НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

От "политики малых шагов" до полной нормализации торгово-экономических отношений

На рубеже 60 - 70-х годов произошли кардинальные изменения в американо-китайских отношениях. К этому времени действия пекинского руководства внутри страны и на международной арене свидетельствовали о полном разрыве с принципами социалистического интернационализма. На пороге 70-х годов, после прошедшего в апреле 1969 г. IX съезда КПК, борьба против Советского Союза и социалистического содружества стала генеральным курсом внешней политики КНР. Китайское руководство, "занимая позиции великодержавного гегемонизма и ярого антисоветизма, взяло курс на коренную переориентацию внешней политики КНР, основой которого стало форсированное сближение с американским империализмом"1.

1 (Основные аспекты китайской проблемы. 1965 - 1975. М., 1976, с. 163.)

В конце 60-х годов происходят принципиальные изменения и в китайской политике Соединенных Штатов. Приход к власти в 1968 г. республиканской администрации Р. Никсона ознаменовал начало нового этапа в американо-китайских отношениях. США предприняли первые шаги по сближению с Пекином. Последний "убедил" к этому времени Соединенные Штаты в своей готовности "выделиться политически из социалистического содружества и выступить в роли новой силы в "многополюсной" структуре международных отношений"1. Со своей стороны, действуя в рамках старой империалистической политики "баланса сил", американские правящие круги в возрастающей степени стали делать ставку на антисоветизм Пекина, поставили задачу использовать Китай и отношения с ним для давления на СССР и социалистическое содружество.

1 (В. Б. Воронцов. Китай и США: 60-е и 70-е годы. М., 1979, с. 44.)

Однако практическим действиям в этом направлении предшествовали острые дебаты вокруг китайской политики США в американских правящих кругах, которые разворачивались фактически с начала 60-х годов. Как уже отмечалось, по мере появления и усиления антисоветских тенденций в политике Пекина в США вырос интерес к Китаю. Сначала ученые, а затем и политические деятели либерального толка попытались возродить свои старые схемы в отношении КНР времен конца второй мировой воины. Их примеру последовали и более широкие политические и деловые круги США. Американская администрация приступила с 1968 г. к активному прощупыванию позиций китайского руководства, поиску различных путей в целях демонстрации своих намерений в отношении КНР.

Важную роль в этом процессе была призвана сыграть экономическая политика США в отношении КНР. В Вашингтоне учитывали критическое состояние китайской экономики вследствие "культурной революции". Антимарксистские, антинаучные экономические установки и эксперименты Мао Цзэдуна и его окружения привели к небывалому обострению социально-экономической обстановки в стране: по американским оценкам, объем промышленного и сельскохозяйственного производства в Китае в 1968 г. по сравнению с 1966 г. значительно сократился. Так, индекс промышленного производства упал с 232 до 221 (1957=100), а сельскохозяйственного - со 113 до 110. Перед китайским руководством остро встала проблема обновления и пополнения производственных фондов, повышения технического уровня промышленности и сельского хозяйства. В этих условиях новая экономическая политика должна была, по мнению американского руководства, обеспечить влияние США на экономические и другие процессы внутренней жизни Китая, обеспечить дальнейшее ослабление его связей с социалистическим содружеством.

Не вызывает сомнений также, что большую роль сыграла и заинтересованность влиятельных групп монополистического капитала Соединенных Штатов в нормализации торговых и иных экономических связей с Китаем. Уже в середине 60-х годов представители крупнейших монополий указывали на существенные выгоды торговли с Китаем и на провал политики экономической изоляции КНР.

Многочисленные исследования, осуществленные правительственными ведомствами и научно-исследовательскими центрами во второй половине 60-х - начале 70-х годов, доказывали заинтересованность США в налаживании торгово-экономических отношений с Китаем, а также целесообразность и эффективность их использования в целях смягчения, либерализации подхода США к КНР. Так, в вышедшей в 1968 г. книге бывшего посла США в Таиланде К. Янга прямо рекомендовалось сделать упор в "новой" политике США в отношении КНР на торгово-экономических и научно-технических связях и предлагалось создать "совместный американо-китайский секретариат" для координации усилий в этих областях. При этом К. Янг не исключал даже возможности оказания экономической помощи Китаю1.

1 (См.: К. Young. Negotiating with the Chinese Communists. N. Y., 1968. См. также: China and US Foreign Policy. Wash., 1971, c. 32 - 33.)

Особый интерес представляет ряд исследований, опубликованных в начале 70-х годов, и прежде всего доклад Национального комитета американо-китайских отношений "Перспективы торговли между Китаем и США"1. В них была предложена комплексная программа последовательной нормализации торгово-экономических отношений с КНР. При этом предполагалось разделить процесс этой нормализации на три этапа. На первом этапе должно было быть ликвидировано торговое эмбарго, обеспечена возможность торговли "нестратегическими" товарами и использование коммерческих кредитов. На втором этапе предлагалось разрешить судам, плавающим под американским флагом, перевозить "нестратегические" товары в китайские порты, а также позволить заправку топливом в США иностранных судов, занятых в торговле с Китаем. На третьем этапе намечалась ликвидация "китайского дифференциала" и сокращение запретительных списков товаров. Общая направленность торговой политики в отношении КНР, к проведению которой приступили США в конце 60-х годов, в целом соответствовала описанной программе. Эта политика получила название "политики малых шагов".

1 (R. Dernberger. Prospects of Trade Between China and the US. Wash, 1970; A. D. Ваrnell. Our China Policy: The Need for Change. N. Y. 1971; A. D. Barnett, E. O. Reischauer. The United States and China: The Next Decade. N. Y., 1970: US Trade Prospects with the People's Republic of China: A Realistic Assessment. Wash., 1972.)

В июле 1969 г. администрация США отменила ограничения на поездки в КНР шести категориям американских граждан (членам конгресса; журналистам; учителям, студентам и аспирантам по программам обмена; ученым; врачам; представителям Красного Креста). При этом министерство торговли США разрешило американцам, посещающим КНР, ввозить в США с багажом товары китайского производства на сумму до 100 долл.

В декабре того же года был разрешен импорт товаров китайского производства в некоммерческих целях без ограничения их стоимости. Филиалам и дочерним компаниям корпораций США за рубежом был разрешен экспорт в Китай "нестратегических" товаров и импорт китайских товаров для сбыта в третьих странах1.

1 (См.: "New York Times", 20.XII.1969.)

В феврале 1970 г. президент Никсон направил конгрессу законопроект, предусматривавший продажу сельскохозяйственных товаров Китаю за китайскую валюту. В марте того же года было объявлено о "фактической" отмене общего запрета на поездки американских граждан в КНР. В апреле был снят запрет на продажу в КНР товаров, произведенных за пределами Соединенных Штатов и включающих в себя изготовленные в США компоненты. Министерство торговли США приступило к выдаче на выборочной основе разрешений на поставки в КНР товаров и компонентов, изготовленных в США. В августе было разрешено зарубежным филиалам американских корпораций заправлять горючим иностранные суда, перевозящие в КНР "нестратегические" товары. И, наконец, в сентябре 1970 г. официальный Вашингтон выдвинул предложение рассмотреть на встречах в Варшаве (или на других переговорах) вопрос о восстановлении коммерческой телефонной линии Сан-Франциско - Шанхай, а также о создании "горячей линии" Вашингтон - Пекин.

В 1971 г. американская администрация провела новый комплекс торгово-политических мероприятий по нормализации экономических связей с Китаем. В апреле этого года администрация обнародовала довольно широкий список американских товаров (47 товарных позиций), экспорт которых в КНР мог осуществляться без специальных разрешений министерства торговли США на основе "генеральной лицензии". Экспорт не подпадавших под действие "генеральной лицензии" американских товаров был разрешен при условии получения индивидуальных экспортных лицензий и если он не наносил ущерба "национальной безопасности Соединенных Штатов". Одновременно был снят запрет на коммерческий импорт практически любых товаров китайского производства.

В мае был отменен запрет на использование американского доллара в текущих международных расчетах КНР; американским компаниям было дано разрешение снабжать топливом китайские суда (за исключением следующих в порты ДРВ, КНДР я Кубы или возвращающихся из них); американским судам и самолетам было разрешено перевозить китайские грузы между некитайскими портами; судам, принадлежащим американским владельцам, было дано разрешение посещать под иностранным флагом китайские порты.

Новый значительный шаг был сделан американской администрацией накануне визита Р. Никсона в Пекин в 1972 г. 14 февраля этого года министерство торговли США включило КНР в так называемую группу государств контрольного списка, с которыми США имеют торговые отношения, что означало ликвидацию "китайского дифференциала" и приравнивание КНР по торгово-политическому режиму к Советскому Союзу и другим социалистическим странам Восточной Европы.

"Политика малых шагов" проводилась в рамках общего курса Вашингтона на политическую нормализацию отношений с Пекином. Либерализация экономических связей с КНР была тесно связана с изменениями в политических отношениях между странами. Некоторые из них демонстративно предпринимались в ответ на тот или иной жест Пекина (например, меры, осуществленные в апреле 1971 г., явились ответом на приглашение и гостеприимный прием Пекином американской команды по настольному теннису), другие призваны были демонстрировать стремление США к "серьезному повороту" в отношениях с КНР.

Визит Р. Никсона в КНР в феврале 1972 г. в определенном смысле завершил первый этап "новых" американо-китайских отношений, в том числе в области торгово-экономических связей. В ходе этого визита американское руководство "из первых рук получило доказательства непримиримости пекинской верхушки в отношении СССР, ее готовности и впредь проводить объективно выгодную империализму политику"1.

1 (М. С. Капица. КНР: три десятилетия - три политики, с. 531.)

В результате переговоров была подведена определенная база под дальнейшее развитие экономических отношений между США и Китаем. В подписанном в итоге визита так называемом Шанхайском коммюнике говорилось: "Обе стороны рассматривают двустороннюю торговлю как... область, которая может принести взаимную выгоду, и соглашаются с тем, что экономические отношения, основанные на равенстве и взаимной выгоде, отвечают интересам народов двух стран. Они соглашаются содействовать постепенному развитию торговли между двумя странами"1.

1 ("Известия", 29.II.1972.)

Кроме этого в коммюнике указывалось на обоюдное согласие поддерживать двусторонние контакты, в том числе осуществлять визиты в КНР высокопоставленных представителей США "для конкретных консультаций относительно содействия нормализации отношений между двумя странами, а также для продолжения обмена мнениями по вопросам, представляющим взаимный интерес"1. Как показали дальнейшие события, этот пункт имел непосредственное отношение к торгово-экономическим вопросам. Так, одним из результатов визита Г. Киссинджера в Пекин в феврале 1973 г. явилось создание в Вашингтоне и Пекине "миссий связи", которые занялись в числе прочего вопросами развития американо-китайской торговли, а также культурных связей, информации и т. д.

1 (Там же.)

Непосредственным следствием визита Р. Никсона в КНР и последующих американо-китайских контактов явилось создание в марте 1973 г. при активной поддержке госдепартамента и министерства торговли США Национального совета содействия американо-китайской торговле (НССАКТ). Совет был создан 140 американскими компаниями в качестве общественной организации, призванной содействовать американо-китайской торговле. В нем были представлены почти все ведущие монополии: от корпораций "Бендикс" и "Кока-кола" до "Чейз Манхэттен бэнк", "Ферст нэшнл сити бэнк". Возглавил совет бывший заместитель представителя США в ООН К. Филлипс. Финансовые ресурсы НССАКТ складываются из членских взносов его участников (число которых составило в 1980 г. почти 650), а также из некоторых дотаций от благотворительных фондов.

Первостепенное значение в своей работе НССАКТ придает планомерному изучению китайского рынка, состояния экономики, научно-технического и промышленного потенциала КНР. Совет приступил к проведению консультаций для членов совета, вступающих в деловые отношения с Китаем, подготовке и публикации специальных материалов, в том числе к выпуску специализированного журнала "Чайна бизнес ревью".

В ноябре 1973 г. совет организовал первую со времени образования КНР поездку американской торговой делегации в Пекин. В ходе визита руководитель делегации Д. Бернхэм (глава "Вестингауз электрик корпорейшн") и ее члены, в частности председатель совета К. Фнллипс, выступили за скорейшее предоставление Китаю режима наибольшего благоприятствования и за расширение китайского экспорта в США. Во время переговоров было объявлено, что в начале 1974 г. в Соединенные Штаты прибудет первая торговая делегация КНР (этот, визит состоялся несколько позже, в сентябре 1975 г.). В результате переговоров между представителями НССАКТ и китайским комитетом содействия международной торговле был подписан протокол, в котором намечались основные направления сотрудничества: обмен информацией, организация соответственно торгово-промышленных выставок в каждой стране, взаимные поездки и представительства. Однако большая часть намеченных мероприятий не была реализована, главным образом в связи с отказом китайских властей идти на подобное сотрудничество в условиях "неполной нормализации отношений".

Поездка, организованная НССАКТ, открыла тем не менее путь для дальнейшего обмена визитами торгово-промышленными делегациями США и КНР. За 1975 и 1976 гг. состоялось 17 таких визитов1.

1 (Подсчитано по: Chinese Economy Post-Мао, с. 762.)

Однако, несмотря на столь активный обмен торговыми делегациями, в середине 70-х годов наступило известное похолодание в американо-китайских отношениях. Причинами этого были: резкое недовольство Пекина рядом успехов в развитии американо-советских отношений в этот период; нарушение обещаний со стороны США довести до конца нормализацию дипломатических отношений; обострение внутриполитической борьбы в КНР, одним из последствий которой явилось "ужесточение" китайских позиций в политическом торге с Соединенными Штатами (в частности, по тайваньской проблеме); известное "замораживание" масштабов внешнеэкономических связей КНР (последняя причина явилась результатом резкого ухудшения экономического положения КНР).

Вашингтон, со своей стороны, решил проявить сдержанность в отношении дальнейшей нормализации отношений с Китаем. Хотя в американской "тихоокеанской доктрине" Китаю отводилась роль второго после Японии партнера США в их политике в бассейне Тихого океана и Вашингтон по-прежнему заявлял о готовности идти по пути нормализации отношений с КНР, республиканские администрации Р. Никсона и Дж. Форда при всем своем стремлении использовать китайский фактор в качестве важного средства давления на СССР все же старались соизмерять свои шаги в направлении установления связей с КНР с интересами США в области отношений с Советским Союзом. В частности, в ответ на требования Пекина прекратить переговоры с СССР о разрядке и усилить гонку вооружений президент Дж. Форд заявил во время своего визита в КНР в декабре 1975 г., что его правительство руководствуется в своих действиях национальными интересами1. Показательно, что в администрации Дж. Форда существовали серьезные разногласия по поводу разрешения на продажу Китаю ЭВМ "Сайбер-172" в 1976 г. (по мнению министерства обороны США, эта ЭВМ может быть использована в военных целях). Сделка была санкционирована лишь в результате сильного нажима госдепартамента2.

1 (См.: М. С. Капица. КНР: три десятилетия - три политики, с. 534; Б. Колосков. Внешняя политика Китая. 1969 - 1976 гг. М., 1977, с. 306 - 313.)

2 (См.: "Washington Post", 21.X.1976.)

Двойственность позиции Вашингтона объяснялась таким важнейшим фактором, как разрядка международной напряженности. Успешное осуществление КПСС и Советским правительством Программы мира, намеченной XXIV съездом КПСС, внешнеполитические инициативы СССР в области разрядки, конструктивные шаги в направлении упрочения сотрудничества со странами социализма, развития контактов с государствами капиталистического мира на основе принципов мирного сосуществования ограничили возможности маоистов, старавшихся спекулировать на антисоветизме определенных кругов в США1. Позитивные изменения в международной обстановке, а также внутриполитическое и экономическое положение в США и в Китае в середине 70-х годов сделали невозможным на этом этапе дальнейшее развитие американо-китайских политических отношении. Это, в свою очередь, блокировало нормализацию торгово-экономических отношений между ними; практически были сняты с повестки дня вопросы об урегулировании взаимных финансовых претензий (ниже эта проблема будет рассмотрена подробнее) и заключении торгового соглашения. Более того, 3 января 1975 г. в США вступил в силу Закон о торговле 1974 г., который содержал ряд дискриминационных статен в отношении торговли с социалистическими странами, распространявшихся и на КНР.

1 (В. Б. Воронцов. Китай и США: 60-е и 70-е годы, с. 110.)

Китайское руководство начало предпринимать попытки активизировать американо-китайские отношения (так, в начале 1976 г. в Пекин был демонстративно приглашен и очень хорошо принят бывший президент Р. Никсон). Китай, по словам "Вашингтон пост", рассчитывал "сделать американскую политику более прокитайской и более антисоветской"1.

1 (Б. Колосков. Внешняя политика Китая. 1969 - 1976 гг., с. 313)

Эти расчеты стали сбываться после прихода к власти в США администрации Дж. Картера в итоге выборов 1976 г. В Вашингтоне постепенно возобладали сторонники курса на обострение американо-советских отношений, на подрыв разрядки международной напряженности и на гонку вооружении. "Стало очевидно, что нынешнее руководство США проводит линию на подрыв разрядки и обострение международной обстановки"1, - подчеркивал Л. И. Брежнев, выступая 22 февраля 1980 г. перед избирателями. В своей речи на июньском (1980 г.) Пленуме ЦК КПСС Л. И. Брежнев отметил, что "не проходит и дня без того, чтобы Вашингтон не пробовал возрождать дух "холодной" войны, подогревать милитаристские страсти. Для этого используется любой повод, существующий или несуществующий"2. Пленум ЦК КПСС в своем постановлении "О международном положении и внешней политике Советского Союза" отметил, что в результате прежде всего многосторонней и активной деятельности Советского Союза, социалистического содружества, опирающейся на рост экономической и оборонной мощи стран социализма, в 70-х годах было достигнуто оздоровление международной обстановки, упрочилось и стало наполняться конкретным экономическим и политическим содержанием мирное сосуществование между государствами с различным социальным строем, обозначился явный спад "холодной войны", были созданы более благоприятные объективные предпосылки для разрешения спорных вопросов и международных конфликтов путем справедливого, мирного урегулирования.

1 ("Правда", 23.II.1980.)

2 ("Правда", 24.VI.1980.)

Однако этим позитивным процессам агрессивные империалистические силы противопоставили политику, диктуемую нежеланием считаться с реальностями современного мира - с упрочением позиций социализма, успехами национально-освободительного движения, ростом свободолюбивых, демократических сил в целом. Империализму хотелось бы затормозить объективный процесс обновления мира. Руководители военного блока НАТО, и прежде всего Соединенные Штаты Америки, взяли курс на то, чтобы нарушить сложившееся в мире военное равновесие в свою пользу и в ущерб Советскому Союзу, социалистическим странам, в ущерб международной разрядке и безопасности народов1.

1 (Там же.)

Антисоветизм стал основой активизации сближения агрессивных кругов США с китайским руководством. Розыгрыш "китайской карты" стал одним из важнейших направлений политики американской администрации, представители которой неоднократно в 1977 - 1978 гг. заявляли о том, что в Вашингтоне принято принципиальное решение об ускорении процесса нормализации отношений с Китаем. Сближение с КНР, по словам тогдашнего помощника государственного секретаря США Р. Холбрука, явилось в эти годы главной целью азиатской политики Соединенных Штатов1.

1 (Sino-American Relations: From the Shanhai Communique to the Present. AVash., 1980, c. 10 - 12.)

Важнейшее значение для США имела и определенная стабилизация "прагматического" экономического курса пекинского руководства, "создавшего возможность для большего влияния Запада" на экономику и политику КНР, открывшего перспективы тесных коммерческих связей между Китаем и западными державами. В материалах американского конгресса указывалось, например, что в долгосрочном плане "позднее влияние... вероятнее всего будет особенно сильным в области удовлетворения экономических потребностей Китая"1. Вашингтон поставил задачу поддержать пекинских "прагматиков", выступающих за сближение с западными государствами, чтобы "получить дополнительные каналы для влияния ни политику китайского руководства и для торгово-экономической деятельности американских монополий в стране"2. Разработка и принятие в Пекине программы "четырех модернизаций", поставившей цель превращения Китая к концу XX в. в ведущую мировую державу, подогревали далеко идущий расчет американской администрации.

1 (Chinese Economy Post-Мао, c. IV.)

2 (М. С. Капица. КНР: три десятилетия - три политики, с. 543.)

Расширение торгово-экономических отношений стало одним из главных направлений китайской политики США. Администрация Картера предприняла существенные шаги в сфере экономических связей с Китаем. По сути, она начала осуществление последовательной политики оказания помощи КНР в экономическом развитии.

Экономические вопросы заняли существенное место уже в ходе переговоров в августе 1977 г., когда была осуществлена поездка в КНР тогдашнего государственного секретаря С. Вэнса, а особенно в ходе визита в Пекин помощника президента Картера по вопросам национальной безопасности З. Бжезинского в мае 1978 г. Во время этого визита, как стало известно позже, З. Бжезинский сообщил китайскому руководству об официальном разрешении американской администрации на продажу Китаю оружия странами - членами НАТО1. Он заявил о заинтересованности Соединенных Штатов в "сильном Китае" и информировал пекинских руководителей о ходе советско-американских переговоров по ОСВ-2.

1 (U. S. Policy Toward China July 15, 1971 - January 15, 1979. Selected Documents Department of State. Wash., 1979, c. 38.)

Визит З. Бжезинского стал своеобразным рубежом в развитии не только общей политики США в отношении КНР, но и ее двусторонних аспектов, в первую очередь таких, как торгово-экономические и научно-технические контакты. Именно после визита З. Бжезинского процесс нормализации отношений между США и КНР заметно активизировался, причем значительное место в этом процессе занимали экономические отношения.

В том же, 1978 г. КНР посетили советник президента по науке и технике Ф. Пресс (в июле) и министр сельского хозяйства США Р. Берглэнд (в ноябре). В ходе переговоров активно обсуждались состояние и перспективы американо-китайских торгово-экономических отношений. Был заключен ряд соглашений об американо-китайских контактах в отдельных отраслях науки, техники и образования.

15 декабря 1978 г. в Вашингтоне и Пекине было объявлено о полной нормализации с 1 января 1979 г. отношений между двумя государствами. Это имело важнейшее значение для дальнейшего развития американо-китайских связей в экономической сфере. В выступлении Дж. Картера по телевидению об установлении дипломатических отношений с КНР подчеркивалось" что "нормализация и расширение экономических и культурных отношений, которые будут ей сопутствовать, внесут свой вклад в благосостояние нашей нации в наших собственных экономических интересах. И это также усилит стабильность в Азии"1.

1 (Facts on File, 1978, December 22, c. 975.)

В январе - феврале 1979 г. состоялся визит в США тогдашнего заместителя премьера Госсовета КНР Дэн Сяопина. В результате переговоров стороны подписали ряд соглашений: об учреждении американских консульств в Шанхае и Кантоне и китайских консульств в Хьюстоне и Сан-Франциско; о сотрудничестве в области науки и техники и ряд отраслевых протоколов в этой области (подробнее все вышеупомянутые соглашения рассматриваются в главе третьей); об обменах в области культуры.

В ходе визита Дэн Сяопин активно подчеркивал острую заинтересованность Китая в развитии торгово-экономических связей с Соединенными Штатами. В частности, на встрече в г. Атланте с представителями местной торгово-политической элиты Дэн Сяопин заявил о стремлении Китая "поучиться" у Соединенных Штатов; в г. Хьюстоне он подчеркнул интерес к заимствованию "американского опыта в нефтяной промышленности и других отраслях"1.

1 (Facts on File, 1979, February 9, c. 83.)

Одновременно почти все выступления и интервью китайского руководителя содержали антисоветские выпады. Дэн Сяопин выступил также с нападками на Социалистическую Республику Вьетнам, причем его заявление о намерении Пекина "наказать" это суверенное государство не вызвало осуждения у американской администрации.

Именно во время китайской агрессии против Вьетнама в феврале 1979 г. Пекин посетил министр финансов США М. Блюменталь, который заявил, что эти действия не повлияют на "установление долгосрочных экономических отношении между Соединенными Штатами и Китаем"1. В канун визита, 23 февраля 1979 г., в Вашингтоне было объявлено о том, что достигнуто соглашение об открытии грузового сообщения между городами Сиэтл и Шанхай. Впервые со времени китайской революции порты США и КНР были открыты для судов этих стран2.

1 (Facts on File, 1979, March 2, c. 141.)

2 (Facts on File, 1979, March 2, c. 146.)

В ходе визита М. Блюменталя было достигнуто несколько важных договоренностей. В частности, 1 марта было парафировано соглашение об урегулировании взаимных финансовых претензий.

Американо-китайские переговоры по этому вопросу начались еще в апреле 1973 г. Американская сторона заявила о том, что частные претензии со стороны США оцениваются в 250 млн. долл., а замороженные в Соединенных Штатах китайские активы составляют около 78 млн. долл. Позже сумма американских частных претензий была сокращена до 200 млн. долл. В 1975 г. переговоры были прерваны из-за отказа Соединенных Штатов согласиться с китайским предложением, чтобы стороны "удовлетворили" свои претензии за счет тех финансовых средств, которые заморожены в их банках1. В ноябре 1978 г. министерство финансов США предприняло шаг, который был расценен как желание вернуться к проблеме финансовых претензий: американским банкам было предложено начать выплату процентов по замороженным иностранным активам2. Наконец, Соединенные Штаты практически приняли первоначальные предложения китайской стороны. По условиям соглашения от 1 марта 1979 г. КНР обязалась выплатить по американским частным искам, которые окончательно оценивались американской стороной в 196,6 млн. долл., лишь 80,5 млн. долл. (30 млн. долл. - 1 октября 1979 г., остальное - равными частями в последующие пять лет до 1 октября 1984 г.). Средства, полученные от КНР, должны быть пропорционально разделены между американскими истцами, главными из которых являются корпорации "Бойзи каскейд" (иск на 53,8 млн. долл.), "Экссон" (27 млн.), "Калтекс" (15,4 млн.), ИТТ, "Дженерал электрик" и др. Соединенные Штаты, со своей стороны, согласились полностью удовлетворить китайские претензии на общую сумму 80 млн. долл.

1 (Facts on File, 1973, February 18, c. 136; 1978, December 22, c. 977.)

2 (Facts on File, 1978, December 22, c. 977.)

Вместе с тем парафированное соглашение не предусматривало удовлетворения государственных финансовых претензий США к КНР (по старым займам Экспортно-импортного банка США, искам американской почтовой службы, иску за собственность американской консульской службы - всего на сумму 200 млн. долл.).

По данным министерства торговли США, представленным в 1979 г. конгрессу, неудовлетворенные государственные финансовые претензии Соединенных Штатов к Китаю по линии Экспортно-импортного банка США составляют 35,7 млн. долл. По состоянию на конец 1979 г., Вашингтон продолжал "рассматривать" возможность и масштабы претензий, связанных с "дипломатической и консульской собственностью, и проблемы, относящиеся к другим возможным претензиям". Вопросы, связанные с удовлетворением требований почтовой службы США, были, по заявлению министерства торговли США, урегулированы в 1979 г.

Важным результатом визита министра финансов США в КНР явилось учреждение совместной межгосударственной экономической комиссий, в компетенцию которой вошли финансовые и коммерческие аспекты американо-китайских связей. США изъявили готовность разрешить открытие в США отделения Банка Китая. Стороны условились об активизации переговоров о заключении торгового соглашения между ними. Кроме того, китайское руководство продемонстрировало свои отход от жестких позиций по ряду вопросов внешнеэкономической политики. Например, оно сообщило о том, что приветствовало бы создание совместных предприятий с американскими корпорациями и было бы готово занять в некоторых международных организациях, контролируемых США и их союзниками (МВФ, МБРР), места, занимаемые тайваньским режимом.

Визит М. Блюменталя подготовил почву для заключения между странами торгового соглашения. В последующие месяцы в обеих странах развернулась интенсивная работа по его подготовке.

С 6 по 16 мая 1979 г. состоялся визит министра торговли США X. Крепе в КНР. Главной целью визита являлось подписание торгового соглашения. Однако в ходе переговоров возникли серьезные разногласия между сторонами, и лишь в результате личного вмешательства Дэн Сяопина (по словам X. Крепе) разногласия были урегулированы и было сначала парафировано, а 7 июля 1979 г. подписано Соглашение о торговых отношениях между Соединенными Штатами Америки и Китайской Народной Республикой. В соглашении указывается, что обе стороны "обязуются принять все необходимые меры обеспечения наиболее благоприятных условий для укрепления всех аспектов экономических и торговых отношений между двумя странами, с тем чтобы содействовать неуклонному развитию торговли между ними на долгосрочной основе". Китаю предоставлялся режим наибольшего благоприятствования, причем он приравнивался в торгово-экономических отношениях с США к развивающимся странам. Срок действия соглашения был определен в пять лет с момента его вступления в силу; он будет продлеваться "на три года через каждые три года, если ни одна из договаривающихся сторон не уведомит другую о своем намерении прекратить действие" соглашения не менее чем за тридцать дней до истечения срока его действия1.

1 (U. S.-China Agreements. Selected Documents № 18. United States Department of State. Wash., 1980.)

В результате поездки министра торговли США в Китай было окончательно подписано ранее парафированное соглашение об урегулировании взаимных финансовых претензий. Судя по условиям соглашения, США "простили" Китаю свои претензии по искам государственных ведомств, и, таким образом, одна из проблем, блокировавших нормализацию экономических отношении между двумя государствами, была разрешена к выгоде Китая. Вместе с тем между сторонами была, видимо, достигнута некая неформальная договоренность по вопросу американских государственных претензий, поскольку уже в июле 1979 г., во время визита министра финансов КНР в США, начались переговоры об урегулировании претензии Экспортно-импортного банка США на сумму около 26,4 млн. долл.

Итогами визита X. Крепе в КНР явились также заключение соглашения о торговых выставках и подписание четырех документов о научно-техническом сотрудничестве в различных областях (подробнее о них см. в главе третьей).

Новый шаг по углублению экономических связей с Китаем США сделали уже в августе 1979 г., во время визита в КНР тогдашнего вице-президента США У. Мондейла. У. Мондейл объявил о готовности США предоставить КНР кредиты Экспортно-импортного банка на сумму 2 млрд. долл. сроком на пять лет. В результате переговоров была создана совместная комиссия для координации действий по передаче технологии, подписан протокол о сотрудничестве в области гидроэнергетики и использовании водных ресурсов, а также заключено соглашение о культурном обмене. У. Мондейл официально подтвердил намерение президента США представить конгрессу для ратификации американо-китайское Соглашение о торговых отношениях до конца 1979 г. (оно было представлено конгрессу в октябре 1979 г.). В сентябре того же года правительственные ведомства США одобрили соглашение между американской корпорацией "Пан Америкэн" и китайским управлением гражданской авиации об организации первых за три десятилетия прямых чартерных рейсов между США и КНР.

У. Мондейл сообщил (конфиденциально китайскому руководству, а позже и в открытом выступлении) об уточнении и развитии основных положений американской политики в отношении Китая. К уже известной формулировке о заинтересованности США в сильном Китае он добавил два положения: о поддержке Соединенными Штатами процесса модернизации КНР и намерении проводить подобную политику в течение всех 80-х годов. Кроме того, впервые американское официальное лицо заявило о строгой взаимозависимости внутриэкономического развития КНР и расширения торговли между двумя странами. "Близость ваших задач экономического развития нашим интересам, - подчеркнул У. Мондейл в своем выступлении в Пекинском университете, - обеспечивает твердую основу для длительного экономического сотрудничества"1.

1 (Department of State Bulletin. October 1979, c. 11 - 12.)

24 января 1980 г. конгресс ратифицировал Соглашение о торговых отношениях между США и КНР. Этим актом был практически завершен процесс нормализации американо-китайских торгово-экономических отношений, начатый в 1969 г. в рамках "политики малых шагов".

Нормализация экономических отношении между Соединенными Штатами и Китаем сопровождалась беспрецедентной антисоветской кампанией в печати. Показательно, что именно день 24 января был избран Вашингтоном для официального объявления о своем решении разрешить продажу военной техники и технологии Китаю.

В апреле того же года президент Дж. Картер санкционировал предоставление Китаю кредитов Экспортно-импортным банком, а в мае внес на рассмотрение конгресса законопроект о создании Корпорации частных капиталовложений в Китае, призванной стимулировать прямые инвестиции американских монополий в китайскую экономику. В Вашингтоне стала активно обсуждаться возможность распространения на КНР преференции, которыми пользуются в торговле с США развивающиеся страны, при условии вступления КНР в МВФ и ГАТТ.

После заключения и ратификации Соглашения о торговых отношениях для окончательной и полной нормализации торгово-экономических отношений США с КНР оставалось решить четыре вопроса: о китайском экспорте текстильных товаров в США; о торговом судоходстве между США и КНР; о заключении соглашения о воздушном сообщении между двумя странами; о подписании консульской конвенции.

После продолжительных и напряженных переговоров по этим вопросам 17 сентября 1980 г. в Вашингтоне были подписаны четыре документа: Соглашение, относящееся к торговле хлопком, шерстью и искусственными и текстильными волокнами, а также текстильными товарами между Соединенными Штатами Америки и Китайской Народной Республикой; Соглашение между правительством Соединенных Штатов Америки и правительством Китайской Народной Республики относительно гражданского авиатранспортного сообщения; Соглашение поморскому транспорту между правительством Соединенных Штатов Америки и правительством Китайской Народной Республики; Консульская конвенция между Соединенными Штатами Америки и Китайской Народной Республикой1. Подписание перечисленных документов означало, как заявил тогдашний президент Дж. Картер, что "нормализация отношений между Соединенными Штатами Америки и Китайской Народной Республикой наконец завершена"2.

1 (US-China Agreements. Selected Documents № 18.)

2 ("Washington Post", 19.XI.1981.)

Особо важное значение для торговли между двумя странами имело соглашение о текстиле. Его заключению предшествовали довольно драматические события. В 70-е годы в американо-китайских отношениях возникла напряженность по вопросу ввоза в США из КНР текстильных товаров. К концу десятилетия она достигла такой остроты, что вопрос этот вышел за рамки экономических связей и превратился в серьезную политическую проблему. Пекин форсировал экспорт в США указанных товаров, поскольку рассматривал их как основную статью получения валюты в торговле с Соединенными Штатами. Объем китайских продаж достиг столь большой величины, что вызвал резкое усиление антикитайской протекционистской деятельности корпораций текстильной промышленности. Они потребовали от правительства ограничить ввоз китайского текстиля, что поставило под вопрос не только дальнейшее расширение торговых контактов с КНР, но и внешнеэкономические мероприятия США в целом (в частности, ослабили позиции США на переговорах в рамках ГАТТ).

В августе 1978 г. Вашингтон начал неофициальные переговоры с Пекином, требуя ограничить экспорт текстильных товаров в США. Негативное отношение КНР заставило США усилить свой нажим. Особенно ярко это проявилось в начале 1979 г. во время визита в Пекин специального представителя США Р. Страуса, угрожавшего односторонними протекционистскими мерами против китайских поставок. Китай опять игнорировал эти угрозы и тогда США ввели 31 мая 1979 г. квоты на ввоз текстильных товаров из КНР сроком на 12 месяцев. После того, как в апреле - мае 1980 г. без результатов завершился пятый раунд переговоров по этой проблеме, США продлили действие квот еще на год.

В Пекине весьма резко реагировали на действия Соединенных Штатов. Однако в конце концов китайское руководство вынуждено было пойти на уступки, результатом которых и стало подписание текстильного соглашения. По его условиям Китаю" были выделены определенные квоты поставок в США нескольких основных видов продукции текстильной промышленности по голам и на трехлетний период.

Таким образом, наступило временное перемирие в "текстильной войне". Однако вскоре в США стали раздаваться голоса, что квоты слишком велики, что они не распространяются на многие виды китайского текстильного экспорта, что дает основания ожидать нового обострения противоречий в этой области.

Соглашение о гражданском воздушном транспорте предусматривает организацию регулярной авиасвязи между КНР и США. Его подписание явилось результатом значительных уступок со стороны Китая. В частности, пекинское руководство согласилось с тем, что со стороны Соединенных Штатов воздушное сообщение будет обслуживаться двумя авиакомпаниями (в первые два года действия соглашения - одной). Каждая из сторон получила право на совершение двух авиарейсов (туда и обратно) еженедельно по маршруту, включающему любые из следующих семи городов: Нью-Йорк, Сан-Франциско, Лос-Анджелес, Гонолулу, Токио (или другой пункт в Японии), Шанхай и Пекин. В качестве технической стоянки обе стороны имеют право использовать также аэропорт в г. Анкоридж (Аляска). Определены также 17 вспомогательных аэропортов (14 - в США и 3 - в Китае). Каждая из сторон имеет право обслуживать не более 56,25% общего объема авиапотоков пассажиров, грузов и почты между странами. Соглашение, приложения к нему и письма, которыми обменялись главы делегаций США и КНР на переговорах, регулируют весь комплекс технических, финансовых, таможенных, организационных и правовых вопросов, касающихся авиасообщения между двумя странами. США официально согласились также не рассматривать тайваньскую авиакомпанию "Чайна энрлайнз" в качестве китайской национальной авиатранспортной организации. Срок действия соглашения - три года; за полгода до истечения срока предусмотрены взаимные консультации относительно продления соглашения. Его действие может быть прекращено через год после того, как одна из сторон заявит о своем желании расторгнуть соглашение (первой американской авиакомпанией, получившей право на обслуживание сообщения с КНР, стала "Пан-Америкэн", являвшаяся первой корпорацией США, действовавшей в Китае до 1949 г., а также организовавшей первый чартерный рейс в КНР во время визита Р. Никсона в 1972 г.)1.

1 (US-China Agreements. Selected Documents № 18.)

Соглашение по морскому транспорту устанавливает правовую базу для торгового судоходства между США и Китаем. В соответствии со ст. 2 соглашения и приложением к нему для судов под американским флагом открыто 20 портов КНР при условии уведомления китайских властей о заходе в соответствующий порт за семь дней. Для судов под китайским флагом открыто 55 портов на восточном и западном побережьях США и на Гавайях при условии уведомления властей о заходе в порт за четыре дня; американские власти могут разрешить заход судов КНР и в другие порты США по просьбе китайской стороны при условии уведомления властей за семь дней до захода. В соглашении устанавливается, что каждая из сторон имеет право на транспортировку минимум 1/3 двустороннего потока грузов; если доля одной из сторон увеличивается, другая сторона имеет право на соответствующее увеличение своей доли. Срок действия соглашения - три года; оно может быть расторгнуто через 90 дней после уведомления одной из сторон о соответствующем решении1.

1 (Там же.)

Важное значение для развития экономических отношений между странами имеет Консульская конвенция, которая значительно расширяет официальные возможности обоих государств по взаимному стимулированию коммерческой деятельности, ее организационно-техническому и информационному обеспечению. В частности, по условиям конвенции КНР получила право открыть в США в дополнение к уже действующим двум консульствам (в Сан-Франциско и Хьюстоне) еще три (в Гонолулу, Чикаго и Нью-Йорке). США, в свою очередь, уже имеющие два консульства в КНР (в Шанхае и Гуанчжоу), получили право открыть еще два, местопребывание которых Вашингтон назовет после определения "наиболее полезных" городов с точки зрения развития торговли с Китаем. В конвенции не указан срок ее действия; он может быть прекращен через шесть месяцев после соответствующего уведомления одной из сторон1.

1 (Там же.)

22 октября 1980 г. в Пекине было подписано Соглашение о поставках в КНР зерна в 1981 - 1984 гг. США будут экспортировать в КНР ежегодно 6 - 9 млн. т зерна (в том числе 15 - 20% кукурузы, а остальное - пшеница). Поставки будут осуществляться крупнейшими зерновыми транснациональными корпорациями на основе рыночных цен.

В случае, если КНР будет нуждаться в дополнительных (свыше 9 млн. т) закупках зерна в США, она должна заблаговременно заявить об этом. Если же ей потребуется менее б млн. т, она обязана, в соответствии с соглашением, пропорционально сократить свои закупки и в других странах.

Эти условия соглашения, да и в целом его заключение явилось серьезным ударом по позициям других главных поставщиков зерна в КНР: Канады, Австралии, Аргентины и Франции, также имевших долгосрочные соглашения с КНР о зерновых поставках. В частности, в соответствии с этими договоренностями ежегодный объем поставок зерна из Канады составлял 2,8 - 3,5 млн. т, из Австралии - 2,0 - 2,5 млн. т, из Аргентины - 0,7 - 0,9 и из Франции - 0,5 - 0,7 млн. т. Таким образом, в начале 80-х годов США захватили контроль примерно над 60% китайского импорта зерна. Трудно переоценить политическое значение этого шага, так же как и последствия его для внешнеэкономических связей Китая.

Существенное значение в формировании торгово-политических отношений США с Китаем имеет ряд односторонних акций Вашингтона. В частности, вслед за предоставлением КНР режима наибольшего благоприятствования американская администрация осуществила весной и летом 1980 г. ряд мероприятий по так называемой "либерализации" торговой политики США в отношении Китая.

Первым таким мероприятием было принятое в марте 1980 г. решение Вашингтона пойти на выборочный экспорт в КНР "военного вспомогательного оборудования". Вскоре после этого министерство торговли США объявило об исключении КНР из категории "У" системы экспортного контроля и о введении для Китая новой категории, что было направлено в первую очередь на облегчение и убыстрение процедуры выдачи лицензий на экспорт в Китай техники и технологии военно-технического характера. В июле 1980 г. министр торговли США сообщил о решении администрации более не применять к Китаю и СССР одинаковые критерии в области экспортного контроля. Он заявил, что Соединенные Штаты будут подходить к экспорту в Китай более либерально, чем к экспорту в Советский Союз и другие "контролируемые" (т. е. социалистические) страны.

Администрация Картера энергично продолжала расширять рамки экономических отношений с КНР вплоть до последних дней своего нахождения у власти. Одним из ее последних внешнеполитических актов явилось подписание в Вашингтоне в октябре 1980 г. соглашения с КНР об американских государственных гарантиях инвестиций в китайскую экономику, которое очерчивало условия деятельности американского монополистического капитала в Китае. Победа республиканцев на президентских выборах 1980 г. побудила министерство торговли США, ведающее лицензиями на экспорт, задержать в "переходный период" осуществление принятого ранее решения о включении Китая в новую для него категорию "дружественных развивающихся стран", т. е., другими словами, администрация Картера передала, по существу, решение этого вопроса новой администрации.

Подход США к рассматриваемому кругу вопросов после смены администрации в Белом доме практически не изменился. В мае 1981 г. была подтверждена преемственность китайской политики Вашингтона1. В частности, новая администрация не только покончила с задержкой выдачи разрешений на продажу "высокотехнических" товаров, но и начала торопить соответствующие ведомства с утверждением лицензий на экспорт в КНР. В ходе своего визита в Пекин летом 1981 г. А. Хейг не только квалифицировал Китай как "дружественную развивающуюся страну", но и усиленно указывал на "общность" стратегических интересов. Было решено создать еще одну совместную комиссию по торговле и направить американских специалистов по налогам в Китай для выработки согласованной политики в отношении смешанных предприятий2. Появились сообщения и о том, что администрация Рейгана решила пойти на продажу Китаю боевой техники и оружия3.

1 ("New York Times", 7.VI.1981.)

2 ("Christian Science Monitor", 19.VI.1981.)

3 ("Washington Post", 19.VI.1981.)

Весьма важным итогом американо-китайских контактов в 1981 г. стала ратификация Консульской конвенции, в рамках которой стороны договорились открыть по три дополнительных консульства в каждой из стран1.

1 ("New York Times", 25.VI. 1981.)

В конце ноября в Пекин отправился министр финансов Т. Риган, чтобы принять участие в работе Совместной экономической комиссии. Как писала в номере от 20 ноября 1981 г. "Нью-Йорк тайме", в центре внимания комиссии были проблемы дальнейшего расширения экономического сотрудничества США и Китая.

Экономическая программа администрации Рейгана предусматривает проведение министерством торговли США мероприятий, направленных специально на увеличение экспортных возможностей США на китайском рынке. Одновременно Экспортно-импортный банк США выделил КНР кредит на развитие науки и техники в размере 200 млн. долл. Все эти акции позволяют говорить о намерении администрации Рейгана и в дальнейшем расширять торгово-экономические и научно-технические связи США с Китаем.

Вместе с тем было бы неверно утверждать, что развитие торгово-экономических отношений с КНР при новой администрации ничем не отличалось от действий предыдущей и являлось лишь продолжением прежней политики. Администрация Рейгана внесла в нее некоторые коррективы, главное место среди которых занимает больший акцент на американо-тайваньских экономических и военных связях. Так, во второй половине 1981 г. президент Рейган объявил о продаже Тайваню современных истребителей. Учитывая недовольство Пекина этим шагом, Вашингтон обещал начать поставки наступательного оружия и КНР. Другими словами, китайскому руководству предлагалось в обмен на сдержанность в вопросе о Тайване расширить рамки американо-китайской торговли, в частности за счет продажи КНР современного оружия.

Тем не менее, это вызвало резкую реакцию Пекина, который заявил даже о возможности отказа от "стратегического партнерства" с США, если те продолжат военное снабжение тайваньского режима. К концу 1981 г. проблема поставок американских вооружений Тайваню особенно обострилась.

Насколько серьезным является обострение "тайваньского вопроса", покажет близкое будущее. Ведь политические проблемы такого типа могут использоваться лишь для разведки позиций друг друга. Как отмечают советские ученые Б. Н. Занегин и В. П. Лукин, первые контакты республиканской администрации с пекинским руководством "несут значительную "игровую" и демонстративно-пропагандистскую нагрузку, рассчитанную на то, чтобы замаскировать трудности и противоречия, обнаружившие себя в результате прихода к власти в Вашингтоне антикоммунистов консерваторов, изобразить перспективы американо-китайских отношений в розовом свете и создать впечатление о реальности американо-китайского альянса"1. Под этим углом зрения, видимо, нужно рассматривать и торжественно обставленный обмен Вашингтона и Пекина взаимными заверениями в готовности к дальнейшему сближению в феврале 1982 г., когда исполнилось 10 лет со дня подписания Шанхайского коммюнике. В соответствующих посланиях особо важное значение придавалось связям двух стран в экономике, науке и технике.

1 ("США: экономика, политика, идеология", 1981, № 3, с. 38.)

Таким образом, подводя некоторые итоги эволюции экономической политики США в отношении КНР, можно сделать вывод, что Вашингтон разработал широкую теоретическую концепцию, в основе которой лежит идея последовательного развертывания двусторонних отношений с Пекином, укрепления внутриэкономической стабильности КНР в целях усиления позиции антисоветских правящих кругов в КНР. Разработка и практическое осуществление этой концепции заняли весьма значительный срок.

На начало 80-х годов можно выделить три главных итога политики США в вопросе экономических связей с Китаем: во-первых, Вашингтон практически полностью завершил институализацию своих внешнеэкономических отношений с Пекином; во-вторых, Соединенные Штаты создали каркас договорно-правовых основ для полнокровного торгово-экономического взаимодействия; и наконец, в-третьих, был существенно расширен диапазон для перспективных отношений с КНР в рассматриваемой области, хотя предпринятые шаги отнюдь не сняли всех существовавших ранее рамок и ограничений.

Торгово-экономическая политика Вашингтона в отношении КНР развивалась в 70-х - начале 80-х годов как один из элементов так называемой треугольной дипломатии, ставившей своей целью более широкие стратегические задачи. Изменения в китайской политике Вашингтона, начиная с 1978 г., явились отражением более общих сдвигов во внешнеполитическом курсе США в сторону антисоветизма и разрыва с политикой разрядки. В свете этого важное значение приобретает анализ структуры, проблем и перспектив американо-китайской торговли.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru