НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

Заключение

Американо-китайские экономические отношения имеют сравнительно небольшую, но весьма богатую событиями историю. Она тесно связана с такими процессами, как развитие экспансии колониальных держав в Китае, становление и эволюция капитализма в Северной Америке, разложение феодальной китайской империи, подъем революционного движения и возникновение Китайской Народной Республики. В таких сложных социально-исторических условиях формировались внешнеэкономические связи США и Китая. Именно социально-экономические и политические особенности и различия, существующие между двумя странами, обусловили характер этих связей, их направленность и неравномерность, равно как и специфику подхода каждой из сторон друг к другу.

Содержание экономической политики США в отношении Китая укладывается в рамки общей линии политики американской буржуазии на Дальнем Востоке. Вместе с тем роль экономической политики, ее значение существенно изменялись в зависимости от конкретных социально-экономических и исторических условий. Если в первой половине XIX в. торговые начинания американских купцов в Китае фактически подменяли государственную политику США, являлись главной формой американского проникновения в эту страну, то во второй половине XIX в. экономическая политика в этом регионе постепенно переходит в руки правительства и превращается лишь в один из компонентов общего подхода США к Срединной империи. В доимпериалистическую эпоху целью политики США было стремление сначала создать соответствующие экономические позиции и догнать западноевропейские державы в экономической и политической экспансии в Китае, а затем осуществить экономическое закабаление слабого в экономическом и военном отношении китайского государства, вытеснив своих главных конкурентов.

Формирование и развитие экономической политики США в отношении Китая претерпели кардинальные изменения в эпоху империализма. На этом этапе экономические интересы все более становятся частью общих стратегических интересов американского империализма, а экономическая политика - инструментом достижения глобальных целей США. После Великой Октябрьской социалистической революции в России и в особенности после укрепления позиций СССР на Дальнем Востоке защита классовых интересов, противоборство с мировым революционным процессом становятся преобладающим мотивом в политике США. Наряду с этим США отнюдь не забывали об экономических аспектах своей политики в отношении Китая. К середине 40-х годов они заняли доминирующее положение в китайских внешнеэкономических связях, причем программы научно-технической помощи (в достаточной степени ограниченные и утилитарные) использовались для поддержки контрреволюционных сил и воспитания в духе "американской демократии" китайской интеллигенции.

После победы народной революции в Китае США (после кратковременного выжидания) стали на путь решительной борьбы с Китайской Народной Республикой, установив экономическую блокаду КНР. Разрыв маоистского руководства с мировым социализмом, антисоветизм, рост гегемонистских, шовинистических тенденций в его внешней политике имели следствием возобновление в 70-е годы экономических связей Китая с США, рассчитывавших использовать новый курс китайского руководства в своих целях.

На нынешнем этапе экономические и научно-технические аспекты подхода США к Китаю являются важными составными элементами общего стратегического курса американского империализма, причем их значение быстро возрастает. Это связано как с усилением значения экономических и научно-технических факторов в международных отношениях в целом, так и с тенденциями к более активному использованию этих компонентов во внешней политике США, в том числе в отношении КНР. В 70-х годах, особенно в конце этого десятилетия, заметно выросло значение внешних факторов и в политике пекинского руководства. Об этом свидетельствует тот факт, что к началу 80-х годов была создана разветвленная договорно-правовая база для развития экономических и научно-технических связей между США и КНР.

Каковы долгосрочные перспективы этих связей, приобретут ли они самостоятельное значение, сможет и захочет ли Вашингтон оказать массированную помощь Пекину, покажет будущее. А пока что ясно одно: экономические и научно-технические отношения между США и КНР будут и в дальнейшем оставаться инструментами достижения широких политических целей. С точки зрения экономических интересов США Китай не является и в ближайшие обозримые годы не будет являться ни особо важным источником сырья, ни значительным рынком сбыта американских товаров, ни сферой крупных капиталовложений корпораций США. Экономическая заинтересованность занимает все еще подчиненное положение в американских планах в отношении Китая. Главным же является стремление американского империализма при помощи различного рода двусторонних связей поддерживать антисоветский курс КНР, а в длительной перспективе содействовать деформации социально-экономической системы КНР.

В свою очередь, гегемонистское руководство КНР, исходя из своих сугубо эгоистических расчетов, делает ставку на США как на источник крупной экономической и научно-технической помощи, которая должна служить своего рода "оплатой" антисоветизма Пекина и способствовать быстрому экономическому и военно-техническому развитию Китая.

Однако расчеты обеих сторон построены в значительной степени на шаткой почве. Это обусловливается противоречивостью долгосрочных целей США и КНР, а также различием объективных социальных и экономических условий, существующих в этих странах.

Чтобы как можно более прочно привязать Китай к США, в Вашингтоне разрабатывается целая система мер, предназначенных растянуть программы экономической и научно-технической помощи на длительные сроки. Интенсификация двусторонних отношений должна идти по восходящей линии, но весьма размеренными темпами. Осуществление крупномасштабных совместных проектов, в которых особенно заинтересован Китай, относится на 90-е годы, а то и на более длительную перспективу. В конечном счете предполагается создать такую разветвленную систему двусторонних связей, благодаря которой КНР постепенно оказалась бы в некоей скрытой форме зависимости от США.

Медлительность Вашингтона в развертывании конкретных программ сотрудничества с КНР определяется и другим существенным фактором: США не рискует пойти на гигантские вложения в Китай в краткосрочной и среднесрочной перспективе. В этом случае Вашингтон должен был бы сосредоточить свои ресурсы на программах, предназначенных для Пекина, в ущерб странам - получателям американской помощи в других регионах. Кроме того, это создало бы излишне жесткую фиксацию интересов Вашингтона на китайском направлении, что также не отвечает стратегическим устремлениям американского империализма. Таким образом, ни по своим ресурсам, ни по своей готовности, ни по внешнеполитическим соображениям США не склонны спешить (при отсутствии экстремальных условий) осуществить крупные программы экономической и научно-технической помощи КНР.

Намерения Пекина явно не согласуются с этими тенденциями в подходе США. Во-первых, китайское руководство стремится путем наращивания темпов экономических и научно-технических связей в сжатые сроки получить все необходимое ему для превращения КНР в сверхдержаву. Во-вторых, военно-бюрократическая верхушка Китая отнюдь не собирается выпускать из своих рук рычаги политического и экономического управления страной, а тем более неопределенно длительный срок ратовать за чужие интересы на международной арене. В-третьих, экономические эксперименты Пекина не укрепляют, а ослабляют внутриполитическую стабильность. Вокруг экономических реформ помимо всего прочего происходит ожесточенная борьба внутри китайской верхушки. Пекин пока не сумел выработать хорошо скоординированной и последовательной политики в области заимствования иностранного научного и технологического опыта, в том числе американского. Его мероприятия представляют собой в значительной степени разрозненные усилия, шарахание из одной крайности в другую, не имеющее под собой материальной основы и не опирающееся на научный подход к определению целей и методов, направленных на достижение поставленных задач. Все это предопределяет возможность неожиданных изменений как во внутреннем положении Китая, так и в его внешнеполитическом курсе.

В этих условиях усилия Вашингтона и Пекина по интенсификации двусторонних экономических и научно-технических связей способны привнести серьезный дестабилизирующий элемент в современную международную обстановку, особенно если они будут развиваться сугубо на антисоветской основе и по военно-техническим аспектам.

Развитие экономических и научно-технических связей между Соединенными Штатами и Китаем, как и нормализацию американо-китайских отношений в целом можно было бы только приветствовать, если этот процесс был бы направлен на улучшение международной обстановки в целом. В настоящее время, однако, стало ясно, что невоенные аспекты американо-китайских отношений подчинены военно-стратегическим соображениям антисоветского характера. Политика китайского руководства, нацеленная на обострение международной обстановки и смыкающаяся с политикой империализма, как отмечалось на XXVI съезде КПСС, "конечно, не вернет Китай на здоровый путь развития. Империалисты друзьями социализма не будут.

За готовностью США, Японии, ряда стран НАТО расширять военно-политические связи с Китаем кроется простой расчет - использовать его враждебность к Советскому Союзу, к социалистическому содружеству в своих собственных империалистических интересах. Рискованная игра!"1.

1 (Материалы XXVI съезда КПСС. М., 1981, с. 11.)

Неоспоримо то, что подлинным интересам китайского и американского народов и мирового сообщества отвечала бы политика мира и нормальных отношений с другими государствами.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru