Новости    Библиотека    Исторический обзор    Карта США    Карта проектов    О нас   

Пользовательского поиска





предыдущая главасодержаниеследующая глава

О Макаики, время радости

Резные деревянные фигуры, которые я с таким интересом рассматривал в Хонаунау, изображали полинезийских богов. Вероятно, изначально здесь преобладали скульптуры того бога, которому Хонаунау посвящено,- кровавого Ку, но в наши дни резчики по дереву красили это священное место многочисленными фигурами других акуа. А так как у гавайцев нет точного, канонизированного предписания, каким нужно изображать то или иное незримое божество, то все зависело от фантазии самого резчика, от того, как он представлял себе образ бога. Хонаунау не пинакотека, где можно получить каталог с названиями экспонатов, поэтому я брожу по лесу деревянных скульптур и, основываясь на том, что знаю о религиозных взглядах гавайцев, стараюсь угадать, кого изображает та или иная фигура.

Среди главных гавайских богов рядом с резными портретами жестокого полинезийского Марса - акуа Ку - находится одна из лучших, как мне представляется, здешних скульптур: бог плодородия Лоно. Святилище, сооруженное в честь этого божества, в прежние

времена находилось неподалеку от Хонаунау, на берегу залива Келакекуа. Лоно высоко почитали не только там, но и по всей земле Кона. Даже в наши дни, когда повсюду возвышаются христианские церкви, жители Каилуа и соседних деревень с огромной радостью отмечают древнейший праздник Макаики, когда-то непосредственно связанный с этим языческим богом. В гавайском календаре нет особого дня, который обозначал бы день бога Лоно. Макаики - период, как мы бы сейчас сказали, свободного времени - еще совсем недавно длился целых четыре месяца: с начала ноября до начала марта!

Четыре лунных месяца были для гавайцев временем буйного веселья, песен, танцев, пирушек, любви и спортивных игр. Причем эти месяцы полинезийской dolce vita вовсе не были привилегией знатных гавайцев. Скорее даже наоборот: раз Лоно был богом простых крестьян, то и праздник его был народным. Таким образом, в дни Макаики гавайские крестьяне были просто обязаны веселиться, отдыхать и радоваться. Один немецкий писатель в связи с этим отметил, что по сравнению с четырехмесячным общегосударственным праздником меркнет все, чего добились в области социального прогресса на Западе.

Макаики - более чем стодневное беспрерывное торжество в честь бога Лоно - начиналось с религиозных обрядов и взимания налогов. Так как гавайцы не знали денег, то платили своим вождям дань плодами хлебного дерева, кокосовыми орехами, свиньями и собаками (мясо последних на архипелаге считалось таким же лакомым, как и свинина). В уплату налогов принималась материя из лыка, рогожи, перья редких птиц, а также изделия из перьев.

Дань отдавали жрецам, укладывая ее на специальный алтарь, над которым развевались два похожих на паруса флага из белоснежной материи - традиционный символ бога Лоно. Этот "парусный" алтарь путешествовал по всему острову, часто останавливаясь. Во время каждой такой остановки жрецы, представлявшие вождя, от имени бога Лоно принимали подати от жителей данной области.

До того момента, как сам бог получал причитающуюся ему дань, все продукты здесь были табу. Затем жрецы Лоно произносили традиционную магическую фразу, означавшую истинное начало Макаики - долгожданного и счастливого многомесячного периода радости. Жрец возглашал: "Земля свободна (то есть избавлена от табу), предавайтесь играм". И гавайцы с удовольствием подчинялись этому, бесспорно, самому приятному предписанию их религии. Они собирались в местах, освященных традицией, чаще всего на берегу океана, на различных пляжах, и выполняли то, что от имени доброго бога приказал им делать жрец, произнося фразу, освобождающую от строгого табу,- предавались играм.

Я пытаюсь придумать, с чем можно сравнить стодвадцатидневный праздник Макаики. Быть может, с бразильским или антильским карнавалами? Нет, и, эхе сравнение не подходит. Макаики - это Макаики. Неповторимая, несравненная гавайская феерия радости. Удовольствие ради удовольствия, одна игра, сменяющая другую.

Во время Макаики, как и любого гавайского празднества, исполнялось много песен. Так пели меле - героические песни о великих вождях, великих воинах. Танцевали священную хулу, и естественно, что в это время всеобщего раскрепощения гавайцы много предавались любви. В радостные, счастливые дни праздника легко было найти подругу или друга. И все же в первую очередь для обитателей островов Макаики был временем игр и спорта.

Я не знаю другого места во всей обширнейшей Океании, где люди занимались бы столь многими видами спорта и где знали бы столько спортивных дисциплин. Не знаю я и ни одного тихоокеанского архипелага, жители которого придумали бы такое количество игр. Некоторые из них до сих пор популярны у островитян, стремящихся сохранить от древней полинезийской культуры все, что еще можно. С одним видом спорта, ежегодно практиковавшимся во время Макаики, я сталкивался почти всюду. Это серфинг - знаменитое катание на волнах.

Во время Макаики катались не только на волнах, но и по склонам гор - это холуа, нечто подобное скольжению на санях, но без снега. Чтобы совершить такой весьма рискованный спуск, полинезийцы сооружали из каменных плит трассы, простиравшиеся иногда на несколько сотен метров. Одна такая трасса сохранилась

недалеко от Каилуа. Она очень крута, и спуск по ней, должно быть, представлял большую опасность. Сореи-нующиеся, мужчины и женщины, лежа па животе, съезжали на длинных "сапях", изготовленных из хлебного дерева. Чтобы увеличить и без того огромную скорость, полозья натирали маслом ореха кукуй.

К сожалению, спуск по "санным" трассам часто заканчивался для полинезийских спортсменов трагически. Если на большой скорости "сани" не вписывались в поворот, то человек, ударяясь о каменный борт или окружающие скалы, получал тяжелые ранения. Нередко спортсмен умирал от травм.

Опасными были и многие другие виды спорта, которыми занимались гавайцы. Например, местный бокс - по-гавайски мокомоко,- которым островитяне увлекались задолго до того, как встретились с первым белым человеком. Во время Макаики проводились настоящие боксерские турниры с участием спортсменов, съезжавшихся со всех уголков Большого острова. У вождей некоторых областей были даже "собственные" боксеры, которых они отправляли на турниры как "официальных представителей" своей земли.

Регулярные турниры по боксу, проводившиеся во время Макаики, собирали тысячи болельщиков, съезжавшихся отовсюду. Гавайские боксеры старались кулаком попасть в голову соперника, но сами, как это ни странно, почти не защищались от чужих ударов. Проигрывал тот, кто первым падал на землю.

Если бокс был чисто народным видом спорта, то при дворах вождей культивировалась макоко - нечто вроде вольной борьбы.

Еще одна очень популярная па Гавайях игра - маика. В нее играли, пользуясь диском диаметром десять сантиметров. Диск надо было забросить в чужие ворота, обозначенные двумя колышками, забив, таким образом, гол. Раньше вместо каменного диска гавайцы пользовались диском, вырезанным из хлебного дерева. Игру в майку мне удалось увидеть, когда я посетил деревню Улу-Мау на острове Оаху - музее под открытым небом.

В прежние времена гавайцы любили также состязаться в беге. Как правило, в одном забеге участвовали лишь два спортсмена. Дистанция была довольно большой. Победителем признавали того, кто первым дотрагивался до деревянного столбика, заменявшего гавайцам финишную ленточку. Во время Макаики гавайцы увлекались и стрельбой из лука. В закрытое помещение загоняли крыс, и участники состязания старались в них попасть. Победителем, естественно, становился тот, кто поражал наибольшее количество живых мишеней.

Очень популярным легкоатлетическим состязанием было метание копья (моа). Участники этих соревнований метали копья, сделанные из тяжелой древесины. Побеждал тот, чье копье точнее попадало в мишень десять раз подряд. Моа было тяжелым видом спорта, которым занимались только мужчины. Менее выносливые гавайцы, женщины и дети предпочитали каэпуа - метание легких копий из стволов сахарного тростника.

Во время Макаики проводились и спортивные состязания на воде. Наряду с катанием по волнам на досках гавайцы увлекались регатой. Я оказался свидетелем одной из гонок полинезийских лодок, находясь па борту сопровождающего судна. Состязания проводились по древним правилам, лодки должны были преодолеть расстояние от острова Молокаи до острова Оаху.

В прежние времена в дни празднеств, посвященных богу Лоно, гавайцы соревновались по прыжкам в воду со скалы и по плаванию, причем они плыли со связанными ногами! Островитяне состязались также и по другим видам спорта.

Все эти спортивные соревнования и встречи приносили радость не только самим спортсменам, но и тем, кто за ними следил,- зрителям. Особенно болельщикам, заключавшим пари, кто выйдет победителем в отдельных видах состязаний, турнирах и встречах: истинной страстью гавайцев были азартные игры.

Во время Макаики весь архипелаг превращался в своего рода "полинезийский Монте-Карло". Зрители ставили на победителей турниров по боксу, скоростному спуску на "санях", на лучшего метателя копья и стрелка из лука. Перед каждым состязанием и вожди, и простые люди советовались с предсказателями, которые по внутренностям принесенных в жертву собак и кур определяли, кто и где победит, на кого следует делать ставку.

Ставки оказывались весьма высокими. Мужчины готовы были заключать пари на все имущество, которым они обладали. Даже на собственных жен. А если они держали пари против вождя, то и на собственную свободу! Для того чтобы потешить свою азартную натуру, гавайцы придумали и другие игры, неизвестные в остальных частях Океании. Некоторые из этих игр я видел. Например, ноа - примитивное перекладывание пяти лоскутов капы, при этом нужно угадать, под каким из них лежит камешек. Гавайцы сами изобрели петушиные бои. Имена бойцовых петухов, победа которых приносила тому, кто на них ставил, особенно крупные выигрыши, стали знаменитыми, вошли в фольклор наряду с именами вождей. Например, из поколения в поколение передаются рассказы о непобедимом петухе Каваухелемоа.

Из игр островитян мне больше всего понравилась конане. В святилище Хонаунау я обратил внимание на каменный стол, на котором разыгрывалась сложная партия, напоминающая шашки. "Шашечный" стол был разграфлен на десять рядов. Играли два человека. У одного игрока были белые камешки, у другого - черные. Побеждал тот, кому удавалось перепрыгнуть большее число камней соперника или кто "запирал" все чужие камни.

Конане - игра сложная, требующая сосредоточенности и внимания. Играли в нее лишь взрослые. Но во время празднеств, посвященных богу Лоно, веселились не только они. Не были забыты и гавайские дети, любившие, например, запускать змеев, сделанных из лыковой материи. Однако, мне кажется, больше всего детям нравилось играть "в веревочку". Натягивая пропущенную сквозь пальцы тонкую веревку, они составляли множество фигур, каждая из которых сопровождалась песнями.

Так в течение долгих четырех месяцев веселился и радовался весь гавайский народ. От радости не устаешь. Будто бы в честь доброго бога плодородия и мира, а на самом деле ради собственного удовольствия каждый год в течение ста двадцати дней мужчины, женщины и дети на Гавайях соревновались, соперничали друг с другом, бегали наперегонки, метали копья и каменные диски, стреляли из луков, катались по волнам, плавали, прыгали в воду, занимались боксом, играли в шашки, ставили все свое состояние, улыбаясь, проигрывали его, не переставая петь, играть, танцевать. Это было время Макаики - время радости. Таким был в доевропейские времена, и не только в дни бога Лоно, весь Гавайский архипелаг.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://usa-history.ru/ "USA-History.ru: История США"