Новости    Библиотека    Исторический обзор    Карта США    Карта проектов    О нас   

Пользовательского поиска





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава третья. "Я хочу стать морским пехотинцем"

В мирное время морская пехота комплектуется исключительно добровольцами. Даже во время войны, когда некоторая часть новобранцев приходится на долю призывников, морские пехотинцы, поступившие на службу добровольно, считают призывников второсортными солдатами.

Морской пехотинец - это прежде всего доброволец, то есть человек, который, придя на вербовочный пункт, заявил: "Я хочу стать морским пехотинцем". За этими словами кроются сложные причины и психологические процессы, представляющие загадку для любого психолога, но если и есть что-то общее в причинах, объясняющих стремление к службе в морской пехоте, то это точно определено в рекламе: "Морская пехота воспитывает людей сильных телом и духом"*.

* (Стремясь обеспечить себе возможность тщательно отбирать личный состав для такого элитного жандармско-полицейского формирования, каким является морская пехота, соответствующим образом обрабатывать ее солдат, сержантов и офицеров, держать их в максимальной изоляции от народных масс, от всех тех острых политических проблем, которые в последние годы все больше волнуют широкие слои американского народа, командование прилагает большие усилия для всесторонней рекламы морской пехоты США, ее всяческого восхваления, внушения как личному составу, так и гражданской молодежи, всему населению мифа об "исключительности", "особом характере", "славной истории" этого рода военно-морских сил. Подобная реклама весьма действенна в Америке. - Прим. ред.)

Новобранец - это человек, который в какой-то мере недоволен своей жизненной судьбой. Он стремится к лучшему: хочет окончить школу, получить профессию, добиться уважения и признания окружающих. Но у малообразованного юноши из бедной семьи, выросшего в трущобах, гетто, прошедшего "школу улицы", почти нет шансов чего-то добиться в жизни.

В морскую пехоту чаще всего вступают юноши, рано оставившие школу. 18-летний Патрик Бэнковский из Бруклина поступил на службу в военно-воздушные силы. Прежде чем сделать это, он обращался в вербовочные пункты всех видов вооруженных сил, кроме морской пехоты. "Быть на военной службе - небольшое счастье, - сказал он, - а служить в морской пехоте - просто горе". Бэнковский не считал, что служба в морской пехоте принесет ему что-нибудь полезное в жизни.

Раймон Розарио был иного мнения. В свои 17 лет этот худощавый, небольшого роста, застенчивый юноша-пуэрториканец выглядел как мальчишка, разносчик товаров продовольственного магазина.

21 января 1970 года он явился на вербовочный пункт в Нью-Йорке. Согласно установленному на пункте порядку с ним побеседовал сержант-вербовщик, потом он прошел осмотр и стандартный экзамен по общему уровню развития. Одновременно были наведены справки в полиции, чтобы выяснить, не совершал ли Розарио уголовных преступлений. Был послан запрос и в школу, где когда-то учился Раймон.

Когда вся предварительная работа проделана, кандидат в новобранцы направляется для проверки уровня физической подготовки в Форт-Гамильтон в Бруклине. День спустя его вызывают для окончательного оформления на службу в морской пехоте.

Однако пример с Раймоном не показателен, поскольку он получил очень низкие оценки на экзамене по проверке общего уровня развития. Это и послужило причиной для вызова Раймона на беседу в вербовочный пункт.

"Далеко не всех вызывают на беседу с офицером, - рассказал майор Ван Хорн, беседовавший с Розарио. - Первичная беседа проводится сержантом-вербовщиком. Если, по его мнению, данный кандидат в новобранцы в чем-то выглядит слабее остальных, с ним проводится дополнительная беседа".

Раймон отличался от других кандидатов тем, что получил очень низкие оценки на экзамене. Майор Ван Хорн объяснил: "Я стремлюсь определить, может ли кандидат в новобранцы читать, считать и сумеет ли выполнять задания, что позволило бы ему успешно пройти курс начального обучения в рекрутском депо. Мы стараемся определить причины, по которым кандидат получил низкую оценку. Возможно, он нервничал или у него были неприятности в семье или какие-то другие причины, которых может быть бесчисленное множество. Может быть так, что кандидат читает и говорит по-испански, но не умеет читать по-английски. В таком случае, если бы экзамен проходил на испанском языке, кандидат, возможно, показал бы неплохой результат".

Беседа с офицером выходит за рамки проверки грамотности кандидата и глубоко затрагивает причины, по которым он решил обратиться в вербовочный пункт морской пехоты. Вот какие вопросы задал майор Ван Хорн Раймону Розарио:

Майор. Почему вы хотите поступить на службу в морскую пехоту?

Розарио. Чтобы натренироваться.

Майор. В чем?

Розарио. В физическом отношении, в стрельбе, ведении боя.

Майор. Об этом вам говорил вербовщик или кто-то из знакомых морских пехотинцев?

Розарио. Друзья и знакомые из числа морских пехотинцев.

Майор. Сколько вам лет?

Розарио. Семнадцать, восемнадцатый.

Майор. Как относятся ваши родители к тому, что вы поступаете на службу в морскую пехоту?

Розарио. Никак.

Майор. Они ведь знают, что вы можете попасть во Вьетнам? На сколько, по их мнению, велики ваши шансы попасть во Вьетнам?

Розарио. Не знаю.

Майор. А вы как относитесь к этому?

Розарио. Я не возражаю.

Майор. Вы живете с родителями?

Розарио. У меня есть только мать.

Майор. Родители разошлись или ваш отец умер?

Розарио. Я никогда не знал отца.

Майор. Сколько классов школы вы закончили?

Розарио. Два.

Майор. Почему вы бросили школу?

Розарио. Мне хотелось гулять с товарищами.

Майор. Что вы будете делать, если вам не понравится в Пэррис-Айленд, когда вы там побываете? Бежать оттуда вам не удастся.


Майор взял в руки листок и передал его Розарио, попросив прочитать. В листке говорилось, что Пэррис-Айленд окружен болотами, в которых, как и в прибрежных водах, водятся ядовитые змеи. Это было своеобразное предупреждение о том, что попытка вплавь удрать из Пэррис-Айленд будет опасна. Листок служит одновременно и для проверки умения читать, а также и испытанием воли кандидата, предупреждая его о строгих порядках в Пэррис-Айленд.


Майор. Умеете ли вы плавать?

Розарио. Не очень.

Майор. Мой совет вам - не пытайтесь удрать из Пэррис-Айленд. Как у вас с арифметикой? Умеете умножать, складывать, вычитать?

Розарио. Да.

Майор. А делить?

Розарио. Не очень.

Майор. Нравились ли вам учителя в школе?

Розарио. Да.

Майор. Почему же вы не остались в школе?

Розарио. Я увлекся девочками.

Майор. Что думает ваша возлюбленная по поводу вашего решения поступить на службу в морскую пехоту?

Розарио. Она не очень одобрительно относится к этому.

Майор. Читаете ли вы газеты?

Розарио. В последнее время я не читал газет.

Майор. Сейчас я расскажу, что произойдет с вами в морской пехоте. Вас отправят самолетом в Чарльстон в Южной Каролине. Оттуда автобус доставит вас в Пэррис-Айленд. Вы будете в группе новобранцев. Автобус прибудет на базу - очень красивое место, утопающее в зелени. Вы проедете по широкой аллее, и автобус остановится у казармы. Вас встретит человек и скажет: "Кончай курить. Десять секунд на то, чтобы занять отмеченные на площадке места". Вы выглядываете из окна и видите нарисованные на асфальтированной площадке отметки. Тут начинается ужасный галдеж, все новобранцы устремляются к выходу из автобуса, чтобы поскорее занять места у отметок. После того как встречающие вас сержанты отведут душу, вдоволь накричавшись на новобранцев, вы отправляетесь в казарму. Там вам приказывают быстро раздеться, уложить свою одежду в мешок для отправки домой. Эти вещи вам больше не понадобятся. Вы получите все, что нужно, и у вас отберут все ненужное. Последнее, чего вы лишаетесь, как полностью ненужного - ваша шевелюра. Парикмахер за несколько минут делает вам самую модную прическу, и тогда вы становитесь похожим на идиота. Из парикмахерской - в душ, как бы на крещение, ибо теперь вы станете совершенно другим человеком. Потом вам выдают обмундирование, вы проходите полное медицинское обследование, и вам делают несколько прививок. Наконец вы в руках сержанта-инструктора. Вы когда-нибудь слышали, что за человек инструктор?

Розарио. Приходилось.

Майор. Он страшный человек. Как правило, это штаб-сержант. У него два помощника. Один из них будет постоянно, двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю, в течение восьми недель находиться с вами. Помощники инструктора отнюдь не расположены к новобранцам. Они ведут себя так, будто изо всех сил стараются доказать вам, что вы совершили ошибку, пожелав стать морским пехотинцем. Они будут кричать на вас, обзывать нехорошими словами, заставлять бегать до полного истощения сил. Готовы ли вы к этому?

Розарио. Да.

Майор. Ну, тогда отправляйтесь к вербовщику, с которым вы беседовали в первый раз.

Так Раймон Розарио стал морским пехотинцем. По мнению майора Ван Хорна, у этого парня были большие шансы успешно пройти испытания в Пэррис-Айленд, несмотря на низкие показатели на экзамене по общему уровню развития.


Чем же отличаются новобранцы сейчас от новобранцев морской пехоты в прошлом?

"Новобранцы в наши дни гораздо развитее тех, кто приходил в морскую пехоту пятнадцать - двадцать лет назад. Они сильнее физически, выше ростом и быстрее осваивают военное дело, у них шире профессиональная и общая подготовка", - говорит сержант Френо, являющийся одним из старших вербовщиков морской пехоты в штате Нью-Йорк.

Подполковник Уильям Холлиси, уполномоченный по вербовке новобранцев в штатах Нью-Йорк и Нью-Джерси, указывает:

"Нам нужны люди, которых мы можем научить военному делу. Если человек в юности потерпел неудачу в учебе, вполне вероятно, что он не выдержит и в наших учебных центрах. Мы принимаем тех, кто не окончил школу, только потому, что у нас нет другого выхода".

Дело в том, что времена меняются, и морская пехота, как и другие виды вооруженных сил, все чаще сталкивается с проблемой усиливающегося пацифизма среди молодежи, презрение которой к военной службе ставит морскую пехоту, нуждающуюся в пополнении своих рядов, в тяжелое положение.

Сравнительно хорошо подготовленные юноши белой расы, раньше считавшие привилегией поступление на службу в морскую пехоту, теперь серьезно сомневаются в этом. По их мнению, есть более возвышенные цели, чем цель успешно пройти восьминедельный курс в рекрутском депо морской пехоты. Более того, сейчас считается большим мужеством оказать сопротивление призыву, нежели успешно преодолеть восьминедельный курс обучения под пятой инструкторов, презирающих новобранцев.

Поэтому ряды морской пехоты во все возрастающей степени пополняются представителями национальных меньшинств - неграми, пуэрториканцами, а также жителями городских гетто, уровень развития и подготовки которых обычно весьма скромен. Хотя командование морской пехоты, по словам подполковника Холлиси, отдает предпочтение образованным добровольцам, чтобы пополнять ряды морских пехотинцев, приходится быть весьма неразборчивым. Соответственно меняются и требования, предъявляемые к новобранцам.

Даже представители национальных меньшинств, ранее охотно поступавшие на службу в морскую пехоту, теперь все сильнее противятся военной службе. Эти настроения сегодня характерны для многих молодых людей в Америке.

Представители национальных меньшинств не рискуют идти добровольно на военную службу, опасаясь попасть в подчинение к расистски настроенным белым.

"Зачем служить в морской пехоте, где большинство командиров - белые? Зачем подвергать себя возможным издевательствам и побоям со стороны белых начальников? Почему бы не испытать свое мужество, не попытаться найти себе место в обществе, вступив в ряды, скажем, "черных пантер"?

Таковы некоторые проблемы, которые сегодня стоят перед морской пехотой. И кажется вполне обоснованным пожелание, чтобы командование подвергло серьезному изучению существующую "безупречную" систему комплектования и подготовки кадров, дабы привести ее в соответствие с нуждами общества*.

* (Как уже указывалось выше, авторы многих трудов, выступающие сейчас в США с критикой тех или иных сторон, язв и пороков американского образа жизни, довольно часто делают это не с позиций принципиального осуждения американской политической действительности в целом, не с позиций научной критики буржуазного общества в США как такового (а именно это общество и порождает неизлечимые пороки), а лишь с либерально-критических позиций осуждения явных извращений и теневых сторон, отдельных недостатков, которые, по мнению этих критиков, существуют, к сожалению, в условиях в общем-то "здоровой американской демократии". К либеральным критикам такого рода относятся и авторы этой книги. Они осуждают некоторые стороны жизни и быта армейской казармы в США (и делают это убедительно и доходчиво), но в то же время всячески стремятся поддержать, где это только можно, догмы официальной буржуазной пропаганды относительно "демократического характера" американских вооруженных сил, "высокой миссии" морской пехоты США, ее "славных традиций" и т. п. - Прим. ред.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
© Злыгостев Алексей Сергеевич - дизайн, подборка материалов, оцифровка, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку:
http://usa-history.ru/ "USA-History.ru: История США"