НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Освободительная миссия Советских Вооруженных Сил. Теория "экспансионизма"

Освобождение в результате побед Советской Армии ряда стран Европы и Азии от нацистского порабощения и установление в этих странах народно-демократического строя - незабываемая страница мировой истории, закономерное проявление интернациональной политики Советского Союза. "Разгромив и изгнав оккупантов с территории освобождаемых стран,- отмечал Маршал Советского Союза А. А. Гречко,- Советские Вооруженные Силы вместе с тем помогли многим народам Европы и Азии избавиться от продажных реакционных режимов, взять власть в свои руки и стать на путь демократического развития"1.

1 (Освободительная миссия Советских Вооруженных Сил во второй мировой войне. М., 1974, стр. 8.)

Реакционные историки США распространяют надуманную теорию об "экспорте революции", заявляют, что Советская Армия вступила на территорию освобожденных ею стран якобы вопреки воле их народов, злостно искажают ее отношения с местным населением.

Авторство теории "экспорта революции" принадлежит Черчиллю, много лет назад подбросившему буржуазной пропаганде "сюжет" о так называемом разделе "сфер влияния" между Англией и СССР на Балканах. В различных вариантах домыслы об этом "разделе" перепеваются многими реакционными историками и мемуаристами. Повторяет их и Ч. Болен в своих воспоминаниях "Свидетель истории" и Ч. Ми в книге "Встреча в Потсдаме". Ссылаются на них также Ф. Ловенхейм, X. Лэнгли и М. Ионас в комментариях к документам секретной переписки Рузвельта и Черчилля1. Суть домыслов сводится к тому, что Черчилль во время встречи с И. В. Сталиным в октябре 1944 г. якобы получил согласие от советского руководства на раздел "сфер влияния"2.

1 (Roosevelt and Churchill. Their Secret Wartime Correspondence, p. 584.)

2 (С. Bohlen. Witness of History 1929 - 1969, p. 161 - 163; С. Мее. Meeting at Potsdam I, p. 118.)

Что здесь правда, а что - ложь?

Следует напомнить обстоятельства возникновения версии о разделе "сфер влияния" на Балканах.

...Октябрь 1944 г. Окончательный разгром фашистской Германии, зажатой в тисках двух фронтов, оставался вопросом времени. Героическая Красная Армия, перемалывая в ожесточенных сражениях живую силу и технику врага, освобождала народы Европы от фашистского рабства. Советские войска завершали освобождение Румынии, изгнали гитлеровцев из восточных районов Польши, уже вступили на территории Болгарии, Венгрии, Норвегии, Чехословакии, Югославии и, опираясь на помощь народов этих стран, развивали наступление дальше, на Запад. В результате изгнания фашистских оккупантов и роста демократического движения в освобождаемых странах Европы нарастала революционная ситуация.

В этой обстановке У. Черчилль и прилетел в Москву. Рушилась "балканская стратегия" западных союзников, суть которой состояла в том, чтобы направить англоамериканские армии, находившиеся в Италии, через Люблинский проход на Балканы, установить в Балканских странах реакционные режимы с проанглийской и проамериканской ориентацией. Черчилль, писал один из его министров, Оливер Литлтон, "настойчиво обращал внимание на преимущества, которые могут быть получены, если западные союзники, а не русские освободят и оккупируют некоторые столицы, такие, как Будапешт, Прага, Вена, Варшава, составляющие часть самой основы европейского порядка"1. Недавно в США был опубликован меморандум одного из ведущих американских дипломатов, У. Буллита, на имя президента Рузвельта, датированный 10 августа 1943 г.,- еще одно доказательство наличия таких планов. В нем, в частности, говорилось: "Наши политические цели требуют присутствия британских и американских сил на Балканах и в Восточной и Центральной Европе". "Первой задачей этих сил,- продолжал Буллит,- будет поражение гитлеровской Германии, второй - создание преграды на пути продвижения Красной Армии в Европу"2.

1 (Цит. по: В. Г. Трухановский. Уинстон Черчилль. Политическая биография. М., 1968, стр. 367.)

2 (Цит. по: В. Л. Исраэлян. Вклад советской дипломатии в великую победу. - "Новая и новейшая история", 1975, № 3, стр. 15.)

К. Гринфилд считает, что инициатива в разработке "балканского варианта" стратегии западных союзников принадлежала Рузвельту! В 1942 г. он "поддержал горячие стремления Черчилля" и распорядился, чтобы начальники штабов изучили возможность наступления "в направлении Сардинии, Сицилии и других Балканских (подчеркнуто "Балканских") районов, включая помощь Турции для удара по немецкому флангу с Черного моря"1.

1 (К. Greenfield. American Strategy in World War II: A Recocideration, p. 17, 70.)

В октябре 1944 г. реальная военно-политическая обстановка уже не позволяла рассчитывать на осуществление этих планов. Тогда Черчилль поставил своей задачей добиться от Советского Союза согласия на некий "раздел влияния" на Балканах, но, естественно, потерпел поражение. В своих мемуарах задним числом Черчилль пытался реабилитировать себя и приписать Советскому Союзу ту самую империалистическую политику, которую стремились осуществить правящие круги западных держав в отношении Балканских стран.

Так под его пером родилась версия о "разделе влияния" на Балканах, подхваченная многими буржуазными историками.

Пояснение в смысл событий вносит хранящаяся в Архивном управлении Министерства иностранных дел СССР советская запись беседы И. В. Сталина с У. Черчиллем 9 октября 1944 г. В ней зафиксировано следующее: "Черчилль заявляет, что он подготовил довольно грязный и грубый документ, на котором показано распределение влияния Советского Союза и Великобритании в Румынии, Греции, Югославии, Болгарии. Таблица составлена им для того, чтобы показать, что думают по этому вопросу англичане".

Советская запись подтверждает, что Черчилль в ходе этих переговоров действительно выдвигал идею раздела некоторых стран на сферы влияния. В результате Советскому правительству стало совершенно ясно, к чему стремятся английские правящие круги. Однако утверждение Черчилля, будто И. В. Сталин дал согласие на раздел сфер влияния, является вымыслом1.

1 (См. "Международная жизнь", 1958, № 8, стр. 72 - 83.)

Наконец, убедительным доказательством, опровергающим домысел Черчилля, явилась недавно рассекреченная английская запись этой беседы, которая также подтверждает, что какого-либо согласия на предложенный Черчиллем раздел И. В. Сталин не давал1.

1 (Public Record Office. Prem 3. 434/4, p. 6.)

Некоторые американские историки либерально-критического течения поставили под сомнение как версию Черчилля, так и трактовку реакционной историографией политики СССР в странах, освобождавшихся Советской Армией. В частности, Г. Колко указывает на реалистичность советской политики. По его мнению, к октябрю 1944 г. было уже достаточно ясно, что "Советский Союз проводил в странах Восточной Европы разностороннюю политику, основанную на специфических политических условиях, существовавших в каждой из этих стран"1.

1 (Цит. пo: J. Siracusa. New Left Diplomatic Histories and Historians... p. 96.)

Документы, далее, позволяют без труда установить, что Советское правительство, направляя свои Вооруженные Силы для освобождения стран Европы и Азии, действовало строго в соответствии с нормами международного права, оказывало огромную помощь народам, поднявшимся на борьбу с германо-итальянским фашизмом и японским милитаризмом1.

1 (Подробнее по этому вопросу см.: Освободительная миссия Советских Вооруженных Сил во второй мировой войне; С. С. Хромов, Н. И. Шишов. Боевое содружество народов в борьбе против фашизма. - "Вопросы истории", 1975, №5, стр. 3 - 21; М. И. Семиряга. Великая освободительная миссия Советской Армии и буржуазные фальсификаторы. Информационный бюллетень Института военной истории МО СССР М., 1970, стр. 39 - 53.)

Буржуазная версия об "экспорте революции" - это не что иное, как дань антисоветизму. В. И. Ленин указывал: "Революции не делаются по заказу, не приурочиваются к тому или другому моменту, а созревают в процессе исторического развития и разражаются в момент, обусловленный комплексом целого ряда внутренних и внешних причин"1.

1В (. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 531.)

Известно, что в ряде стран, на территории которых находились советские войска (Норвегия, Дания, Австрия, Иран), и поныне господствует буржуазный строй. Очевидно, что в этих странах не существовало тогда еще внутренних предпосылок, которые обеспечили бы успех революции. В то же время в Албании, Демократической Республике Вьетнам и на Кубе советских войск не было, и тем не менее там произошел революционный переворот.

Что касается К. Хоува, безапелляционно декларирующего, будто "Красная Армия использовала все свои войска, вооружение и материальные ресурсы для того, чтобы утвердить Советскую власть...",1 то ему следовало бы поинтересоваться мнением на этот счет современников событий. Газета "Нью-Йорк геральд трибюн" в июне 1945 г. опубликовала статью, где говорилось: "Красная Армия фактически оказалась армией - освободительницей Европы и половины мира в том смысле, что без этой армии и без тех безграничных жертв, которые понес русский народ, освобождение от жестокого ярма нацизма было бы просто невозможно".

1 (Q. Howe. Ashes of Victory, p. 294.)

Некоторые реакционные американские авторы, не утруждая себя изучением фактов, предъявляют Советской Армии клеветнические обвинения в "жестокости", в свершении "насилий и грабежей" на освобождаемых ею территориях1.

1 (J. Toland. The Last 100 Days, p. 258, 557 etc. Клеветническим обвинениям в адрес Советской Армии едва ли не целиком "посвящена" и книга К. Райена "Последняя битва", уже получившая должный отпор со стороны советских историков. См. Д. Краминов. Фальсификаторы. Кому хочет угодить господин Райен. - "Правда", 10 июля 1966 г.; И. Зайцев. Длинная ложь г-на Райена. - "За рубежом", № 34 (323), 19 - 26 августа 1966 г., стр. 19-20; Война, история, идеология, стр 164 - 166.)

Но это обвинения не по адресу. Советские воины, воспитанные в духе пролетарского интернационализма, никогда не исходили в своих действиях из чувства мести ни к немецкому народу, ни к народам стран, которые выступили в роли союзников и сателлитов Германии. Коммунистическая партия, Советское правительство неоднократно подчеркивали, что СССР ведет войну против германского фашизма, а не против немецкого народа. В связи с приближением советских войск к границам Германии 19 января 1945 г. Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин потребовал не допускать случаев грубого отношения к немецкому населению1.

1 (См. 50 лет Вооруженных Сил СССР, стр. 394.)

Советская Армия вступила на территорию Германии с единственной целью - выполнить согласованные решения союзных держав, завершить разгром гитлеризма и оказать помощь немецкому народу в избавлении от фашистского ига, в построении новой жизни на демократических основах. Все действия советских воинов на немецкой земле были пронизаны духом интернационализма, исключительной человечностью. Приведем такой пример. Гитлеровцы, удерживая один из жилых домов Берлина, препятствовали продвижению нашей штурмовой группы. Тем не менее советские бойцы обратились к поддерживающим их артиллеристам и танкистам с просьбой не разрушать дом, так как в его нижних этажах и подвалах находятся дети и женщины2. О благородстве и гуманизме советского солдата говорит поступок Николая Масалова, который под сильным огнем противника, рискуя собственной жизнью, спас немецкую девочку3. Таких примеров было немало.

1 (См. Ф. Д. Воробьев, И. В. Паротькин, А. Н. Шиманский. Последний штурм, стр. 338.)

2 (Там же, стр. 339.)

К. Райен, Д. Тоуленд и другие заявляют, что немецкое население "панически боялось" Советской Армии, но замалчивают, что необоснованный страх перед Советской Армией нагнетали геббельсовская пропаганда, фашистская печать и радио. Они твердили, что "попасть в руки к русским страшнее, чем сама смерть". Напомним также о том, что 28 апреля по приказу Гитлера в Берлине были взорваны дамбы, отделявшие канал Ландвер от тоннелей метро. Вода стала заливать тоннели. Это было полной неожиданностью для берлинцев, прятавшихся в тоннелях от бомб, снарядов и пуль. Тысячи людей, главным образом детей, женщин, стариков и раненых, утонули в этот день в тоннелях метро.

По-иному относилась к немецкому населению Советская Армия. Немедленно после объявления капитуляции Берлина были приняты меры по обеспечению населения продовольствием. Уже 2 мая 1945 г. во многих местах города были установлены советские полевые кухни. Из них немецкие дети, женщины, старики и сдавшиеся в плен солдаты получали пищу. Четырехлетняя война, злодеяния, которые совершали фашисты на советской земле, не вызвали у советских воинов жестокости и мстительности к немецкому народу.

Советское командование приняло срочные меры к восстановлению в Берлине электростанций, водопровода, канализации, городского транспорта. К началу июня в городе уже действовало метро, ходили трамваи, в дома поступали вода, газ и электричество. Проявленная советскими войсками забота рассеивала дурман фашистской пропаганды. "Мы не ожидали такого великодушия к немецкому народу",- заявил один немецкий врач вскоре после освобождения города1. Берлинский рабочий-электромонтер, оценивая создавшуюся в городе новую обстановку, говорил: "Кошмарные недели остались позади. Нацисты пугали нас, что русские отправят всех немцев в вечное рабство в холодную Сибирь. Теперь мы видим, что это была наглая ложь"2.

1 (Цит. по: Ф. Д. Воробьев, И. В. Паротькин, А. Н. Шиманский. Последний штурм, стр. 376.)

2 (Там же.)

Однако о великодушной помощи Советской Армии населению Берлина ничего не говорится в трудах Тоуленда, Сульцбергера, Райена и других буржуазных авторов, хотя они и любят ссылаться на "объективность" излагаемого ими материала. Так, Тоуленд заявляет, что все написанное им основано на свидетельских показаниях людей, с которыми он лично беседовал. Но сомнение относительно достоверности подобных показаний высказал даже бригадный генерал С. Маршалл, не отличающийся симпатиями к Советскому Союзу. "Тоуленд делает особый упор на показания участников и свидетелей событий, собранные им много лет спустя,- пишет Маршалл в рецензии на книгу Тоуленда "Последние 100 дней".- Хотя это заслуживает всякой похвалы, однако такие показания, о чем известно всем историкам, представляют собой исключительно ненадежный материал"3. В данном случае С. Маршалл правильно подметил одну из особенностей не только книги Д. Тоуленда, но и большинства американской буржуазной литературы о вооруженной борьбе на советско-германском фронте - фальсифицированный характер источниковедческой базы этой литературы.

1 (S. Marshall. Gotterdammerung. - "The New York Times Book Review". February 3, 1966.)

Интернациональный подвиг Советской Армии принес ей всемирную славу. Советские Вооруженные Силы полностью или частично освободили территории 13 стран Европы и Азии с населением около 200 млн. человек. Потери Советской Армии в этих боях составили свыше 3 млн. человек, в том числе более миллиона убитыми.

СССР, выполнив свою интернациональную миссию в годы войны, оказал затем народам этих стран всестороннюю помощь в укреплении свободы и независимости, оградил их от контрреволюционных происков международного империализма. "Кто пережил вторую мировую войну и принимал участие в антифашистской борьбе,- говорил Первый секретарь ЦК КПЧ Г. Гусак,- тот никогда не забудет об исключительной роли Советского Союза в битве за свободу народов, о его жертвах, о героизме его народа и армии. Тот не забудет, что эта борьба и жертвы Советского Союза дали возможность многим народам вновь обрести свою национальную свободу и государственную независимость, а также начать борьбу за победу рабочего класса, за путь к социализму"1. Такова правда истории.

1 (Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. Москва, 5 - 17 июня 1969 г. М., 1969, стр. 180 - 181.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru