страны, и как они эту задачу осуществили.

Мэдисон ратовал за то, что власть должна принадлежать землевладельцам, богатым купцам и промышленникам. Он мотивировал свою точку зрения тем, что в будущем огромное большинство населения будет в числе людей без собственности, и что если этим элементам предоставить участие во власти, то они используют ее в своих интересах, и права собственности и свобода окажутся под угрозой.

Соглашаясь на создание института президента Соединенных Штатов, Мэдисон из Виргинии высказывался в то же время за образование сената из пожизненных членов. Один из виднейших членов конгресса, Дикинсон, открыто высказывался за ограничение избирательных прав неимущих.

В этом же духе высказывались Эльбридж из Массачузетса, Чарльз Пинкней из Южной Каролины и др.

Четыре месяца продолжался конституционный конгресс в Филадельфии, соблюдавший за все это время строжайшую конспирацию. Захватив руководство конгрессом в Филадельфии в свои руки, его заправилы не собирались вовсе представить вынесенные в Филадельфии решения на утверждение Континентального конгресса.

Народные массы были ограблены в своих правах господствовавшими классами и лишены участия в управлении молодой американской республикой.

На конституционном конгрессе в Филадельфии Гамильтон совершенно недвусмысленно высказывался в пользу конституционной монархии по образцу английской.

Гамильтон (1757-1804 гг.) считал английскую систему государственного управления наилучшим, наиболее совершенным типом государственного устройства, обеспечивающим интересы и власть господствующих классов, и всячески подчеркивал преимущества английской государственной системы.

Выразив сомнение в том, "возможно ли установление республики на таком большом пространстве", Гамильтон заявил: "Мое личное мнение, и я не стесняюсь выразить его, будучи уверен в поддержке многих мудрых и честных людей, что британский образ правления - лучший в мире, и я сильно сомневаюсь, чтобы что-либо другое, кроме него, подошло для Америки"*.

* (Shеlbу Little, George Washington, N. Y. Minton, Balch and C°, 1929, p. 335.)

Гамильтон отнюдь не был одинок в своих взглядах.

Что монархические тенденции среди части консервативного лагеря пустили глубокие корни, подтверждается выступлением Джорджа Мэзона из Виргинии, предостерегавшее против происков крайней монархической реакции.

Гамильтон открыто высказывался за то, что власть должна быть в руках богатых и знатных по происхождению людей.

"Все общества делятся на немногих и многих, - заявил Гамильтон, - первые являются богатыми и людьми хорошего происхождения, вторые - массами народа. Говорят - глас народа - глас божий, и хотя эта фраза цитируется всегда с уверенностью, она неверна в действительности. Парод беспокоен и непостоянен, он редко рассуждает правильно. Поэтому надо предоставить первым определенное и постоянное участие в правительстве. Они будут удерживать вторых от шатаний, и так как изменения не сулят первым никаких выгод, они всегда будут сохранять хорошее правительство. Может ли демократическое собрание, члены которого вращаются каждый год в массах народа, постоянно действовать на благо обществу? Ничего, кроме постоянной организации, не может препятствовать неблагоразумию демократии"*.

* (Цитировано по книге В. И. Лана "Классы и партии в США", М. Партиздат, 1932, стр 26.)

В результате длительных прений конгрессом в основу американской конституции были в значительной мере положены принципы английского государственного управления. Представительные органы были составлены из сената и палаты депутатов. В штатах были точно так же учреждены верхние палаты и палаты депутатов. Выборы в верхние палаты производились на основе особо высокого имущественного ценза. Еще более высокий имущественный ценз был установлен для губернаторов.

В соответствии с новой конституцией, во главе США должен был стоять президент, избираемый на 4 года с более широкими полномочиями, чем власть многих европейских монархов. Президенту предоставлялось право назначать правительство, ответственное не перед парламентом, а перед самим президентом. Президенту было предоставлено также право приостанавливать или отменять законодательные решения путем наложения своего "вето".

Построение новой системы государственного управления было увенчано созданием верховного суда с весьма широкими полномочиями.

Верховный суд был составлен из 9 бессменных членов, назначенных президентом республики по согласованию с сенатом, и позднее он в сущности узурпировал себе высшую власть в стране, так как превращался в высшее судилище по всем вопросам принципов и системы государственного управления. Верховный суд впоследствии присвоил себе даже право объявлять неконституционными решения конгресса, уже подписанные президентом.

На практике путем установленного в конституциях штатов высокого имущественного ценза широкие народные массы (мелкие фермеры, ремесленники, рабочие, бедные слои городского и сельского населения) устранялись от участия в выборах и влияния на деятельность законодательных и исполнительных органов власти. Женщинам не были предоставлены избирательные права. Конституция сохранила институт рабства. Рабы-негры были лишены избирательных прав. Выли лишены избирательных прав также индейцы.

Только тот, кто имел более значительную собственность, определенный источник постоянного дохода, имел возможность участвовать в выборах в законодательные органы и прямо или косвенно определять судьбы государства. Чем он был богаче, владел более крупной собственностью, чем больший он имел доход, тем большим был его удельный вес и влияние в делах государственного управления, хотя конституция и провозглашала принцип равенства всех перед законом.

В общем из 3 миллионов населения избирательными правами на деле пользовались лишь 120 тыс. человек. В Коннетикуте от избирателей требовалось быть налогоплательщиками и уплачивать налог в 7 долл. или иметь недвижимость стоимостью в 134 долл. В Южной Каролине избираться могли только белые, верующие в бога, живущие в штате не менее 1 года и владеющие 50 акрами земли. В Георгии "каждый белый мужчина, владеющий имуществом в 10 фунтов стерлингов, не только имел право, но должен был голосовать под угрозой штрафа в 5 фунтов стерлингов"*.

* (Цитировано по русскому переводу книги А. Бимба "История американского рабочего класса". М. изд. Ком. Акад. 1930, стр. 46.)

В штате Массачузетс был установлен избирательный ценз в 300 ф. ст. наличными или обладание собственностью стоимостью в 600 ф. ст. Для выборов в нижнюю палату, палату представителей, требовалось иметь 100 ф. ст. наличными или собственность в 200 ф. ст. В Массачузетсе для избираемого в законодательные органы была установлена "присяга в том, что он верит в ветхий и новый завет, в святой дух. Кроме того, он должен был быть владельцем именья стоимостью не менее 300 фунтов стерлингов"*.

* (Цитировано по русскому переводу книги А. Бимба "История американского рабочего класса". М. изд. Ком. Акад. 1930, стр. 46.)

В Нью-Гемпшире избирательный ценз предусматривал, что избиратели должны были быть не только плательщиками налогов, но и придерживаться определенной религии. Для того чтобы быть избранным в законодательные учреждения, нужно было быть протестантом и иметь имущество в 1000 ф. ст.

В Виргинии, Северной и Южной Каролине избирательный ценз требовал наличия земельной собственности в 50 акров. Особый ценз был установлен при назначении на государственные должности. "Ни еврей, ни атеист, ни католик, - отмечает американский историк Мак Мастер, - не мог быть выбран губернатором. Однако не только религия принималась во внимание. К ней должно было быть прибавлено богатство. Ценз для избрания в губернаторы колебался в разных штатах от 100 до 10000 ф. ст."*.

* (Цитировано по русскому переводу книги А. Бимба "История американского рабочего класса". М. изд. Ком. Акад. 1930, стр. 46.)

Большие разногласия возникли на конгрессе в Филадельфии по вопросу о том, следует ли при установлении нормы представительства от штатов в конгресс учитывать рабов в числе общего населения. После длительных прений и упорной борьбы было принято компромиссное решение, в силу которого при определении нормы представительства было решено считать 5 рабов за 3 свободных. Борьба по этому вопросу представителей южных штатов была выражением стремлений плантаторов обеспечить себе влияние в конгрессе и тем самым на дела государственного управления.

Разногласия выявились среди членов конгресса и по вопросу о вхождении в Союз. Вопрос о добровольном вступлении в Союз толковали на Юге в том смысле, что по духу конституции из него вытекает и право добровольного выхода из Союза. На Севере же этот вопрос толковали в том смысле, что поскольку конституцией не был оговорен добровольный выход из Союза, то об отделении не может быть и речи.

Серьезные разногласия возникли между представителями буржуазии северных штатов и южными плантаторами по вопросу о передаче дел, касающихся регулирования торговли, в ведение Союза. Опасаясь установления налогов на вывоз своей продукции, плантаторы-товаропроизводители настаивали на оставлении этих вопросов в ведении штатов. Плантаторы пошли в конце концов на уступки, добившись взамен этого уступки торговой и промышленной буржуазии в вопросе о рабовладении.

На Севере и в земледельческих штатах труд негров был невыгоден и мало прививался. На Юге же рабский труд получил на плантациях широкое применение. Северяне отменили у себя рабство, южане энергично выступали против его отмены. Представители Северной Каролины и Георгии угрожали отложением в случае отмены рабовладения и работоторговли.

Однако северяне избегали резкой и решительной постановки этого вопроса, опасаясь, что это может вызвать раскол и отложение от Союза южных штатов. К тому же буржуазия северных штатов была в известной мере заинтересована в существовании рабства как работорговцы. Борьба против рабства на конгрессе была отражением напора масс, которые связывали борьбу с рабством с борьбой за свободу личности и расширение демократических свобод.

В результате прений вопрос был оставлен открытым.

Конгресс вынес лишь решение об отмене и недопущении впредь рабства на территории, признанной собственностью Союза, простиравшейся между Огайо, Миссисипи, Великими Озерами и Аллеганскими горами.

Вашингтон еще в сентябре 1786 г. высказывался в письме к Джону Ф. Мерсеру за отмену рабства, отметив, что он не намерен впредь приобретать рабов путем их купли.

В письме к своему племяннику Лоренсу Люису в августе 1787 г. Вашингтон писал: "Я от души желаю, чтобы законодательство нашей страны пошло по пути постепенной отмены рабства. Это избавило бы нас от многих зол в будущем"*.

* (Washington Irving, Life of George Washington, v. V, Leipzig, Tauchnitz, 1859, 279-280.)

Вашингтон был за отмену рабства и свою личную волю об освобождении своих собственных рабов он высказал позднее в своем дневнике.

"После смерти моей жены, мое желание и воля, чтобы все рабы, на которых я имел права, были отпущены на свободу, - писал Вашингтон. - Я искренно желал бы освободить их при ее жизни, но это сопровождалось бы непреодолимыми трудностями в связи с их смешением путем браков с неграми, полученными ею в приданое. Это привело бы к тяжелым переживаниям и даже неприятным последствиям для последних. Хотя мои негры и полученные в приданое находятся у одного владельца, не в моей власти, согласно существующему положению, отпустить их на волю"*.

* (Washington Irving, Life of George Washington, v. V, Leipzig, Tauchnitz, 1859, 279-280.)

За отмену рабства энергично боролся Джефферсон. Сам Джефферсон отпустил на волю своих рабов. Он поднялся выше узкоэгоистических интересов своего класса. Будучи революционным демократом, он со всей силой своего убеждения выступал против рабовладения и работорговли.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Записи с максимаркетс отзывы' вы можете найти на сайте








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru