НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Основные течения и школы. Исследовательская и публицистическая литература

Американская буржуазная историография второй мировой войны представляет собой сложный и противоречивый комплекс различных течений, школ и группировок, объединенных общей идеологией. В ней выделяются три течения: консервативное, "ревизионистское" и либерально-критическое, зарождение которых относится к периоду войны.

Консервативное течение является доминирующим. В основном оно представлено историками, в той или иной форме привлеченными на государственную службу. Одна часть их (Ф. Дэвис, Е. Линддей, У. Лангер, С. Глисон, Б. Раух, Г. Фейс, несколько позднее Д. Кеннан и другие) получила задание написать дипломатическую предысторию и историю войны, другой (К. Гринфилд, С. Конн, Л. Мортон, Р. Коукли, Ч. Макдональд, С. Морисон, М. Мэтлофф, Ф. Погью, Э. Снелл и др.) - военное ведомство поручило разработку трудов оперативно-стратегического характера.

До того как стать профессиональными историками, многие из них занимали видные посты на государственной службе и в армии. У. Лангер работал, например, в госдепартаменте и других правительственных учреждениях, был помощником государственного секретаря США. С. Глисон сотрудничал в совете национальной безопасности, а затем возглавил историческое управление госдепартамента. Г. Фейс, в прошлом сотрудник госдепартамента, принимал участие в планировании многих важнейших внешнеполитических акций США. Д. Кеннан - видный дипломат, бывший посол США в СССР. Л. Мортон возглавлял тихоокеанскую секцию в военно-исторической службе армии США. К. Гринфилд, один из инициаторов создания многотомного труда "Армия США во второй мировой войне",- бригадный генерал. С. Морисон - вице-адмирал. С. Конн - в прошлом главный историк армии США. М. Мэтлофф занимает эту должность в настоящее время1. Именно этим историкам было поручено изложить официальную версию дипломатических, политических, экономических и собственно военных событий, соответствующую взглядам и оценкам правительства Рузвельта и демократической партии.

1 (Эту должность в военно-исторической службе США занимает гражданское лицо. - Прим. авт.)

Так в американской историографии второй мировой войны возникло официальное направление. "Официальные" историки1 получили исключительное право доступа практически ко всем секретным правительственным документам периода войны, а также некоторым частным архивам, что способствовало возникновению своеобразной монополии "официальных" историков на трактовку военных событий. Это обстоятельство активно использовали историки "ревизионистского" течения. Критикуя консерваторов справа, они подчеркивали, что в США "имеется огромная политическая заинтересованность в увековечении принятой мифологии происхождения, ведения и результатов второй мировой войны... это послужило идеологическим фундаментом политической стратегии демократической партии и является основным политическим инструментом, с помощью которого она держалась у власти...", что поэтому доступ во многие важные архивы "закрыт для любого историка, заподозренного в объективном освещении фактов, касающихся американской военной политики начиная с 1933 года"2. Концепции, разработанные "официальными" историками, поддерживает и развивает большинство других специалистов, принадлежащих к консервативному течению.

1 (Сами себя они называют "интернационалистами". Противники курса Рузвельта, "изоляционисты", нередко именуют их "интервенционистами", а "ревизионисты" саркастически называют "придворными историками", подчеркивая таким образом тенденциозный характер разработанных ими трудов.)

2 (Perpetual War for Perpetual Peace. Ed. by Barnes. New York, 1969, p. 13, 14, 16.)

К публикациям, оказавшим заметное влияние на формирование и развитие консервативного течения, следует прежде всего отнести неоднократно переиздававшиеся "официальные" труды У. Лангера и С. Глисона "Вызов изоляционизму" и "Необъявленная война", Б. Рауха "Рузвельт. От Мюнхена до Перл-Харбора", Г. Фейса "Черчилль, Рузвельт, Сталин. Война, которую они вели, и мир, который они искали", Д. Кеннана "Россия и Запад при Ленине и Сталине", Р. Дивайна "Рузвельт и вторая мировая война" и некоторые другие1.

1( W. Langer, S. Gleason. The Challenge to Isolation. 1937 - 1940. New York, 1952; The Undeclared War 1940 - 1941. New York, 1953; B. Rauch. Roosevelt. From Munic to Pearl Hardor. New York, 1948; H. Feis. Churchill, Roosevelt, Stalin. The War They Waged and the Peace They Thought. Princeton, 1957; G. Kennan. Russia and the West under Lenin and Stalin. New York, 1960; R. Divine. Roosevelt and World War II. Baltimore, 1972 etc.)

Основная идеологическая концепция этих авторов состоит в том, чтобы доказать "миролюбивый, разумный" характер американской политики в предвоенные годы, ее стремление путем "изоляционистского" курса препятствовать втягиванию США в войну. Лейтмотив трактовки американской политики в Европе сводится к тому, что хотя США долгое время "были в стороне" от событий, развертывавшихся на Европейском континенте, тем не менее они не одобряли курсов на "умиротворение" фашистских держав. Дальневосточная политика США, согласно утверждениям историков-консерваторов, была направлена на сдерживание японской экспансии. Но по вине Японии и этот район был охвачен военным пожаром, что привело к вступлению США в войну. Проводившаяся Соединенными Штатами совместно с Англией и Францией политика поощрения фашистской агрессии, попытки направить ее против СССР, как правило, замалчиваются или отрицаются. В то же время доказывается, что собственных действенных мер по пресечению фашистской агрессии США не могли предпринять из-за слабой готовности вооруженных сил и отрицательного отношения к таким мерам со стороны американского общественного мнения.

Политика США в годы войны представляется как "верная союзническому долгу", направленная на максимальную мобилизацию американских ресурсов для победы над агрессорами. Достижение победы объясняется как результат "доминировавшей мощи" США. Американская политика якобы следовала "благородным целям" или диктовалась "соотношением сил" (различие в трактовке мотивов политики определяется концепциями соответствующих исторических школ). На этом фоне в ложном свете изображается политика и стратегия Советского Союза, игнорируется коренное отличие внешней политики СССР как социалистического государства от политики капиталистических стран.

В консервативном течении выделяются две школы - "политического идеализма" и "политического реализма". Названия этих школ в историографии внешней политики США и теории международных отношений отражают не понятия идеализма и реализма в общепринятом значении этих слов, а конкретные внешнеполитические направления1. Сторонники школы "политического идеализма" (Ф. Дэвис, Е. Линдлей, У. Лангер, С. Глисон, Д. Перкинс, позднее Р. Дивайн и др.) стремятся доказать, что США придерживались в политике "возвышенных мотивов", руководствовались "моральными ценностями американского наследия". Сторонники второй школы (Н. Спайкмен, Ганс Моргентау, позднее Д. Кеннан и др.) исходят из того, что Соединенные Штаты всегда полагались только на силу, а моральные соображения использовали как обоснование для ее применения. Многие из них нередко "совмещают" взгляды этих школ. Например, Д. Кеннан, следуя взглядам школы "политического реализма", писал, что "подход к решению проблем международных отношений, основанный на правовых мотивах, является несостоятельным"2. В тоже время в его трудах заметно влияние школы "политического идеализма", теорий "моральной казуальности" политических и дипломатических решений правительства США. Например, империалистические устремления США в конце XIX века Кеннан объяснял сложившимися традициями, тем, что американцам издавна был приятен "запах империи", "нравилось видеть свой флаг на далеких тропических островах" и "купаться в лучах славы одной из великих империй мира". Дискуссия между "адвокатами идеализма" и "адвокатами реализма" продолжается и по настоящее время3.

1 (См. Американская историография внешней политики США, ч. 1. М., 1972.)

2 (G. Кеnnаn. American Diplomacy 1900 - 1950. Chicago, 1951, p. 99 (далее - G. Кеnnаn. American Diplomacy...).)

3 (J. Siracusa. New Left Diplomatic Histories and Historians. New York, 1973, p. 9 (далее: J. Siracusa. New Left Diplomatic Histories...).)

Обе школы имеют антисоветскую направленность. Анализируя с позиций школы "политического реализма" вопрос о вступлении СССР в войну против Японии, Д. Кеннан утверждает: "Заявление о том, что советские войска не вступили бы в Маньчжурию, если бы Рузвельт не пришел к соответствующему соглашению со Сталиным в Ялте, явная чепуха. Ничто не могло помешать русским..."1 Концепция "реалистов" призвана активно исследовать политику США в годы войны с целью ее "продуктивности" для империалистических интересов США в современных условиях.

1 (G. Kennan. American Diplomacy... p. 85.)

Об основных тенденциях "официальных" трудов историков-консерваторов в освещении внешней политики США более конкретно можно судить по двухтомному исследованию У. Лангера и С. Глисона "Вызов изоляционизму" и "Необъявленная война". Цель первой книги - снять с правящих кругов США ответственность за политику "нейтралитета", за подталкивание фашистской Германии к войне. По утверждению авторов, в предвоенный период правительство США стремилось активно участвовать в международных делах, чтобы дать отпор агрессии, но проведению этого курса мешали широко распространенные в американском народе изоляционистские настроения. Во второй книге Лангер и Глисон проводят мысль, что в 1940 - 1941 гг. американскому правительству удалось преодолеть изоляционизм народных масс. Оказывая эффективную материальную помощь Англии, США фактически еще до вступления в войну стали активным участником европейского конфликта на стороне антифашистских сил.

Утверждения, будто США всегда стремились к миру и еще до войны были активным противником фашизма, характерны для всех работ официального направления, посвященных проблемам международных отношений накануне войны. Внешняя же политика Советского Союза в предвоенный период в них искажается. История взаимоотношений стран антигитлеровской коалиции преподносится в таком свете, будто США всегда помышляли только о скорейшем нанесении военного поражения фашистскому блоку, что военные вопросы всегда превалировали над политическими соображениями. В этом усматривается бескорыстие и великодушие Соединенных Штатов в отличие от Советского Союза, а также Великобритании, для которых якобы политические соображения были превыше всего. В качестве примера якобы бескорыстного акта называется американская помощь странам антигитлеровской коалиции в годы войны.

Наиболее ярко эта линия представлена в работах Г. Фейса. Рассматривая события заключительного этапа войны, Фейс, как и другие представители официального направления, пытается доказать что вина за ухудшение советско-американских отношений ложится на СССР, что правительство США было якобы до конца верно своим союзническим обязательствам, стремилось к установлению прочного мира. Трумэн изображается Фейсом как продолжатель курса Рузвельта по отношению к Советскому Союзу, хотя это и противоречит действительному положению вещей.

Надо сказать, что официальные американские историки, стремясь обелить политику США и в то же время бросить тень на политику СССР в годы войны, всячески маскируют неблаговидные зигзаги внешней и военной политики США, замалчивают компрометирующие их документы.

В Национальном архиве хранится, к примеру, важный документ - протокол заседания Объединенного англо-американского штаба от 20 августа 1943 г., в ходе которого рассматривались перспективы политики США и Англии в отношении СССР. Заседание проходило с участием практически всех высших военных руководителей США - адмирала У. Леги, генералов Д. Маршалла, Г. Арнольда, адмирала Э. Кинга - и Великобритании - генерала А. Брука, адмирала Д. Паунда и главного маршала авиации Ч. Портала. Параграф девятый протокола "Военные соображения в отношениях с Россией" указывает, что обсуждался вопрос о том, "не помогут ли немцы" вступлению англо-американских войск на территорию Германии, "чтобы дать отпор русским". Трудно себе представить, чтобы в 1943 г., когда Советский Союз в тяжелейшем единоборстве с фашистским рейхом прокладывал путь к победе антигитлеровской коалиции, руководящие военные деятели США и Англии обсуждали подобный вопрос. Тем не менее это было так. Документ до сих пор не опубликован и не комментируется ни в одном из официальных американских исследований о второй мировой войне.

Весьма велик в американской "официальной" историографии второй мировой войны удельный вес публикаций оперативно-стратегического характера. Они в еще большей степени подчинены официальным установкам, чем работы по внешней политике, и написаны в основном штатными историками Пентагона. Этим публикациям правящие круги придают исключительное значение.

Фундаментальным является подготовленный армейскими историками труд "Армия США во второй мировой войне" (около 80 томов, объединенных в 12 серий): "Военное министерство", "Сухопутные силы армии", "Армейские войска обслуживания", "Западное полушарие", "Война на Тихом океане", "Средиземноморский театр военных действий", "Европейский театр военных действий", "Ближневосточный театр", "Китайско-бирмано-индийский театр", "Технические службы", "Специальные вопросы" и "Иллюстрации". Не все серии равноценны по своему значению. Некоторые из них посвящены рассмотрению узкоспециальных вопросов: деятельности химических, инженерных войск, медицинской и квартирмейстерской службам армии США. Довольно широкий круг проблем истории войны затрагивается в сборнике "Важнейшие решения", книгах К. Гринфилда "Американская стратегия во второй мировой войне: критическая оценка", Ф. Погью "Верховное командование", М. Мэтлоффа и Э. Снелла "Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941 - 1942", Р. Коукли и Р. Лейтона "Глобальный тыл и стратегия 1943 - 1945", М. Мэтлоффа "Стратегическое планирование в коалиционной войне 1943 - 1944", Г. Гаррисона "Вторжение через Ла-Манш". С. Морисона "Вторжение во Францию и Германию 1944 - 1945", Л. Мортона "Падение Филиппин", X. Коула "Арденны", Ч. Макдональда "Великое испытание"1. Наиболее содержательны из них работы М. Мэтлоффа и Э. Снелла, С. Морисона, Ф. Погью, сборник "Важнейшие решения" (все они переведены в СССР), а также труд Р. Коукли и Р. Лейтона. В основном в них рассматриваются вопросы стратегии, показывается деятельность высших командных инстанций США, обосновываются принятые ими решения. Значительное количество книг посвящено отдельным операциям на Тихом океане, в Северной Африке и Западной Европе2.

1 (Command Decisions. New York, 1959; К. Greenfield. American Strategy in World War II: A Recocideration. Baltimore, 1963; F. Pogue. The Supreme Command. Washington, 1954; M. Matloff, E. Snell. Strategic Planning for Coalition Warfare 1941 - 1942. Washington, 1953; R. Coakley, R. Leighton. Global Logistics and Strategy 1943 - 1945. Washington, 1968; M. Matloff. Strategic Planning for Coalition Warfare 1943 - 1944. Washington, 1959; G. Harrison. Cross Channel Attack. Waschington, 1951; S. Morison. History of United States Naval Operations in World War II. The Invasion of France and Germany 1944 - 1945. Boston, 1951; L. Morton. The Fall of the Philippines. Washington, 1953; H. Cole. The Ardennes. Battle of the Bulge. Washington, 1965; C. Mac- Donald. The Mighty Endeavor. New York, 1969 etc. Большинство названных книг являются составной частью труда "Армия США во второй мировой войне". - Прим. авт.)

2( Кроме трудов Л. Мортона, X. Гаррисона, X. Коула назовем также следующие публикации: J. Miller. Guadalcanal. The First Offensive. Washington, 1949; S. Milner. Victory in Papua. Washington, 1957; J. Miller. Cartwheel. The Reduction of Rabaul. Washington, 1959; P. Crowl, E. Love. Seisure of the Gilberts and Marshalls. Washington, 1955; P. Crowl. Campaign in the Marianas. Washington, 1960; R. Smith. The Approach to the Philippines. Washington, 1953; H. Cannon. Leyte. The Return to the Philippines. Washington, 1954; R. Smith. Triumph in the Philippines. Washington, 1963; M. Blumenson. Breakout and Persuit. Washington, 1961; H. Smyth, A. Garland. Sicily and the Surrender of Italy. Washington, 1965; M. Blumenson. Salerno to Cassino. Washington, 1969 etc. Полный список изданных трудов серии "Армия США во второй мировой войне" см. Publications of the U. S. Army Center of Military History. Washington, 1974, p. 1 - 17.)

Основные концепции Пентагона, касающиеся роли США во второй мировой войне, изложены в книге "Американская военная история", подготовленной военно-исторической службой США в качестве учебного пособия1. В этой тенденциозной книге всячески подчеркивается роль США как "арсенала демократии", указывается на "исключительную сложность" стратегических задач, которые решали вооруженные силы США в связи с тем, что им пришлось вести в широких масштабах сухопутную, воздушную и морскую войну и действовать в "глобальном масштабе".

1(American Military History, p. 405 - 544.)

Особую группу составляют работы военно-исторической службы армии о советско-германском фронте. Первоначально (в начале 50-х годов) они публиковались только для служебного пользования. В них исследовался в основном опыт первого периода войны на советско-германском фронте. Для их написания широко привлекались бывшие гитлеровские офицеры и генералы. Большое внимание в этих работах обращалось на формы и методы ведения боевых действий в типичных для территории СССР условиях местности и погоды1. Значительным количеством фактического материала о подготовке Германии к нападению на СССР и боевых действиях немецко-фашистских войск на советской территории в 1941 - 1942 гг. насыщена работа "Немецкая кампания в России - планы и операции"2. Ряд публикаций посвящен потерпевшим провал планам вермахта по подавлению советского партизанского движения3.

1 (Warfare in the Far North. DA РАМ 20 - 292. Washington, 1951; Effects of Climate on Combat in European Russia. DA РАМ 20 - 291. Washington, 1952; Small Unit Actions During the German Campaign in Russia. DA РАМ 20 - 269. Washington, 1953; Operations of Encircled Forces-German Experiences in Russia. DA РАМ 20 - 234. Washington, 1952; Russian Combat Methods in World War II. DA РАМ 20 - 230. Washington, 1950; Combat in Russian Forests and Swapms. DA РАМ 20 - 231. Washington, 1951; German Armored Traffic Control During the Russian Campaign. DA РАМ 20 - 242. Washington, 1952; Military Improvisations During the Russian Campaign, DA РАМ 20-201. Washington, 1951 etc.)

2 (The German Campaign in Russia. Planning and Operations, 1941 - 1942. DA РАМ 20-201a. Washington, 1955.)

3 (Rear Area Secority in Russia - The Soviet Second Front Behind the German. Lines DA РАМ 20 - 240. Washington, 1951; The Soviet Partisan Movement, 1941 - 1944. DA РАМ 20 - 244. Washington, 1951.)

В 1968 г. военно-историческая служба армии США опубликовала большой труд своего сотрудника Э. Зимке "От Сталинграда до Берлина", рассматривающий ход военных действий на советско-германском фронте1. Ранее Зимке написал книгу об операциях на северном участке советско-германского фронта; он также издал книгу о битве за Берлин2. Отражая официальные установки Пентагона, Зимке главные усилия направляет на то, чтобы принизить советское военное искусство.

1 (E. Ziemke. Stalingrad to Berlin.)

2 (Е. Ziemke. The German Northern Theater of Operations 1940 - 1945. Washington, 1959; E. Ziemke. The Battle for Berlin. End of the Third Reich. New York, 1968.)

В настоящее время военно-исторической службой армии США ведется разработка еще двух крупных публикаций о советско-германском фронте. Предполагается выход в свет книг "Дорога на Москву. Кампания в России 1941" (автор Ч. Лютичау) и "От Москвы до Сталинграда, 1941 - 1942" (авторы Э. Зимке и М. Браун), которые вместе с книгой "От Сталинграда до Берлина" должны составить трехтомник, посвященный анализу советского военного искусства, политико-морального потенциала Советских Вооруженных Сил, развития советского партизанского движения, а также ряда других вопросов истории Великой Отечественной войны, интересующих американское военное ведомство1.

1(Geschichte und Militargeschichte. Wege der Forschung. Frankfurt am Main, 1974, S. 134 - 135.)

Официальную интерпретацию участия военно-морских и военно-воздушных сил США во второй мировой войне подготовили военно-исторические службы ВМС и ВВС. Еще в годы войны профессиональный историк С. Морисон получил разрешение правительства на использование необходимых ему документов, в том числе и секретных, для написания работы об участии американских военно-морских сил в войне. Морисону оказывали всяческое содействие официальные штабы и службы. К 1962 г. им было написано 15 томов "Истории военно-морских операций Соединенных Штатов во второй мировой войне"1. Книги ценны тем, что многие факты, относящиеся к войне на море, к мероприятиям правительства в связи с войной, введены автором в научный оборот впервые. Кроме этих работ военно-исторической службой ВМС США были опубликованы исследования о действиях подводных лодок, эсминцев и морской авиации2. Т. Роско, У. Холмс, Ф. Шерман, С. Блэйер обстоятельно исследовали действия авианосных и подводных сил американского флота3.

1( S. Morison. History of United States Naval Operations in Worldi War II, vol. 1 - 15. Boston, 1947 - 1962.)

2(The Navy's Air War: A Mission Completed. New York, 1946; United States Naval Aviation in the Pacific. Washington, 1946; United States Submarine Losses in World War II. Washington, 1963; United States Destroyer Operations in World War II. Washington, (s. a.).)

3 (Т. Роско. Боевые действия подводных лодок США во второй мировой войне. М., 1957; У. Холмс. Победа под водой. М., 1968; Ф. Шерман. Американские авианосцы в войне на Тихом океане. М., 1956; С. Blair, Jr. Silent Victory. The U. S. Submarine War Against Japan. Philadelphia, 1975.)

Основным официальным изданием о действиях американских ВВС во второй мировой войне является 7-томный труд "Военно-воздушные силы армии во второй мировой войне", подготовленный военно-историческим управлением ВВС США1. Основное внимание здесь обращено на стратегические бомбардировки американскими ВВС Германии и Японии. Большое место отведено описанию атомных налетов на японские города Хиросима и Нагасаки.

1 (The Army Air Forces in World War II. Prepared under the editorship of W. Craven, New York University, and J. Cate, University of Chicago, by the Air Force Historical Division, U. S. Air Force, vol. 1 - 7. Chicago, 1948 - 1958.)

В военно-историческом управлении ВВС США было также подготовлено несколько десятков монографий о действиях ВВС Германии и других государств. Десять из этих монографий были в конце 60-х годов опубликованы нью-йоркским издательством "Арно"1. Наряду с освещением чисто специальных вопросов, относящихся к авиации, в этих работах можно встретить немало антисоветских утверждений.

1 (P. Deichmann. German Air Force Operations in Support of the Army. New York, 1968; R. Uebe. Russian Reaction of German Airpower in World War II; H. Plocher. The German Air Force Versus Russia, vol. 1-3. New York, 1968; W. Schwabedissen. Russian Air Force in the Eyes of German Commanders. New York, 1968, etc.)

Значительное количество работ о второй мировой войне подготовил военно-исторический отдел корпуса морской пехоты США. Основным его трудом является пятитомник "История операций корпуса морской пехоты США во второй мировой войне"1. В нем освещаются главным образом военные действия на Тихом океане, восхваляется предприимчивость и инициативность американских войск, их техническое, оперативное и тактическое превосходство над японцами. Кроме того, военно-исторический отдел опубликовал около двух десятков книг об участии морской пехоты в отдельных операциях2. них довольно детально излагается ход боев за отдельные острова на Тихом океане, подчеркивается самоотверженность действий морских пехотинцев. По замыслам военного командования США такие книги должны служить популяризации вооруженных сил, военной службы среди американской молодежи.

1 (History of the U. S. Marine Corps Operations in World War II, vol. 1 - 5. Washington, 1958 - 1972.)

2 (The Battle for Tarawa. Washington, 1947; Defense at Wake. Washington, 1947; The Guadalcanal Campaign. Washington, 1949; Iwo Jima Amphibions Epic. Washington, 1954; Marines at the Central Solomons Washington, 1952; Marines at Midway. Washington, 1948; Okinava: Victory in the Pacific. Washington, 1955; Saipan: The Beginning of the End. Washington, 1950, etc.)

Официальное освещение проблем военной экономики США в 1939 - 1945 гг. дается в работах, опубликованных вскоре после войны различными федеральными ведомствами или лицами, занимавшими руководящее положение в области экономики в годы войны. Известной стала книга Д. Нельсона "Арсенал демократии"1. Автор, возглавлявший управление военного производства США, всячески восхваляет США как "арсенал демократии", без которого "победа в войне была бы невозможна"2. В работе имеется много ценного фактического материала, раскрывающего усилия правительства США по организации производства оружия, необходимых военных материалов. Одновременно Нельсон стремится приукрасить капиталистическую систему хозяйства, приписывает монополистическому капиталу мнимый патриотизм, проповедует теорию единства интересов капиталистов и рабочих.

1 (D. Nelson. Arsenal of Democracy. New York, 1946.)

2 (Ibid., p. IX.)

Анализу состояния экономики США в 1939 - 1945 гг. посвящена также книга "Промышленная мобилизация для войны", подготовленная ведомством гражданского производства1. В ней показана структура и деятельность федеральных органов, созданных правительством Ф. Рузвельта для осуществления контроля над военным производством. Книга также написана с позиций монополистического капитала.

1 (Civilian Production Administration, Industrial Mobilization for War. Washington, 1947.)

Концепции и фактический материал, содержащийся в официальных изданиях, оказывают большое воздействие на всю американскую буржуазную историографию второй мировой войны. Профессор истории Стэнфордского университета П. Парет считает, что "они служат надежной основой для работ остальных исследователей и в течение долгого времени будут влиять на истолкование событий"1.

1 (Historical Studies Today. New York, 1972, p. 379.)

Однако некоторые буржуазные историки придерживаются иной, более реалистической точки зрения. По их мнению, труды, подготовленные правительственными ведомствами, не могут заслуживать полного доверия, так как основные усилия в них направляются на оправдание политики правительства. Профессор Северо-Западного университета П. Леопольд намекает, что "расхождение с достоверными фактами становится как бы постоянным признаком" официальных публикаций Вашингтона 1.

1("The American Archivist", April 1971, p. 143.)

Консервативна в основном и университетская литература - труды, разрабатываемые на кафедрах истории американских университетов и колледжей. Однако концепции историков, преподающих в университетах, более разнообразны. Это заметно в выборе тематики исследований, а также в трактовке отдельных событий войны.

Многие университетские издания о второй мировой войне готовились под руководством более опытных историков, и поэтому их авторы в большей или меньшей степени отразили ранее сложившиеся концепции своих научных руководителей. Так, автор изданной Рутгерским университетом книги "Эра блицкрига и германский генеральный штаб" Л. Эддингтон1, ученик профессора Т. Роппа, написавшего к книге предисловие, подобно своему учителю категоричен, но малоубедителен в оценках. По мнению Эддингтона, гитлеровские генералы, готовясь к войне, пренебрегли проблемой всестороннего обеспечения войск, что в конечном итоге привело к провалу "блицкрига". В ходе польской кампании проблемы снабжения, как он считает, почти не существовало, поскольку военные действия велись вблизи границ Германии, но в войне против Франции в 1940 г. она стала уже заметной, а в войне против Советского Союза эта проблема явилась фактором, приведшим немцев к катастрофе. Тенденциозно истолковывая причины поражения гитлеровцев под Москвой в 1941 г., автор прежде всего указывает на тот факт, что передовые немецкие войска и их базы снабжения разделяло расстояние в 90 миль (150 километров). Такие "разрывы", по утверждению Эддингтона, привели к значительному ослаблению вермахта. Концепция автора сводится к тому, что планы "блицкрига" потерпели крах не в результате сокрушительных ударов Советской Армии, а по причине технических просчетов фашистского генералитета.

1 (L. Addington. The Blitzkrieg Era and the German General Staff, 1865 - 1941. New Brunswick, 1971.)

Издательством Оклахомского университета в 1969 г. была опубликована работа молодого историка Р. Джоунса "Дороги в Россию" о поставках Советскому Союзу по ленд-лизу в годы второй мировой войны1. Целевая установка книги и основные выводы по проблеме сформулированы в предисловии профессором университета штата Иллинойс Э. Эриксоном, научным руководителем Джоунса. Предисловие начинается с утверждения, что "без американского оружия война была бы проиграна"2. В том же духе написана вся книга. Хотя Джоунс выступает как представитель университетских историков, книга фактически отражает точку зрения правящих кругов США на американскую помощь Советскому Союзу по ленд-лизу. Это проявилось не только в содержании работы, но и в том, что Джоунс часто ссылается на труды У. Лангера и Э. Глисона, Д. Дина, Р. Шервуда и других "официальных" или официозных авторов. Уже подготовленная рукопись была просмотрена и одобрена генерал-майором Д. Дином и представителями государственного департамента США.

1(R. Jones. The Roads to Russia. United States Lend-Lease to the Soviet Union. Oklahoma, University of Oklahoma Press, 1969.)

2(Ibid., p. VII.)

Профессор истории Вильямс-колледжа Д. Барнс известен как автор ряда биографических работ, посвященных американским президентам. В 1970 г. он выпустил книгу "Рузвельт: солдат свободы", в которой дается подробный анализ деятельности президента Ф. Рузвельта в годы второй мировой войны1. Автор подчеркивает демократизм взглядов Ф. Рузвельта, его веру в идею свободы и сотрудничество народов, выступает против тех, кто обвиняет Рузвельта в "наивности, невежестве и дилетантстве при решении внешнеполитических вопросов"2. В книге утверждается, что Рузвельт думал и заботился не только о выгоде американского народа, но и о процветании народов всего мира, стремился помочь индийскому и другим азиатским народам завоевать независимость, хотел продолжать сотрудничество с Советским Союзом и в послевоенный период. Касаясь происхождения "холодной войны", Варне усматривает главную причину ее возникновения в расхождении между обещаниями и реальностью в политике западных союзников в 1942 - 1943 гг. Постоянные отсрочки открытия второго фронта, по мнению автора, вызывали у Советского Союза раздражение и недоверие к западным державам. Последние, пишет он, в свою очередь испытывали раздражение, сталкиваясь с советской позицией в вопросе о Польше3.

1 (J. Burns. Roosevelt: the Soldier of Freedom. New York, 1970.)

2 (J. Burns. Roosevelt: the Soldier of Freedom. New York, 1970, p. 609.)

3 (Ibid., p. 373 - 374.)

Деятельности У. Черчилля в годы войны посвятил книгу молодой американский историк, доцент Висконсинского университета М. Шонфельд1. Автор представляет Черчилля как энергичного и способного государственного деятеля, который сумел в 1940 г. вывести Англию из кризисного состояния. Основой политики Черчилля, по мнению Шонфельда, была предельная мобилизация ресурсов страны для ведения войны, а центральным моментом в дипломатии Черчилля были расчеты на получение максимально возможной помощи от США2. Автор приписывает Черчиллю ведущую роль в создании эффективного англо-американского коалиционного руководства войной. "Создание такой системы отношений,- утверждает Шонфельд,- в большой степени является результатом усилий Черчилля, а успехами на полях сражений союзники во многом обязаны проводимой им политике"3.

1 (M. Schoenfeld. The War Ministry of Winston Churchill, Iowa State University Press, 1972.)

2 (Ibid., p. 50.)

3 (Ibid., p. 183.)

В принятии западными союзниками в 1942 г. плана вторжения в Северную Африку и затягивании на два года установленных сроков открытия второго фронта в Европе, по мнению автора, проявилось умение Черчилля защищать интересы Великобритании, максимально использовать ее превосходство в военно-морских силах. Подобная политика, заявляет автор, помогла Черчиллю "отстоять Великобританию в качестве равноправного партнера почти до конца войны"1. В книге признается, что на последнем этапе войны, особенно после конференции в Ялте, Черчилль добивался проведения так называемого "твердого курса" в отношении Советского Союза, стремился "пожать русским руки как можно восточнее" и был готов применить военную силу, чтобы "заставить СССР пойти на уступки западным державам". Но в этом вопросе Черчилль якобы не нашел поддержки у США, которые были заинтересованы в помощи Советского Союза в войне против Японии. Большие надежды в проведении своего антисоветского курса, по словам Шонфельда, Черчилль возлагал на появившееся у американцев атомное оружие. По мнению Черчилля, разделяемом и автором книги, атомная бомба "представляет собой рычаг, который может быть использован для того, чтобы добиться хорошего поведения русских"2.

1 (М. Schoenfeld. The War Ministry of Winston Churchill, p. 153.)

2 (Ibid., p. 247.)

Еще более реакционный характер носит книга профессора Йельского университета Б. Рассета "Сомнительная опасность"1. Автор подвергает сомнению целесообразность участия США во второй мировой войне на той основе, что это участие мало чем содействовало улучшению благосостояния американцев, "равно как и ограждению нации от военной угрозы извне"2. После войны, по утверждению Рассета, главным источником угрозы европейской безопасности вместо Германии стал Советский Союз, а на Дальнем Востоке в число ведущих держав вновь выдвинулась Япония.

1 (B. Russet. No Clear and Present Danger. A Sceptical View of the United States Entry into World War II. New York, 1972.)

2 (Ibid., p. 19 - 20.)

Автор признает, что в первые годы войны СССР получал от Запада крайне незначительную помощь и вступление США в войну никоим образом не изменило положения на советско-германском фронте. Но тут же высказывает мнение, что для США, возможно, выгоднее было сохранять нейтралитет. Тогда Германия не потерпела бы поражения, хотя и не добилась бы победы, а война завершилась бы своего рода ничьей или продолжалась не одно десятилетие1.

1 (В. Russet. No Clear and Present Danger. A Sceptical View of the United States Entry into World War II, p. 30.)

Рассет считает, что атомные бомбардировки американскими ВВС японских городов Хиросимы и Нагасаки привели стратегов США к выработке концепции "необходимости" использования ядерного оружия в будущих войнах1. Однако этот тезис лишен логики. Наличие угрозы термоядерной войны в настоящее время - это не наследие опыта второй мировой войны, как заявляет Рассет, а нежелание реакционных кругов империализма идти на прекращение гонки вооружений, на постепенное сокращение и последующее уничтожение запасов ядерного оружия, на полное разоружение под эффективным международным контролем, за которое последовательно борются СССР и другие социалистические страны.

1(Ibid., p. 73 - 74.)

Критика официальной линии правительства США и других государств антигитлеровской коалиции содержится и в работе доцента Массачусетского университета Р. Майнера "Правосудие победителей"1. Книга посвящена токийскому процессу над главными японскими военными преступниками. Автор считает неправильным положение, когда обвиняемыми оказываются те, кто проиграл войну. Победители, заявляет он, тоже имеют свои грехи. В основном он стремится подорвать доверие к токийскому процессу и вынесенному на нем приговору. По мнению Майнера, с юридической точки зрения обвиняемые на токийском процессе преступники были осуждены несправедливо2. Однако автор не оправдывает преступления японских милитаристов, сравнивает их с преступлениями американских военнослужащих во Вьетнаме, осуждая и те и другие.

1(R. Minear. Victors Justice: The Tokyo War Crimes Trial. Princetoil. (N. J.), 1971.)

2(Ibid., p. IX - X.)

Большинство историков, работающих в университетах, принадлежат к консервативному течению. Среди них немало открытых реакционеров и антикоммунистов. Им противостоят университетские историки, представляющие прогрессивные силы американской историографии. Хотя их меньшинство, они оказывают большое влияние на развитие современных американских исследований по истории второй мировой войны.

За последние годы заметно усилилась пропаганда концепций консервативного течения, в первую очередь его официального направления. Эта пропаганда приняла форму издания работ публицистического, а также историко-популярного характера, рассчитанных на массового читателя, особенно на молодежь. Американская публицистическая литература о второй мировой войне характерна доходчивостью языка и стиля. В ней мало обобщений и анализа, место которых часто занимают подробности личной жизни различных политических и военных деятелей, их предполагаемые размышления, упрощенное описание конфликтных ситуаций.

Типичным представителем авторов подобного жанра является Д. Тоуленд. Основным источником его публикаций1 служат так называемые "свидетельские показания". В достоверности этих показаний усомнился даже журнал "Нью-Йорк тайме бук ревью"2.

1 (J. Toland. The Flying Tigers. New York, 1963; J. Toland. The Last 100 Days. New York, 1966; J. Toland. The Rising Sun. The Decline and Fall of the Japanese Empire. 1936 - 1945. Toronto, 1971 etc.)

2 ("The New York Times Book Review", February 3, 1966.)

К авторам-публицистам относится также К. Райен, написавший книги "Самый длинный день" (о действиях немецко-фашистского командования во время высадки союзников в Нормандии), "Последняя битва" (о битве за Берлин) и др. Элементы публицистики присутствуют в книгах У. Крейга "Враг у ворот. Битва за Сталинград", Г. Солсбери "900 дней. Осада Ленинграда", Г. Дешнера "Варшавское восстание" и ряда других авторов1. Как правило, эти работы отличаются реакционностью, антикоммунистическим настроем, тенденциозностью в оценке исторических событий. Так, книга Дешнера о восстании в Варшаве основана на мемуарах Бур-Комаровского, Миколайчика и прочих представителей польской реакции, что уже определяет ее предвзятость.

1 (C. Ryan. The Last Battle. New York, 1966; W. Craig. Enemy at the Gates. The Battle for Stalingrad. New York, 1973; H. Salisbury. The 900 Days. Siege of Leningrad. New York, 1969; G. Deschner. Warsaw Rising. New York, 1972 etc.)

Историко-популярная литература - это книги и брошюры, написанные обычно профессиональными историками, а иногда и журналистами на основе уже опубликованных ранее исследований. Они - небольшого объема, богато иллюстрированы, издаются большими тиражами, сравнительно дешевы.

Типичным примером историко-популярной литературы о второй мировой войне являются книги, выпускаемые нью-йоркским издательством "Баллантайн букс" под общей рубрикой "Иллюстрированная история второй мировой войны". Все они редактируются одним и тем же главным редактором, имеют одинаковый объем (10 печатных листов) и формат, бумажную обложку, продаются по одной и той же цене. Приблизительно четверть каждой книги занимают иллюстрации: фотографии, портреты, схемы, карты, планы. Книги выходят в четырех сериях: о кампаниях, битвах, оружии и полководцах второй мировой войны. В каждой из первых трех серий вышло более 30 книг, в последней серии - около 10. Публикация этих серий началась с 1968 г. и продолжается по настоящее время.

В стиле историко-популярной литературы издана 25-томная "Иллюстрированная энциклопедия второй мировой войны"1. написанная на основе работы швейцарского историка Бауэра. Издательство внесло в нее немало изменений и дополнений. В качестве редактора-консультанта выступает начальник военно-исторической службы армии США бригадный генерал Д. Коллинз.

1 (The Marshall Cavendish Illustrated Encyclopedia of World War II, vol. 1 - 25. New York, 1973 - 1974.)

К научно-популярному жанру можно также отнести изданную ранее 16-томную "Военную историю второй мировой войны" Т. Дюпуи, "Иллюстрированную историю второй мировой войны" журнала "Ридерс дайджест" и другие публикации1.

1(T. Dupuy. The Military History of World War II, vol. 1-16. New York, 1962-1964; Reader's Digest Illustrated Story of the Second World War. New York, 1969.)

Ярко выраженный объективизм публицистических и историко-популярных изданий, рекламный характер подачи в них многих материалов, "доверительный" разговор автора с читателем в конечном итоге служат целям маскировки реакционной сущности этой литературы, попыткам с ее помощью оказать политическое и идеологическое влияние на широкую аудиторию.

Правоконсервативное "ревизионистское" течение возникло в конце 40-х - начале 50-х годов. Историки-"ревизионисты" выступили под флагом критики историков- "коисерваторов". В действительности они стали носителями еще более реакционных концепций, прямыми поборниками "холодной войны" и маккартизма. Своим лидером они считают Ч. Бирда (1874 - 1948 гг.), который в книгах "Американская внешняя политика в 1932 - 1940 гг.", "Президент Рузвельт и приближение войны 1941 г."1 подверг критике внешнюю политику Рузвельта и выступил с некоторыми антисоветскими тезисами. Однако роль лидера "ревизионистского" течения Ч. Бирду, одному из основателей экономического направления в историографии США, приписали в целях рекламы сами "ревизионисты" (Г. Барнс, Ч. Тэнзилл, Ф. Сэнборн, Г. Моргенштерн, X. Чемберлин и др.), получившие в 60-х годах подкрепление в лице "неоревизионистов" (Р. Бэтоу, Д. Кроули и др.). Их "манифестом" является книга "Вечная война за вечный мир", изданная впервые в 1953 г., затем переизданная в 1969 г.2

1 (Подробнее о Ч. Бирде и его взглядах см.: И. П. Дементьев. Об исторических взглядах Чарлза Бирда. - "Вопросы истории", 1957, № 6.)

2 (Perpetual War for Perpetual Peace. New York, 1969. "Ревизионисты" и "неоревизионисты" являются проводниками одной и той же антирузвельтовской концепции. Некоторое различие между ними состоит в том, что в основу публикаций "ревизионистов" положены преимущественно американские источники, а "нео ревизионистов" - японские. Первые доказывают, что Рузвельт спровоцировал нападение Японии на США, а вторые - будто Япония вообще не собиралась нападать на Соединенные Штаты, имея своей главной целью агрессию против СССР.)

Историки этого течения обвинили Рузвельта в преднамеренном втягивании США в войну "на стороне Советского Союза", а также в "прокоммунистической" политике во время войны. Они стремятся доказать, что Ф. Рузвельт, К. Хэлл, С. Уэллес и их ближайшее окружение упустили реальную возможность уничтожения Советского Союза руками Германии и Японии. Историки-"ревизионисты" выдвинули версию о "случайности" раскола империалистических сил во время второй мировой войны. Суть концепции "ревизионистов" сводится к тому, что Рузвельт и его правительство втянули страну в войну, хотя США и западному полушарию ничто не угрожало; война, утверждают они, нанесла огромный ущерб Соединенным Штатам и всему "свободному миру", так как привела к росту "коммунистической угрозы", которая "нависла" над США и их союзниками. "Концентрация тоталитарной ударной силы в одном центре, в Москве,- подводят они итоги войны,- более трагична и больше угрожает интересам американской безопасности, чем наличие этой силы в нескольких центрах: в Берлине, Токио, Москве и Риме. Коммунизм еще более опасен, чем национал-социализм, фашизм или японский авторитаризм, потому что он более привлекателен и сумел создать разветвленную сеть международной пропаганды"1 Подобные профашистские тезисы конструируют и последователи Г. Барнса и Ч. Тэнзилла, такие, как упоминавшийся ранее Б. Рассет, выступающие единым фронтом с реакционными политическими деятелями2.

1 (Perpetual War for Perpetual Peace, p. 501, 523, 524.)

2 (Губернатор штата Алабама Г. Уоллес заявил в мае 1975 г. в интервью газете "Вашингтон пост": "По-моему, во вторую мировую войну мы воевали не с теми, с кем надо было" (цит, по: "Литературная газета", 21 мая 1975 г.).)

Антирузвельтовская направленность "ревизионистской" концепции является важной, но не главной составной частью ее содержания, которое определяется в первую очередь крайней реакционностью, ненавистью ее авторов к силам социализма и прогресса.

Несмотря на ярко выраженную реакционность идей "ревизионистов", их влияние продолжает ощущаться в американской историографии второй мировой войны и сегодня. Основные причины этого явления обусловлены, во-первых, активностью реакционных империалистических элементов, стремящихся опорочить политику и стратегию США в войне, чтобы сорвать процесс разрядки международной напряженности, помешать нормализации отношений между СССР и США; во-вторых, пацифистскими лозунгами "ревизионистов", привлекающими определенные слои американской общественности; в-третьих, аргументированной критикой некоторых тенденциозных положений "официальной" историографии и, в-четвертых, использованием концепции "ревизионистов" в борьбе за власть между республиканской и демократической партиями.

Либерально-критическое течение представлено немногочисленной группой историков (Г. Коммаджер, Т. Тейлор, У. Ширер, А. Шлезингер-младший и др.), работающих, как правило, в университетах. Г. Коммаджер, видный специалист по истории США, руководил подготовкой одного из первых американских трудов, посвященных второй мировой войне1. Т. Тейлор, бывший заместитель главного обвинителя США на Нюрнбергском процессе, убежденный противник нацизма, получил известность после выхода книг "Дорогой завоеваний: немецкая победа в Западной Европе, 1940", "Меч и свастика: генералы и нацисты в третьем рейхе"2 У. Ширер - автор таких крупных работ, как "Подъем и падение третьего рейха: история нацистской Германии" и "Крушение третьей республики. Исследование поражения Франции в 1940 г."3 и ряда других. А. Шлезингер-младший - профессиональный историк и политический деятель, в годы второй мировой войны сотрудник стратегических служб США, впоследствии профессор Колумбийского университета и специальный советник президента Д. Кеннеди, автор многих книг по истории США, в том числе большого труда "Век Рузвельта", книги "Генерал и президент" - о внешней политике Г. Трумэна и его взаимоотношениях с генералом Д. Макартуром, написанной совместно с Р. Ровером4. Среди молодых историков, еще не определивших твердо свои взгляды, но тяготеющих к либерально-критическому течению, можно назвать Ч. Ми, заявившего о себе книгой "Встреча в Потсдаме" - о Потсдамской конференции глав великих держав5.

1 (The Story of the Second World War. Ed. by H. Commager. Boston, 1945.)

2 (T. Taylor. The March of Conguest: the German Victory in Western Europe, 1940. New York, 1958; Sword and Swastika: Generals and Nazis in the Third Reich. New York, 1952.)

3 (The Rize and Fall of the Third Reich: A History of Nazi Germany. New York, 1960; The Collapse of the Third Republic. An Inguiry into the Fall of France in 1940. New York, 1969.)

4 (A. Schtesinger, Jr. The Age of Roosevelt, vol. I - III. Boston, 1957 - 1960; R. Rovere, A. Schlesinger, Jr. The General and the President. New York, 1951.)

5 (C. Mee. Meeting at Potsdam. New York, 1975.)

Это течение возникло еще в годы войны. Исследователи, относящиеся к нему, внесли определенный вклад в разработку достоверной истории войны. Их взгляды, однако, противоречивы, критика империалистической политики и стратегии западных держав чаще ограничивается сферой дипломатических аспектов и ведется в рамках либерально-буржуазного взгляда на события.

"Как методология, так и идеология Шлезингера,- писал Г. Аптекер,- представляет собой плод его программы, выработанной для нужд правящего класса"1. Эту оценку можно с основанием отнести к либерально-критическому течению в целом.

1 (Н. Aptheker. History and Reality, p. 129.)

Примерно с середины 60-х годов отмечается рост влияния этого течения, особенно его радикального крыла, так называемых "новых левых". Усилиями В. Вильямса, Д. Флеминга, Г. Алпровица, Р. Барнета и некоторых других исследователей оно завоевало солидные позиции в американской историографии.

Основополагающей работой представителей этой школы, затрагивающей ряд проблем истории второй мировой войны, является книга В. Вильямса, в прошлом офицера, участника войны, "Трагедия американской дипломатии". Важное значение для выяснения концепции "новых левых" имеют труды: Д. Флеминга "Холодная война и ее причины", Г. Алпровица "Атомная дипломатия: Хиросима и Потсдам, использование атомной бомбы и американская конфронтация с советской мощью", Г. Колко "Политика в войне: мир и внешняя политика Соединенных Штатов. 1943 - 1945", Р. Барнета "Корни войны" и др.1

1 (В. Вильямс. Трагедия американской дипломатии. М., 1960; D. Fleming. The Cold War and Its Origins, vol. I - II. New York, 1961; G. Alperovitz. Atomic Diplomacy: Hiroshima and Potsdam, the Use of the Atomic Bomb and the American Confrontation with Soviet Power. New York, 1965; G. Kolko. The Politics of War: The World and the United States Foreign Policy, 1943 - 1945. New York, 1968.)

В отличие от историков-консерваторов "новые левые" утверждают, что политику США определяет не складывающаяся международная обстановка, а внутренние движущие силы американской капиталистической экономики, постоянно требующей "расширения рынков сбыта товаров, сфер использования капитала, беспрепятственного доступа к источникам сырья и свободной мировой торговли"1. Историки этой школы указывают на огромную опасность, которую представляла для США фашистская экспансия. Причины войны и неизбежного вступления в нее США они рассматривают как "результат экспансии системы", противоречий мирового капитализма, хотя ясно и четко эту мысль не выражают. Они весьма последовательно выступают против попыток обвинить СССР в возникновении "холодной войны" и считают, что в ней прежде всего виновны США, которые отказались от политики сотрудничества с Советским Союзом, проводимой Рузвельтом.

1 (J. Siracusa, New Left Diplomatic Histories.., p. 16, 21, 22.)

Одна из сильных сторон этих авторов - аргументированная критика концепций консервативного и "ревизионистского" течений, поиски объективной трактовки причин второй мировой войны, политики и стратегии США и СССР в ходе войны, стремление выявить взаимосвязь истории с современностью1. Эта тенденция в определенной степени отражает взгляды тех кругов американской буржуазии, которые, считаясь с реальным соотношением сил на мировой арене, поддерживают курс на мирное сосуществование с Советским Союзом и разрядку международной напряженности. В целом они придерживаются принципов мелкобуржуазного радикализма и мелкобуржуазной "революционности" 2.

1 (В американской литературе этих историков, в том числе "новых левых", зачастую называют "ревизионистами" на том основании, что их труды содержат критику "официального" направления. Подробнее о трудах В. Вильямса, Д. Флеминга, Г. Алпровица и разделяющих их взгляды историков США см.: О. Л. Степанова. Историки-"ревивионисты" о внешней политике США. - "Вопросы истории", 1973, № 3, стр. 97 - 107; О. Л. Степанова также употребляет по отношению к "новым левым" термин "ревизионисты", как бы оставляя вне поля зрения "ревизионистское" течение, возникшее в конце 40-х - начале 50-х годов. На наш взгляд, Д. Н. Горшков и Н. Ф. Сергеенкова справедливо указали на этот частный недостаток ее актуальной и содержательной статьи (см. Проблемы буржуазной историографии второй мировой войны. Ярославль, 1975, стр. 22).)

2 (В. Большаков. Бунт в тупике? М., 1973; Н. Aptheker. Attempting a New History. "Political Affairs", vol. 47, 1968, N 8, 9.

В буржуазной историографии США предпринимаются попытки "примирить" противоборствующие течения и школы, найти общую платформу, соответствующую более целеустремленному использованию истории второй мировой войны в интересах современной политики США, ограничить появление в буржуазной литературе таких тезисов, аргументов и фактов, которые, явившись плодом междоусобных дискуссий и перебранок, объективно разоблачают империалистические, антисоветские тенденции политики американских правящих кругов в годы войны.)

М. Мэтлофф, выступая в качестве одного из авторов книги "День "Д". Ретроспектива вторжения в Нормандию"1. показывает, что критика политики и стратегии США "справа" не имеет достаточных оснований. Избрав в качестве объекта своего анализа концепцию английского историка Ч. Уилмота, изложенную им в книге "Борьба за Европу" (книга выдержала с 1952 по 1974 г. 14 изданий)2, Мэтлофф выступает против главного тезиса Уилмота, согласно которому в результате "ошибочной" политики США западные союзники, одержав военную победу, потерпели во второй мировой войне политическое поражение.

1 ("D" Day. The Normandy Invasion in Retrospect. Lawrence, 1971.)

2 (C. Wilmot. Struggle for Europe. London, 1952 - 1974.)

Мэтлофф документально доказывает, что влиятельные лица в правительстве и военном руководстве США выступали против "несвоевременного" открытия второго фронта, что не Черчилль, а Рузвельт первый высказался за взятие Берлина англо-американскими войсками, что противоречия между английскими и американскими планами ведения войны в Европе - это "миф"1. В Соединенных Штатах, утверждает Мэтлофф, пресловутую "советскую угрозу видели раньше, чем в Англии". В рассматриваемой книге приводится один из документов штаба американской армии, датированный апрелем 1942 г. В нем содержалось предупреждение о "тяжелых последствиях", к которым приведет "победа Советов или их участие в победе союзников в Европе"2. С позиций знатока стратегии Д. Хастон опровергает в этой же книге эффективность английского плана вторжения на Балканы и заявляет, что американский план наступления в Центральной Германии был более политически обоснован, так как в противном случае ничто, по его словам, не остановило бы "вторжение русских через Северную Германию в Рур и дальнейшее продвижение их к Северному морю"3.

1("D" Day, p. 105 - 120.)

2(Ibid., p. 142.)

3(Ibid., p. 142; см. также стр. 157 настоящего издания.)

Существуют, однако, причины, исключающие возможность примирения различных течений, школ и группировок в американской буржуазной историографии. Одна из таких причин - неоднородность самой американской буржуазии, противоборство группировок монополистического капитала. Постоянная борьба за власть между двумя главными буржуазными партиями - демократической и республиканской - также оказывает влияние на позиции тех или иных групп буржуазных историков. Свидетельством этого является позиция, занимаемая историками-"ревизионистами". Их критика политики администрации Рузвельта в период второй мировой войны направлена на поддержку республиканской партии, ее правого, наиболее реакционного крыла.

Используя экскурсы в прошлое, историки-"ревизионисты" обвинили демократическую партию в "систематическом разжигании войн", а республиканскую - представили как "хранителя мира". В книге "Вечная война за вечный мир" они поместили в подтверждение своего тезиса следующую таблицу американских потерь в войнах XX в. (с 1900 по 1953 г.)1

1 (Perpetual War for Perpetual Peace, p. 35.)

Президенты от республиканской партии Потери (убитые и раненые)
Теодор Рузвельт (1901 - 1909) 0
Уильям X. Тафт (1909 - 1913) 0
Уоррен Г. Гардинг (1921 - 1923) 0
Кэлвин Кулидж (1923 - 1929) 0
Герберт Гувер (1929 - 1933) 0
24 года правления республиканцев
Президенты от демократической партии
Вудро Вильсон(1913-1921) 364800
Франклин Д. Рузвельт(1933 - 1945) 1 134 527
Гарри Трумэн (1945 - 1953) 129 153
28 лет правления демократов
Среднегодовое число жертв в период правления республиканцев 0
Среднегодовое число жертв в период правления демократов 58160

Эффектные на первый взгляд подсчеты основаны на том, что первая и вторая мировые войны, а также война в Корее происходили в период, когда президентами были представители от демократической партии. Однако следует учитывать, что позиции обеих партий, отражающие интересы различных группировок монополистического капитала, по многим кардинальным вопросам войны и мира неизменно совпадали. К тому же авторы таблицы скрыли, что в период указанного ими правления президентов от республиканской партии также активно проводилась политика военных интервенций, вооруженного насилия над народами. За 30 лет после окончания испано-американской войны (с 1898 по 1929 г.) США осуществили около 30 военных интервенций против стран Латинской Америки, в том числе против Кубы в 1901 - 1902, 1906 - 1909, 1912 гг., против Никарагуа в 1912 г. и т. д.1 Не подтверждается теория историков-"ревизионистов" и более поздними событиями: война во Вьетнаме велась как при президентах-демократах (Д. Кеннеди и Л. Джонсон), так и президентах-республиканцах (Р. Никсон и Д. Форд).

1 (См. Г. И. Короткое. Американский милитаризм в войнах. М., 1973, стр. 82 - 87.)

Необходимо подчеркнуть, что вне зависимости от принадлежности к определенному течению, школе или группировке (нередко эта "внутренняя дифференциация" носит весьма условный характер) буржуазные историки своими трудами преследуют в конечном счете общую цель - выработать на основании исторического опыта ' наиболее "рациональные рекомендации" для осуществления как ближайших, так и перспективных задач политики американских правящих кругов. Общность идеологии определяет общность цели. Принадлежность к той или другой буржуазной партии, политической группировке - это лишь различие во взглядах на пути ее достижения. На "крайних полюсах" это различие означает выбор между войной и мирным сосуществованием двух противоположных социальных систем - капитализма и социализма.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru