НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Оценки боевых действий войск США

Боевым действиям вооруженных сил США посвящена основная масса американской литературы о второй мировой войне. В этой литературе привлекают внимание обширная фактологическая база, тщательность описания многих операций. Вместе с тем ей присущи, по справедливому замечанию советского историка Н. Г. Павленко, "чрезмерная идеализация решений американского командования", желание "убедить неискушенного читателя, будто все помыслы западных союзников были направлены именно на разгром немецкого фашизма"1, все те же ярко выраженные гегемонистские устремления.

1 (См. H. Г. Павленко. Предисловие к книге "Важнейшие решения", стр 9.)

Боевые операции вооруженных сил США, направленные непосредственно против фашистской Германии на главном, сухопутном театре, начались 6 июня 1944 г. с высадки американских войск в Нормандии. В официальной историографии эти операции наиболее подробно освещаются в субсерии "Европейский театр военных действий", которая состоит из десяти томов: "Верховное командование", "Вторжение через Ла-Манш", "Прорыв и преследование", "Кампания в Лотарингии", "Кампания на линии Зигфрида", "От Ривьеры до Рейна", "Арденны: битва на выступе", "Последнее наступление", "Тыловое обеспечение армии" (в двух томах)1.

1(F. Pogue. The Supreme Command (Ф. С. Погью. Верховное командование); С. Harrison. Cross Channel Attack; M. Blumenson. Breakout and Pursuit. Washington, 1961; H. Cole. Lorraine Campaign. Washington, 1950; C. MacDonald. Siegfried Line Campaign. Washington, 1963; H. Cole. Ardennes: Battle of the Bulge. Washington, 1965; C. MacDonald. The Last Offensive. Wachington, 1973; R. Ruppenthal. Logistical Support of the Armies, vol. I: May 1941 - September 1944. Washington, 1953; R. Ruppenthal. Logistical Support of the Armies, vol. II: Septem-ber 1944 - May 1945. Washington, 1959; Том "От Ривьеры до Рейна" еще не вышел из печати. Подробнее см: Publications of the U. S. Army Center of Military History, p. 6 - 8.)

Этой субсерии свойственна типичная для официальной американской историографии второй мировой войны методологическая эклектика: выделение в самостоятельные исследования несопоставимых по масштабам и значению операций (например, высадка союзников в Нормандии и кампания в Лотарингии); несоответствие оперативно-стратегического содержания одних томов сугубо тактической детализации боевых действий в других (особенно характеристики наступления во Франции); противоречивость в оценках влияния отдельных операций войск США на общий ход вооруженной борьбы против фашистской Германии, а также другие недостатки, значительно снижающие ее научную и практическую ценность. Вместе с тем обращает на себя внимание ярко выраженное преувеличение результатов операций с участием войск США, что преследует задачу создать впечатление "решающего вклада" Соединенных Штатов в разгром фашистской Германии и ее сателлитов.

В субсерии "Европейский театр военных действий" разработаны основные "доказательства" решающего вклада США в разгром фашистской Германии. Они охватывают широкий круг вопросов, включающих предысторию операций армии США в Западной Европе, их ход и влияние на стратегическое положение Германии и ее союзников, оценку событий на советско-германском фронте.

При освещении предыстории операций вооруженных сил США в Западной Европе подчеркиваются "благоприятные условия", созданные для их проведения предыдущими действиями американской армии, говорится о трудностях, которые пришлось преодолеть войскам США в ходе этих операций, а их результаты преподносятся как определяющий фактор в разгроме фашистской Германии, игнорируется решающее значение советско-германского фронта и вклада Советского Союза в разгром фашистской Германии1.

1 (Ряд аспектов этой проблемы исследован в книге Б. И. Марушкина "История и политика", коллективных трудах "Большая ложь о войне", "Критика буржуазной историографии советского общества", в работах Д. Ф. Краминова, Н. Н. Яковлева и других советских авторов.)

Своей тенденциозностью и необъективностью особенно выделяется трактовка событий, связанных с высадкой в Нормандии (том "Вторжение через Ла-Манш") и боями в Арденнах (том "Арденны"). Содержащиеся в них оценки во многом повторяются в томе "Верховное командование", а также в "Американской энциклопедии" (статьи о второй мировой войне) и других официальных публикациях военного ведомства США. Следует заметить, что их авторы - опытные буржуазные историки, хорошо знающие события, которые они освещают, и в то же время старательно маскирующие свои фальсификаторские концепции. В этих работах иной раз признается большое значение советско-германского фронта во второй мировой войне, иногда фальсификация преподносится в виде "беспристрастных заявлений" гитлеровских генералов. Используются различные средства как для дезориентации читателей, так и для придания научного авторитета официальным военным историческим публикациям.

Преувеличение роли периферийных фронтов без труда обнаруживается уже при освещении предыстории открытия второго фронта в Европе. Например, оценивая боевые действия союзников в Северной Африке, автор труда "Вторжение через Ла-Манш" пишет: "Война в России всегда была основным вакуумом, который высасывал и уничтожал ресурсы Германии, но... генерал Варлимонт из ОКВ (германское верховное командование.- О.Р.) после войны пришел к выводу, что вторжение в Северную Африку оказалось фактически решающим для всего хода войны"1. В подтверждение приводятся цифровые данные, согласно которым к весне 1943 г. численность гитлеровской армии на советско-германском фронте по сравнению с июнем 1941 г. сократилась на 600 тыс. человек2.

1 (G. Harrison. Cross Channel Attack, p, 143.)

2 (Ibid., p. 142.)

Однако выводы, сделанные Варлимонтом и используемые американскими историками, как и приводимые в подтверждение их цифровые данные, противоречат подлинным фактам и документам.

Высадка американо-английских войск в Африке 8 - 12 ноября 1942 г. и последующее поражение итало-германской армии в Тунисе в мае 1943 г. изменили обстановку в Северной Африке и в районе Средиземноморья в пользу союзников, позволили подготовить сицилийскую операцию и вторжение в Италию. В то же время эти события не оказали решающего воздействия на гитлеровскую Германию, не привели к каким-либо заметным переменам в состоянии и планах группировки немецко-фашистских войск на главном, советско-германском фронте.

Об этом необходимо напомнить не только в связи с надуманным "тезисом Гаррисона-Варлимонта". Еще в 1942 г. главы правительств США и Англии утверждали, что операции в Северной Африке - это "второй фронт" или нечто ему подобное. 14 августа 1942 г. Черчилль писал Сталину: "Самым лучшим видом второго фронта в 1942 году, единственно возможной значительной по масштабу операцией со стороны Атлантического океана является "Факел" (кодовое название операции американо-английских войск в Северной Африке. - О.Р.)"1. Накануне высадки союзных войск в Северной Африке Рузвельт заявил, что она "окажет нашим героическим союзникам в России помощь такого же порядка, как и второй фронт".2 Однако в действительности это было не так.

1 (Переписка..., т. 1, стр. 59.)

2 (Цит. по: Великая Отечественная война Советского Союза 1941 - 1945. Краткая история. М., 1970, стр. 305.)

Американо-английским войскам в Африке противостояли ограниченные силы противника. В ходе боевых действий германское командование перебросило в Северную Африку несколько дивизий и отдельные части из Италии, Франции, но с Восточного фронта не сняли ни одной дивизии.

Не "второй фронт" в Северной Африке оказывал помощь Советскому Союзу, а, наоборот, СССР и его героические Вооруженные Силы создали максимально благоприятные условия для завершения операции "Факел" и победы союзников в Тунисе. С конца 1942 г. доминирующим событием, в корне изменившим обстановку на фронтах второй мировой войны, явился разгром немецко-фашистских войск в Сталинградской битве.

Красная Армия перемалывала главные силы вермахта. В войне против Советского Союза немецко-фашистская армия потеряла к 30 июня 1942 г. 1 980 тыс. человек, а к 30 июня 1943 г. - 3 965 тыс.1 Здесь же, на советско-германском фронте, уничтожалась основная масса вооружения и боевой техники вермахта. Несмотря на наступление американо-английских войск в Северной Африке, из Западной Европы на Восточный фронт продолжали перебрасываться все новые и новые войска. Эти факты не могут не знать американские историки2.

1 (См. Поражение германского империализма во второй мировой войне. Статьи и документы. М., 1960, стр. 253.)

2 (Вот о чем свидетельствуют документы германского верховного командования. 6 января 1943 г. ОКВ решило срочно направить на Восток из Франции шесть дивизий. 16 января 1943 г. Гитлер распорядился о "быстрой и широкой переброске автотранспорта к Восточной армии". 15февраля последовал приказ: до 20 марта отправить на Восточный фронт еще пять дивизий. На следующий день ОКВ подтвердило генеральному штабу сухопутных войск: "Необходимо назначать для Востока возможно более крупные силы" (Д. М. Проэктор. Агрессия и катастрофа. М., 1972, стр. 487).)

Утверждение американских историков о сокращении на Восточном фронте численности немецко-фашистских войск весной 1943 г. противоречит общеизвестным фактам. Если общая численность войск фашистской Германии и ее сателлитов на Востоке в июне 1941 г. составляла 5 500 тыс. человек, в том числе 4 600 тыс. немецких войск, то к лету 1943 г.- 5 325 тыс. человек, причем немецких войск насчитывалось около 4 800 тыс., т. е. по сравнению с 1941 г. возросло на 200 тыс. человек1. Попытки историков США связать поражение армий фашистской коалиции преимущественно с успехами американской армии еще до высадки ее в Нормандии или провести некий знак равенства между масштабами и результатами операций американо-английских войск в Африке и операциями на советско-германском фронте - типичный пример фальсификации истории второй мировой войны.

1 (См. Великая Отечественная война Советского Союза 1941 - 1945. Краткая история, стр. 35, 237.)

Освещая подготовку операции "Оверлорд" и оценивая силы сторон, Г. Гаррисон стремится создать впечатление, будто боевые действия американских войск в Северной Африке и Италии в той же мере, как и советско- германский фронт, препятствовали укреплению немецкой обороны в Западной Европе. По его словам, наибольшие трудности для планирования контрмер против высадки союзников представляла "быстро меняющаяся обстановка на Средиземном море и в России"1. Далее Гаррисон развивает тезис о "перекачке дивизий" с Восточного фронта на Западный и обратно, пытаясь доказать, что боевые действия союзников на Западе еще до открытия второго фронта оттягивали с Востока немецкие дивизии. "В период с ноября 1943 по июнь 1944 г.,- пишет он,- количество дивизий под командованием Рундштедта возросло с 46 до 58 - частично за счет значительно ослабленных в боях дивизий из России, а в большей степени за счет формирования новых войсковых единиц"2. В дальнейшем Г. Гаррисон, а вслед за ним и М. Блюменсон, Ч. Макдональд, X. Коул и другие авторы неоднократно возвращались к тезису о "перекачке дивизий", однако не приводили на этот счет суммарных данных. А между тем эти данные неоспоримо свидетельствуют, что количество гитлеровских дивизий на советско-германском фронте постоянно наращивалось, в том числе и после высадки союзников в Нормандии.

1 (G. Harrison. Cross Channel Attack, p. 233.)

2 (Ibid., p. 235.)

Переброска немецко-фашистских дивизий из Западной Европы на советско-германский фронт><sup>1</sup>
Переброска немецко-фашистских дивизий из Западной Европы на советско-германский фронт1

1 (См. "Военно-исторический журнал", 1960, № 1, стр. 24.)

Ход операции "Оверлорд" Гаррисон освещает с таким расчетом, чтобы представить ее как "триумфальную победу". Американский историк избегает объективного анализа операции и ее уроков. "Неуспех, выразившийся в том, что не удалось захватить плацдарм в тех границах, в которых это планировалось,- единственный серьезный момент негативного характера в операции "Оверлорд". В остальном результаты превзошли намеченный замысел... воздушный десант достиг полного тактического успеха, и по существу ничего не оставалось делать, как выйти на берег... Эффект боевых действий военно-морских и военно-воздушных сил, имевших целью воспрепятствовать контрнаступлению германских резервов, превзошел ожидания..."1 и т. п.

1 (G. Harrison, Cross Channel Attack, p. 448.)

Отдавая должное этой крупной, в целом удавшейся операции союзников, следует вместе с тем сказать, что она проводилась в условиях, когда хребет гитлеровского вермахта был уже сломлен на советско-германском фронте, что в первую очередь и обеспечило ее успех. С начала 1944 г. операции Советских Вооруженных Сил развертывались в постоянно возрастающих масштабах на всем протяжении фронта. Вслед за январским наступлением под Ленинградом и Новгородом последовал разгром корсунь-шевченковской группировки немецко-фашистских войск. На протяжении последующих месяцев продолжались непрерывные наступления 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов. Противник с огромными потерями откатывался к границам Германии. 26 марта войска 2-го Украинского фронта вышли на реку Прут - государственную границу СССР и Румынии. Все это определило общее стратегическое превосходство союзников перед началом вторжения. О состоянии сил на Европейском театре военных действий к началу вторжения в Нормандию свидетельствуют такие данные1:

1 (В. М. Кулиш. История второго фронта, стр. 355.)

Состояние сил на Европейском театре военных действий к началу вторжения в Нормандию
Состояние сил на Европейском театре военных действий к началу вторжения в Нормандию

К этому необходимо добавить абсолютное господство союзников на море.

Следует сказать, что в последние годы отдельные историки США начинают указывать на значение советско-германского фронта как решающего фактора, обеспечившего успех высадки союзников. "Невероятное количество особых обстоятельств,- пишет Р. Уэйли,- благоприятствовало союзникам. Высадка в Нормандии и последующее накопление сил были бы невозможны, если бы основная масса германской армии не была скована в России. Успех планировавшегося союзниками вторжения в Нормандию обусловливался тем, что во Франции они должны были столкнуться не более чем с 12 боеготовыми германскими дивизиями. Если бы не существовало русского фронта, а союзникам удалось каким-то чудом зацепиться за Европейский континент, последовавшее сражение, несмотря на наличие танков и авиации, напомнило бы битвы первой мировой войны и не принесло бы решающих результатов..."1

1 (R. Weigley. The American Way of War. New York. 1973. p. 347.)

Нельзя не отметить, что операция "Оверлорд" развертывалась далеко не столь безупречно, как это изображает Гаррисон. Несмотря на наличие в районе высадки американского воздушного десанта лишь небольших сил противника, этот десант не смог полностью выполнить своей задачи, так как 82-я и 101-я воздушно- десантные дивизии были выброшены в район площадью свыше 200 кв. км, а многие планеры, потеряв ориентировку, приземлялись далеко от объектов, подлежавших захвату. Действия на побережье, продвижение войск союзников развертывались крайне медленно (0,5 - 1,5 км в сутки). Графики доставки на плацдарм войск, вооружения, боеприпасов и различных грузов не выдерживались. Наступление с плацдарма на западном участке началось с запозданием на 36 дней от намеченного плана1.

1 (В. Liddell Hart. History of the Second World War, p. 547.)

Требует уточнения и оценка Гаррисоном эффективности действий ВВС и ВМС союзников, направленных против германских резервов. Несмотря на интенсивные действия авиации противника, германское командование в короткий срок сосредоточило в Нормандии 12 дивизий и большое количество отдельных частей, хотя в течение многих дней продолжало считать высадку в Нормандии вспомогательным ударом, ожидая главного - через Паде-Кале, и держало в этом районе соединения своей 15-й армии1.

Гаррисон изображает операцию в Нормандии как решающую в разгроме Германии. "Это было не просто вторжение,- пишет он,- это было высочайшее достижение западных союзников в Европе, завершение грандиозного плана окружения Германии - прямым ударом в сердце гитлеровского рейха"1.

Тенденциозные оценки американских ученых не могут опровергнуть подлинных исторических фактов: открытие второго фронта произошло лишь тогда, когда стало совершенно ясно, что Красная Армия, поддержанная антифашистским движением, может одна завершить разгром гитлеровской Германии и освободить оккупированную Европу.

Необходимо далее подчеркнуть, что более половины немецких дивизий и значительные силы сателлитов Германии продолжали действовать против Советской Армии и после открытия второго фронта. Кроме того, немецкие дивизии на Западе значительно уступали по своей боеспособности дивизиям, сражавшимся на советско-германском фронте. Бывший начальник оперативного отдела штаба Западного фронта генерал Б. Циммерман писал: "Можно сказать без преувеличения, что восточный фронт настойчиво выкачивал из немецких армий, находившихся на Западе, всю боеспособную живую силу и боевую технику... С 1943 года основу немецких войск Западного фронта составляли старики, оснащенные устаревшим вооружением"1.

1 (Роковые решения. М., 1958, стр. 219.)

Уместно также напомнить, что пресловутый Атлантический вал (система немецкой противодесантной обороны) в том виде, как его рекламировали гитлеровская и англо-американская печать, практически не существовал.

В "Энциклопедии Американа" помещена пространная статья о второй мировой войне, подготовленная одним из сотрудников военно-исторической службы армии США, который внес свою "лепту" в фальсификацию истории высадки союзников в Нормандии. В статье говорится, что "русские косвенно помогли Гитлеру тем, что никак не продемонстрировали своих намерений облегчить высадку союзников"1. В действительности Советский Союз, выполняя союзнический долг, оказал огромную и непосредственную поддержку войскам Эйзенхауэра, высадившимся на французском побережье Ла-Манша. 10 июня 1944 г., на четвертый день после начала высадки, развернули наступление войска Ленинградского и Карельского фронтов. 23 июня началось наступление в Белоруссии, одно из крупнейших во второй мировой войне (операция "Багратион"). В гигантской битве с обеих сторон участвовало свыше 4 млн. человек, 60 тыс. орудий и минометов, 7,5 тыс. танков и САУ, 7 тыс. самолетов. Советские Вооруженные Силы в ходе операции (июнь - август 1944 г.) разгромили немецко-фашистскую группировку "Центр" и продвинулись к границам рейха на 500 - 600 км. Нелепость утверждений, содержащихся в энциклопедии, очевидна.

1 (Encyclopedia Americana, vol. 29, p. 437.)

Освещение боев в Арденнах (декабрь 1944 - январь 1945 г.) еще в большей степени обнаруживает тенденциозность оценок официальной историографии США. Автор тома "Арденны" X. Коул, рассматривая предысторию боев в Арденнах и Вогезах, заявляет, что "прорыв союзников в Нормандии явился более серьезной угрозой для третьего рейха, чем советское продвижение на Востоке"1. Срыв наступления немецких войск в Арденнах Коул возводит в ранг события, которое оказало якобы доминирующее влияние на все последующие военные операции в Европе и окончательно определило поражение фашистской Германии. По его словам, срыв этого контрнаступления "прямо привел к истощению рядов германских армий и их крушению на Одере, на Дунае, в рурском котле и в конечном итоге в бункёрах Берлина"2.

1( H. Cole. The Ardennes, p. 13.)

1 (Н. Cole. The Ardennes, p. 637.)

Так ли в действительности развивались события?

К концу 1944 г. немецкому командованию удалось стабилизировать Западный фронт по франко-германской границе и закрепиться в Северной Италии. На советско-германском фронте Советская Армия готовилась к завершающим ударам по фашистской Германии. Ожесточенные бои велись на будапештском направлении. Надежды военно-политического руководства фашистской Германии на раскол антигитлеровской коалиции не сбылись. Тогда Гитлер решил нанести удар на Западе, чтобы силой заставить американо-английские правящие круги пойти на уступки и заключить сепаратный мир. "Полагали, - пишет К. Типпельскирх,- что этот успех сможет привести к коренному изменению обстановки на Западе, вызовет, возможно, серьезные политические разногласия между Рузвельтом и Черчиллем, а в дальнейшем позволит существенно усилить оборону на Востоке..."1 Немецкое командование предполагало главный удар нанести из района Арденн в общем направлении на Антверпен и разгромить союзные войска к северу от линии Антверпен - Брюссель - Бастонь.

1 (К. Типпельскирх. История второй мировой войны. М., 1956, стр. 495.)

16 декабря три немецкие армии начали наступление. Спустя три дня их танковые дивизии находились в 40 км южнее Льежа и в районе Бастони, где окружили 101-ю американскую воздушно-десантную дивизию. Основные силы 106-й американской пехотной дивизии (около 8 тыс. человек), окруженные восточнее Сен-Вит, сдались в плен.

Удар гитлеровцев явился полной неожиданностью для американо-английского командования. По свидетельству Коула, еще в середине сентября "западные союзники чувствовали, что победа очень скоро окажется в их руках"1. К этому времени на всем Западном фронте вермахт имел около 100 исправных танков против 2000 танков, которыми располагали передовые соединения союзников. Немецко-фашистские войска имели 570 самолетов, в то время как союзники - более 14000, иными словами, западные союзники имели превосходство в танках 20:12. в самолетах - 25:11. Разведка союзников сообщала, что "организованное сопротивление под руководством германского верховного командования, вероятно, не продлится дольше 1 декабря 1944 г., а... возможно, оно прекратится еще раньше"3.

1 (Н. Cole. The Ardennes, p. 57.)

2 (В. Liddell Hart. History of the Second World War, p. 559.)

3 (Ф. С. Погью. Верховное командование, стр. 264.)

Утратив инициативу, союзные войска с трудом сдерживали натиск противника. К концу декабря немцы расширили прорыв до 80 км по фронту и до 100 км в глубину, но их резервы уже подходили к концу. Обстановка на Восточном фронте, где в этот период находилось около 60% имевшихся у Германии боеспособных дивизий, исключала возможность переброски их в Арденны. Значительную поддержку союзникам оказало мощное наступление советских войск в Венгрии, которые 26 декабря завершили в Будапеште окружение 188-тысячной группировки немецко-фашистских войск. Продолжение наступления Советской Армии на Вену создавало непосредственную угрозу Австрии и Южной Германии. Тем не менее Эйзенхауэр рассчитывал на большую помощь со стороны советских войск. 21 декабря он писал комитету начальников штабов: "Если... русские намереваются предпринять решительное наступление в этом или следующем месяце, известие об этом имеет для меня исключительно важное значение: я бы перестроил все мои планы соответственно с этим. Можно ли что-либо сделать, чтобы добиться такой координации?"1.

1 (The Papers of Dwight David Eisenhower, vol. IV, p. 2379.)

Американское командование, перегруппировав свои силы, приостановило с помощью англичан наступление противника. Однако ожесточенные бои в Арденнах продолжались. В ночь на 1 января 1945 г. гитлеровцы нанесли еще один удар в Вогезах, который предусматривался первоначальным планом Арденнской операции1. Задачей этого нового наступления, как сформулировал ее Гитлер 28 декабря, было "уничтожение всех американских дивизий южнее Арденн путем разгрома их по частям, дивизии за дивизией. Затем,- заявил он,- мы увидим, как нам лучше увязать эту операцию и прорыв в Арденнах"2.

1 (См. К. Типпельскирх. История второй мировой войны, стр. 504.)

2 ("Hitler Directs His War", Selected by F. Gilbert. New York, 1950, p. 163 - 164.)

К 5 января немцам удалось форсировать Рейн. Учитывая, что все резервы Эйзенхауэра, кроме одного корпуса, были израсходованы, вполне обоснованно оценивать положение американских войск в начале января в Арденнах и Вогезах как тяжелое. 6 января 1945 г. Черчилль обратился к Сталину с посланием, в котором говорилось: "На Западе идут очень тяжелые бои, и в любое время от Верховного Командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной потери инициативы. Генералу Эйзенхауэру очень желательно и необходимо знать в общих чертах, что Вы предполагаете делать, так как это, конечно, отразится на всех его и наших важнейших решениях... я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте, в течение января и в любые другие моменты, о которых Вы, возможно, пожелаете упомянуть"1.

1 (Переписка..., т. 1, стр. 298.)

Советский Союз, честно и последовательно выполнивший перед союзниками по антигитлеровской коалиции свои обязательства, решил оказать немедленную помощь. "Ставка Верховного Главнокомандования,- сообщил в своем ответе на письмо Черчилля И. В. Сталин 7 января 1945 г.,- решила... открыть широкие наступательные действия против немцев по всему центральному фронту не позже второй половины января"1. 12 января, ранее намеченного срока, Советская Армия перешла в наступление. Мощные удары советских войск имели большое значение для срыва планов гитлеровцев. Немецкое командование приняло решение перебросить с Западного фронта на Восточный 6-ю танковую армию СС, а затем еще 16 дивизий. В конце января немецко-фашистские войска, сосредоточенные в Арденнах и Вогезах, отошли на исходные позиции.

1 (Там же, стр. 299.)

Официальная американская историография по-иному трактует арденнские события. Она искусственно отрывает их от общего хода вооруженной борьбы против фашистской Германии, преднамеренно изолирует бои в Арденнах и Вогезах от обстановки на советско-германском фронте. Задача в общем-то непосильная, если не поступиться научной объективностью. Тем не менее американские историки преподносят события односторонне, акцентируют внимание на второстепенных явлениях, сообщая об одних фактах, умалчивая о других и превратно истолковывая третьи. Следует вместе с тем отметить, что Ч. Макдональд в книге "Великое испытание", рассматривая немецкое наступление в Вогезах, отмечает, что новый удар противника, угрожающий потерей Страсбурга, явился "штормом, в борьбе с которым нужно было использовать все наличные силы и возможности"1. Макдональд далее продолжает, что позиции на рубеже р. Модер были заняты войсками США к 20 января2, но также оставляет в тени значение помощи, оказанной Советской Армией американским войскам.

1 (С. MacDonald. The Mighty Endeavor. American Armed Forces in the European Theatre in World War II, p. 396.)

2 (Ibid., p. 398.)

В трактовке же большинства американских историков напряженная критическая обстановка на Западном фронте полностью "исчезает" уже 2 января. Планы и действия германского командования, подтвержденные документами, в данном случае игнорируются. "К 3 января,- пишет Коул,- германское наступление окончилось"1. Той же самой концепции придерживается и ряд других историков Соединенных Штатов. Делается это с единственной и плохо скрытой целью - показать, что послание Черчилля от 6 января с просьбой о помощи и наступление советских войск, начатое 12 января, якобы не оказали существенного влияния на ход и исход боев в Арденнах и Вогезах. При этом о Будапештской операции советских войск вообще ничего не говорится.

1 (H. Cole. The Ardennes, p. XI.)

Но как же быть в таком случае с оценкой обстановки, содержащейся в послании Черчилля, который, кстати, обратился к И. В. Сталину после беседы на фронте с Эйзенхауэром, Монтгомери и де Голлем? Коул, а вместе с ним и другие американские историки, фальсифицирующие события в Арденнах, замалчивают также важный документ - телеграмму, направленную Д. Эйзенхауэром начальнику Генерального штаба Советских Вооруженных Сил 14 января 1945 г. В телеграмме говорилось: "Важное известие о том, что доблестная Красная Армия двинулась вперед, начав новую крупную операцию, воспринято союзными армиями на Западе с энтузиазмом. Я поздравляю Вас и всех, кто руководит этим великим наступлением и участвует в нем, и передаю мои наилучшие пожелания"1. Коул утверждает, что Черчилль поступил "неудачно и неумно"2, обратившись с просьбой о помощи к Советскому правительству. Иными словами, в этой затруднительной ситуации Коул предпочитает бросить камень в огород своего британского союзника. Ф. Погью о письме Черчилля и телеграмме Эйзенхауэра вообще не упоминает.

1 (The Papers of Dwight David Eisenhower, vol. IV, p. 2428.)

2 (H. Cole. The Ardennes, p. 676.)

По-иному оценивал влияние советско-германского фронта на события в Арденнах противник. "В результате русского наступления... с Баранувского плацдарма на Висле, - пишет упоминавшийся ранее бывший гитлеровский генерал-лейтенант Б. Циммерман, - создалась угроза для Верхнесилезского промышленного района и для самой Германии. Только теперь верховное командование отдало наконец приказ о постепенном отводе своих войск из Арденн на позиции Западного вала и об одновременной передаче почти одной трети всех сил на Восток"1. Американский исследователь боев в Арденнах Р. Мерриам также приходит к выводу, что "ошеломляющий удар" советских войск на Висле "должен был заставить немецкое командование навсегда отказаться от наступательных планов на любом фронте... Это был последний удар по немецким замыслам на Западе"2.

1 (Мировая война 1939 - 1945 гг. M., 1957, стр. 84 - 85.)

2( R. Merriam. Dark December. The Full Account of the Battle of the Bulge. New York. 1947. p. 206.)

Рассматривая процесс формирования группировки немецких войск для наступления в Арденнах, официальная историография США опять-таки стремится доказать, будто решение этой задачи осуществлялось путем ослабления фронта на Востоке. "Гитлер преднамеренно (?) ослабил Восточный фронт"1,- утверждает Коул. В подтверждение приводятся цифровые данные о резком росте количества немецких дивизий, танков и другой техники на Западном фронте. "По состоянию на 5 января 1945 года,- пишет Коул,- все германские армии на Восточном фронте располагали только 2/3 танков, задействованных в Арденнах". Коул оперирует цифрами, согласно которым на Восточном фронте в этот период находилось около 1500 танков и самоходных орудий, а на Западном - 25672. Немецкие же данные свидетельствуют, что в то время на Восточном фронте находилось около 3 тыс. танков и самоходных орудий3.

1 (Н. Cole. The Ardennes, p. 675.)

2 (Ibid., p. 71, 72, 675.)

3 (Hitlerslagebesprechungen. Die Protokollfragment seiner militarisehen Konferenzen 1942 - 1945. Stuttgart, 1962, S. 970.)

Надо сказать, что сведения о количестве немецких танков, участвовавших в Арденнской операции, противоречивы. Это объясняется недостатком информации и той особой скрытностью, в которой проходила подготовка операции. Официальная американская историография преднамеренно преувеличивает их число. Генерал О. Брэдли, в период наступления в Арденнах командовавший 12-й группой армии США (по ней был нанесен основной удар), считает, что Рундштедт сосредоточил для наступления 600 танков1. Характерно, что в официальной историографии, где приводятся завышенные данные о составе немецкой группировки на Западном фронте, в то же время умалчивается, что в период подготовки к Арденнской операции и в ходе ее германское командование было вынуждено продолжать переброску крупных контингентов своих войск и техники, в том числе танков, на Восток.

1 (См. О. Брэдли. Записки солдата. M., 1957, стр. 492.)

Представляется убедительным в этой связи вывод советского военного историка И. Е. Зайцева. "В послевоенной буржуазной историографии,- пишет он,- заостряется внимание на том, будто арденнская авантюра гитлеровцев привела к ослаблению Восточного фронта, а успех наступления советских войск зимой 1944/45 года был якобы достигнут благодаря неудаче удара немецко- фашистских войск в Арденнах. Слов нет, общее ослабление и без того скудных ресурсов Германии к концу 1944 года облегчало ведение наступательной борьбы против вермахта на всех фронтах. Но, во-первых, эти ресурсы были ослаблены в результате громадных потерь в людях и материальных средствах на советско-германском фронте еще до арденнского наступления, а, во-вторых, считая этот фронт основным и решающим, гитлеровское командование не только не ослабляло его, но продолжало усиливать как в период подготовки, так и в ходе Арденнской операции"1.

1 ("Военно-исторический журнал", 1965, № 10, стр. 62.)

Просчеты верховного командования союзников, способствовавшие осуществлению внезапного удара немецко-фашистских войск в Арденнах, в немалой степени были обусловлены специфическими чертами военного искусства армии США, стратегией западных союзников, которая, по оценке Б. Лиддел-Гарта, была "порочной" и напоминала действия осторожного банкира: "Ни шагу вперед без гарантии успеха"1. Отмечает некоторые промахи американского командования и Ч. Макдональд, довольно подробно рассматривающий операции армии США на Европейском континенте. Характерно, что даже при абсолютном превосходстве в силах в 1944 г. прорыв обороны противника осуществлялся войсками США в полосе только одной армии, действовавшей на направлении главного удара. Другие армии переходили в наступление лишь тогда, когда обозначался успех в полосе этой армии. Только в последние месяцы войны группы армий западных союзников вели наступление одновременно на всем фронте (операции 21, 12 и 6-й групп в апреле - мае 1945 г.). Однако, как справедливо замечает Ф. Погью, "стремительное преследование через Центральную Германию может ввести в заблуждение людей, которые, изучая эту операцию, пытаются извлечь из нее ценные уроки на будущее"2. К этому времени гитлеровское командование практически оголило Западный фронт, концентрируя все основные силы на Востоке в последних попытках остановить завершающее стратегическое наступление Советской Армии. Так обстоит дело с оценкой боевых действий сухопутных войск США против Германии.

1 (В. Liddell Hart. History of Second World War, p. 475.)

2 (Ф. С. Погью. Верховное командование, стр. 461.)

Официальная история боевых действий ВВС США против Германии написана в тех же хвалебных тонах. Операции ВВС преподносятся как "решающий фактор" победы над Германией1.

1 (Действия ВВС США непосредственно против Германии освещаются в основном в двух томах серии "Армейская авиация во второй мировой войне": т. II - "Европа: от операции "Факел" до операции "Пойнтблэнк" и т. III - "Европа: от операции "Аргумент" до дня победы в Европе" (Army Air Force in World War II, vol. II, Europe: Torch to Point/blank. Chicago, 1949; vol. Ill, Europe: Argument to VE Day. Chicago, 1951). Содержащиеся в этих работах концепции повторяются в большинстве других публикаций о боевых действиях американской авиации, в том числе в новом труде, подготовленном военно-исторической службой ВВС США: "План ВВС, который сокрушил Гитлера" (Н. Howsell. The Air Plan that Defeated Hitler. Washington, 1972). )

Американские историки заявляют, что в результате авиационного наступления союзников Германия будто бы утратила способность к сопротивлению. "Рейх,- говорят они,- был задушен и парализован. Даже без заключительного вторжения на сухопутном театре было очевидно, что Германия не сможет продолжать войну"1.

1 (Army Air Force in World War II, vol. III. Europe: Argument to VE Day, p. 755.)

Более осторожный в оценках К. Гринфилд считает, что бомбардировочное наступление англо-американских союзников ускорило поражение Германии, но не оказало решающего воздействия на ее сухопутные войска к моменту капитуляции нацистского правительства1.

1 (K. Greenfield. American Strategy in World War II: A Reconcideration, p. 120.)

Как обстояло дело в действительности? Известно, что, несмотря на англо-американские бомбардировки, военное производство Германии продолжало расти вплоть до второй половины 1944 г., а по ряду отраслей показатели за 1944 г. превысили соответствующие показатели 1943 г. Не случайно, когда дело доходит до конкретных данных, у американских историков появляются неясные, двусмысленные формулировки. Анализируя итоги операции "Аргумент" (удары по авиационным заводам Германии), они делают вывод, что результаты этой операции "сейчас трудно определить... так как выпуск самолетов-истребителей на немецких заводах... в 1944 году увеличился"1. Воздушное наступление англо-американских союзников против Германии имело ограниченные результаты. Исход войны, как и раньше, продолжал решаться на советско-германском фронте.

1 (Army Air Force in World War II, vol. III, Europe: Argument to VE Day, p. XII.)

В нашу задачу не входит детальное рассмотрение действий американских ВВС в Европе. Однако на некоторые причины ограниченной эффективности действий ВВС США по промышленным объектам Германии необходимо указать.

Об объеме и характере бомбардировки американскими ВВС различных объектов в Германии свидетельствуют следующие данные.

Распределение бомбардировочных ударов ВВС США><sup>1</sup>
Распределение бомбардировочных ударов ВВС США1

1 (Таблица составлена полковником А. Александровым.)

Таким образом, на долю промышленно-экономических объектов (промышленные объекты, судоверфи, авиазаводы) приходится только 8,3% всех сброшенных бомб. Дело здесь не в просчетах авиационного командования: влиятельные монополистические и политические круги англо-американских союзников стремились сохранить крупные промышленные концерны в западной части Германии.

В то же время промышленные центры в Восточной Германии, странах Центральной и Юго-Восточной Европы подвергались разрушительным налетам. Этого не скрывают авторы официальной истории ВВС США. "15-я воздушная армия,- говорится в указанном выше сочинении,- продолжала наносить удары по Плоешти, сооружениям в Венгрии и Восточной Германии с такой настойчивостью, что, когда русские вступили в Румынию, нефтеочистительные заводы Плоешти оказались не только выведенными из строя, но и превращенными в руины"1.

1 (Army Air Force in World War II, vol. Ill, Europe: Argument to VE Day, p. XIII.)

Аргументы в защиту версии о "решающей роли" ВВС США в разгроме фашистской Германии не имеют под собой научной, фактической основы и носят откровенно декларативный характер. "От Геринга до Деница, от командиров дивизий до владельцев предприятий,- говорится в официальной истории ВВС США,- все хвалили достижения союзной авиации, а большинство из названных лиц считает ее решающим фактором в поражении Германии"1. Отметим, что некоторые буржуазные историки придерживаются на этот счет более объективных оценок. "До 1944 года стратегическое воздушное наступление,- пишет Б. Лиддел-Гарт,- не выполняло тех задач, которые стояли перед ним, оно не заменило собой вторжение на суше, его результативность в огромной степени преувеличивалась. Беспорядочные бомбардировки городов не привели к серьезному сокращению военного производства, не сломили сопротивление противника и не вынудили его капитулировать, как ожидалось"2. Еще более убедительны контраргументы А. Тейлора: "В 1942 году,- указывает он,- англичане сбросили 47000 т бомб; немцы произвели 36804 единицы оружия (тяжелых орудий, танков и самолетов). В 1943 году англичане и американцы сбросили 207600 т бомб; немцы произвели 71 693 единицы оружия В 1944 году англичане и американцы сбросили 915000 т бомб; немцы произвели 105258 единиц оружия"3. Сокращение военного производства в Германии, которое началось со второй половины 1944 г., являлось прежде всего результатом наступления Советской Армии, лишившего рейх важнейших сырьевых баз.

1(Ibid., p. 786.)

2(B. Liddell Hart. History of the Second World War, p. 712.)

3(A. Taylor. The Second World War, p. 179.)

Стремление американских буржуазных исследователей и пропагандистов доказать, что США являлись главной силой в борьбе с фашистским блоком, опровергается историей. Только объективное изучение роли США во второй мировой войне дает возможность по достоинству оценить вклад американского народа в победу над агрессорами.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru