Новости    Библиотека    Исторический обзор    Карта США    Карта проектов    О нас   

Пользовательского поиска





предыдущая главасодержаниеследующая глава

За стенами американской казармы

В ночь на 9 апреля 1956 года в одной из казарм крупнейшего учебного центра морской пехоты США - так называемого рекрутского депо Пэррис-Айленд, расположенного на небольшом острове у берегов штата Южная Каролина, прозвучал сигнал тревоги. Ее объявил своему взводу новобранцев сержант-инструктор Мэтью Маккеон. Еще днем, недовольный действиями молодых солдат, он пригрозил, что "заставит их почувствовать себя настоящими морскими пехотинцами, научит дисциплине". После ужина и изрядной выпивки в базовом сержантском баре Маккеон решил привести свою угрозу в исполнение.

В кромешной темноте, под дождем пьяный сержант загнал новобранцев в болотистую местность и там заставил их переправляться через вздувшуюся от ливней реку Риббон-Крик. Тех, кто боялся лезть в воду или говорил, что не умеет плавать, Маккеон с бранью сам сталкивал в реку. Ночная переправа закончилась трагически. В ту ночь в Риббон-Крик утонуло шесть солдат. Виновен в происшедшем был Маккеон.

Узнав об этом из ряда вон выходящем случае, командование не поспешило назначить расследование и отдать преступника под суд. Наоборот, оно приложило все силы, чтобы замять происшествие, не допустить его огласки. Однако на этот раз слухи о гибели солдат по вине пьяного сержанта-садиста вышли за пределы Пэррис-Айленд. Родители погибших требовали расследования. Их поддержали некоторые газеты. Дело дошло до конгресса. Командование морской пехоты было вынуждено отступить. Сержанта Маккеона отдали под суд.

И здесь, на судебном процессе, вскрылось, что подобный случай был далеко не первым. Ни в рекрутском депо Пэррис-Айленд, ни тем более в морской пехоте в целом. То, что проделал Маккеон, случалось десятки и сотни раз. И не только в морской пехоте. Издевательства над людьми под видом дисциплинарной практики являются обычным явлением в американской казарме. Они процветают в армии, авиации, на флоте. Но особенно изощренно эта система действует в морской пехоте США, прежде всего в рекрутских депо и других учебных соединениях и частях.

Даже бывший в то время командующим морской пехотой генерал Рэндолф Пэйт признавал, что в принятой в войсках практике обучения личного состава "существуют некоторые методы, направленные на унижение солдат и вытравливание у них чувства самоуважения". Генерал был вынужден констатировать, что "многие сержанты в учебных центрах, лагерях и рекрутских депо морской пехоты совершают бессмысленные издевательства над подчиненными, принуждают их выполнять изнурительную, никому не нужную работу, всякие унизительные задания, совершать дисциплинарные марши до полного изнеможения". Признавал генерал и то, что подобные действия младших командиров, поощряемые офицерами, "иногда приводят к трагическим результатам".

Однако, признавая подобное положение и на словах даже осуждая его, командование не только не видит в этом чего-то из ряда вон выходящего, но даже поощряет сержантов и офицеров, считающих издевательства и глумление над людьми основой "воспитания армейской молодежи", "приобщения ее к трудностям военной жизни".

"Я считаю, - заявил, например, выступивший публично в защиту сержанта Маккеона генерал-лейтенант Пуллер, - что эти методы являются наилучшим средством для втягивания новобранцев в военную службу. Мы не ломаем людей, а только ломаем их гражданские привычки. Жестокость необходима для поддержания порядка".

В подобном же Духе высказывались и многие другие высокопоставленные защитники сержанта-садиста. Приходится ли удивляться, что суд, разбиравший это дело, не нашел в действиях Маккеона особого криминала и ограничился лишь тем, что объявил ему выговор, разжаловал в рядовые и взыскал штраф. Маккеон не был даже уволен с военной службы.

Многие американские газеты, уделявшие этому скандальному делу немало внимания, были вынуждены отметить явную мягкость приговора. Но буржуазная пресса постаралась сохранить хорошую мину при плохой игре - происшествие в Пэррис-Айленд было объявлено "в целом нетипичным" для морской пехоты и всех вооруженных сил США, этакой "трагической случайностью". Жизнь жестоко посмеялась над подобными утверждениями.

Не успели еще высохнуть чернила под приговором сержанту-инструктору Маккеону, как в том же Пэррис-Айленд умерли от побоев два солдата-новобранца. Их пытались "приобщить к военной службе" маккеоновскими методами. В течение последующих лет в печати еще много раз сообщалось о подобных случаях. И не только в Пэррис-Айленд, но и в других гарнизонах морской пехоты - Кэмп-Лэджен, Сан-Диего, Кэмп-Пендлтон, в ряде учебных центров армии и флота.

В Кэмп-Лэджен, например, по словам посетившего эту базу корреспондента западногерманского журнала "Штерн", только в течение 1970 года в результате зверских побоев и издевательств со стороны сержантов и офицеров было госпитализировано несколько десятков морских пехотинцев, а два солдата - Эдвард Бенкстон и Джеймс Бэрд - умерли.

В печати сообщалось и о многих других случаях. Газета "Оверсиз уикли", в частности, рассказала о командире штабной роты 562-го артиллерийского полка армии США в Западной Германии капитане Викторе Леоне, который в своем подразделении "практиковал методы нацистского концлагеря". Он всячески издевался над солдатами, заставлял их выполнять унизительные приказания, а тех, кто проявлял "непокорность и строптивость", избивал, сажал голыми в холодный подвал, лишал пищи, не давал спать.

Командир одной из рот 36-го пехотного полка 3-й бронетанковой дивизии американской армии первый лейтенант Дон Томпсон "в порядке приобщения солдат к дисциплине" приковывал их ржавой цепью к стене в сыром подвале и так держал по нескольку суток. Свою "батальонную тюрьму" создал командир 24-го инженерного батальона войск США в Южной Корее подполковник Джулиан Кэрнс. Даже военный прокурор, вынужденный в конце концов заняться неблаговидными делами этого офицера, назвал его "бессердечным, холодным извергом". Подполковник не считал зазорным лично избивать солдат, за малейшую провинность лишал целые подразделения сна на 2-3 суток, разработал и всячески рекламировал в офицерской среде целую систему садистских наказаний для солдат. И такого человека привлекли к ответственности только после того, как на почве издевательств в его батальоне один за другим покончили жизнь самоубийством три солдата.

Наличие многочисленных фактов такого рода (а список этот можно было бы продолжать и продолжать) свидетельствует о том, что подобное положение типично для вооруженных сил Соединенных Штатов. Но даже на таком общем фоне выделяются порядки, царящие в морской пехоте, в ее казармах. Чем же это объяснить?

Агрессивные круги США всегда рассматривали и рассматривают морскую пехоту как некий особый элемент своей военной машины. Она считается в Пентагоне (и не без основания) наиболее надежным инструментом как для осуществления разбойничьих акций против других народов, подавления национально-освободительных движений в зависимых странах, так и для борьбы со своим народом, расправ с забастовщиками, участниками антивоенных митингов и демократических выступлений, борцами за гражданские права, противниками расизма.

Эту роль карателя и палача морская пехота США десятки и сотни раз выполняла в прошлом, выполняет она ее и в настоящее время. Дивизии и полки морской пехоты шли в первых эшелонах американских войск, брошенных Пентагоном против корейского народа в 1950 году, осуществили вторжение вместе с английскими карателями в Ливан и Иорданию в 1956 году, подавляли прогрессивные силы, национально-освободительное движение в 50-60-х годах в Доминиканской Республике, Панаме, Венесуэле, Колумбии, Гватемале и других латиноамериканских странах, проводили самые кровавые, самые чудовищные расправы в Южном Вьетнаме. Правящие круги США только за последние годы десятки раз использовали морскую пехоту для срывов массовых забастовок американского пролетариата (например, всеобщей стачки железнодорожников в 1968 году, массовой забастовки портовых рабочих Атлантического побережья в 1967 году, ряда забастовок почтовиков и т. д.), направляли ее подразделения для разгона антивоенных демонстраций и митингов в Нью-Йорке, Чикаго, Детройте и других городах США.

Чтобы использовать свои войска в агрессивных войнах и провокациях, а также в борьбе с трудовым народом своей страны, империалистам нужны слепо повинующиеся, нерассуждающие, готовые на любые преступления солдаты и матросы. И особенно в тех войсках, которым они "доверяют" самые грязные операции.

Формирование таких войск достигается прежде всего путем тщательного отбора наемников, их повседневной идеологической обработки, жестокой муштры, в которой сочетаются методы беспощадного подавления любого "инакомыслия" и подкупа "благонадежных" солдат.

Особенно изощренно такая система действует в морской пехоте США. Вся система подготовки морских пехотинцев построена прежде всего на подавлении личности солдата, искоренении малейшей человечности, на том, чтобы любыми средствами, как говорил американский писатель Уильям Сароян, низвести его "до уровня человекообразной обезьяны номер такой-то".

Для достижения этой цели, по мнению американского командования, годятся любые средства. Но "наилучший результат" дают методы "всеобъемлющего подавления" - насаждение страха перед наказанием, хамский окрик, зуботычина, унизительная насмешка. Офицеры и сержанты морской пехоты, особенно в рекрутских депо и учебных центрах, широко пользуются всем этим арсеналом средств принуждения. Крылатым в этих войсках стало высказывание одного из "отцов морской пехоты" генерала Смэдли Батлера: "Солдат должен идти в бой не потому, что этого требует долг или велит совесть, а потому, что так приказал сержант".

Пользуясь подобными настроениями, многие офицеры и сержанты ставят во главу угла всего "воспитания" солдат культ грубой силы, беспощадного подавления, издевательств над подчиненными. И все это якобы во имя "подготовки настоящих солдат".

Вот, например, с какой "приветственной речью" обращается к солдатам-новобранцам сержант-инструктор в рекрутском депо морской пехоты в Сан-Диего:

"Так вот, сукины сыны, забудьте с этой минуты, что вы - люди. Вы - трусливые ублюдки, и я не допущу, чтобы кто-нибудь из вас считал себя морским пехотинцем. Вы - сосунки! Болваны! Самые... вонючие скоты в мире! Чертово отродье! Наиболее омерзительные слизняки, каких я когда-либо видел! Но за три месяца я сделаю из вас морских пехотинцев. Или выброшу на свалку. Зарубите это себе на носу, подонки! Отныне души ваши принадлежат богу, а тело - мне!"*.

* (Цит. по книге французского публициста Леона Юриса "Боевой клич". Париж, 1959.)

В настоящее время морская пехота комплектуется только так называемыми "добровольцами" - наемниками, служащими по контракту. В соответствии с принятым порядком все завербовавшиеся на военную службу проходят обязательную начальную подготовку в особых учебных частях - рекрутских депо. Срок обучения здесь обычно 9-10 недель, хотя в некоторых случаях, например в период максимальной "эскалации" американской агрессии в Индокитае, он бывает и меньше. На протяжении всего периода нахождения в рекрутском депо жизнь солдата-новобранца до предела насыщена отупляющей муштрой, бессмысленными ночными построениями, изнурительными "дисциплинарными" маршами, проходит под непрерывные крики сержантов-инструкторов. Солдат не имеет буквально ни одного часа личного времени, он ошеломлен, задерган, потрясен до глубины души, подавлен физически и психически. Подобная система рассчитана на то, чтобы "искоренить у солдата привычку думать и рассуждать", заменив все это лишь набором определенных рефлексов и психологических стереотипов.

В этом отношении показательно, что на период обучения в рекрутском депо солдат лишают всех их личных вещей, вплоть до обручальных колец и фотографий близких, дважды в неделю стригут под машинку, запрещают обращаться друг к другу по имени и фамилии, заменяя их личным номером. На любой вопрос сержанта новобранец имеет право отвечать только "Да, сэр!" и "Нет, сэр!". Даже если его спрашивают, как его имя и где он родился, каковы его убеждения и какой кинозвезде он симпатизирует.

"Главная цель обучения будущих морских пехотинцев в рекрутских депо, - пишет американская газета "Дейли ньюс", - состоит в том, чтобы изгнать из них всякий гражданский дух. Для этого командиры используют любые средства. Рекрута без конца дергают, на него кричат, его оскорбляют и провоцируют, ему всячески угрожают. Он должен забыть прошлое и не думать о будущем, отказаться от старых привычек, действовать как автомат".

Далеко не все выдерживают такое, с позволения сказать, обучение. Как правило, к концу пребывания в рекрутском депо отсеивается до 40 процентов новобранцев. Еще 20-30 процентов молодых солдат признаются негодными для службы в морской пехоте на следующем этапе обучения - в учебных центрах и базах. Зато на оставшихся командование уже может в определенной мере рассчитывать: "жесткая подготовка" в период начального обучения сломила одних и ожесточила других, внушила солдатам, что жестокость и беспощадность - это единственное средство "стать настоящим морским пехотинцем", что для успеха и карьеры нужно беспощадно подавлять других, идти по чужим телам, не думать ни о чем.

Подобная система подготовки, по взглядам американского командования, позволяет готовить для морской пехоты личный состав, пригодный для выполнения любых, даже самых грязных заданий.

Как уже говорилось выше, даже среди снискавших себе недобрую славу учебных формирований вооруженных сил США особо выделяется рекрутское депо морской пехоты Пэррис-Айленд. Оно давно уже стало в Америке своеобразным символом насилия над человеческой личностью, грубости и произвола, бесправия простого парня, одетого в солдатский мундир, перед всеподавляющей силой буржуазной военной машины.

Печальная известность пришла к рекрутскому депо Пэррис-Айленд еще задолго до случая с сержантом-инструктором Маккеоном. Она не исчезла и много лет спустя после этого трагического происшествия. Сохранению этой недоброй славы способствуют все новые и новые дела, подобные страшной ночи 9 апреля 1956 года.

В мае 1972 года название "Пэррис-Айленд" снова замелькало на страницах американских и зарубежных газет. На этот раз в связи со случаем гибели рядового Джона Грибовскаса, доведенного издевательствами сержантов-инструкторов до самоубийства.

Прошло всего лишь два месяца, и о Пэррис-Айленд опять заговорили в Америке. Сорок три солдата-новобранца, проходившие подготовку в этом рекрутском депо, обратились с коллективным письмом в конгресс США. Солдаты жаловались на бесчеловечное обращение, грубость сержантов и офицеров, беззаконие и произвол, расовую дискриминацию в отношении военнослужащих-негров, антисемитизм "стопроцентных янки". В письме перечислялись десятки случаев физических расправ и издевательств над солдатами. В частности, рассказывалось, как по приказу командира роты два новобранца должны были палками избивать рядового Уилли Дэвиса, упавшего в обморок на занятиях по штыковому бою. Сообщалось также о сержанте-инструкторе Ларсоне, систематически избивающем солдат кулаками и ногами, о старшем сержанте Кожевском, "специализирующемся" на изобретении все новых способов издевательств над рекрутами, сержанте Смолле, угрожавшем солдатам-неграм расправами "в стиле ку-клукс-клана", о многочисленных случаях лишения солдат права переписки, запрещении больным обращаться к врачу, запрете принимать пищу и т. п.

Комментируя этот случай, газета "Оверсиз уикли" писала, что он является "еще одним подтверждением" того, что порядки в Пэррис-Айленд, широко известные не только в США, но и за рубежом, за последние годы "если и меняются, то только в еще более худшую сторону".

Рекрутское депо Пэррис-Айленд сегодня олицетворяет собой многие мрачные стороны жизни американской казармы, наглядно иллюстрирует основы военно-дисциплинарной практики империалистической армии. Эта практика направлена на подавление людей, на превращение их в надежных исполнителей антинародных замыслов врагов мира и человечества. То, что происходит на протяжении многих лет в Пэррис-Айленд, характерно не только для морской пехоты США, но и для всех американских вооруженных сил. Типично это и для любой другой антинародной, империалистической армии.


В последние годы в США наблюдается определенное усиление антимилитаристских, антивоенных настроений среди довольно значительной части населения. Этому способствуют, в первую очередь, провал планов американского империализма в Индокитае, крайняя непопулярность вьетнамской авантюры Пентагона, большие жертвы, понесенные в ней Америкой. Эти настроения органически переплетаются с общей непопулярностью внутренней и внешней политики агрессивных кругов США, постоянным снижением жизненного уровня широких слоев американского населения, ростом безработицы, инфляцией, усиливающейся преступностью в городах. Миллионы американцев протестуют против политики расовой дискриминации в стране и вооруженных силах, против усиления активности крайне правых элементов, фашистов и расистов, поддерживают борьбу прогрессивных сил против реакции.

Участие в этом движении части либеральной интеллигенции, особенно творческой, находит свое отражение, в частности, в появлении в последние годы ряда книг, брошюр, журнальных и газетных статей, исследований, авторы которых с тех или иных позиций выступают против дальнейшего усиления власти военно-промышленного комплекса, милитаризации всех сфер жизни США, антинародных действий вооруженных сил. Резкой критике подвергаются и сами американские вооруженные силы, нравы буржуазной казармы.

Не все авторы этих трудов выступают с действительно прогрессивных, демократических позиций, не все они принципиальны в своих выводах и оценках. Кое-кто просто стремится использовать сложившуюся конъюнктуру, общую антимилитаристскую атмосферу в своих личных целях - ради саморекламы, денег или же в интересах межпартийной борьбы в период предвыборных кампаний, дебатов в палатах конгресса, особенно во время рассмотрения бюджетных ассигнований. Для большинства трудов буржуазных авторов, критикующих различные стороны деятельности военно-промышленного комплекса и Пентагона, характерна явная политическая ограниченность, призывы лишь к "либерализации" американской военной машины, к усилению действенности законодательных органов власти, в первую очередь конгресса, который многими из этих критиков рассматривается почти как панацея от всех зол. Эти люди не видят (а скорее, не хотят видеть), что язвы и пороки американского образа жизни - вовсе не случайность, не результат какого-то неблагоприятного стечения обстоятельств, не продукт деятельности тех или иных недобросовестных политических, военных и других руководителей, а абсолютно закономерные явления в эксплуататорском обществе, особенно в таком, как буржуазное общество в США. Изменить существующее положение можно, лишь полностью сломав и перестроив это общество, этот реакционный, антинародный строй и все его институты.


Среди книг, авторы которых выступают против тех грязных, порочных явлений, которые характерны для американской военной казармы, против нравов реакционной военщины и ее влияния на все стороны американской жизни, значительный интерес для советского читателя представляет труд известных в США журналистов Х. Джефферса и Д. Левитана "Побывай в Пэррисе и умри".

Это публицистический, хорошо документированный очерк о нравах, царящих в американской морской пехоте, в первую очередь в ее учебных центрах и рекрутских депо, О главной теме этой книги красноречиво говорит ее подзаголовок: "Грубость и жестокость в морской пехоте США".

Авторы проделали значительную исследовательскую работу, собрав большое количество писем, показаний, интервью с лицами, служащими или служившими в морской пехоте и ставшими жертвами грубости, насилия, произвола со стороны командования и инструкторов учебных центров и рекрутских депо. Немало собрано в книге и материалов, полученных от родственников солдат, погибших в результате учиненных над ними издевательств и бесчеловечного обращения.

Бесчеловечность и жестокость в отношении солдат в частях и учебных подразделениях морской пехоты - это, в общем-то, не новая тема в Америке. Она поднималась в печати уже несколько раз, как правило, в связи со случаями гибели отдельных военнослужащих или даже целых групп. Особенно часто при этом упоминается рекрутское депо Пэррис-Айленд. Книга Джефферса и Левитана как бы обобщает все эти случаи, подводит определенный итог, пытается дать анализ причин.

На основе собранных сведений авторы наглядно показывают, что существующая в Пэррис-Айленд и других лагерях морской пехоты ситуация является не результатом действий отдельных садистов и преступников, делающих унижение человека своим отвратительным хобби, а определенной системой, прочно устоявшейся в морской пехоте и поддерживаемой командованием в целях морально-психологического подавления людей и превращения их в тупых, нерассуждающих убийц - так называемого "образцового морского пехотинца". Грубость, бесчеловечность, жестокость, с которыми с первых же шагов сталкивается молодой солдат в морской пехоте (да и в других видах вооруженных сил США тоже), должны, по замыслу командования, способствовать выработке у него подобных же качеств, сформировать из простого парня солдата, готового на любые преступления, бандита, для которого насилие и жестокость являются естественными формами бытия.

Повествование не ограничивается стенами Пэррис-Айленд. Авторы посвящают отдельные главы и другим учебным заведениям морской пехоты - Кэмп-Лэджен, Кэмп-Пендлтон и другим, рассказывают о нравах, царящих в военных тюрьмах, в частности в одной из самых одиозных - Бруклинской, находящейся в Нью-Йорке.

Не все главы книги равноценны как по собранному в них материалу, так и по его анализу, выводам, обобщениям. В некоторых местах основное внимание авторов обращено прежде всего на то, чтобы убедить читателя в возможности кардинальных изменений в вооруженных силах США путем каких-то законодательных актов и реформ, повышения роли и авторитета конгресса, замены "недобросовестных" командиров и начальников "честными" людьми и т. п.

Советскому читателю, знакомящемуся с книгой "Побывай в Пэррисе и умри", не составит труда отделить рациональное зерно, содержащееся в этом в целом реалистическом произведении, от всего наивного и надуманного, что свойственно либерально-буржуазному подходу авторов, их политической ограниченности. Критически относясь к некоторым выводам и рекомендациям Джефферса и Левитана, читатель в то же время найдет в их труде немало такого, что показывает в реалистическом свете быт и нравы американской казармы, систему подготовки личного состава, методы его воспитания и выращивания тех самых убийц, которые вчера зверствовали в Индокитае, а завтра могут быть брошены в новые авантюры.

Капитан 1 ранга Т. Белащенко

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://usa-history.ru/ "USA-History.ru: История США"