НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

2. Внутренняя политика федеральной администрации. Пальмеровские рейды

Если президент Вильсон в послевоенное время был поглощен решением внешнеполитических проблем, то не в пример ему американский народ считал, что у США имеются более насущные задачи, чем Лига наций. Его волновали такие жизненные заботы, как рост дороговизны, увеличение безработицы, снижение жизненного уровня, удлинение рабочего дня.

После окончания войны в США усилилась инфляция, которая привела к стремительному росту цен, особенно на предметы первой необходимости. Так, хлеб стоил в два раза дороже, чем в 1913 г., а одежда - почти в 3 раза. Подскочили цены и на другие товары массового потребления. Прекращение военного бума вызвало увеличение числа безработных. Между тем с фронта возвращалось 3 млн. человек и их нужно было трудоустроить. Положение в США еще более обострилось в связи с разразившимся в середине 1920 г. тяжелым экономическим кризисом. Количество безработных в стране достигло 5 млн. человек.

Все эти трудности вызвали новый подъем классовой борьбы в США. В 1919 г. было проведено 3630 стачек, в которых участвовало свыше 4 млн. человек. Это явилось еще одним рекордом в истории американского рабочего движения. Важная особенность стачечной борьбы в США в это время состояла в том, что наиболее активное участие в ней приняли рабочие ведущих отраслей экономики: сталелитейщики, шахтеры, железнодорожники и портовые грузчики. Убедительным свидетельством роста революционного сознания американских пролетариев явилось образование Коммунистической партии США. Ее основатели - Джон Рид и Чарльз Рутенберг.

Подъем классовой борьбы в стране серьезно беспокоил Вильсона. "...Наша нынешняя цивилизация, - говорил американский президент в сентябре 1919 г., - не является удовлетворительной. Это - индустриальная цивилизация, и ее сущность проявляется в антагонизме между теми, кто работает, и теми, кто управляет трудом" (72 Wilson W. War and Peace, vol. 2, p. 167.), т. е. работодателями. По убеждению Вильсона, этот антагонизм являлся источником всех бед и поэтому надо с ним решительно бороться.

Вильсона нельзя поставить в один ряд с владельцами корпораций и их прямыми апологетами. Если интересы монополий сводились прежде всего и главным образом к увеличению прибылей, то американский президент шире смотрел на положение вещей. Он отнюдь не считал основой благополучия США только мощь монополий и их прибыли. В центре его внимания находилось американское буржуазное общество в целом. Вильсон полагал, что, чем слабее сопротивление рабочего класса, тем прочнее устои буржуазного общества. Вот почему он всегда ратовал за классовый мир между рабочими и предпринимателями. "Мы не можем существовать... как нация или добиться должного успеха как индустриальное общество, - утверждал американский президент, - если капитал и труд продолжают оставаться антагонистами, вместо того чтобы быть партнерами" (73 Ibid., vol. 1, p. 487.). При этом он считал, что на долю США якобы выпала особая миссия - первыми заложить фундамент, на котором будет построен индустриальный мир.

Соображения президента Вильсона о классовых взаимоотношениях в США рельефнее всего, пожалуй, отражены в его годичном послании конгрессу 2 декабря 1919 г. Это послание - один из программных документов американского буржуазного реформизма. Его автор, будучи убежденным сторонником "классового мира", утверждал, что "не может быть долговременного урегулирования отношений между трудом и капиталом, не признающего фундаментальных идей, за которые рабочий класс годами борется". Вильсон открыто признавал права рабочих на коллективный договор и забастовку, заявлял о необходимости удовлетворения ряда требований трудящихся. "Рабочий добивается соответствующей зарплаты, которая позволит ему жить в нормальных условиях, не опасаясь нищеты и старости. Он добивается права жить и работать в здоровой обстановке как дома, так и на предприятии, обстановке, которая помогает, а не наносит ущерб его здоровью и благополучию. Он добивается права на обеспечение потребностей детей в отношении здоровья и образования. Другими словами, рабочий желает, чтобы жизнь его и тех, кто ему дорог, была терпимой" (74 Ibid., vol. 2, p. 440.). Это была политика приспособления к условиям обострившейся классовой борьбы в стране. Цель этой политики состояла в том, чтобы не допустить дальнейшего роста революционного движения в США.

У Вильсона имелся еще один довод в пользу того, что нужно пойти навстречу требованиям американского рабочего класса: удовлетворение потребностей рабочих будет способствовать повышению производительности труда, а значит, и увеличению выпуска продукции. К достижению этой же цели была направлена идея Вильсона о необходимости установления "подлинной демократизации промышленности, базирующейся на полном признании права тех, кто работает, независимо от их ранга, непосредственно участвовать в принятии каждого решения, прямо затрагивающего их благосостояние". Приведенные высказывания Вильсона предвосхитили взгляды современных буржуазных социологов, пытающихся посредством пропаганды "социального партнерства", "патернализма" и "человеческих отношений" помешать распространению революционных идей среди рабочих.

Средство против революции, считал американский президент, "по своему характеру должно быть не негативным, а конструктивным... Подлинным антиподом (народных,- 3. Г.) волнений является не подавление их, а серьезное рассмотрение несправедливостей..." (75 Ibid., p. 437.). Эти слова Вильсона вполне выдержаны в духе либерализма. Однако они нередко находились в противоречии с его реальными делами. Президент США в своей политике широко опирался на поддержку реформистского руководства АФТ. В ряде случаев с помощью Гомперса и других оппортунистических лидеров профсоюзов ему удавалось ослабить сопротивление рабочих. Когда подобные меры не достигали желаемого результата, правительство США, возглавляемое профессором-либералом, использовало грубую силу в борьбе с рабочим движением. Так, Сиэтл, где в начале 1919 г. проходила крупнейшая в истории США всеобщая стачка рабочих и служащих, был объявлен на военном положении. В этот крупный приморский город Северо-Запада вступили федеральные воинские части, после чего последовали аресты рабочих-активистов.

Осенью 1919 г. забастовали 367 тыс. рабочих сталелитейной промышленности. Против участников стачки были брошены полиция и войска. За шесть дней до начала стачки шахтеров, 25 октября 1919 г., Вильсон предупредил их, что "закон будет претворен в жизнь и будут использованы средства для защиты интересов страны в случае крайней необходимости, которая может возникнуть в связи с этим печальным делом" (76 Ibid., p. 422.). Угроза президента не остановила шахтеров. В назначенный срок, 1 ноября 1919 г., в угольной промышленности США началась забастовка, в которой участвовало 550 тыс. человек. Тогда власти объявили это выступление "незаконным" и направили для его подавления стотысячное войско.

Антирабочая политика Вильсона отчетливо проявилась и в его отношении к Ю. Дебсу. В связи с тем что этот старейший деятель американского рабочего движения отбывал тюремное заключение в федеральной тюрьме Атланты, в стране развернулось движение за его освобождение. В Белый дом, а затем в парижскую резиденцию президента непрерывным потоком шли ходатайства о помиловании Дебса. Вильсон, хотя война уже была позади, по-прежнему никак не хотел примириться с антивоенными выступлениями лидера левых социалистов и категорически отказывался помиловать его. В марте 1919 г. вопрос об освобождении Дебса обсуждался на заседании правительства. Министры труда и морского флота высказали мнение, что Дебс "уже достаточно наказан" за свой протест против участия США в войне и теперь его следует выпустить из тюрьмы. Но Вильсон ничего не желал слышать. "Я не освобожу его" (77 Daniels J. Op. cit., vol. 2, p. 365.),-заявил он тоном, не терпящим возражений.

В 1920 г. Дебс в пятый раз баллотировался на пост президента США и собрал рекордное для социалистической партии число голосов избирателей. За него проголосовало 920 тыс. человек. Тем не менее он оставался в тюрьме. Движение в защиту Дебса приобрело теперь еще более широкий размах. Но Вильсон по-прежнему не склонен был идти ни на какие уступки.

С наибольшей полнотой антидемократический характер внутренней политики правительства дал о себе знать в период так называемого "красного страха". В США давно не наблюдалось таких полицейских репрессий. По меткому замечанию советского историка В. И. Лана, гонения на прогрессивные организации, предпринятые министром юстиции Пальмером, явились "заключительным аккордом вильсоновской "новой свободы"" (78 Лан В. И. США от первой до второй мировой войны. М., 1976, с. 111.).

Федеральное правительство, местные органы власти и буржуазная печать, напуганные ростом революционного движения в стране, предприняли "крестовый поход" против демократических сил, и в первую очередь против коммунистов. С провокационной целью были организованы взрывы бомб, а виновными в этом, как клеветнически заявляла "Нью-Йорк тайме" 5 июня 1919 г., являлись "эмиссары большевистского лидера Ленина". После этих взрывов полиция учинила аресты в Нью-Йорке и ряде других городов США. Они производились по спискам, составленным помощником Пальмера Э. Гувером, впоследствии возглавившим Федеральное бюро расследований.

Самая массовая облава была предпринята в ночь на 2 января 1920 г., когда в 56 городах было арестовано свыше 4 тыс. человек. Среди них находились видные коммунисты, в том числе Рутенберг, а также деятели ИРМ, избежавшие арестов ранее. 5 мая полиция схватила итальянских рабочих Н. Сакко и Б. Ванцетти, принимавших активное участие в американском рабочем движении. Суд на основе недоказанных обвинений вынес им смертный приговор. Несмотря на протесты мировой общественности, Сакко и Ванцетти были казнены. Тяжелым репрессиям подверглись и другие революционеры. Всего за время пальмеровских налетов было арестовано около 70 тыс. человек. Из них 550 человек было депортировано в Советскую Россию. Даже американский буржуазный историк Лейхтенберг, касаясь обстановки, сложившейся в США в связи с "красным страхом", сделал вывод, что "в течение по крайней мере полустолетия, возможно, никогда раньше за всю нашу историю не было нарушения человеческих свобод в столь больших размерах" (79 Leuchtenburg W. Е. Op. cit., р. 78.).

Когда в США проводилась кампания "красного страха", Вильсон тяжело болел. Тем не менее полицейские расправы в США лежат на его совести. Президент во время осеннего турне 1919 г., не стесняясь в выражениях, неоднократно обрушивался нападками на Советскую Россию и революционных деятелей в США и других странах. Тем самым он "содействовал антибольшевистской истерии, которая охватила США во время "красного страха"" (80 Bennett Е. М. Recognition of Russia. An American Foreign Policy Dilemma. Waltham (Massachusetts), 1970, p. 38-39.). Вильсон прямо благословил действия Пальмера. 14 апреля 1920 г., когда у его постели собрались члены кабинета, он сказал, обращаясь к инициатору налетов: "Пальмер, не допускайте, чтобы наша страна видела красных" (81 Daniels J. Op. cit., vol. 2, p. 546.). Установка Вильсона распространялась не только на американских "красных", но и на официальных советских представителей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru