НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Восстание Даниэля Шейса

Тяжелое экономическое и финансовое положение страны, не успевшей еще оправиться от жестоких испытаний войны, сказалось с особой силой на неимущих слоях населения, в частности на бывших солдатах армии Вашингтона, тщетно ожидавших от конгресса реализации данных им обещаний о наделении участками земли и облегчении их бедственного положения. Недовольство должников и их требования об отсрочке кредиторам платежей, ограничении власти судов и снижении налогов вылилось в массовые волнения. Выражением этого недовольства являлось также состоявшееся 2 августа 1786 г. в штате Нью-Гемпшир совещание делегатов 50 городов.

Выразив протест против налогов, притеснений, судов и недостатка денег, совещание высказалось за образование банка и выпуск денег для облегчения кредитных операций.

Фермеры и ремесленники добивались объявления земли коллективной собственностью и погашения долгов путем выпуска бумажных денег.

В связи с развернувшимся восстанием, Вашингтон писал Ноксу в 1786 г., что горючий материал имеется в каждом штате, и малейшая искра может зажечь пожар.

В Нортгемпшире недовольные захватили здание суда. В Уорчестере, Таунтоне и Грейт-Верингтоне толпа напала на тюрьму и силой освободила отбывавших тюремное наказание должников.

В Массачузетсе и Род-Айленде недовольство вылилось в открытые массовые протесты против отказа кредиторов принимать бумажные деньги, против спекулянтов, высоких налогов и принудительного взимания судами долгов, против адвокатов и государственных чиновников. Но все эти выступления не имели ясной цели и были выражением отчаяния масс*.

* (А. Бимба, История американского рабочего класса, 1930, стр. 43.)

Движение должников в Западном Массачузетсе (1786-1787 гг.) было возглавлено ветераном первой американской революции Даниэлем Шейсом (1746-1825 гг.). Восставшим удалось даже захватить в свои руки ряд городов, но восстание было вскоре подавлено.

Опасаясь захвата складов оружия в Спрингфильде и напуганные революционным выступлением масс, охватившим, по некоторым данным, до 15000 человек, купцы и плантаторы, собственники и богачи стали организовываться для защиты своих интересов против масс, вынесших победу революции на своих плечах.

Посланный для выяснения причин недовольства и открытого возмущения масс военный министр Нокс, запугивая господствующие классы наличием коллективистских тенденций движения, писал Континентальному конгрессу: "Основное положение недовольных состоит в том, что собственность Соединенных Штатов была защищена от конфискации со стороны Британии соединенными усилиями всех, а потому она должна явиться общей собственностью всех"*.

* (Washington Irving, Life of George Washington, Leipzig, Tauchnitz, v. IV, 1859, p. 428.)

Реакционные элементы использовали доклад Нокса для того, чтобы толкнуть конгресс и господствующие классы на открытое наступление против демократического движения.

Чтобы скрыть от масс подготовку к расправе с восставшими, не вызвать протестов и массового движения солидарности с ними, организация отрядов протекала под предлогом подготовки к предстоящей борьбе с индейцами.

Если в годы войны за независимость собственнические элементы всячески уклонялись от уплаты налогов для содержания армии Вашингтона, то они на этот раз не поскупились на отчисление требуемых сумм для подавления движения должников и "простого народа".

С помощью двинутых под начальством Гамильтона вооруженных отрядов движение было подавлено. Для этого потребовалось, однако, около 6 месяцев. Движение удалось без особых трудностей подавить потому, что в нем участвовали разнородные элементы, не связанные от начала до конца общностью интересов и целей, единой и последовательной программой. Движение не захватило все штаты. Рабочий класс был в ту пору немногочисленным, политически еще не созрел, чтобы играть в нем роль основного и руководящего ядра и возглавить движение.

В ответ на письмо полковника Генри Ли по поводу восстания Шейса, Вашингтон писал:

"...Нам нужно правительство, при котором наша жизнь, права и имущество были бы в полной безопасности, или мы должны быть готовы к самому худшему. Нужно принять решение. Узнайте хорошо, в чем заключается цель, к которой стремятся восставшие. Если окажется, что их жалобы справедливы, - удовлетворите их, если можете, или же признайте их правоту и вашу неспособность помочь им в настоящий момент. В противном случае тотчас же направьте все правительственные силы против мятежников. Если вы не сделаете этого, все убедятся в том, что здание построено плохо и нуждается в подпорках.

Задержка в претворении в жизнь того или иного плана вызовет раздражение с одной стороны и обнадежит других... Пусть же бразды правления находятся в твердых руках и карается всякое нарушение конституции"*.

* (Washington Irving, Life of George Washington, Leipzig, Tauchnitz, v. IV, 1859, p. 428-429.)

Отображая интересы и растущую тревогу господствующих классов, Вашингтон занял вскоре открыто и резко отрицательную позицию в отношении восставших и осуждал их действия. В немалой мере на эту его позицию повлияли такие крайние консерваторы, как Гамильтон и Нокс, его ближайшие соратники и друзья.

"Я страдаю, - говорит Вашингтон в письме к Ноксу в 1786 г., - ...неизмеримо сильнее, чем я могу это выразить вам, за те беспорядки, которые начались в нашем государстве. О, боже, кто, кроме тори, мог предвидеть, или кто, кроме британца, мог предсказать их"*.

* (Washington Irving, Life of George Washington, Leipzig, Tauchnitz, v. IV, 1859, p. 430.)

В одном из своих писем в 1787 г. Вашингтон с тревогой отмечал, что он опасается дожить до другой революции.

Вашингтон, который ранее возглавил движение народных масс за свободу и независимость против английского угнетения, повернул теперь, после победы американской революции, вместе со своим классом против народных масс. Испугавшись развернувшегося движения народных масс, Вашингтон, являвшийся представителем господствующих классов молодой американской республики, стал постепенно скатываться на антидемократические, антинародные позиции. На этом пути он все; больше находил общий язык с консервативными элементами - Ноксом, Гамильтоном, Джоном Джеем и др.

Совершенно иную, противоположную, позицию занял Джефферсон, который был явно на стороне недовольных, выступивших под руководством ветерана революции Даниэля Шейса. Джефферсон отлично понимал замыслы реакции, направленной на удушение демократии.

"Не дай нам бог прожить когда-либо двадцать лет без подобного восстания, - писал он. ...Дерево свободы необходимо изредка освежать кровью патриотов и тиранов. Это для него естественное удобрение"*.

* (Цитировано по Encyclopedia Britannica, 14 изд., т. XII, стр. 989.)

Разоблачая происки Гамильтона и реакции, Джефферсон писал, что Гамильтон и его единомышленники воспользовались недовольством и протестами неимущих слоев населения против кредиторов, адвокатов и судов, чтобы начать поход против свободы союзов, свободы слова, свободы печати и деятельности демократических клубов.

Джефферсон отмечал, что восстание было использовано для "укрепления позиции правительства и увеличения государственного долга"*.

* (Shelby Little, George Washington, N. Y. Minton, Balch and C°, 1929, p. 419.)

Движение Шейса сильно встревожило господствующий классы. Все чаще и настойчивее стали теперь подвергаться резкой критике теневые стороны Конфедерации, выдвигаться требования радикальных перемен в системе государственного управления и создания единой централизованной твердой власти.

В одном из своих писем Вашингтон писал, что если правительство не имеет достаточно сил, чтобы прекратить волнения, то оно не может гарантировать жизнь, свободу и имущество своих граждан; что положение, при котором каждый из тринадцати штатов ведет свою линию, не считаясь с интересами других, неизбежно приведет страну к полному развалу. Отсюда Вашингтон приходил к выводу о необходимости упорядочения системы государственного управления.

Воспользовавшись тем, что часть солдат переселилась за Аллеганы, господствующие классы стали все более настойчиво и открыто переходить в наступление против демократических элементов и народных масс.

Первым шагом на этом пути было еще совещание в Аннаполисе в 1786 г., состоявшееся под предлогом обсуждения мероприятий по урегулированию вопросов торговых отношений между штатами. В действительности же смысл этого совещания заключался в проведении коренной перемены во всей системе и в принципах государственного управления страной.

Захват повстанческим отрядом Шейса здания суда
Захват повстанческим отрядом Шейса здания суда

Еще в 1738 г. в своем письме к штатам Вашингтон поднял вопрос о необходимости образования централизованной и авторитетной власти. "Это подходящий момент, чтобы дать нашему федеральному правительству такое направление, которое позволит ему оправдать цель его учреждения. Иначе он. может оказаться роковым моментом начала ослабления мощи союза и разрушения цемента, скрепляющего Конфедерацию, а это превратит нас в игрушку европейской политики, которая восстановит штат против штата, чтобы не допустить их усиления, и заставит их служить ее собственным целям"*.

* (Mc. Laugblin, The Confederation and the Constitution, N. Y. Harper and Brothers Publishers, p. 70.)

Эта же тенденция к единой централизованной власти, к ограничению независимости отдельных штатов проходит красной нитью в письме видного политического деятеля из консервативного лагеря, Мэдисона, Рандольфу.

"Индивидуальная независимость штатов совершенно несовместима с идеей общего суверенитета.

В то же время я думаю, - писал Мэдисон, - что объединение штатов в простую республику также недостижимо и нецелесообразно, однако, надо сделать такую попытку, возможно, что удастся создать нечто среднее - поддержать верховенство общенациональной власти и сохранить в силе местные власти в той мере, в какой их подчинение может быть последним"*.

* (Mc. Laugblin, The Confederation and the Constitution, N. Y. Harper and Brothers Publishers, p. 178.)

Мысль о необходимости коренной перемены и неотложности изменения конституции нашла свое выражение в письме Вашингтона в связи с созывом, совещания в Аннаполисе. В этом письме Вашингтон писал, что он будет за то, чтобы пересмотреть устав Конфедерации, что нужно что-то сделать, ибо "иначе здание рушится, оно уже определенно шатается"*.

* (Shelbу Little, George Washington, N. Y. Minton, Balch and C°, 1929, p. 325.)

Совещание в Аннаполисе состоялось 11 сентября 1786 г. На этом совещании Гамильтон открыто выступил за немедленную и радикальную перемену и образование твердой и централизованной власти.

В совещании приняли участие лишь представители 5 штатов. Поэтому Гамильтоном было внесено предложение специально созвать для решения этих вопросов конгресс в Филадельфии.

Те самые элементы, которые еще недавно косились на центральное правительство, отстаивали самостоятельность своих штатов и высказывались в пользу децентрализации власти, теперь резко изменили свою позицию.

Сообщая в своем докладе от 10 октября 1786 г. графу Верженну о происходящей мобилизации и организации сил господствующих классов Соединенных Штатов, французский посланник Отто отмечает, что "почти все они боятся стремлений народа лишить их владений и, к тому же, они являются кредиторами, а поэтому заинтересованы в усилении правительства и в наблюдении за исполнением законов... Предложение новой организации общего правительства возмутило бы все умы; к счастью, возникли обстоятельства, губительные для торговли Америки, и это дало реформаторам предлог для нововведения"*.

* (Цитировано по книге A. M. Саймонса "Социальные силы в американской истории". М. Госиздат, стр. 63.)

Тенденция бостонских купцов, пенсильванских промышленников, плантаторов юга к изменению конституции за спиной народных масс была в явном противоречии с демократическими принципами "Декларации независимости", подчеркнувшей, что "всякое правительство получает свои полномочия с согласия управляемых".

предыдущая главасодержаниеследующая глава

https://royalslots.com








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru