НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ИСТОРИЯ    КАРТЫ США    КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  










предыдущая главасодержаниеследующая глава

8. Стратегия внезапного ядерного удара

1

В Вашингтоне есть одна диспозиция, которая держится в строжайшем секрете. Ничто так не охраняется там, как этот секрет. Речь идет о плане внезапного, неожиданного нападения Соединенных Штатов на Советский Союз.

Если глядеть на вещи в широком плане, то политика США тут опять наглядно отражает отчаяние и безумие капитализма, приближающегося к своему историческому концу. Но здесь нас интересуют конкретные замыслы.

Поверить, что подобный план действительно существует, а не представляет собой догадки падких на сенсации журналистов, сразу довольно трудно. Между тем и тут налицо документальные данные.

Стратегия "первого удара", внезапного вероломного нападения одной державы на другую, сама по себе, конечно, отнюдь не нова. В той или иной форме она была испробована, вероятно, еще в первых войнах в истории. В наше же время она под названием доктрины "блицкрига" была наиболее четко сформулирована германскими милитаристами и фашистами.

Генерал Ганс Сект, в 20-х годах командовавший рейхсвером Веймарской республики, выразил ее в следующих словах: "Нанести удар - неожиданный, молниеносный, парализующий, осуществляемый с применением максимума сил в первые же часы войны, с целью создать хаотический беспорядок в рядах вражеских войск еще до того, как началась их мобилизация"*.

* (Э. Генри. Заметки по истории современности. М., 1970, с. 173.)

В 30-х и 40-х годах стратегию внезапного удара использовал Гитлер. В директиве верховного командования вермахта от 30 мая 1938 г. относительно вторжения в Чехословакию говорилось: для вооруженной борьбы необходимо, чтобы фактор внезапности, как наиболее важный фактор, способствующий успеху, был полностью использован в подготовительных мерах еще в мирное время. Важно принять быстрое решение: наиболее благоприятный ход событий - молниеносный удар.

Из той же концепции блица Гитлер исходил при вторжении в Польшу, Норвегию и Данию, затем в Бельгию, Голландию и Францию. Такого же рода план был составлен для атаки на Англию (операция "Морской лев"). Другой стратегии у вермахта вообще не было.

Наконец, свое полное воплощение доктрина внезапного удара должна была найти в ходе осуществления плана "Барбаросса" против Советского Союза. Согласно директиве вермахта № 21 от 18 декабря 1940 г., предполагалось разгромить советские войска, овладеть Москвой, Ленинградом, Киевом и выйти на рубеж Архангельск - Астрахань в течение 6-8 недель*. В этом случае, однако, оказалось, что стратегия блица провалилась.

* (Багреев А. Д. Военное искусство капиталистических государств. 1939-1945 гг. М., 1960, с. 29.)

Казалось бы, опыт с планом "Барбаросса" должен был дискредитировать эту стратегию - по крайней мере, что касается агрессии против Советского Союза,- раз и навсегда. Не так, однако, считают в Вашингтоне.

Вот что еще 23 года назад говорилось в докладе комиссии сената США по иностранным делам от 6 декабря 1959 г.: "Наступление эры ядерных ракет привело к чудовищному сокращению времени, необходимого для доставки ядерного заряда на межконтинентальные расстояния и к соответственному сокращению времени... для того чтобы получить предупреждение о нападении. Все это в сочетании с тем фактом, что до сих пор против межконтинентальных баллистических ракет, находящихся в полете, нет никакой защиты, привело к сильному искушению первыми нанести удар в ядерной войне"*.

* (Developments in Military Technology and Their Impact on U. S. Strategy and Foreign Policy. A Study Prepared at the Request of the Committee on Foreign Relations U. S. Senate. 6.XII.1959, p. 3.)

Теперь известно, что незадолго до этого в США был разработан план "Дропшот" (Укороченный удар), названный "проектом атомного уничтожения России". В плане предусматривалось, что "оружие массового уничтожения следует применить... в объеме, который будет сочтен необходимым для разрушения советской способности к сопротивлению, не придавая ненужного акцента побочному эффекту такого применения". (То есть не заботясь о количестве жертв среди гражданского населения. Это считалось "побочным" фактором.)

План "Дропшот" в исполнение приведен не был. В Вашингтоне при президенте Эйзенхауэре поняли, что недооценили мощь Советского Союза. Но несколько лет спустя известный идеолог американской военщины Герман Кан заявил следующее: "Страна, которая в силу традиций или определенных концепций отказывается от применения ядерного оружия первой, скорее всего подрывает свою психологическую способность принять твердое решение о применении этого оружия даже в целях самозащиты".

В книге С. Поссони "Национальная безопасность", изданной в Нью-Йорке в 1963 г. близким к Пентагону "Центром по исследованию международных проблем" при Джорджтаунском университете, было сказано: "Если потенциальный противник начнет военные действия в Европе или Азии, США вправе будут тотчас же нанести удар по противнику. Если же войну придется вести Соединенным Штатам и им предоставится возможность путем нанесения удара первыми создать для себя выгодную обстановку, то было бы глупо не воспользоваться такой возможностью. Именно такой стратегический курс предусмотрен договором НАТО"*.

* (Военные доктрины стран НАТО. М., 1966, с. 23, 26.)

Кто такой редактор книги Поссони Р. Аллен, сотрудник "центра" при Джорджтаунском университете? Не кто иной, как человек, ставший в 1981 г. на некоторое время помощником президента Рейгана по вопросам национальной безопасности, еще раньше - руководитель его избирательной кампании.

Совсем недавно, в феврале 1982 г., профессор Джорджтаунского университета Д. Лайнбо, бывший сотрудник американского Агентства по контролю над вооружениями и разоружению, писал в газете "Крисчен сайенс монитор": "Позиция администрации Рейгана зиждется на доктрине так называемого "гибкого реагирования", предусматривающей использование первыми ядерного оружия"*.

* (Правда, 4.II.1982.)

А вот что пишет бывший председатель комитета начальников штабов США генерал М. Тэйлор в книге, в которой ряд высокопоставленных отставных американских военных выступает за нанесение по Советскому Союзу столь сильного удара, чтобы парализовать работу его государственного аппарата, экономики и способности вести длительную войну: "Я считаю, что наши вооруженные силы могут нанести такой удар и в настоящее время, они должны сохранять такую способность и в будущем"*.

* (Зарубежное военное обозрение. М., 1980, № 5, с. 7-8.)

В президентской директиве № 59, направленной Пентагону в августе 1980 г. в связи с так называемой "новой ядерной стратегией", предполагается нанести первый удар "...прежде всего по ограниченному количеству наиболее важных объектов государственного и военного руководства Советского Союза с целью уничтожения его военного потенциала и полного нарушения управления страной".*

* (Зарубежное военное обозрение. М., 1980, № 2, с. 9.)

Можно найти целый ряд таких же заявлений американских деятелей и в самое последнее время. В ноябре 1981 г. Хейг заявил, что Соединенные Штаты предусматривают возможность "предупредительного ядерного взрыва". Когда президента Рейгана спросили, как понимать это заявление, он сначала ответил: "Имеется неясность насчет того, предусмотрено ли это сейчас стратегией НАТО или нет". Но тут же добавил: "У меня нет ответа на этот вопрос"*. Видимо, он не понял, что тем самым уже дал довольно ясный ответ на вопрос.

* (Правда, 12.XI.1981.)

В декабре 1981 г. бывший президент Дж. Картер, выступая в нью-йоркском Совете по международным отношениям, обратил особое внимание на заявления правительства Рейгана "о приемлемости ограниченных ядерных войн и предупредительных ядерных взрывов", подчеркнув, что это "вызывает ужас и оцепенение и в Соединенных Штатах и в Европе"*. Ветеран американской дипломатии, бывший посол США в Москве Дж. Кеннан в газете "Бостон глоб" 3 января 1982 г. также с осуждением отметил, что позиция США предусматривает возможность применения первыми ядерного оружия.

* (Правда, 21.XII.1981.)

Наконец, о том же говорит направленность боевой подготовки вооруженных сил США. Приверженность Пентагона доктрине внезапного удара по Советскому Союзу вне сомнений.

Этим, разумеется, объясняются и лихорадочные попытки США в 80-х годах во что бы то ни стало добиться военного превосходства над СССР путем размещения в Западной Европе американских ракет средней дальности. Вся игра строится на подготовке решающего первого удара. К. Уайнбергер бушует недаром.

Выходит, следовательно, что провал гитлеровского блица в войне с СССР американских милитаристов ничему не научил? Судя по всему, это именно так. Понять же, что руководит мыслителями Пентагона, нетрудно.

Провал гитлеровской авантюры не принимается ими в расчет просто потому, что с того времени произошел переворот в военной технике. Внезапный удар против СССР предполагается теперь нанести не посредством танков и обычных самолетов, а с помощью ракет с ядерными зарядами и другого "сверхоружия", пролетающего тысячи километров в течение нескольких минут.

Таким путем, по мнению заокеанских теоретиков ядерного блица, обеспечивается мгновенный захват инициативы в военных действиях, молниеносный разгром вооруженных сил противника, нарушение его способности управлять войсками и страной вообще, потрясение его экономики, наконец,- что не менее важно - подрыв морального духа населения. Отсюда - расчет на неспособность противника нанести достаточно мощный ответный удар.

2

Так, очевидно, представляют себе ход своей будущей агрессии сторонники нового блица в США. Что из того, что они обнаруживают при этом тупое непонимание политических и стратегических реальностей. Расплата неминуема. Но план внезапного ядерного удара по СССР явно остается в 80-х годах основой, отправным пунктом всего нынешнего военно-политического курса Вашингтона.

Это подтверждается и тем, что почти все новейшие и важнейшие вооружения Соединенных Штатов рассчитаны, как нетрудно заметить, прежде всего на то, чтобы нанести внезапный удар.

Так называемая "триада" стратегических наступательных сил США - ракеты наземного базирования, ракеты на подводных лодках и бомбардировщики-ракетоносцы - служит данной цели. Пентагон лихорадочными темпами накапливает такие вооружения. Гигантский военный бюджет США, составляющий в 1982 г. почти 200 миллиардов долларов, расходуется, в частности, на межконтинентальные ракеты "MX" (высотой в 6-этажный дом с 10 ядерными боеголовками), на ракеты "Трайдент-2" и "Першинг-2", на крылатые ракеты.

То же касается стратегических бомбардировщиков В-1 (на борту 22 крылатые ракеты с ядерными боеголовками), нейтронных бомб, космического корабля многоразового использования "Шаттл". Все направлено на то, чтобы попытаться сразу обезоружить Советский Союз.

Характерно, например, что в последнее время Пентагон особенно форсирует производство ракет средней дальности "Першинг-2", навязываемых державам НАТО. С чисто военной точки зрения дело объясняется просто: тогда как время полета из США межконтинентальных баллистических ракет к намеченным целям составляет 25-30 минут, у ракет "Першинг-2" (дальность полета до 2.500 км) она составила бы лишь 5-6 минут (по другим сведениям даже 3-5 минут). Ясно, что такое оружие особенно годится для внезапного удара.

Вот почему Соединенные Штаты в последнее время с таким неистовым упорством настаивают на размещении в Западной Европе этих ракет. Цель все та же.

Тому же предназначен служить и находящийся еще в стадии развития новейший американский стратегический бомбардировщик-невидимка "Стеле" ("Маскированный"), который, по данным американской прессы, якобы не может быть обнаружен противником и, таким образом, сумеет беспрепятственно проникать в глубину его территории.

В беседе с корреспондентом газеты "Лос-Анджелес таймс" 29 сентября 1981 г. П. Уорнке, бывший глава американского государственного Агентства по контролю над вооружением и разоружению, человек, лучше многих других осведомленный о делах Пентагона, сказал: "Я не помню точные цифры, но, кажется, мы ежедневно добавляем что-то около трех боеголовок к нашему стратегическому арсеналу с момента заключения соглашения ОСВ-1. За этот период разработали крылатые ракеты, разработали ракетную систему "Трайдент", работаем над системой "Трайдент-2" и продвигаемся вперед в том, что касается ракеты "MX". Это охватывает всю триаду. Мы модернизируем межконтинентальные баллистические ракеты, баллистические ракеты подводных лодок и стратегическую бомбардировочную авиацию". Уорнке добавил: "Не существует гражданской обороны, способной защитить от того количества боеголовок, которые мы и Советский Союз развернули друг против друга. Думать иначе - означает просто тешить себя пустыми иллюзиями... Вспомните слова Эйнштейна о том, что высвобождение атомной энергии изменило все, за исключением образа нашего мышления. Вот в чем проблема. Действительно, это изменило все, кроме нашего мышления. Мы все еще мыслим категориями времен Клаузевица, словно война - это продолжение дипломатии иными средствами. Но это уже не так и никогда снова не будет так, если не считать миниконфликтов между сверхдержавами и третьим миром".

Да, Уорнке прав. Мышление Пентагона, несмотря на гигантскую научно-техническую революцию в военном деле в нашем веке, не изменилось. Его руководители по-прежнему ставят на блицы и сверхблицы, не понимая, что мир стал иной.

Нелишне спросить: кто же, собственно, составляет все эти американские планы? Кто, в частности, разработал план внезапного ядерного удара по Советскому Союзу?

Ответа на данный вопрос долго искать не приходится, ибо особой секретности в этой области в Америке, падкой на сенсации, не соблюдается.

В Пентагоне и Совете национальной безопасности военные планы заказывают, обсуждают и утверждают. Но рождаются они в другом месте. Разработка важнейших вопросов стратегического планирования в США уже на протяжении десятилетий поручена закрытой "частной" организации, функционирующей под вывеской "Рэнд корпорейшн" и числящей в своем составе, по данным 1970 г., 1140 ученых, инженеров и других специалистов. Корпорацию в США называют "мозговым танком", подчеркивая, что она не извлекает прибыли. Если в Пентагоне или Совете национальной безопасности обсуждается какая-то действительно важная, новая идея, то можно быть уверенным, что она произведена на свет в кабинетах и лабораториях "Рэнд корпорейшн".

Один из инициаторов идеи внезапного удара по Советскому Союзу Герман Кан (его высказывания на эту тему приведены выше) - старый сотрудник "Рэнд", автор книг "Мысль о немыслимом", "О термоядерной войне", "Об эскалации", "Год 2000-й".

Другой сотрудник "Рэнд" Бернард Броди писал еще в 1959 г. в своей книге "Стратегия в век ракетного оружия": "Без преувеличения можно сказать, что наш план стратегического наступления, каков бы он ни был, будет иметь наилучшие шансы на успех, если мы нанесем удар первыми, и что шансы будут сведены к весьма низкому уровню, если первый удар нанесет противник. Если думать о предельном увеличении наших шансов на то, чтобы выжить, то вышеупомянутые обстоятельства можно считать достаточным основанием для превентивной войны"*.

* (Броди Б. Стратегия в век ракетного оружия. М., 1961, с. 253.)

Иначе говоря, "эксперты" из "Рэнд корпорейшн" толкают Америку как раз в ту сторону, в которую ее двигают антисоветские круги, группирующиеся под сенью калифорнийской финансовой и военно-промышленной олигархии. И это не случайно. Учредителями и руководителями "Рэнд корпорейшн" были люди, близкие именно к этой олигархии.

Ее основателем считается генерал Арнольд, бывший начальник штаба ВВС США. Но посты ее президента и вице-президента с самого начала занимали долголетние сотрудники калифорнийского ракетно-авиационного концерна "Дуглас" (с 1959 г. "Макдоннелл - Дуглас"). Сам Арнольд породнился с семьей главы концерна Дональдом Дугласом. Наконец, местопребыванием "Рэнд корпорейшн" был избран тот же калифорнийский город Санта-Моника, где расположены предприятия "Макдоннелл - Дуглас". Среди попечителей организации оказался также известный американский физик Л. А. Дюбридж, президент опекаемого дельцами "Бэнк оф Америка" Калифорнийского технологического института*.

* (Стоит отметить, что свою книгу "Об эскалации", призывающую к нанесению внезапного первого удара, сотрудник "Рэнд корпорейшн" Г. Кан написал на основе исследования, производившегося им по заказу военного концерна "Мартин - Мариетта", - фирмы, изготовляющей теперь ракеты средней дальности.)

Можно, таким образом, считать, что этот "мозговой танк" под рукой у Пентагона вообще возник как своего рода филиал концерна "Макдоннелл - Дуглас" и потому служит рупором все той же вездесущей, близкой к Белому дому группы "Бэнк оф Америка", которая поставила Уайнбергера у руля Пентагона*. "Научные" диспозиции для внезапного удара исходят все оттуда же!

* (Корпорация "Рэнд" финансируется также министерством авиации США и группой Форда.)

Недаром лондонская либеральная газета "Ньюс кроникл" сообщала еще весной 1959 г., что "...именно по проекту "Рэнд" была создана всемирная система баз для стратегической авиации США" и что радиус действия корпорации "...охватывает широкий круг вопросов, включая план оккупации России"*. С тех пор многое в мире изменилось и даже сама фраза "оккупация России" звучит еще более несерьезно. Но основная идея нападения на СССР остается в этих кругах в силе.

* (News Chronicle, 16.V.1959.)

Конечно, в Пентагоне подготовлены разные варианты антисоветской стратегии. Каждое новое оружие вносит те или иные поправки в диспозиции министерства обороны США. Тем не менее вариант "Рэнд корпорейшн" вне сомнения остается на первом месте. Ставка - в течение 3-6 минут без предупреждения, без всяких словесных заявлений поразить объекты в СССР. Игра этих стратегов ведется ва-банк. Ясно, что в конечном счете она может привести к третьей мировой войне.

На вопрос, как могут эти круги идти на такое безумие, ответил бывший государственный секретарь США А. Хейг, заявив: "Есть вещи поважнее, чем мир". То, что здравым людям в любой стране, в том числе и в США, кажется чем-то за пределами разума, "ястребы" считают нормальным мышлением.

Незадолго перед второй мировой войной Гитлер имел доверительный разговор с тогдашним видным членом его партии Г. Раушнингом: "Если мы будем гибнуть, то потянем за собой в бездну половину мира"*, - сказал Гитлер. При этом он стал напевать арию о конце миров из вагнеровской оперы "Гибель богов".

* (Stern. № 2, 4.Х.1974, S. 84.)

Нельзя исключить, что некоторые антисоветские деятели в США склонны сегодня к сходным настроениям. Вспомним хотя бы приведенные выше слова Барри Голдуотера о том, что "мы скорее отправим весь мир на тот свет, чем позволим ему жить при коммунизме"*.

* (The New York Times Magazine, 17.IX.1961, p. 100.)

Даже мысль о неминуемом мощном ответном ударе не побуждает антисоветских фанатиков образумиться. Надо учитывать, что среди них действительно есть одержимые. Сказать так - нисколько не преувеличение. В 1947 г. министром обороны США стал банкир Дж. Б. Форрестол. Год спустя оказалось, что он страдает манией преследования. Бегая по улицам Вашингтона, он - еще будучи министром обороны - выкрикивал: "Русские идут!" и попал в сумасшедший дом. 22 мая 1949 г. Форрестол, по-прежнему находясь в состоянии панического страха перед Советским Союзом, выбросился из окна с 16-го этажа этого дома. Примечательно, между прочим, что один из авианосцев американского флота носит сегодня название "Джеймс Форрестол".

Мы, разумеется, отнюдь не пытаемся высказывать подозрения относительно душевного состояния современных антисоветских милитаристов за океаном. Дело не в психиатрии, а в политике. Но где проходит граница между безумием и подготовкой третьей мировой войны?

В 1980 г. в докладе Генерального секретаря ООН на XXXV сессии Генеральной Ассамблеи были приведены следующие цифры: в мире насчитывается уже 40 тысяч ядерных боеголовок. Это равно трем тоннам взрывчатки на каждого обитателя Земли.

Стратегия или безумие? "Защита Запада" или самоубийство человечества?

Мы ограничились в этой главе только документальными доказательствами того, что пентагоновский план внезапного "первого удара" действительно существует. Решатся ли власть имущие в Вашингтоне привести эту безумную идею в исполнение и что случится с ними самими, если они так поступят, - это другой вопрос.

Ясно одно. Рейган и его группа милитаристов не всесильны. В наши дни империализм уже не в состоянии диктовать свою волю человечеству, толкая его в пропасть, как это было в прошлом. Его авантюризму противопоставлена миролюбивая политика Советского Союза и других социалистических стран, выступающих за прекращение гонки вооружений, за добрососедские отношения между державами, за переход к разоружению. СССР в одностороннем порядке взял на себя обязательство не применять первым ядерное оружие. Если другие ядерные державы последуют примеру Советского Союза, то вероятность возникновения ядерной войны будет фактически сведена на нет.

Именно направленные против угрозы ядерной войны предложения СССР, вызвавшие горячий отклик у миллионов людей во всем мире, в том числе в Соединенных Штатах, вынудили Вашингтон пойти на переговоры с Советским Союзом об ограничении вооружений. Кто этого не понимает?

По данным опросов общественного мнения, уже 75 процентов американского населения выступает за прекращение ядерной гонки. Примерно то же самое сообщают из других стран Запада, например из ФРГ, где в день пребывания Рейгана в Бонне огромные массы людей вышли на улицы с антивоенными лозунгами.

Все это не может не влиять на тех за океаном, кто занимается планами внезапного ядерного удара. Очень охлаждает их пыл, несомненно, и другое.

Мысль о мощи Советского Союза, в том числе и военной.

Время покажет, какие силы в конечном счете возобладают в Америке. Несомненно только, что число противников политики Рейгана там все время растет и что приходят в волнение даже влиятельные буржуазные круги, отнюдь не настроенные дружественно к Советскому Союзу.

И все-таки надо сказать время не ждет!

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© USA-HISTORY.RU, 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://usa-history.ru/ 'История США'

Рейтинг@Mail.ru