НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение. История экономических связей США с Китаем

Торгово-экономические связи в историческом плане занимают важное место в общем комплексе американо-китайских отношений. Они явились основой, на которой двести лет назад произошли первые контакты американцев и китайцев. Почти во всех исторических исследованиях американо-китайских отношений отмечается, что уже в конце XVIII в. американские корабли стали посещать китайские берега в поисках богатых рынков восточных товаров. В 1784 г. в кантонский порт пришло первое торговое судно США - "Императрица Китая". В течение последующих пяти лет в регионе побывало уже более 40 американских кораблей, а в Кантоне обосновались первые американские купцы1. "В год, когда Джордж Вашингтон был избран первым президентом Соединенных Штатов, пятнадцать американских судов грузили чай и шелк... в Кантоне, - пишет в книге "Старая китайская торговля" американский специалист Ф. Даллес. - Корабли из Нью-Йорка, Бостона, Филадельфии и Салема, которые несколько лет перед тем были поглощены обслуживанием английской торговли в Атлантике, уже вступили в жестокую борьбу за торговые рынки, ранее монополизированные великой Ост-Индской компанией"2.

1 (History of Domestic and Foreign Commerce of the United States. Wash., 1915, c. 26.)

2 (F. R. Du11es. The Old China Trade. N. Y., 1970, c. 2 - 3.)

В конце XVIII - начале XIX в. произошел качественный скачок в американской торговле с Китаем. Уже в первые десятилетия XIX в. США вышли на второе место (после Англии) во внешней торговле Китая, осуществлявшейся морским путем. В начале 20-х годов XIX в. американо-китайский товарооборот составлял в среднем ежегодно 13,4 млн. долл.1, что по тем временам представляло значительную сумму. Однако следует отметить, что данная сумма не отражала действительного значения китайской торговли для Соединенных Штатов, поскольку эта торговля в значительной степени носила посреднический характер, а зачастую принимала форму контрабанды, которая, естественно, не фиксировалась в американских портах. Многие авторы вполне обоснованно указывают на то, что "значение первоначальной торговли с Китаем" было чрезвычайно велико. Оно измерялось, по их оценкам, не столько размерами товарооборота каждого года, сколько тем фактом, что открывало путь для накопления в несколько лет крупных капиталов, в которых США так остро нуждались2.

1 (Ch. Beard and M. Beard. The Rise of American Civilization. Vol. I. N. Y 1931, c. 681.)

2 (T. Denne11. Americans in Eastern Asia. N. Y., 1941, c. 18.)

За 1784 - 1830 гг. в Кантон зашло 651 американское судно, привозившее в Китай меха, опиум и ряд других товаров, а вывозившее шелк, чай, фарфоровую посуду. Надо добавить, что экспорт США в Китай на первых порах значительно уступал импорту. Американцы частично покрывали этот разрыв путем продажи серебра, а впоследствии и опиума1.

1 (F. R. Du11es. The Old China Trade, c. 212.)

Современные американские ученые неоднократно обращались к теме коммерческих связей с Китаем в XIX в., относя их преимущественно за счет "естественного продвижения американской нации в западном направлении, к океанскому побережью, выходящему лицом к Азиатскому материку". При этом подчеркивалось, что расширение американских контактов с Китаем являлось свидетельством частной инициативы, якобы неразрывно связанной с такой чертой американского национального характера, как стремление к первопроходничеству.

Однако подобные попытки придать "идеальный", "благородный" характер интересу американцев к Китаю неоднократно подвергались справедливой критике. Вполне очевидно, что "естественное движение" в направлении стран Тихого океана, в том числе и Китая, диктовалось экономическими устремлениями молодой американской буржуазии. По некоторым подсчетам, в начале XIX в. при затратах в 40 тыс. долл. на экспедицию с торговыми целями в Китай чистая прибыль достигала 150 тыс. долл., а впоследствии это соотношение еще более изменилось к выгоде американцев: при затратах в 7,9 тыс. долл. чистый доход составлял до 120 тыс. долл.1.

1 (Pan Shulun. The Trade of the United States. N. Y., 1924, c. 7.)

В целом, по официальным данным, торговля США с Китаем составляла в 20 - 40-е годы XIX в. в среднем от 4 до 7% всего американского внешнего товарооборота. Хотя эта доля не слишком велика, ее не следует недооценивать. Как указывали многие исследователи, для Соединенных Штатов китайская торговля в первой половине XIX в. сыграла качественно, если не количественно, ту же роль в подготовке дальнейшего капиталистического развития, какую в Европе сыграли несколько столетий конкистадорства и колониальных авантюр1.

1 (А. Канторович. Америка в борьбе за Китай. М., 1936, с. 6.)

Вместе с тем было бы ошибочным считать, что внешнеторговые связи США и Китая, особенно в первой половине века, развивались неизменно по восходящей линии. Это был очень неровный процесс. Его характер виден из следующих данных о торговле США с Китаем в 1805 - 1900 гг. (млн. долл.)1.

1 (Рассчитано по: F. R. Dulles. The Old China Trade, с. 210; Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1970. Pt. 2. Wash., 1975. c. 903 - 907.)


Колебания импорта и экспорта США в американо-китайских экономических связях вплоть до середины XIX в. объяснялись в основном тем, что внутреннее развитие Америки, освоение новых земель все больше отвлекали внимание и материальные резервы молодой американской буржуазии от торговли с Китаем.

Развитие торгово-экономических связей с Китаем предварило и обусловило зарождение американской политики в отношении этой страны. С определенной долей условности можно сказать, что именно торговые предприятия американских коммерсантов потребовали от правительства уделить известное внимание Китаю. Подход США к Китаю, как указывает Ф. Даллес, "был подчинен одному соображению - расширению их торговли. Они приплыли в Кантон обменять свои... меха или товары из хлопка на чай и шелк, а все другое было полностью подчинено этой цели"1.

1 (F. R. Du11es. The Old China Trade, c. 122 - 123.)

Американские специалисты склонны трактовать этот период как период полного невмешательства правительства в зарождающиеся отношения со Срединной империей. Такой подход содержит известное упрощение. Кое-какие шаги в этой области, правда очень скромные, правительство США осуществило уже на самых ранних стадиях своего существования. Так, одним из первых законодательных актов конгресса первого созыва, призванным благоприятствовать инициативе американских купцов, явилось принятие закона от 4 июня 1789 г. о дополнительных налогах, налагаемых на китайские и индийские товары при ввозе их на иностранных судах и иностранными купцами. Государство косвенно участвовало в финансировании торговли с Китаем путем отсрочки уплаты пошлин, создания льгот при складировании и т. п. Кроме того, конгресс выдавал охранные свидетельства судам, следующим в Китай, правительство регулярно назначало из числа купцов консула, представлявшего в Китае интересы США. Советские ученые Н. А. Халфин и А. А. Мурадян отмечают, что развитию торговли с Китаем в этот период уделяли большое внимание не только частные фирмы, но и правительственные чиновники1.

1 (H. А. Халфин, А. А. Мурадян. Янки на Востоке. М., 1966, с. 38 - 39.)

В целом в конце XVIII и в первой половине XIX в. США предпочитали находиться в фарватере английской политики в отношении Китая, как бы передавали функцию защиты американских интересов Англии.

В то же время американцы исподволь занимали весьма двусмысленную позицию в конкретных конфликтах, возникавших время от времени между английскими купцами и китайскими властями1. Находясь, по сути дела, полностью на стороне англичан, американские купцы на словах усиленно давали понять китайцам, что симпатизируют им. "Мы рассчитываем, - писал президент Джефферсон еще в начале XIX в. в связи с прибытием в Нью-Йорк одного китайского купца, - доказать китайскому правительству разницу между нами и англичанами, с тем чтобы оно разделило нас и англичан в своей политике. Это должно будет принести большие преимущества нашим коммерсантам в длительной перспективе в их торговле с этой страной"2.

1 (См.: Т. Dennett. The Amenicans in Eastern Asia, c. 97.)

2 (Там же; интересна сама история появления в США китайского купца, о котором идет речь. Известный и влиятельный торговец с Китаем Дж. Астор, стремясь обойти принятый в 1808 г. закон, налагавший временный запрет на выход американских судов в открытое море, нашел в Нью-Йорке нищего китайца и выдал его за богатого китайского торговца. Используя свою личную дружбу с Джефферсоном, он добился от президента разрешения на отправку китайца на родину. Корабль, снаряженный Астором. принес ему 200 тыс. долл. чистого дохода (D. Henderson. Yankee Ships in China Sea: N. Y., 1946, c. 63).)

Однако в целом в этот период делались лишь первые шаги в политике США в отношении Китая. В основе зарождающегося интереса американцев к Срединной империи лежали главным образом экономические соображения.

Лишь в середине XIX в. начался новый этап в развитии связей США с Китаем. Для него характерна резкая активизация экономической и политической экспансии. Этот этап в общих чертах соответствует периоду домонополистического капитализма США. С его началом США включились в международную жизнь на Дальнем Востоке, что было обусловлено действием ряда объективных факторов.

Во-первых, произошли определенные изменения внутри США. В этот период продолжалось бурное экономическое развитие молодого государства. Так, выплавка чугуна возросла с 53,9 тыс. т в 1810 г. до 563,7 тыс. т в 1850 г.; число веретен увеличилось за этот же период втрое, достигнув 3998 тыс.1. В общих чертах завершился процесс территориального формирования США, включая закрепление за американцами тихоокеанского побережья. На основе всего этого в США усилился интерес к тихоокеанской торговле, в частности с Китаем.

1 (А. Канторович. Америка в борьбе за Китай, с. 6 - 7; Historical Statistics of the United States 1789 - 1945. A Supplement to the Statistical Abstract of the United States. Wash., 1949, c. 250 - 252.)

Во-вторых, огромную роль играли общие перемены в социально-политическом и экономическом положении в мире. Промышленный капитал в развитых европейских странах, укрепившись в результате технической революции, вступил на путь активной территориальной и экономической экспансии. Вполне естественно, что в числе объектов внешней экспансии оказался и Китай.

И, наконец, в-третьих, изменилось внутреннее и внешнее положение самого Китая. Поражения Китая в "опиумных" войнах, нарастание выступлений населения 40-х годов XIX в., ослабление государственной структуры и вынужденный отход официального Пекина от некогда строгой политики самоизоляции - все это свидетельствовало о глубоком внутреннем кризисе Цинской империи. В условиях мощного натиска европейского, в первую очередь английского, колониализма отсталый Китай оказался не в состоянии противостоять новым внешним условиям.

Лишь теперь стала более или менее отчетливо проявляться государственная политика США в отношении Китая. Американские торгово-промышленные круги, имевшие уже значительные интересы в Китае, настойчиво привлекали внимание Белого дома к событиям на Дальнем Востоке, открывшим дорогу английскому капиталу в Китай. Правительство США фактически следовало в фарватере американских торгово-промышленных кругов, заинтересованных в делах этого региона и взявших на себя инициативу в выработке соответствующей политики, боясь отстать от своих английских конкурентов. Именно американская колония в Кантоне, по существ), первая выработала политическую платформу, которая была впоследствии воспринята правительством. Так, участвуя в переговорах с китайскими властями о конфискованном опиуме, американский консул Сноу, отражая интересы американских коммерсантов в Китае, выступил в качестве политического представителя США без санкции на то правительства. Стремясь оградить американскую торговлю от нападок китайцев, он упорно доказывал последним непричастность американцев к поставкам опиума, хотя было известно об их участии в опиумной торговле. Когда англичане эвакуировали свою колонию, американцы решили остаться и получили существенные выгоды, поскольку при их посредничестве англичане вынуждены были приобретать шелк, фарфор и чай. Одновременно владельцы американских компаний, сосредоточивших в своих руках торговлю с Китаем (Т. Перкинс, Т. Смит, И. Торндайк, У. Уэтмор, Д. Астор), все сильнее настаивали в Вашингтоне на принятии соответствующих мер по защите экономических интересов американских коммерсантов. Многие из этих представителей молодой американской буржуазии добились заметного влияния в правительственных и законодательных кругах1.

1 (H. A. Xалфи H, А. А. Мурадян. Янки на Востоке, с. 24 - 27, 54 - 65.)

США заняли формально нейтральную позицию в первой англо-китайской "опиумной" войне, используя при этом благоприятную для себя конъюнктуру. Однако американская эскадра была направлена в китайские воды, и под нажимом ее командующего китайцы должны были возместить все убытки, понесенные американскими торговцами в ходе войны.

В эти годы Вашингтон решил добиться в Китае тех же привилегий, которыми пользовались другие государства. В 1844 г. в Китай прибыл специальный эмиссар Вашингтона, известный коммерсант К. Кушинг. В официальных инструкциях ему предписывалось заявить китайским властям, что "Соединенные Штаты не в состоянии будут оставаться в дружественных отношениях с Китаем, если торговля какой-либо другой страны будет трактоваться более благоприятно, чем американская торговля"1, и добиваться заключения соответствующего договора. Первый американо-китайский договор был подписан 3 июля 1844 г. Он повторял в общих чертах кабальные соглашения, навязанные Китаю Англией. Американцам был открыт доступ в крупнейшие китайские порты (Шанхай, Гуанчжоу, Амой), где уже вели операции англичане. Кроме того, США добились у маньчжурского правительства дополнительных уступок. Американские купцы получили право на беспошлинный провоз грузов из одного порта в другой; более четко и полно, чем в англо-китайских соглашениях, было зафиксировано право экстерриториальности американцев2, консульства США не несли ответственности за уплату пошлин американскими купцами, равно как и за торговлю опиумом этими купцами. В договоре также оговаривалась возможность пересмотра его положений каждые 12 лет, что широко было использовано в дальнейшем американцами. Кушинг легко добился всех этих дополнительных выгод, используя стремление цинских дипломатов столкнуть интересы Англии и Америки в Китае.

1 (J. Foster. American Diplomacy in the Orient. N. Y., 1903, c. 80 - 82.)

2 (Л. А. Березный. Начало колониальной экспансии в Китае и современная американская историография. М., 1977, с. 117.)

Договор 1844 г. заложил правовую основу для экономического проникновения США в Китай и их участия в колониальном закабалении этой страны.

Заключение договора заметно отразилось на товарообороте двух стран, который после почти 25-летнего застоя стал расти. За 20 лет (1840 - 1860) американо-китайская торговля увеличилась почти втрое и достигла 23 млн. долл.

Как и раньше, эта торговля характеризовалась значительным преобладанием американского импорта над экспортом. Импорт из Китая основывался на традиционных товарах: чай, шелк, сахар, пряности. Экспорт США в Китай в 1860 г. на 54% состоял из хлопчатобумажных тканей1. Важной "статьей" торгово-экономических связей США с Китаем стал в эти годы вывоз в США китайских кули. Начиная с 1854 г. в Калифорнию было завезено в качестве дешевой рабочей силы около 500 тыс. китайцев (оценка), которые использовались на строительных и иных тяжелых работах.

1 (Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1970, c. 903 - 907. Показательна в этом плане оценка К. Маркса, который писал в письме к Ф. Энгельсу, что "рост английского и американского экспорта в 1844 - 1846 гг. уже в 1847 г. оказался чистейшей спекуляцией и в следующие десять лет экспорт в среднем оставался почти без изменений, между тем как импорт из Китая в Англию и Америку чрезвычайно возрос... Главной причиной крушения этого рынка является, по-видимому, торговля опиумом, к которой на деле и сводится постоянно весь рост экспортной торговли с Китаем, а затем - внутренняя экономическая организация страны, ее карликовое земледелие и т. д., ломка которой потребует огромного времени" (К. Маркс. Письмо Энгельсу. - Т. 29, с. 296).)

Однако ряд причин воспрепятствовал дальнейшему расширению торгово-экономических позиций США в Китае. В первую очередь к ним относится внутренний кризис в США на рубеже 50 - 60-х годов, который перерос в гражданскую войну между промышленным Севером и рабовладельческим Югом. Война подорвала экспортные возможности южных штатов и сузила импортные потребности Севера.

Победа северян привела к коренной перестройке внутренней экономической политики. Для американского капитала наиболее важным стало освоение внутренних ресурсов, строительство железных дорог и т. д. В условиях роста внутреннего рынка молодая американская буржуазия была заинтересована в ограждении его от внешней конкуренции; были повышены таможенные тарифы. Эти действия вызвали упадок американского торгового флота, стагнацию внешнеторговых связей США. В итоге "сам характер развития американского капитализма после уничтожения рабовладения, - отмечает А. Канторович, - предопределил на некоторое время резкое понижение интереса американского капитала к колониальным и полуколониальным рынкам вообще и к экспансии в сторону Тихого океана в частности"1.

1 (А. Канторович. Америка в борьбе за Китай, с. 42.)

Это подтверждается и данными об американской торговле с Китаем. Объем торговых связен между США и Китаем во второй половине XIX в. не превышал в среднем уровня 20 - 25 млн. долл. В целом доля Китая в американских внешнеэкономических связях продолжала сокращаться: она упала с 3,15% в 1860 г. до 1,86% в 1880 г. и 1,75% в 1894 г. В свою очередь, в китайской внешней торговле доля США также уменьшалась, но менее быстрыми темпами: с 8,46% в 1872 г. до 6,5% в 1881 г. и 6,4% в 1893 г.

Что касается товарной структуры торговли в 1860 - 1893 гг., то она мало изменилась в сравнении с предшествующим периодом. Изменения свелись главным образом к появлению в американском экспорте новых видов товаров (на первое место выводят нефтепродукты, потеснив хлопчатобумажные ткани), а в импорте - к увеличению количества ввозимого китайского шелка (4,5 млн. долл. в 1890 г. по сравнению с 1 млн. долл. в 1860 г.), хотя приоритет по-прежнему сохраняется за китайским чаем (6,9 млн. долл. в 1890 г. против 8,8 млн. долл. в 1860 г.). В целом Китай сохранил положительный баланс в торговле с США1.

1 (Там же, с. 48.)

Новый важный этап торгово-экономической политики США в отношении Китая начался в конце 90-х годов XIX в.1. Это было обусловлено коренными изменениями во всей китайской политике Вашингтона после вступления США в стадию империализма. Отличительные черты и признаки этой стадии развития капитализма, определенные В. И. Лениным, соответственным образом проявились в общем подходе США как к проблеме Китая, так и конкретно к торгово-экономическим аспектам этой проблемы. Деятельность США в Китае активизируется и приобретает все более многообразный характер - от культурного и идеологического проникновения и до новых форм экономической и политической экспансии.

1 (Этот период особенно внимательно проанализирован в советской научной литературе. См.: В. Я. Аварин. Борьба за Тихий океан. М., 1952, с. 72 - 137; М. И. Сладковскин. Очерки развития внешнеэкономических отношений Китая. М., 1953, с. 52 - 75. Большое количество работ по данному кругу вопросов вышло и в Соединенных Штатах. См., например: С. S. Campbell, Jr. Special Business Interest and Open Door Policy. New Haven, 1951, c. 1 - 4, 25 - 31.)

США превратились в одну из ведущих империалистических держав с небывалой концентрацией производства и капитала. Монополии стали играть решающую роль в хозяйственной жизни страны. Монополистический капитал требовал от правительства активной внешней политики, что диктовалось присущим империализму стремлением к вывозу капитала. Главным направлением американской внешней экспансии в эти годы стал именно тихоокеанский бассейн, и в частности Китай1.

1 (В. Я. Аварин. Борьба за Тихий океан, с. 96 - 113. В. И. Ленин дал исчерпывающее объяснение этому явлению. Он подчеркивал, что восточноазиатское направление представляет собой такую область, в которой отсутствовала политическая концентрация и имелась высокая плотность населения (см.: В. И. Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма. - Т. 27, с. 394).)

Таким образом, на пороге XX в. происходило существенное наращивание политической активности США на Дальнем Востоке. В условиях окончания территориального раздела мира это придавало совершенно новое качество внешней политике США, как, впрочем, и других империалистических держав. В. И. Ленин подчеркивал, что к многочисленным "старым" мотивам колониальной политики финансовый капитал прибавил борьбу за источники сырья, за вывоз капитала, за "сферы влияния"1.

1 (В. И. Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма. - Т. 27, с. 421 - 422.)

Появление новых методов в американской внешней политике, в том числе и в Китае, во многом и было обусловлено новыми формами и методами внешнеэкономической экспансии американского империализма, такими, как прямые инвестиции в Китае, государственные и частные займы и, наконец, попытки получить преимущественные права на экономическое освоение и использование определенных районов этой страны.

Как проявление внешнеэкономической экспансии следует рассматривать и провозглашение Соединенными Штатами Америки в 1898 г. известной доктрины "открытых дверей". Эта доктрина ознаменовала начало принципиально новой политики США в отношении Китая. В советской научной литературе дан всесторонний анализ причин, породивших эту доктрину1.

1 (См.: В. Я. Аварии. Борьба за Тихий океан, с. 106 - 120; М. И. Сладковский. Очерки развития внешнеэкономических отношений Китая, с. 58 - 60.)

На первый взгляд положения доктрины носили исключительно экономический характер и имели целью лишь оградить экономические интересы США. В доктрине, в частности, содержались следующие положения:

а) невмешательство в права договорного порта или каких-либо сложивнтересов в пределах так называемой "сферы интересов" или арендованной территории, которые какое-либо правительство может иметь в Китае;

б) применение китайского договорного таможенного тарифа ко всем товарам, доставленным в подобные порты, безотносительно к тому, к какой национальности они принадлежат, причем право взимать пошлины закреплялось за китайским правительством;

в) отказ от взимания более высоких портовых сборов с судов иной национальности, заходящих в какой-либо порт в подобной "сфере интересов", чем те, какие будут взиматься с судов государства, обладающего этой "сферой", а равно и более высоких железнодорожных тарифов на товары, принадлежащие гражданам или подданным других национальностей1.

1 (М. И. Сладковский. Очерки развития внешнеэкономических отношений Китая, с. 29.)

Однако при анализе реальных экономических интересов Соединенных Штатов в Китае на рубеже XX в. эта доктрина приобретает другой характер. В 1899 г. в Китае действовало 70 американских фирм. Объем торговли к этому году составлял 52 млн. долл. по сравнению с 28 - 29 млн. долл. в 1895 г. Доля США во внешней торговле Китая в 1900 г. составляла примерно 7%, а доля Китая во внешней торговле США - до 3 - 4% (импорт - 3,33%, экспорт - 1,72%). Инвестиции США в Китае составили 17 млн. долл., а американские займы Китаю - 2,2 млн. долл. Если учесть, что общие американские капиталовложения за рубежом составляли более 500 млн. долл. (в том числе в Канаде - 150 млн. долл., в Мексике - 185 млн., в других капиталистических странах - 59 млн., на Кубе - 50 млн. долл.), то можно говорить о сравнительной незначительности экономических интересов США в Китае1. Другими словами, реальные экономические интересы и позиции США в Китае явно не соответствовали интенсивности предпринимаемых Вашингтоном усилий по их обеспечению.

1 (РanShuIun. The Trade of the United States, c. 48 - 50.)

Этот разрыв между экономической базой интересов США и их внешнеполитическими начинаниями объяснялся действием ряда факторов. Несмотря на то, что доктрина облекалась в форму экономических категорий, ее содержание и смысл были в значительной, если не в решающей степени политическими и военно-стратегическими по своей направленности. Отсутствие у Соединенных Штатов в то время необходимых экономических и военных ресурсов для перехода к активному наступлению на Дальнем Востоке предопределяло выбор Вашингтона в пользу торможения процесса раздела Китая путем проведения политики "наибольшего благоприятствования" на основе равенства возможностей.

Отсюда вытекали и добавления к предложениям, сделанным в нотах великим державам в 1898 г. и известным как доктрина "открытых дверей". В новом обращении к тем же державам 3 июля 1900 г. государственный секретарь Дж. Хэй прямо связал экономические положения доктрины с принципами территориальной целостности Китая1. Соединенные Штаты не могли рассчитывать на сколько-нибудь значительные приобретения в Китае вследствие своих сравнительно слабых позиций в конкуренции с более сильными в военном отношении европейскими державами, уже создавшими свои обширные "сферы влияния" в Китае. Доктрина "открытых дверей" становилась мощным политическим оружием американского империализма в борьбе со своими европейскими соперниками.

1 (В ноте указывалось: "Политика правительства Соединенных Штатов состоит в том, чтобы стремиться к такому разрешению вопроса, которое бы обеспечило целостность китайской территории и администрации, защитило права, оговоренные заключенными трактатами и международным правом, и оградило для всего мира принцип равной и нелицеприятной торговли". См.: US Foreign Relations. Wash., 1900, с. 125.)

Доктрина была в принципе ориентирована на будущие торгово-экономические интересы американского империализма. И действительно, экономические связи с Китаем, в том числе, американские частные и государственные капиталовложения, с начала XX в. заметно растут.

Это видно из следующих данных о капиталовложениях США и других стран в Китае в 1902 - 1945 гг. (млн. долл.)1:

1 (Вэй Цзычу. Капиталовложения империалистов в Китае (1902 - 1945). М., 1956, с. 5.)


Как видно из приведенных данных, с 1902 по 1945 г. американские капиталовложения в Китае возросли более чем в 50 раз. По темпам наращивания капиталовложений США уступали только Японии, которая, как известно, осуществила территориальный захват ряда районов Китая и непосредственно занималась их экономическим освоением.

К 1936 г. американский капитал занял значительные позиции в ряде отраслей китайской экономики, в частности в таких, как электроэнергетика (76% всех иностранных капиталовложений), химическая промышленность (около 25%), автотранспорт (около 30%)1. Однако в целом по размерам инвестиций США к началу второй мировой войны явно уступали Великобритании и Японии, находясь на уровне Франции и Германии.

1 (Вэй Цзычу. Капиталовложения империалистов в Китае (1902 - 1945), с. 31 - 35; С. F. Rerner. Foreign Investment in China N. Y., 1945. с. 249 - 265.)

При этом также следует отметить, что в 30-х годах капиталовложения США в Китае составляли весьма скромную долю их общих вложений за границей (14700 млн. долл. в 1930 г.)1.

1 (E. Stanley. War and the Private Investors. Wash., 1951, c. 23.)

Как видно из приводимых ниже данных, тенденция к росту торговых связей между США и Китаем1 проявлялась и в течение всех лет до начала второй мировой войны (млн. долл.):

1 (Chinese Economy Post-Мао. A Compendium of Papers Submitted to the Joint Economic Committee, Congress of the United States. Wash., 1978, c. 751.)


Правда, американо-китайская торговля в эти годы характеризуется частыми перепадами. До 1930 г. она имеет тенденцию к постоянному расширению, хотя в целом значение Китая для внешней торговли США в этот период оставалось ограниченным: его доля продолжала колебаться от 3 до 4%. При этом, однако, удельный вес Китая в американской внешней торговле был выше, чем удельный вес Китая во внешней торговле Англии и Германии. Гораздо большим было значение торговли с США для Китая. В китайском импорте и экспорте после первой мировой войны США были на втором месте. Единственного соразмерного конкурента США встречали в лице Японии, чьи торговые операции перекрывали почти вдвое активность в этом отношении США. Что же касается внешней торговли Внутреннего Китая (без Маньчжурии), то американские монополии захватили в ней бесспорное лидерство, далеко обогнав своих традиционных конкурентов - Японию и Англию1.

1 (М. И. Сладковский. Очерки развития внешнеэкономических отношений Китая, с. 184. 186 - 188, 209 - 210. См. также: Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1970, c. 903 - 907.)

По своему характеру товарооборот между США и Китаем представлял обмен главным образом сырьем. США закупали масла, овечьи и козьи шкуры, щетину, вольфрам, сурьму. Соединенные Штаты, в свою очередь, являлись главным поставщиком хлопка-сырца в Китай. Значительны были американские поставки меди (почти 50% китайского импорта на 1930 г.), жести (также 50%). Американские фирмы доминировали также в китайском импорте горюче-смазочных продуктов (более 50% всего импорта бензина и керосина, смазочных масел), автомобилей и авиапродукции, хотя уступали своим конкурентам в некоторых других отраслях (станкостроение, вооружение и др.)1.

1 (Подсчитано по: А. Канторович. Америка в борьбе за Китай, с. 489 - 485.)

Таким образом, в течение первых трех десятилетий XX в. происходило постепенное расширение экономических позиций США в Китае, углубление интересов американского монополистического капитала в этой стране. В этот период внешнеполитическая деятельность Вашингтона развивалась в русле доктрины "открытых дверей", хотя ее цели, приоритеты и конкретные мероприятия подвергались значительным изменениям, а сама политика довольно часто приобретала различные оттенки. Но при всех зигзагах международной обстановки суть политики США оставалась неизменной: по возможности максимально укрепить свои экономические позиции в Китае и на Дальнем. Востоке в целом1.

1 (Подробнее см.: П. П. Севастьянов. Экспансионистская политика США на Дальнем Востоке. М., 1953; Международные отношения на Дальнем Востоке. М., 1973; см. также: Лю Даннянь. История американской агрессии в Китае. М., 1953.)

Политическая активность США по своей интенсивности превосходила усилия американских монополий в деле освоения китайского рынка. Фактически политика расчищала им путь к экономическому доминированию. Эту цель в конечном итоге преследовали и "дипломатия доллара" президента Тафта, и "план Нокса", и идеи интернационализации Маньчжурии, и попытки создания консорциумов по финансированию экономических проектов в период после первой мировой войны. Но "голый экономизм" не превалировал и в этих проектах, поскольку при их выработке всегда учитывались военно-стратегические соображения. После провала "дипломатии доллара" (в рамках которой правительство передало многие из своих функций непосредственно в руки представителей монополий) все явственнее проявлялась тенденция к отделению непосредственных экономических соображении от военно-стратегических, политических и идеологических.

Этот процесс был связан прежде всего с усложнением социально-политической обстановки в мире. После поражения царской России в русско-японской войне противоборство американского и японского империализма за господство в регионе в течение нескольких десятилетий являлось одним из важнейших факторов, определявших международную обстановку в тихоокеанском бассейне. Сбывался гениальный прогноз развития тихоокеанской ситуации, данный В. И. Лениным, который указывал на "растущий конфликт, растущее столкновение Америки и Японии, - ибо из-за Тихого океана и обладания его побережьями уже многие десятилетия идет упорнейшая борьба между Японией и Америкой, и вся дипломатическая, экономическая, торговая история, касающаяся Тихого океана и его побережий, вся она полна совершенно определенных указаний на то, как это столкновение растет и делает войну между Америкой и Японией неизбежной"1. Обострение межимпериалистических противоречии в тихоокеанском регионе, прежде всего между Японией и США, делало все более важными военно-стратегические аспекты внешней политики последних в отношении Китая.

1 (В. И. Ленин. Собрание актива московской организации РКП (б). Доклад о концессиях. - Т. 42, с. 60.)

Ключевую роль в этом процессе сыграла Великая Октябрьская социалистическая революция в России. Создание Советского государства оказывало революционизирующее воздействие на все положение в регионе. Это воздействие проявилось не сразу; оно набирало силу постепенно, по мере развертывания революционного движения в Китае, что заставляло правящие круги США рассматривать свои интересы в этой стране сквозь призму общих военно-стратегических и идеологических установок на международной арене.

В начале 30-х годов рост американо-китайских экономических связей вновь замедлился. Абсолютное и относительное значение китайского рынка вновь стало сокращаться. Товарооборот между странами уменьшился. Основной причиной подобного сдвига было выдвижение на первое место в эти годы в военно-стратегических концепциях США и внешнеэкономической экспансии американских монополий новых районов мира, в первую очередь Латинской Америки, находившейся, по расчетам американских стратегов, в сфере непосредственного военно-политического влияния Вашингтона. В свете этого "дипломатия доллара" и другие соответствующие мероприятия Соединенных Штатов по укреплению своих экономических позиций в Китае намного уступали по интенсивности и эффективности аналогичным условиям в зоне действия "доктрины Монро".

Но американский капитал отнюдь не пренебрегал китайским -рынком. Значение его сокращалось только в сравнении с некоторыми другими районами, в частности с Латинской Америкой. США не оставляли своих попыток добиться расширения своих позиций в Китае именно в период, когда центр мировой политики перемещался на Европейский континент, а во внешней политике США и внешнеэкономической экспансии американских монополий возрастало значение Латинской Америки. США вели активную борьбу с Японией и другими конкурентами за установление господства над Китаем. В середине 30-х годов они стали главным торговым партнером Китая (не считая Маньчжурии). В эти годы американцы захватили контроль над финансами гоминьдановского Китая, оторвали китайскую валюту от фунта стерлингов. Одновременно правительство США наращивало экономическую и военно-техническую помощь гоминьдановцам, усиливало свое вмешательство во внутренние дела Китая. В годы второй мировой войны они всячески пытались поставить под свой контроль положение в не оккупированной Японией части страны, подталкивали гоминьдановское правительство к развязыванию гражданской войны против демократических сил Китая, подготавливали почву для широкого внедрения американского капитала в китайскую экономику.

Эти действия создали условия для беспрецедентного в истории экономических связей США с Китаем взлета торговли в первые годы после второй мировой войны. Соединенные Штаты стали тогда основным торговым партнером Китая. Товарооборот между ними составил в 1946 г. 558 млн. долл., увеличившись почти впятеро по сравнению с предшествующим годом (правда, в последующие годы он начал снижаться. Так, в 1947 г. объем торговли составил 470 млн. долл., а в 1948 г. - 393 млн.). Доля Соединенных Штатов в экспорте Китая возросла до 62%, в импорте - до 69%1.

1 (Г. В. Астафьев. Интервенция США в Китае и ее поражение. М., 1958, с. 310.)

По отдельным позициям рост доли США в импорте Китая был еще выше (табл. 1).

Таблица 1. Доля США в импорте КНР по отдельным товарам в 1936 и 1946 гг.sup*/sup
Таблица 1. Доля США в импорте КНР по отдельным товарам в 1936 и 1946 гг.sup*/sup

* (Г. В. Астафьев. Интервенция США в Китае и ее поражение, с. 314.)

Расчеты советского ученого Г. В. Астафьева показывают, что эти данные явно занижены, поскольку не учитывают американских поставок по линии ЮНРА и ленд-лизу. По его оценке, доля США в импорте Китая составила в 1946 и 1947 гг. соответственно 82,8 и 83,1%1.

1 (Там же, с. 313.)

Капиталовложения США в Китае в 1945 г. по сравнению с 1936 г. увеличились в 3 раза, что лишь немногим уступало капиталовложениям Великобритании (показательно, что это увеличение произошло почти исключительно за счет роста государственных займов, кредитов и программ помощи - в соотношении 3:1 с частными компаниями)1.

1 (Вэй Цзычу. Капиталовложения империалистов в Китае (1902 - 1945), с. 30 - 35.)

В основе необычайного роста американо-китайских экономических связей лежали чисто военно-стратегические соображения: Соединенные Штаты стремились спасти чанкайшистский режим, привязать его к себе экономически. Период 1946 - 1947 гг. можно охарактеризовать как время пика экономической активности США в отношении Китая, предпринимаемой с целью оказания помощи гоминьдану в гражданской войне против революционных сил, возглавляемых КПК.

Важным инструментом политики США в эти годы был призван служить подписанный в ноябре 1946 г. американо-китайский договор о дружбе, торговле и мореплавании. Согласно этому договору американцы получили право беспрепятственно заниматься торговлей и организовывать промышленное производство на китайской территории на равных с китайцами основаниях и право судоходства по внутренним рекам. Казалось, США были близки к осуществлению своих давнишних целей - захвату контроля над китайской политикой и экономикой, по крайней мере в районах, контролировавшихся гоминьдановцами. В 1948 г., по официальным данным, доля США в китайском импорте составила 46,4%, в экспорте - 25,2%1.

1 (Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1970, c. 903 - 907.)

Освободительная борьба китайского народа нарушила планы Вашингтона. В июле 1947 г. Народно-освободительная армия Китая, накопившая с помощью СССР силы, перешла в общее контрнаступление против гоминьдановцев. К середине 1948 г. она освободила весь Северо-Восточный Китай. К осени 1949 г. на преобладающей части территории страны гоминьдановский режим был ликвидирован. 1 октября 1949 г. было провозглашено создание Китайской Народной Республики.

Краткий обзор истории американо-китайских экономических отношений показывает, что динамика и масштабы американской экономической вовлеченности в Китае и на Дальнем Востоке в целом были тесно связаны с общим ходом социально-экономического развития Соединенных Штатов, становлением и развитием империалистической политики Вашингтона, а также с эволюцией международной обстановки в регионе, что обусловило значительную нестабильность экономических отношений между двумя странами.

Несмотря на то что правящие круги США традиционно относили тихоокеанский регион (наряду с Латинской Америкой) к сфере американского влияния, экономические связи США с Китаем почти на всем протяжении их истории не достигли особо значительных размеров. Тем не менее экономические интересы на протяжении многих десятилетий занимали важное место в колониалистской политике США в регионе, включая и Китай. Вместе с тем особое значение, придававшееся Вашингтоном сохранению Китая "открытым" для торговли, имело явно политический подтекст.

Политическое значение экономических связей США с Китаем становится все более явным в 30 - 40-е годы XX в. "После 1917 г., - отмечает советский исследователь В. П. Лукин, - и особенно после укрепления позиций Советского Союза на Дальнем Востоке в политике Соединенных Штатов в этом районе возрастающую роль начинает играть защита своих принципиальных классовых интересов"1. Проявлением этого, в частности, стало активное вмешательство США на стороне гоминьдана в китайскую революцию. Подход Вашингтона к экономическим связям с Китаем определялся общим стратегическим курсом США в тихоокеанском регионе и соответственно общим комплексом американо-китайских отношении. Внешнеэкономическая политика США являлась лишь составной частью их политической линии в отношении Китая.

1 (США: региональные проблемы внешней политики. М., 1972, с. 114.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru