Новости    Библиотека    Исторический обзор    Карта США    Карта проектов    О нас   

Пользовательского поиска





предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Человек с тяжелым кулаком"

Одной из крупных акций ЦРУ было уничтожение демократического режима и установление военной диктатуры в Гватемале.

Эту маленькую слаборазвитую, аграрную страну на северо-западе Центральной Америки в течение многих десятилетий эксплуатировала крупная американская монополия "Юнайтед фрут компани". На богатства недр Гватемалы, особенно на нефтяные месторождения, претендовали и другие монополии США, однако "Юнайтед фрут" захватила здесь сильные экономические позиции, завладела не только обширными банановыми плантациями, но также железными дорогами и портами и даже создала в этом суверенном государстве свою собственную полицию. Компания была как бы государством в государстве.

Но вот в конце 1950 г. к власти в Гватемале пришло прогрессивное правительство Хакобо Арбенса, которое не только декларировало демократические реформы, но и предприняло первые практические шаги: начало передавать землю крестьянам и сельскохозяйственным рабочим. Было решено экспроприировать помещичью землю и также ту, на которой обосновалась со своей полицией "Юнайтед фрут компани", выплатив ей при этом известную компенсацию. Закон об аграрной реформе был реализован довольно быстро: к 1954 г. 100 тыс. гватемальских крестьян уже получили землю. Государственный департамент США протестовал против экспроприации владений "Юнайтед фрут компани", не смущаясь тем, что это было явным вмешательством во внутренние дела. Мало того, монополия при поддержке правительства США предприняла примерно сорок попыток свергнуть режим, посягнувший на интересы американского капитала, и установить диктатуру реакционных сил, но безуспешно. Правительство Арбенса продолжало курс, направленный на достижение независимости от Соединенных Штатов как во внешней, так и во внутренней политике.

В конце 1953 г. президент Эйзенхауэр принял решение свергнуть правительство Арбенса. Американская печать подняла шум "об угрозе международного коммунизма" Центральной Америке. А тем временем президент поручил директору ЦРУ Аллену Даллесу разработать план государственного переворота в Гватемале и осуществить его. Успех путча в Иране в 1953 г. воодушевил Аллена Даллеса и его помощников. Тем более что в Гватемале организовать переворот было легче. В соседних с ней странах Гондурасе и Никарагуа послушные Соединенным Штатам правительства могли предоставить в распоряжение ЦРУ надежные кадры наемников и территорию, которую предполагалось использовать как плацдарм для интервенции. По плану ЦРУ вторжение должно было произойти в одно время с внутренним путчем в Гватемале.

Общее руководство операцией Даллес поручил Фрэнку Гарднеру Уизнеру, своему заместителю по планированию тайных операций и начальнику оперативного управления ЦРУ, известному в США как "мастер грязных дел". Подготовку вели сотрудники резидентуры ЦРУ внутри страны, прикрывавшиеся дипломатическими паспортами, и тайные агенты того же ЦРУ среди гватемальской эмиграции в США, Гондурасе и Никарагуа, сколачивавшие силы для вторжения.

Резидентом в Гватемалу был направлен Джон Перифуа, старый сотрудник госдепартамента, "человек с тяжелым кулаком", который при подавлении американцами национально-освободительного движения в Греции зарекомендовал себя как ловкий организатор подрывных акций. В то время он работал в посольстве США в Афинах. Перифуа сделал карьеру на внешнеполитическом поприще в послевоенные годы. После прихода к власти Эйзенхауэра временно оказался не у дел и, по расчетам Аллена Даллеса, ждал выгодных предложений. Явившийся к нему сотрудник ЦРУ сделал именно такое предложение: президент назначит Перифуа послом в Гватемале при условии, если тот согласится быть одновременно представителем ЦРУ и организует антиправительственный путч; дальнейшая карьера посла-резидента зависит от успеха путча. Перифуа согласился. В феврале 1954 г. президент Эйзенхауэр по рекомендации ЦРУ утвердил назначение Перифуа.

Подготовкой вторжения в Гватемалу занялся полковник Кастильо Армас, бывший военный атташе Гватемалы в США, хорошо известный ЦРУ как ярый противник правительства Арбенса. Армас уже участвовал в одном неудачном мятеже против президента Арбенса и по этой причине попал в Гватемале в тюрьму. Из тюрьмы ему удалось бежать, он перебрался в Мексику, где был завербован американской разведкой, а потом отправился в США совершенствоваться в искусстве шпионажа и диверсий под руководством наставников из ЦРУ. Для подготовки вторжения Армас получил от разведки США примерно "пять миллионов долларов, - как писал несколько позже американский журнал "Тайм". - Он получил самолеты... Он получил также летчиков, умеющих летать на этих самолетах".

Перифуа стал тайно сколачивать в Гватемале из реакционно настроенных высших военных чинов будущую хунту, которая должна была по сигналу своих покровителей свергнуть правительство Арбенса и захватить власть. Тем временем Армас формировал в Гондурасе и Никарагуа отряд наемников из гватемальцев, высланных Арбенсом за антиправительственную деятельность. Именно на эти силы делали главную ставку империалистические круги США. По договоренности с ЦРУ "Юнайтед фрут компани" предоставила путчистам возможность использовать ее владения на территории этих стран как базу для предстоящего вторжения. В столице Гондураса Тегусигальпе расположился штаб мятежников. Заботу о вооружении и снаряжении отряда Армаса, с одобрения Совета национальной безопасности, взяли на себя ЦРУ и военные ведомства США, а также компания "Юнайтед фрут". Два торговых судна доставили в Гондурас и Никарагуа 50 тонн оружия и боеприпасов; большая часть этого вооружения направлялась в штаб полковника Армаса.

18 июня 1954 г. Армас во главе отряда эмигрантов вторгся с территории Гондураса в Гватемалу. В отряде насчитывалось всего полтораста человек, но они были хорошо вооружены и их поддерживала авиация: американские самолеты с американскими пилотами, предоставленные в распоряжение Армаса, бомбили на рассвете главный порт Гватемалы на побережье Тихого океана - Сан-Хосе, столицу и некоторые города. Армас рассчитывал на быстрый успех. Но в Гватемале еще в январе узнали о заговоре с кодовым обозначением "Эль диабло". Служба безопасности перехватила и опубликовала переписку между Армасом и другим лидером эмигрантов Мигелем Идигорасом по поводу предстоящего путча. Назывались некоторые пункты Никарагуа, где формировался отряд вторжения, а также имя полковника ЦРУ Резерфорда, руководившего обучением волонтеров. Поэтому гватемальцы имели возможность организовать отпор. Правительство Арбенса мобилизовало силы и отбросило отряд наемников на территорию Гондураса.

Так провалилась попытка переворота, который, согласно плану ЦРУ, должен был завершиться в течение одной ночи. Основания для беспокойства были не только у посла-резидента Перифуа, но и у его шефов. Почти через 10 лет президент Эйзенхауэр, впервые публично заявив о прямом участии США в свержении законного правительства Гватемалы, оправдывал его "прямо-таки отчаянным положением", в каком оказались американцы после того, как первые попытки "разделаться с пришедшим к власти коммунистическим правительством" оказались неудачными. Сорвалась и воздушная атака, порученная авиации ЦРУ, которой отводили роль ударной силы путча: два самолета американской разведки из соединения, выделенного для участия в бомбежке, потерпели аварию, и летчики не вышли своевременно на цель.

В Вашингтоне стали думать, как быть дальше. Аллен Даллес настаивал на продолжении интервенции и требовал послать в Гватемалу еще несколько самолетов. Против этого возражали некоторые чиновники госдепартамента, в частности помощник государственного секретаря по делам Латинской Америки Генри Голланд, принимавший активное участие в подготовке вторжения. На совещании в Белом доме под председательством Эйзенхауэра Голланд заявил, что "одно дело - давать ЦРУ самолеты для Кастильо Армаса до начала вторжения, другое - поставлять их сейчас". Он считал, что дело, несомненно, получит огласку и даст повод обвинять Соединенные Штаты во вмешательстве во внутренние дела латиноамериканских стран. Однако на этом совещании, как признал потом президент Эйзенхауэр, он решил продолжать оказывать наемникам помощь и дальше и отдал распоряжение послать им дополнительные самолеты.

Вместо суток, как это предусматривал план, Центральному разведывательному управлению для достижения в Гватемале первых результатов потребовалось две недели. 27 июня было объявлено об отставке Арбенса. Его вынудили покинуть Гватемалу. Американский представитель в ООН Кэбот Лодж в ответ на обвинение США в агрессии заявил: то, что происходит, не агрессия, а "восстание гватемальцев против гватемальцев". Очевидно, для большей убедительности этих "доводов" американцы не стали сразу ставить во главе правительства полковника Армаса. Руководителем хунты был назначен полковник Карлос Энрике Диас, главнокомандующий гватемальскими вооруженными силами. Однако, придя к власти, Диас не захотел уступить место полковнику Армасу. Он даже пригрозил, что будет продолжать сопротивление "интервентам". Перифуа не стал ждать, пока сколоченная Диасом хунта развернет военные действия против сформированной ЦРУ "армии освобождения". Столица Гватемалы снова подверглась бомбардировке: были сброшены бомбы на основной военный объект города - форт Матаморос и взорвана электростанция. Радио интервентов угрожало новыми налетами. Диас был изгнан, а во главе хунты стал активно боровшийся против него полковник Эльфего Монсон.

3 июля Армас на самолете американского посольства прилетел в Гватемалу, через пять дней хунта назначила его президентом, а еще через пять дней Соединенные Штаты признали новое правительство. Последовавшие за этим события показали, в чьих интересах совершился переворот. Так "Юнайтед фрут" вернула конфискованные правительством Арбенса угодья и предприятия. В знак благодарности руководство компании в 1955 г. ввело в состав своих директоров сошедшего к этому времени с политической арены генерала Уолтера Беделла Смита, который с 1950 по 1953 г. возглавлял ЦРУ, а затем занимал пост заместителя государственного секретаря.

Говоря о трагедии Гватемалы, нельзя не обратить внимание на то, что американская разведка, используя характерные для нее средства: подкуп, диверсии, шпионаж, террор, открытую военную интервенцию, действовала заодно с дипломатическим аппаратом США. Реакционная американская пресса назвала посла США в Гватемале Джона Перифуа "настоящим героем этого дела", "на протяжении всех событий игравшим главную роль, которая в наиболее критические моменты, по всей видимости, была решающей".

Так дипломат, разведчик, диверсант и организатор интервенции совместились в одном лице.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://usa-history.ru/ "USA-History.ru: История США"